ID работы: 13951502

Проклятие тёмного леса

Слэш
PG-13
Завершён
186
Горячая работа! 87
автор
Юлия Эрида соавтор
Rihime бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
46 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
186 Нравится 87 Отзывы 83 В сборник Скачать

Глава 5

Настройки текста
      Сизый густой туман ластился по траве, словно кошка. Он набирал свою силу с каждым уходящим лучом солнца и жадно пожирал липким покрывалом тропинку в сторону дома Максима. Они ждали его и, наконец, почувствовали его этим вечером. Они очень терпеливые. Наступил час расплаты, чтобы уничтожить его тело или душу. Двадцать лет не такой уж и большой срок для проклятых и всеми забытых. Болотная жижа достаточно долго хранила их забытье. Лесная нечисть встрепенулась, чувствуя скорую свою кончину, призывая из гнилостных недр болота истинное зло — Хозяина леса.       Они — злые духи в настоящем и светлые силы в прошлом, которых предали и погребли заживо. Они не позволят ему отобрать их власть над этим лесом и все что к нему примыкает. Нечисть долго глумилась и решала судьбы людей. Деревенские жители со всем своим скарбом уже давно марионетки тёмных сил. Не имеет значения, что мальчишка не посвящён в тайну лесного озера, которое когда-то было осквернено и под гнетом проклятия стало болотом. Ему и не обязательно, он, сам того не ведая, был освобождением и исцелением одновременно. Он избран высшими светлыми силами, потому что являлся последним потомком своего рода. Нечистая сила вышла на тропу войны, потревожив покой убиенных. Лес ожил и дышал ненавистью к избранному.              Из недр лесной чащи доносились шепотки и стоны сотен загубленных и неупокоенных душ. И все чаще повторялось одна единственная фраза, вплетенная в завывание ветра.       — Максим, беги, спасай свою душу.              Но им в унисон твердили скрипучие ели и тени, что скрывались от лучей солнца:              — Не бойся леса, лес позаботится о твоей душе.              Резкие порывы ветра уносили обрывки фраз в сторону старого дома, рассыпая их осколками в свежесть ночной росы.              День был весьма насыщенным, и дневная усталость дала о себе знать. Максим почти сразу провалился в сон, что даже старый, неудобный матрас и узкая кровать были не помехой для уставшего путника. То, что произошло ночью, участником которого стал хозяин дома, практически никак физически на нем не отразилось. Он также беззаботно спал, обнимая неосознанно напуганного Даню во сне.       Максим вздрогнул от резкого звука, доносящегося из левого крыла дома, будто кто-то двигал стул за закрытой дверью. В помещении кроме него и Дани никого не было. Наличие сквозняков отмёл сразу. Коридор без окон и заканчивался тупиком, упираясь в дверь комнаты, а после смерти деда бабушка позаботилась о том, чтобы дверь была заколочена. Стало как-то не по себе. Через открытую форточку спальни доносился гул ветра и шум леса. Почему-то вспомнились все детские страшилки, которые он слышал в детстве от взрослого поколения, что ходить в лес после заката солнца очень опасно, а на вопрос «почему?», внятно так никто и не ответил.              Густой туман проникал в комнату, дурманя сознание Макса и заполняя его лёгкие хвойным ароматом леса. Он встал с кровати и пошёл на звук, доносящийся из глубины дома. Половицы предательски скрипели под ногами и одновременно холодили ступни. В конце коридора находилась увесистая дубовая дверь. Украшала её кованая вязь, переходящая в массивный навесной замок из серебра. Маленьким он часто представлял, что дед прячет там всех чудовищ леса, про которых говорили старики на деревне. Почему-то детские страхи стали заползать в его душу, холодили спину прохладным ветерком. С жутким скрипом дверь в комнату распахнулась. Максим похолодел от ужаса. Он понимал, что этого не может быть. Но глаза его не подводили.       За большим дубовым столом сидел дед. Он ничуть не изменился. На своём законном месте сидели очки со сломанной дужкой. Глава семьи был таким же суровым и молчаливым. Дедушка что-то сосредоточенно записывал в большую тетрадь в кожаном переплёте. Не поднимая головы на Макса, хозяин комнаты резко заговорил:              — Ну, что стоишь как вкопанный, проходи, заждался уж тебя. — улыбнулся дед, отпивая из металлической кружки дымящийся травяной настой. — А ты возмужал за эти годы, сынок. Прости, за стол не приглашаю, рано тебе ещё со мной за одним столом чаи распивать, твой срок не пришел. — Дед, но как же… Ты же давно умер? — Некогда мне с тобой лясы точить. Я не для этого здесь. Тяжело мне в мире живых, поэтому слушай внимательно и запоминай. Дед снял очки со сломанной дужкой и аккуратно положил их на край стола, от этого вид его стал более суровым.       — Ты все же решил навестить этот дом, чертенок? — с лёгкой грустью в голосе проговорил дед.              — Тебе не следовало сюда возвращаться, Максютка. Я же строго настрого запретил твоим родителям возить тебя в деревню после моей смерти. Но сейчас тебе уже никто не указ, — дед перевёл взгляд на фотографию своего сына и невестки и грустно улыбнулся.              — Но уже поздно, оно нашло тебя и поставило на тебе свою метку. Слава богам, что не убило. Скажи спасибо тому мальчишке, которого я подкинул тебе на дороге.       — Дед, я не понял сейчас. Поломка автобуса, в котором ехал Даня, твоих рук дело?       Дед хмыкнул в усы и снова отпил из железной кружки, причмокивая губами.       — Ну да! Я обязан был уберечь тебя, дурака, от ночевки в этом проклятом месте, но нет же. Егерь, сукин сын, ушёл чуть раньше положенного срока, лесные служаки мне неподвластны. Не смог я с ними договориться, чтобы тормознули этого отшельника. Ну, ничего, я им это ещё припомню, земля то круглая!              Дед встал из-за стола и медленно, чуть прихрамывая, подошёл к окну, где вовсю хозяйничала непроглядная тьма. Даже казалось, что звёздное небо было стерто с небосклона.              — Знаешь, Максютка, наверно, надо было тебе давно рассказать всю правду и ничего не таить. Мы все оберегали тебя малолетнего. Но похоже время пришло. Наша деревенька когда-то была достаточно тихой. Одно-два убийства за все её существование. И то по пьяни, если мужики чего не поделили. Но это!.. Это отравляло атмосферу, растекалось повсюду, будто сточные воды, заражая всё вокруг. Это меняло людей. Жители стали циничными, жестокими, злыми… То, что стало происходить дальше, не поддается никакой логике. Господи, оно…       Дедушка неожиданно затих, будто пытался что-то вспомнить. Но мысль, словно неуловимо ускользала. Он не мог сосредоточиться. Испарина покрыла высокий лоб старика. Такое выражение лица Максим видел единожды, когда был свидетелем аварии на перекрестке: безутешная мать сидела со стеклянным взглядом, держа на руках ребёнка.       Дед вышел из оцепенения и снова заговорил, глядя в тёмное нутро леса:       — Начну сначала, когда я был совсем ребёнком, в деревне стали происходить страшные вещи. Люди творили какую-то несусветицу для них не свойственную. Однажды я стал свидетелем, как старуха утопила своих кошек в колодце. До сих пор слышу душераздирающий крик и мяуканье. А бывший лесничий в тот же период совсем с катушек съехал. Устроил охоту на браконьеров в зимнее время, загнал их в ловушку — огромную яму, и скормил стае волков. Никто ему был не указ. Такая шумиха была в соседних деревнях, когда прознали, а нашим жителям хоть бы хны, как будто так и надо. Егеря, само собой, посадили, дали пожизненное, но через пару месяцев он умер с гримасой ужаса на лице. Вскрытий тогда не делали, предположили, что умер во сне, остановка сердца.              Дед замолчал и сел на свое законное место за столом. Он указал пальцем на тетрадь в кожаном переплете и продолжил:              — Моё время вышло, Максютка. Все, что тебя интересует, ты сможешь прочесть в этой тетради. Ключи от дверного замка моей комнаты бабка закопала на заднем дворе под бочкой. Тетрадь найдешь под скрипучей половицей возле окна. Но помни: один в лес не совайся. Вы повязаны с этим мальцом. Вам теперича порознь никак нельзя. А иначе быть беде.              Максим почувствовал легкое головокружение, а образ деда и комнаты в целом стал расплываться, как призрачный туман. Ненавязчивый шум в ушах вводил в состояние гипноза. Резкая темнота и полная тишина.              ***              Утро в деревне наступало с первыми лучами солнца и с криками петухов. Небо становилось чистым и светлым. Луна уступала место солнечному сиянию. Трава блестела от утренней росы. Ночная тишина постепенно уходила. Кое-где было слышно мычание коров, ожидающих утреннюю дойку.              Максим проснулся рано утром от холода. Он попытался пошевелиться и поморщился от боли. Плечо изрядно затекло, а кончики пальцев он почти уже не чувствовал. Голова Дани лежала на плече, а он сам как младенец, был укутан в одеяло с ног до головы. Максим попытался медленно вытащить руку, но Даня открыл глаза и первые секунды не понимал, где находится. Попытался спрятать лицо в ворохе одеяла, но Максим уже тянул одеяло на себя, пытаясь хоть немного согреться.              — Проснулся, спящая красавица? Доброе утро. Сказать честно я был очень удивлен, увидев твои локоны на своей подушке, — Максим рассмеялся, увидев пунцовое лицо Дани. — Ну что, будем вставать и завтракать? Я отвезу тебя, как и обещал, к твоему егерю, потом займусь своими делами, которых у меня самого по самые гланды. А пока я пытаюсь согреться, хотел бы услышать во всех подробностях твой рассказ. Что же тебя привело сегодня ночью ко мне?              Максим развернулся в сторону парня и, опираясь на локоть пристально, но по-доброму поглядел на него. Даня залился краской и отвел взгляд.              Максим пожалел парня и вылез из-под одеяла, натягивая на себя кожаные штаны. Даня заприметил на затылке Макса, кровавую царапину от шипов монстра. И сразу вспомнил о ночном происшествии. Максим натянул на себя футболку, взъерошил волосы и повернулся в пол оборота в сторону Дани.       — Ладно, парень, расслабься. Допрос с пристрастием я тебе устрою позже, а пока подремли немного, утро раннее. Егерь, конечно, ответственный мужик. Но ёлки в лесу не разбегутся, если он не заступит на пост. Найдем его сторожку, я сдам тебя ему на руки и, вуаля, разойдемся как в море корабли.              Даня в знак согласия кивнул головой и закрыл глаза. Расслабиться у него совсем не получалось. Про то, чтобы уснуть и речи не было. Ночное чудовище и кровавая царапина на затылке Макса не выходили из головы. Он покосился в тёмный угол, где стоял большой сундук и куда уползла нечисть. Стало ужасно страшно, хотелось уже поскорее уйти из этого дома.              Недолго думая и зная, что все равно заснуть не получится, Даня поднялся с кровати и поежился от утренней прохлады. За ночь дом остыл, и воздух еще больше наполнился запахом отсырелого старого белья. Даня поднял с пола фонарик, что обронил ночью, и обратил внимание на то, что защитная линза треснула посередине. Мотнув головой от неприятных воспоминаний, Даня проверил его исправность и убедился, что все работает. Держа фонарик в руке, Даня еще раз осмотрел комнату и вышел за двери вслед за Максом.              На кухне уже суетился Макс, он растапливал печь и грел воду в чайнике. Заметив Даню, кивнул ему в сторону припасов и попросил нарезать бутербродов. Умывшись и сев за стол, Даня внимательно рассматривал мужчину перед собой, при этом стараясь не порезаться ножом, нарезая сыр тонкими ломтиками. Макс в своей обтягивающей футболке и кожаных штанах казался таким сильным и красивым. Все его движения были уверенными и слаженными, а подтянутые мышцы тела красиво выделялись в свете утреннего солнца. Даня украдкой наблюдал за Максом и пытался понять, что тот помнит за прошедшую ночь. Но так ничего и не узнав, решил начать свой рассказ.              Даня поведал Максиму все с самого начала, начиная с того момента, как упал в ледяное озеро и как к нему пришли кошмары, рассказал про таблетки и знахаря. На что Максим, сидя напротив за столом, с задумчивым видом начал задавать уточняющие вопросы.              — Этого знахаря нашли родители, я плохо его помню, я был у него всего один раз десять лет назад. Он тогда так посмотрел на меня, словно в душу мне заглянул, и сказал: «Душа, что умерла и дважды родилась за одну жизнь, особенная, она наполнена чистым светом, это твой дар! Ты заглянул за грань, но слишком долго там пробыл, и теперь за свой дар ты должен заплатить, и цена эта будет высока. Твои сны отныне превратятся в правду, и правда эта будет приносить только боль и смерть. Но твоя судьба спасет тебя, а ты спасешь его! Всему свое время сынок», — Макс молча слушал, не перебивал и лишь изредка делал небольшие глотки чая, — Больше я этого знахаря не видел, родители как-то между собой говорили, что он в скором времени умер при странных обстоятельствах, и никто не знает, что случилось, — заметив удивление на лице Максима и услышав его вопрос о том, как же тогда Даня получал таблетки, он ответил:              — Моя мать увлекается ботаникой и фитотерапией, поэтому знахарь рассказал ей о нужных травах, научил делать таблетки. С тех пор я принимаю их каждый день… Ну, кроме вчера, это был единственный раз, когда я забыл их дома, — грустно опустив голову, Даня сжимал ладонями кружку с теплым чаем.              Даня долго молчал и обдумывал, как лучше рассказать про то, что случилось ночью. Подбирая слова, Даня даже не заметил, как съел два бутерброда с сыром, и Макс деликатно рассмеялся, напоминая ему о себе. Даня улыбнулся краешком губ в ответ и поведал обо всем, что случилось.              Закончив рассказ, Даня поднялся из-за стола, убирая посуду в раковину и ополаскивая чашки из ковшика, но ужасные воспоминания вновь нахлынули на него, и Даня обернулся, проговорив дрожащим голосом то, что хотел сказать с самого утра:              — Макс, я так испугался за тебя! Я думал, что и ты тоже умрешь… Так же, как и они все… Понимаешь…? Я не знал, что мне делать, я просто… Просто хотел спасти тебя… — на лице у Дани застыл ужас, и Макс подошел к нему. Он протянул свою руку, взяв Даню за ладонь, — Прости, я понимаю, что весь мой рассказ звучит как бред, и у меня даже доказательств никаких нет, но эта тварь поцарапала тебя! Я видел кровь на затылке! — Даня всхлипнул и слезы покатились по щекам, он сам сделал шаг навстречу к Максу и крепко обнял его, уткнувшись лицом в теплую мужскую грудь, туда, где так сильно билось сердце. Вдыхая уже знакомый аромат парфюма Максима и слыша его тихое дыхание, Даня старался успокоиться. Так они простояли в тишине какое-то время.              Дальнейшие сборы были быстрыми: Даня вернулся в свою комнату, он переодел свою футболку в любезно одолженную футболку Макса. Хоть она оказалась ему широкой в плечах и чересчур длинной, зато была чистой, что заметно поднимало настроение Дани. Упаковав рюкзак и пополнив запасы воды, они вышли из домика и, оседлав черный байк, отправились на встречу к егерю.              ***              Мысли в голове Макса свалялись в один огромный и бесформенный комок событий, которые разом навалились этим утром. Не верить Дане он не мог, уж больно убедительно выглядел его испуг. Порез на шее, который начинал саднить, предавал большей убедительности словам Дани. Но Максима заботило то, что этого светлого паренька придётся оставить наедине с егерем в лесу. План в голове рисовался сам собой.              «Во-первых, — начал мысленно перебирать Макс. — возьму у этого дяди Гриши номер телефона, не голубиной же почтой он в самом деле пользуется. Во-вторых, заеду на кладбище и навещу родных. Ну, а в-третьих, надо найти эту чертову тетрадь. Может тогда все встанет на свои места. Черт! Слишком много загадок за последние сутки.»              Будучи в своих мыслях, он не заметил, как наехал на сухую еловую ветку. Железный конь взбрыкнул, и пассажир сзади, чтобы не упасть, крепче обнял водителя, прижавшись всем телом. Макс улыбнулся, ему почему-то снова захотелось проявить заботу как этим утром, когда он успокаивал плачущего Даню.              Максим аккуратно дотронулся до рук Дани, сцепленных в замок тонкими пальчикам, и слегка погладил по обветренной коже. Он почувствовал, как Даня расслабился и прильнул ближе, положив голову на широкую спину.              — Нет уж, парень. Я тебе не позволю одному добираться в ночи до автобусной остановки. Сначала заберу тебя из этой глуши, потом найду тетрадь деда, а там, если позволишь, домой отвезу.              Сказанные слова Максом были слышны только ветру. Каждый звук бережно уносило прочь в сторону леса, нанизывая на сосновые иглы, отдавая информацию тем, кто незримо следил за ним.              Прибыв на место, Максим без церемоний пошел знакомиться с егерем. Он коротенько рассказал угрюмому мужчине причину вчерашнего опоздания и попросил у него номер телефона, чтобы в дальнейшем не было недоразумений. Даня наблюдал за мужчинами и понимал, что залипает на добродушной улыбке Максима. В эту минуту парень повернулся к Дане, отчего тот почему-то покраснел и опустил глаза.              — Дань, короче, мы тут договорились, я тебя заберу. Не вздумай уезжать без меня в город. Понятно?              Даня кивнул головой и сам не понял, что сделал это на автомате.              — Вот и чудненько, тогда договорились.              Максим пожал руку егерю и отвел в сторонку Даню.              — Если закончишь раньше, чем я освобожусь, двигай вон по этой дороге, откуда мы приехали. Мимо тебя не проеду. И давай без самодеятельности. Нам есть, что обсудить и это не обговаривается.              Даня попытался возразить, но Максим его грубо перебил.              — А теперь слушай сюда. Ты без телефона. Кругом лес, егерь с внешностью маньяка и дикие животные кругом. Перспективно на вечер? У тебя такие были планы? М? — он улыбнулся, видя недоумевающий взгляд Дани, — ну и отлично. Тогда иди, собирай свой гербарий, или что ты там хотел делать, и до скорой встречи. Вечером дело есть, за ужином обговорим.              Максим проводил взглядом Даню и решил не медлить, собираясь обратно в путь.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.