ID работы: 13951502

Проклятие тёмного леса

Слэш
PG-13
Завершён
186
Горячая работа! 87
автор
Юлия Эрида соавтор
Rihime бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
46 страниц, 12 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
186 Нравится 87 Отзывы 83 В сборник Скачать

Глава 8

Настройки текста
      Максим стремительно двигался, сквозь хвойную преграду, спотыкаясь о корни деревьев. Не обращая внимания на лесные красоты, ведомый дурным предчувствием, пробирался к припаркованному мотоциклу. Хвойный лес в лучах уходящего солнца, точно стражник, стоял на защите своих тайн. Густой туман полз серебристой змейкой медянкой между стволов деревьев. Воздух стал тяжёлым, сырым, потянуло болотной тиной. Смолкли птицы, ветер перестал раскачивать кроны деревьев. Изредка слышался треск сухих веток. Падающая шишка спугнула ночную птицу. С заходящими лучами солнца лес умер и вновь воскрес, приобретая иную сущность. Максим буквально кожей чувствовал родную энергетику. Хотелось снять с себя одежду и войти в этот туман. Но подгоняла лишь одна мысль, что ночной лес опасен. Макс потерял счет времени, пока находился на кладбище. Уходящее солнце забрало с собой пение птиц и яркую зелень леса, переодевая все вокруг в серые и безликие оттенки. Расстегнутая кожаная куртка хлестала Макса по бокам, от чего создавался эффект летящего ворона. Он со всей дури давил на газ, выжимая до предела возможности мотоцикла. Мотор ревел, машина рвалась вперед, а в голове стоял лишь милый образ Дани. Его мягкая улыбка и тихий приятный голос, который успокаивал и давал умиротворение. Этого парня хотелось защитить любой ценой, даже от самого себя.              Мысли хаотично метались в голове, как ночные мотыльки, попавшие в световую ловушку. Почему-то всплывал образ улыбающегося Мишки, который ускользал всякий раз, стоило подумать о Дане. Он не знал, как расценивать поведение Дани. Макс видел, что тот что-то недоговаривает и этого было достаточно, чтобы ещё больше за него волноваться.              Сердце Макса в одно мгновение окатило кипятком. Максим наконец-то понял, почему к нему в видениях приходил Миша. В том, что Даня был на него внешне чем-то похож, он уже смирился. Но то, что вернулось забытое ощущение оберегать и быть любимым, его ужасно пугало.              Память странная штука, она закрывает порой самые важные моменты в жизни людей, оберегая их и не давая совершить более глупые ошибки. Чувство вины, которое дремало столько лет, как спящий вулкан, изрыгало боль, гнев и ненависть к себе. И снова вернулись они — призраки прошлого.              Макс вспомнил, как после похорон матери, через пару недель, на пороге появился мертвецки пьяный Мишка. Он стоял на коленях в гостиной, рыдал и просил прощение у человека, которого любил всем сердцем. Рассказал, как оказался слаб и принял предложение мужчины, чтобы помочь семье деньгами, которая на тот момент сильно нуждалась. Мишка умолял простить и вернуться обратно. Но Макс был холоден, возможно, жесток. Он молча встал с дивана, открыл входную дверь и стоял до тех пор, пока зареванный и разбитый парень не ушёл навсегда. А потом уже, намного позже, от общих знакомых Максим узнает, что Мишка принял убойную дозу снотворных в тот день, и спустя сутки его тело обнаружил любовник в их съемной квартире.              Уходящее за горизонт солнце пугало сейчас больше, чем призраки прошлого. Густые тени в рваных ночных саванах мелькали меж деревьев, догоняли и скалились. Они словно играли сейчас с Максом, как бы говоря, что тебе нас незачем бояться, ты уже наш, мы тебя не отпустим.              Фары, словно консервный нож, разрезали сумерки, осветив силуэт худенькой фигурки. Даня ускорился, когда услышал, а потом увидел яркий свет, болезненно ослепляющий его. Максим вовремя заметил Даню, снизил скорость и остановился. Он медленно расстегнул шлем и положил его на заднее сиденье, слез с мотоцикла и пошел навстречу Дане. Боковым зрением почувствовал шевеление. Из лесной чащи стало наползать густое, липкое нечто. Даня как ни в чём не бывало шёл навстречу Максу, не замечая изменений вокруг себя. Пара шагов и Максиму стало ясно, что Даня идет прямо в западню. Твари, которые преследовали его от самого кладбища и прятались в деревьях, сейчас облепили Даню со всех сторон, заползая тонкими струйками в глаза, ноздри и уши.              Легкая улыбка стала сползать с его лица, зрачки расширились от страха. Он сделал глубокий вдох полной грудью и на мгновение перестал дышать, попытался сделать шаг навстречу к Максу, пошатнулся и стал терять сознание. Максим вовремя подоспел и ловко поймал Даню за край куртки, резким движением дергая на себя и заключая в объятия. Даня обмяк и повис на руках. Крепко обнимая и не отпуская от себя хрупкого парня, он заметил в его волосах болотную ряску. Максим убрал мелкие зеленые листочки и, не сдерживая внутреннего порыва, невесомо поцеловал того в висок. Даня глубоко вздохнул открыл глаза и закашлялся.              — Чёрт возьми, как же ты меня напугал! — почти шепотом произнес Макс, — Выспался, спящая красавица, домой поедем?              ***              Максим переступил порог магазина и сразу же запнулся за кусок оторванного линолеума. Тихонько выматеревшись, он поймал на себе безразличный взгляд продавщицы и кивнул в знак приветствия. Женщина лет пятидесяти, весьма грузная, облокотившись локтями о прилавок рядом с кассой, скучающим взглядом стала оценивать внешний вид парня. Максим же, в свою очередь, рассматривал скудный ассортимент прилавка. Определившись с покупкой, Макс осипшим голосом обратился к ней, не поворачивая головы в её сторону.              — Будьте добры, пару помидоров, огурцов, один болгарский перец, пучок укропа, докторской колбасы и сыра. Половинку черного, Бородинского, пожалуйста.              Максим слегка помедлил, шаря глазами по полке с конфетами, и найдя то, что хотел, продолжил:              — А ещё пачку шоколадных пряников и вон ту маленькую баночку сметаны. Что же ещё-то?              Макс задумался, пока продавщица, довольная ночной прибылью, собирала продукты в большой пакет.              — Погодите, не пробивайте чек, пожалуйста, я сейчас.              Сквозь грязное оконное стекло, заклеенное рекламой «Pepsi» и презервативов «Durех», в свете уличного фонаря он наконец-то заметил Даню. Парень в руках держал початок кукурузы и с аппетитом поглощал, внимательно слушая седую старушку, которая и продавала эту кукурузу, встречая рейсовые автобусы с города. А с учетом того, что денег у Дани с собой не было, то эту кукурузу ему просто презентовали. Макс покачал головой в улыбке и, открыв дверь магазина, окликнул его.              — Дань, ты пельмени любишь?              Даня с набитым ртом что-то попытался произнести, но бросив эту затею, лишь кивком головы дал своё согласие.              Максим оплатил покупку, предварительно попросив снять с прилавка бутылку коньяка, заявленного как пятизвёздочный, засунул бутылку во внутренний карман и вышел наружу.                     ***              Парни подъехали к дому, когда уже стояла кромешная тьма. Зайдя внутрь, они буквально кожей почувствовали, как комната наполнилась прохладой и ароматами хвойного леса. Максим передал пакеты с едой продрогшему Дане, а тот, как маленький ребёнок, стал с интересом раскладывать продукты на кухонный стол. Макс прошёл вглубь комнаты и закрыл окно. Не привлекая к себе внимания, он бесшумно вышел, и направился в сенцы, где лежали запасы дров. Лёгкая ностальгия нахлынула при виде сухих пучков трав, перевязанных старыми тряпичными лоскутами. В сенцах пахло летом и воспоминаниями о детстве. После смерти деда бабушка так и не решилась выбросить запасы лечебных трав, и поэтому они по сей день сплошными рядами украшали бревенчатые стены.              Вернувшись на кухню, но уже с дровами, он растопил пожарче печь перед сном и поставил старый металлический чайник с изогнутым носиком и алюминиевую кастрюлю на огонь… Вода в скором времени в ней закипела и злобно требовала себе жертву в виде пельменей.              Наблюдать за Даней было одно удовольствие. Он ловко справлялся с овощами для салата, мелко нарезая их в металлическую миску. На блюдце с отколотым краем аккуратно была разложена докторская колбаса, нарезанная рваными толстыми кусками. Макс улыбнулся: без хозяйской руки нож давно затупился. Массивный кухонный стол постепенно наполнялся незатейливым ужином. Даня без умолку рассказывал, как он чудесно провел время в лесу и что дядя Гриша хоть и ворчливый старикан, но вполне терпеливо отнесся к непрошенному гостю.              Рядом с Даней Максим чувствовал себя очень спокойно и расслаблено. Под мерное убаюкивающее урчание Дани он продумывал вариант, как изъять тетрадь из дедовой комнаты. И попытаться разобраться, что же может связывать его и Даню? Находить причины задержать парня на сутки, да ещё и без весомого предлога, было бы весьма подозрительно.              Чайник давно вскипел и был убран на чугунную подставку, пельмени отдавали свой приятный мясной аромат, лёжа на большой тарелке в центре стола, и возбуждали и без того разыгравшийся аппетит.              — Дань? А как на счет того, чтобы отметить твою удачную поездку к егерю не чаем, а чем-нибудь покрепче? — Даня резко замолк и повернулся к Максу в пол оборота, хитренько улыбнулся и откусил приличный кусок от бутерброда с колбасой.              — Вот и славненько, я так понимаю, это было «да»? Окей, я сейчас, только перекурю и быстро вернусь, а ты поищи пока в буфете что-то наподобие рюмок.              Макс вышел из комнаты, прошёл по еле освещённому коридорчику и попал в темные сенцы. Не включая свет, достал последнюю сигарету из мятой пачки Winston и присел на старый сундук. В бликах огня от зажигалки, он приметил лопату. Сама судьба давала ему намек. Затянувшись горьковатым дымком чуть влажного табака, он еле слышал, как Даня, оставшись один, что-то пел, ужасно фальшивя.              За окном стелился густой, сизый туман, влажное покрывало щедро одаривало и убаюкивало каждую травинку возле дома. Небо стало тяжелым от грозовых туч, в воздухе пахло дождем. Макс спешно, в пару затяжек, докурил сигарету и вышел во двор. Подсвечивая себе дорогу телефоном, он двинулся на задний двор. Старая проржавевшая бочка стояла в зарослях полусухого дикого виноградника. Бочка почти вросла в землю, пришлось приложить небольшое усилие, чтобы сдвинуть ее с места. Штык лопаты уперся во что-то металлическое. Эта была старая жестяная банка, в которой звякнул заветный ключ.              ***              Плотно поужинав и слегка захмелев, парни обменивались смешными и курьёзными случаями из жизни. Спустя какое-то время Даня извинился и вышел из-за стола, спросив разрешение воспользоваться телефоном Макса, как фонарем. Максим проводил его до входной двери, вручил телефон в руку, предварительно разблокировав, и, сняв с крючка старенькую ветровку, накинул тому на плечи.              — Иди аккуратней, не упади где-нибудь, там весь сад кротами с лета перерыт, где я тебя потом искать буду.              Сегодня удача была явно на стороне Макса. В сенях с полки он прихватил гвоздодер и поспешил к заветной двери. Немного провозившись с гвоздями, которым были приколочены балки, Макс с легкостью открыл ключом дверь. Найти скрипучую половицу возле окна не составило труда. Подцепив гвоздодером край половой доски, он рывком вырвал ее из насиженного места, оставляя глубокую царапину на толстом слое половой краски. Нащупав рукой сверток из холщовой ткани, он вытащил на свет заветную тетрадь.              Максим включил настольную лампу, свет которой наполнил комнату теплым освещением. Занять кресло деда он так и не осмелился, поэтом взял стул, стоящий у стены, и сел спиной к двери. Он очень аккуратно развернул ткань, в которую была завернута тетрадь. Она выглядела как книга и была сделана вручную. На обложке, обтянутой кожей, присутствовало тиснение: чертополох и крапива — эти травы защищают от магии и магического нападения. Дед знал в этом толк.              Потёртый кожаный переплет зеленовато-серого цвета со временем поистрепался. Кое-где была сорвана кожаная поверхность и зияющие раны, оголяли картонное нутро обложки. Сохранились кованые металлические застёжки с гравировкой той же крапивы и чертополоха.              Максим аккуратно открыл тетрадь и первое, что он увидел, рисунок ярко-зелёным карандашом некого растения, которое было похоже на плющ, но с ягодами. Рядом прорисованы непонятные символы и пара стеклянных колб с делениями, словно метками, как с дозировкой. Сами странички со временем пожелтели, кое-где слиплись и выглядели полуистлевшими. От тетради исходил затхлый запах. На полях присутствовали еле видимые пометки, между страниц выглядывали закладки в виде засушенных листьев.              Дальше шли описания с дозировками трав в граммах от тех или иных болезней. Нарисованы какие-то непонятные твари, как те тени, которые напали на Даню на дороге. Что это были за существа, Максим так и не понял, потому что описания были прописаны символами похожими на руны. Дальше несколько страниц шёл текст с теми же символами. На ощупь каждая буква была прописана плотным и странным составом, словно их приклеили к пожелтевшему листу тетради.              Сложенный треугольником тетрадный лист торчал почти в самом конце тетради. Максим подцепил его за край и развернул. Аккуратным и узнаваемым почерком было написано письмо-обращение к нему!              «Максютка, если ты читаешь эту записку, значит, все сделано правильно и обратной дороги уже нет. Парня не отпускай от себя, ваши души были перерождены дважды. Мне довелось помочь ему в свое время, и светлые силы показали, что придет время, и с тобой произойдет несчастье. Ты физически выживешь, но твоя душа начнет постепенно умирать, а он твоё спасение, вернее тот свет, что родился в его душе. Ты не подумай, я не эгоист и не пытаюсь ценой его жизни спасти твою. Чтобы ты понимал, этот парень не сможет долго жить на своих таблетках, и сны, которые он видит наяву, его уничтожат рано или поздно. Вы повязаны между собой. Глумление судьбы? Да, возможно, но выход есть всегда. Я догадываюсь как, но не до конца уверен, что это сработает до конца. Ваше физическое присутствие очень важно для вас. Сама судьба распорядится, как лучше для вас, слушай свое сердце».              Максим услышал шорох за своей спиной, и теплые ладони легли на его плечи. Парень слово в слово процитировал ту часть записки, где говорилось про перерождение душ дважды. И если то, что предвещал дедушка Максима правда, он готов остаться до тех пор, пока они не помогут друг другу. И теперь все встало на свои места, и теперь понятно, откуда это ощущение того, что они уже давно знают друг друга.              Повисла пауза, парни разглядывали непонятные символы, которые были прописаны в ней.               — Никогда бы не подумал, что мой дед занимался врачеванием, средние века какие-то. И, кстати, ты когда-нибудь видел такие символы? — обратился он к Дане. Даня покачал головой и, убрав одну руку с плеча Макса, попытался дотронуться до надписи, как вдруг буквы на бумаге засветились. Даня резко отдернул руку и тут же потерял сознание, неуклюже заваливаясь на край стола…
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.