ID работы: 13987091

Фанатка

Гет
R
Завершён
201
Горячая работа! 96
автор
bark соавтор
Таскира бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
101 страница, 17 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Поделиться:
Награды от читателей:
201 Нравится 96 Отзывы 47 В сборник Скачать

Часть 12 Марта

Настройки текста
Примечания:
Я привыкла находиться рядом. Чувствовать его запах, ощущать его тепло. Для этого мне не нужно было прикасаться: маги огня могли ощутить внутренний огонь, свойственный любому существу, если были достаточно чуткими. Как бы мне хотелось увидеть его в момент, когда он обнаружит розу очень редкого сорта. Достать её было сложно, но мне удалось — замечательный экземпляр. Уверена, что ему понравится. Филиппу нравились цветы — это было не сложно заметить. С приходом весны он часто прогуливался в парке академии и задерживался там тем дольше, чем обильнее цвели клумбы. Иногда, думая, что его никто не видит, он склонялся к соцветию и вдыхал аромат, улыбался. Он всегда готовился к экзаменам на открытом воздухе. Занимал стол под сенью буков, неподалеку от розовых кустов, и проводил там часы напролет в компании друзей. Они постоянно зудели, жалуясь на насекомых и жару. Когда Филипп уставал, то просто прикрывал глаза, опуская сложенные руки и голову на стол и замирал на некоторое время. Вспоминая красочные летние картины, украшенные великолепием присутствия Филиппа, я вернулась в свою комнату. На моем столе лежал небольшой футляр. Я вспыхнула. Такими футлярами обменивались в день всех влюблённых. Простые коробочки, обтянутые красным бархатом. Легкое нервное возбуждение взвилось по спине, коснулось шеи невидимыми всполохами. Я подошла ближе и осторожно взяла предмет в руки. Внутри оказался браслет, напоминавший тонкий хлястик сизо-лилового цвета — цвета магов воздуха. На обратной стороне ремешка стояла заглавная буква Ф. Я присела на кровать, прикрыла глаза и, медленно досчитав до пяти, вдохнула. Затем снова открыла глаза и проверила, не привиделось ли мне это чудо. Браслет всё так же лежал на моей руке. Такие браслеты считались признанием. Цвет всегда соответствовал стихии дарителя, а надписи на обратной стороне могли быть самыми разнообразными. Я положила браслет поперек левой руки — выше чёрной розы — и застегнула на запястье. Поняла, что более дорогой для меня вещи отныне не существует. Разве я могла надеяться, что Филипп обратит внимание на такую, как я? Разве можно было в здравом уме сблизиться со мной после того разговора, где только ненормальный не счел бы меня сумасшедшей? Да, я отлично отдавала себе отчёт в том, как выгляжу со стороны, но решила не прятать чувств от Филиппа, ведь я верила, что как бы ни вела себя перед ним, не стану выглядеть иначе — не буду лучше. Так к чему скрывать то единственно прекрасное, что жило во мне благодаря этому парню? И всё-таки он подарил мне этот браслет. Я ещё раз коснулась подушечками пальцев его признания. Оно было бархатисто нежным — таким же, как и сам Филипп. *** На следующий день все разговоры были о минувшем празднике. Большинство хвасталось полученными признаниями, но надевались только те, которые были приняты. Были и несчастные, чьи чувства отвергли. — Марта… — перехватила меня за руку Светлана, когда я направлялась к своему столу. Девушки собрались на первых партах, перед уроком заклинательства, и оживленно шептались. — … чей это у тебя браслет? — она не выглядела враждебно, скорее удивленно. Я обернулась к девушкам, но сказать мне было нечего. Они тоже молча таращились на мою руку. — Ты, что, его сама себе купила? — спросила Ирина и перевела взгляд на Елену. Первая красавица застыла, но, в отличие от подруг, её взгляд не сулил мне ничего хорошего. Она поднялась с края парты, на которой сидела, и подошла ближе. Её руки были сложены на груди и коснуться она меня не пыталась. На её запястье отчетливо виднелся коричневый кожаный браслет — должно быть, она приняла признание мага земли. — Кто счастливчик? — насмешливо спросила она, но я уловила в голосе ощутимое напряжение. Мне по прежнему нечего было сказать. — Надеюсь, я, — раздалось от двери, и все дружно обернулись. В компании друзей в кабинет прошел Филипп. Он приблизился, остановился по левую от меня руку, скользнув по запястью взглядом. — Быть не может, — прокомментировала Светлана то, что вертелось в голове у каждого, и у меня в том числе. Остальная группа окружила нас вниманием. — Привет, — повернулся ко мне Филипп. — Идём? — кивнул он и я прошла дальше, к своему месту. В кабинете стояла полная тишина — все по-прежнему наблюдали за нами. — Я разобрал заклинание, о котором мы вчера говорили, и не совсем понял… Филипп выбрал наиболее логичную линию поведения: говорил о деле, словно бы ничего не произошло. Я подыграла — склонилась над книгой, и мы стали обсуждать. Сначала раздался шепот неясного эхо: это правда? это какая-то шутка? нас решили разыграть? разве их не видели в библиотеке? поэтому они вместе сидят на зельеварении? Максим, он не шутит? Затем обсуждали громче и вслух, разве что не тыча в нас пальцами, будто мы цирковые животные. Я видела, что Филипп прилагает усилия, чтоб держаться как можно естественнее. Я же была готова ко всему. Конечно, со статусом всеобщего любимца и принца придется попрощаться, но я больше не стану пытаться выдумывать между нами стены. Я уже пыталась намекнуть, что общение со мной нежелательно и пойдёт ему только во вред, но если он так решил и отважился прилюдно показать, что и я ему не безразлична, то я ни за что его не оттолкну. Пусть хотя бы ненадолго — вряд ли эта сказка, чем бы она ни была, продлится вечно, — я хочу попытаться узнать: каково это, когда твоё божество отвечает тебе взаимностью. С началом урока Филипп вернулся на своё место. Константин Васильевич трижды делал замечание, стараясь призвать класс к порядку, а после махнул рукой: слишком горяча была новость, чтобы просьбами потушить пожар. *** В большой перерыв я не стала смущать Филиппа и первая отправилась в обеденный зал. Заняла обычное место, показывая, что, несмотря на признание, не стану смущать парня. Я украдкой наблюдала, как компания ребят, проделав обычный путь от столов раздачи к своему месту, расставляла подносы и рассаживалась. Филипп, закончив с рутиной, направился ко мне. — Пойдем за наш стол? — предложил он, оказавшись рядом. Я заглянула в его лицо, стараясь ухватить отголоски его мыслей и эмоций. Он явно был взволнован, но старался это скрыть. Помедлила несколько мгновений, кивнула, поднимаясь, и отправилась за Филиппом. Не приходилось сомневаться, что взгляды ребят, по крайней мере тех, с кем мы учились, неотступно следовали по пятам. Впрочем, круг поклонниц Филиппа был гораздо шире. Я точно знала, что среди младших курсов у него доставало влюбленных взглядов, были вздыхающие и со старших потоков. Как ни крути, а Филипп привлекал внимание. Моё, застыло на нём с первого взгляда. За столом уже придвинули пятый стул. — Привет, — спокойно произнесла я, оглядев парней. Друзей Филиппа я не боялась. Если он выбрал себе круг общения, я попытаюсь подружиться с каждым из них. Ребята поздоровались вразнобой, с любопытством разглядывая меня, будто все эти годы мы не учились вместе и они видели меня впервые. — Скажи честно, — начал Кирилл, — это магия? Филипп закатил глаза. — Да, — ответила я, не тушуясь. — Магия то, что он хочет со мной общаться. Кирилл поднял бровь. — И давно вы встречаетесь? — спросил Максим. — Извини, Марта, но ты для нас полная неожиданность. И раз уж он ничего не говорит, то, может, ты расскажешь? — Что я могу рассказать? — повернулась я к Филиппу с вопросом. Сначала повисла тишина, а затем: — Ого! — опешил Григорий. — Да ладно! — растекся понимающей улыбкой Кирилл. — Вот это вы жжёте! — Максим выглядел несколько ошарашенно. — Вы всё не так поняли! — возмутился Филипп. Должно быть, мой вопрос был неверно истолкован. Но как — я так и не поняла. Я не знала, чем могу делиться, а чем нет, и не собиралась сообщать ребятам лишнего, потому посчитала вопрос закономерным. — Встречаемся… — взял на себя ответственность утихомирить друзей Филипп, — со вчерашнего дня, — он бросил на меня ожидающий взгляд; мы этого не обсуждали, но я не собиралась спорить. — До этого просто общались. — А чего это она тогда у тебя разрешения спрашивает? — спросил Григорий, впервые на моей памяти не набросившись на еду сразу. — Марта, скажи… Кирилл не стал дожидаться ответа Филиппа, видимо не рассчитывая его получить. Вместо этого, ерзая от возбуждения, он обратился ко мне: — …это он к тебе подошел поговорить о сердечных делах или ты? Я перевела взгляд на Филиппа, тот замер. — Разговор затеял Филипп. Новый рёв ребят сотряс столик. Григорий ударил друга в плечо, поддерживая, остальные одобрительно подначивали, смущая Филиппа донельзя. Я пристально наблюдала за парнем — своим парнем, стараясь понять, доволен ли он ответом. Кажется, всё шло неплохо. На периферии сознания отметила, как тихо за соседними столами — очевидно, слушали все. — У вас серьёзно? — спросил Максим. — Да, — ответил Филипп, прямо глядя на друга. Я не услышала в его голосе сомнений. — Ну, — произнёс Максим после того, как они целую минуту сверлили друг друга взглядами, — тогда поздравляю, — он улыбнулся и немного расслабился: должно быть, поверил. Это было неудивительно. Я тоже поверила, до того искренним казался Филипп. Решила поверить, и будь что будет. Пока я нужна Филиппу, я у него есть. Обед прошел хорошо. Мы мало ели, много болтали. Я только иногда отвечала на прямые вопросы, предоставляя Филиппу право говорить за нас обоих. Я всё ещё пребывала в мареве несбыточной сказки, расцветавшей передо мной яркими всполохами чуда, когда чужая рука хлопнула Филиппа по плечу — с моей стороны — да там и осталась. — Привет, красавчик! Эта рука, крупная, жилистая, принадлежала парню. Он посмотрел на Филиппа, склонившись из-за спины последнего, а затем мазнул по мне взглядом. Парень выглядел несколько старше нас. Был высок, развит физически, но не громаден, как Григорий — магом земли он не был. Он был магом огня. На это же намекали его карие с поволокой глаза и черные смоляные ресницы. Такие же брови в разлёт и волосы, остриженные выше ушей. Но второстепенные признаки мне были не нужны — его огонь я чувствовала за версту. Его огонь был едким и жадным, и жадность эта требовала Филиппа. Филипп дернул плечом, скидывая руку. — Говорят, ты обзавелся девушкой, — произнес тот, насмешливо улыбаясь, кивнул в мою сторону. Оценивающий взгляд был быстрым и скользким: никакого интереса я не вызвала. — Но я не поверил, — улыбнулся он, чуть щурясь. — Зря, — неприязненно бросил Филипп. Я видела, как побелели его костяшки — в руке он сжимал вилку. — Это Марта, моя девушка. — Какая прелесть, — протянул он, но на меня больше не глядел. — Но ты же не думаешь, что это тебе поможет? Парень подмигнул — Филипп побледнел от злости, ещё немного и… — Максим, — вмешалась я. — Будь добр, скажи, кто этот хам? Максим моргнул пару раз, посмотрел на других ребят. — Ого, да у неё есть зубки, — протянул парень после нелестной ремарки в свой адрес, широко улыбнулся. — Никита, маг огня шестого курса, — высокомерно добавил он. Я встала. — Марта, — и протянула ему руку. Это было несколько необычным: девушки не здоровались с парнями за руку. За руку друг с другом здоровались парни. Никита посмотрел на меня внимательнее, хмыкнул презрительно, но, кажется, расценив такой поворот забавным, протянул руку в ответ. Мы скрепили рукопожатие. Уставились друг на друга. И я позволила себе немного согреть чужую ладонь. Однако, если в случае Филиппа я несла тепло, сейчас я предлагала нечто иное. Парень понял мой маневр и, скривившись ещё более насмешливо, ответил тем же. Улыбался не долго. Сначала его зрачки чуть расширились. Затем он наклонился вперёд, посмотрел жестко, пытаясь подавить мой огонь, который не уступал его. Ничего не получилось. Тогда он сдавил мою руку так крепко, чтобы мне было больно, продемонстрировав свою мужскую силу. И я позволила. Мои кости в его руке хрустнули. Это расслышали все, кто сидел за столом. Никита вздрогнул, сам не ожидая. И только тут понял, что дрогнул только он. А я продолжала смотреть в его глаза, так и не моргнув ни разу. — Что… — пришёл в себя Филипп, хотел вмешаться, но Максим не позволил. Филипп замер в растерянности, не понимая, что происходит, вопросительно посмотрел на друга, но Максим не нарушил молчание. Ещё немного и он всё-таки встрянет между нами. Никита разорвал рукопожатие раньше. — Ладно, красавчик, — перевел он взгляд на Филиппа, спрятал руку в карман и будто сразу обо мне позабыл. — Если надеешься, что это тебя спасёт, забудь, — он снова подмигнул многозначительно, возвращая себе непрошибаемый вид и двинулся дальше. — Что это было? — в растерянности спросил Кирилл. — Ты в порядке? — Филипп смотрел на меня едва скрывая волнение — мне было приятно. — Совершенно в порядке, — улыбнулась я, и протянула руку через весь стол к хлебу. Моя ладонь — та самая, которой я пожимала руку Никиты, замерла поверх тарелки. Я посмотрела на Григория — тарелка стояла рядом с ним. Он незаметно положил свою руку поверх моей. Раздался щелчок. — Спасибо. — Обращайся. — Что происходит? — Филипп волновался всё сильнее. — Он что, сломал тебе… — запнулся, побелел, на его скулах вспыхнул лихорадочный румянец. Взгляд заволокло пеленой ярости. Филипп понял, что только что сделал Григорий, как раньше поняли Кирилл и Максим. Одно из самых простых умений магов земли — восстановление костей. Они иногда становились целителями, потому что многие из них, ещё в раннем возрасте, виртуозно овладевали этим искусством в стычках неудержимой молодости. — Я его… — Филипп хотел подняться и броситься за Никитой, насколько можно было судить. — Эй, — хлопнул Максим друга по спине достаточно ощутимо, чтобы привлечь его внимание, наклонился ближе к нему и тихо спросил: — Ты что, не видел, как Марта сожгла его в пепел? Повернулся ко мне и спросил тише: — Ведь я не ошибся? Ты его уделала? Я слегка улыбнулась, но решила не отвечать. — Кто он такой? — Имя ты уже знаешь, а в остальном, прости, Марта, но он так смазлив, — Кирилл кивнул в сторону Филиппа, — что на него вешаются не только девушки. — Заткнись, — прошипел Филипп, заливаясь румянцем. Он немного пришёл в себя, понял, что момент расправы упущен, но всё ещё был зол. — Это правда, — подтвердил Григорий. — С месяц назад преподаватель физической подготовки не смог присутствовать, — взялся разъяснять Максим, пока ребята не сцепились, — и поставил заменой этого шестикурсника. С тех пор он подкатывает к Филиппу. Разъяснения на него не действуют. Нас он тоже не боится. Григорий досадливо поморщился — похоже, он уже успел проиграть старшему и был не особо этим доволен. Я задумалась. Конечно, ни о чём таком Филипп никогда бы не стал со мной разговаривать. Занятия по физической подготовке у девушек и парней проходили раздельно, потому я не знала. — Марта, с тобой точно всё в порядке? — Филипп выглядел расстроенным. — Лучше не бывает. Филипп не выглядел убежденным моими словами, и я решила добавить: — Самый потрясающий парень академии — мой. Филипп раскрыл рот и завис. Ещё пару мгновений тишины и… — Бросай его, встречайся со мной, — наигранно хлопнул себя по груди Кирилл. — Как ты понял, что она такая? — внимательно присматривался ко мне Максим. В его словах не было неприятного подтекста, скорее недоумение. — Классная баба… то есть девушка, — поспешил поправиться Григорий, когда друг метнул на него полный предупреждения взгляд. — Теперь и я поздравляю, — прохрипел великан и принялся усиленно набивать рот пирогом с капустой.
Отношение автора к критике
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.