ID работы: 14206122

christmas chaos

Гет
NC-17
В процессе
123
Горячая работа! 66
автор
ellisee бета
Размер:
планируется Макси, написано 90 страниц, 9 частей
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
123 Нравится 66 Отзывы 18 В сборник Скачать

Глава 3.

Настройки текста
Молча сидя на диване, Хёмин снова и снова продолжала проводить по губам пальцами, вспоминая этот весьма странный поцелуй. Кто же это мог быть? Неужели кто-то неровно дышит к ней? Кто-то, кто также как и она, боится признаться, или же специально дразнит, выбивая из неё весь дух? Рядом слышится копошение — это, кажется, проснулся Сонхва, который во время фильма успел задремать, осторожно положив свою голову на девичье плечо. Пак, словно ленивый котёнок, потянулся и поднял голову, сонным взглядом обводя всех вокруг. И, когда его взор остановился на неподвижной фигуре подруги, Хёмин мгновенно смутилась, не зная куда себя деть. Хотелось прикоснуться к этим взъерошенным ото сна волосам, плавно переходя кончиками пальцев на мягкую кожу его щеки, но Чон осталась неподвижной, чувствуя лишь то, как что-то дрогнуло внутри неё от этого странного взгляда парня. Сонхва протёр глаза и зевнул, распрямляясь и слегка задевая своими длинными руками грудь девушки, отчего та невольно вздрогнула и покраснела, отводя свой взгляд куда-то в сторону, лишь бы не смотреть на Пака, и замечая как на них подозрительно пялится Юнхо, приподняв правую бровь. — Что? — одними губами шепчет девушка, также приподнимая бровь. Юнхо слегка склоняет голову в бок и уголки его губ поднимаются вверх. В глазах брата проскакивает что-то непонятное, но такое знакомое — обычно он так смотрит, когда в его светлой головушке созревает какой-то потрясающе-коварный план. — Знаете, давайте лучше выпьем и сыграем во что-то, — Юнхо откидывается назад, упираясь спиной в ноги Сана, и обнимает дремающую Сору, которая сладко посапывала на его плече. — Во что? — Чонхо подпирает щеку рукой, зевая. — Ну-у-у… — тянет Чон, слишком широко улыбаясь. — Правда или действие? — Мы тебе школота, что ли? — возмущается Хонджун, проводя пятерней по своим окрашенным волосам. Хёмин ловит это движение, и её сердце подозрительно резко начинает биться с бешеной скоростью. Она сглатывает, когда Хонджун поворачивается к ней лицом, всем нутром ощущая, что на него бесстыдно пялятся. Ким Хонджун знал, что красив. И всецело пользовался этим каждый раз, когда только мог. И в этот раз, не задумываясь, провёл языком по пересохшим губам, не сводя пристального взгляда с девушки, которая тут же отвернулась, смущённо прикрываясь густой гривой длинных волос. Они что, все сегодня решили поиздеваться над ней? — У игр нет возраста, хён, — возмущается Ёсан, поднимаясь с дивана и, переступая через длинные ноги Сонхва, скрывается на кухне. Через секунду его голова вылезает из проёма и Хёмин замечает, как в его глазах что-то загорается; что-то, похожее на азарт. — У нас есть пиво, коньяк, виски, мартини и соджу. Джимин закатывается глаза, но всё же подаёт голос: — Окей, это будет весело. Хёмин тяжело вздыхает. Нет, нет и ещё миллиард раз нет! Какой алкоголь?! Она ведь зареклась не пить его вообще, после того как проснулась в обнимку с Чон Уёном, обнаружив, что его лапа спокойненько лежала на её почти голой заднице. А если играть в эту дурацкую игру, то избежать алкоголя будет просто невозможно! А если не играть, то что делать? Молча сидеть и смотреть на то, как весело остальным? Хотя, тогда она тихонько сможет смыться на второй этаж и закрыться в одной из комнат, завалившись спать до утра. А там уже можно будет вызвать такси и, пока все пьяные будут спать, она по-тихому смоется обратно в общагу. И чем не идеальный план? — Я буду играть только, если Хёмин согласится, — решительно заявляет Минги, складывая руки на груди, чем заставляет девушку удивлённо выгнуть бровь. — Но… — начинает Хонджун, однако его сразу же перебивают. — Заткнись, Ким Хонджун. Я тебя не спрашивал, — почти рычит Сон, в упор смотря на сконфуженную девушку, которая то и дело продолжала сминать края свитера, нервно облизывая губы. Хонджун замолкает, возмущённо сжимая кулаки из-за тона младшего. С каких пор он стал хамить своему хёну, который лично поддерживал его все эти сраные полгода, пока Чон Хёмин активно избегала их и посылала на все существующие буквы? Хонджуну хотелось выть от её присутствия здесь, но глубоко в душе он понимал, что сдерживаться становится всё тяжелее. И если они начнут игру, то, есть вероятность, что он просто вспхынет, как спичка. И потушить его будет не так уж и легко. — Я думаю, что ей просто слабо, — усмехается Сан, чем заставляет Хёмин недовольно приоткрыть рот. — Тут же нужно правду говорить будет! Вот это точно не по твоей части, да, Хё? Девушка сжала руки в кулаки, пытаясь сдержаться, но, после того, как Чхве взглянул на неё настолько презрительным взглядом, не сдержалась. Подскочив с места, она ткнула в Сана пальцем, который недобро усмехнулся, предвкушая накаляющийся конфликт. — Удивительно, что сегодня ты даже нюни не распустил, — парирует она, замечая как лицо Сана вмиг меняется. Он мнётся несколько секунд, а после также подскакивает, словно заведённый. — Если ты даже при упоминании моего имени трусливо сбегал, я удивлена, что сейчас ты сидишь здесь! Или при других почувствовал себя храбрецом?! — Хё… — позади раздаётся обеспокоенный голос Сонхва и он аккуратно дёргает её за руку, но девушка лишь отмахивается. — Не надо… — Вот пиздец, — тихонько бормочет Сора, хватаясь за локоть Юнхо, который продолжал следить за разворачивающейся драмой. — Поверить не могу, что когда-то считал тебя своей лучшей подругой, — Чхве запихивает руки в карманы толстовки, невозмутимо шмыгая носом. — Тебе даже, блять, не жаль! Хёмин делает шаг назад, не зная куда спрятаться, а Сан на какой-то миг бледнеет, когда понимает, что именно сказал, но тут же собирается с духом. Он прекрасно знал, что так будет. Именно поэтому пытался молчать всё то время, пока она была здесь. Но она заслужила это сегодня. И Юнхо сверлит его взглядом, будто вот-вот накинется. — Мне жаль! — не сдерживается Хёмин и виновато хмурится, понимая, как же ей сейчас неудобно, стыдно и больно от этих слов. — Я тебе не верю, — только и говорит Сан, а после разворачивается, готовясь уйти. Уён, сидящий до этого молча, пытается ухватить друга за руку, но Чхве лишь вырывается из хватки. — Отъебись! На несколько секунд повисает гнетущая тишина, пока Хонджун не хлопает в ладоши, умащиваясь на полу и шумно выдыхая. Если бы она была его сестрой, он бы уже давно отшлёпал её ремнём. — Отличное выходит Рождество! — потирая подбородок, Ким выглядел слишком серьёзным. — Но я тоже буду играть, если будет и Хёмин. В голосе Хонджуна сквозит что-то неясное, и Хёмин вздрагивает, чувствуя, что над ней просто издеваются. Она смотрит на его затылок несколько секунд, раздумывая. Если она сейчас уйдёт, то навсегда потеряет их, но если согласится, то, может, и получится что-то вернуть? По крайней мере, она хотя бы попытается сделать это. Даже если придётся пройти через эту дурацкую игру. Хёмин вздыхает и тут же падает на пол, складывая руки на груди и не прекращая о чём-то усердно размышлять. Прежнюю сонливость, словно рукой сняло, и всё её желание завалиться сейчас спать резко испарилось. Хотелось просто взять, схватить в руки что-нибудь тяжёлое, и со всей силы грохнуть себе (и Сану) по голове. Но лишь бы только прекратить вести себя так глупо и безрассудно. Она ведь может взять себя в руки и, собравшись с духом, просто взять и спокойно, без ссор и криков, поговорить? Вот именно, что да, может. Может, но не хочет. В который уже раз психуя, Хёмин, почему-то, винила во всём себя. Хотя Сан тоже хорош! Наорал на неё, даже не давая возможности вставить слово. Ей ведь правда жаль, что так вышло… Да, сглупила. Да, повела себя, как дурочка, но сердцу ведь не прикажешь, а делать вид, что всё хорошо и дальше сил больше не было. Хё до сих пор понятия не имеет, что именно ей делать дальше. Как подступиться к нему после такого? Если Минги с Уёном были хоть как-то настроены на разговор с ней и не орали, как сумасшедшие, то Чхве Сан был, словно невменяемый. Будто это он страдает из-за разбитого сердца, вины и стыда перед друзьями! Бесит! Бесит! Бесит! Хёмин раздражает саму себя, и взбешена она сейчас тоже только на себя. За то, что не сдержалась, не пошла следом, а молча уселась играть в эту идиотскую игру, где её, очевидно, ждут какие-то подлянки от остальных. Ну ведь не зря Юнхо предложил её, а Минги и Хонджун и вовсе согласились играть, только если она тоже будет? — Отлично, кто будет ведущим? — весело спрашивает Сора, умащиваясь рядом с Джимин. — Чур не я. Юнхо тут же сердито взглянул на неё, ловя в ответ лишь вопросительный взгляд. — Кто сказал, что ты будешь играть? — А кто сказал, что не буду? — таким же тоном вторит она ему, разводя руки в стороны. — От поцелуев ещё никто не умирал. Юнхо прикрывает глаза, медленно выдыхая, чем заставляет усмехнуться Чонхо, который уже успел умоститься рядом с ним. Чхве похлопал друга по плечу, но за его спиной тут же показал Соре большой палец. Она рассмеялась, подмигивая. Выводить Чон Юнхо из себя было у неё в крови. В этом и была вся Шин Сора. Несмотря на свои отношения с Юнхо, она никогда не отказывалась от подобного веселья, ведь считала, что отношения не должны быть помехой всяким бессмысленным играм, о которых они даже не вспомнят утром. И Хёмин действительно завидовала подруге в этом плане. Та была искренней в своих чувствах перед её братом и никогда не лгала, чего не скажешь о ней самой. Ведь Хёмин лгала не только окружащим, но и самой себе. — Ладно, — огрызается Юнхо, беря со столика две стопки карт. — Итак, играем по очереди. Начинаем с Чонхо. Если кто-то не хочет отвечать на вопрос или выполнять действие — пьёт то, что намешал Ёсан. За ложь вы получаете дополнительный вопрос от любого игрока. Хёмин взглянула на творение Кана и поморщилась, представляя смешанный вкус пива с соджу и мартини. Эта бурда выглядит так, как будто если бы Юнхо тут же заорал ей: «Даже не смей пить эту хрень!» — А как же Сан? — волнительно спрашивает Джимин, подползая к остальным, и устраиваясь рядом с Ёсаном. — Да побесится и вернётся, — Уён пожимает плечами, но всё же в его голосе слышится неуверенность. — Начинайте уже. Чонхо, выбирай. Младшенький, не задумываясь, тянется к стопке с правдой и, достав из-под низа карту, передаёт Юнхо. — Когда был твой последний секс? — Неделю назад, — как ни в чём не бывало отвечает Чонхо, откидываясь назад и упираясь спиной в диван. Не ожидая таких подробностей уже с самого начала, Хёмин давится воздухом, чуть ли не до крови впиваясь ногтями в свои ладошки. А вдруг и ей выпадет какой-то подобный вопрос? Следующим тянет Уён, чья рука сначала застывает над стопкой с действиями, но затем двигается дальше и берёт карту с правдой, так же, как и Чонхо, отдавая её Юнхо. Он нервно елозит по полу, когда друг неожиданно поднимает на него свой неуверенный взгляд, а затем снова переводит на карту. — Спал ли ты с кем-то из присутствующих здесь? — Да, — незамедлительно отвечает Чон, закусывая губу. Юнхо удивлённо вытянул лицо, а после взглянул на не менее поражённую сестру. Она вспыхнула румянцем, стоило ей только вспомнить о той чертовски смущающей позе, в которой она однажды проснулась вместе с Уёном. Она ведь даже ничего не помнит с той ночи… Неужели у них что-то было? Или, возможно, он спал с Джимин? Решая не тянуть кота за причинное место, Сонхва в одно мгновение схватил карту, отдавая её Юнхо. Чон, прочитав содержимое про себя, выдохнул, снова кинув небрежный взгляд на сестру. — Во время мастурбации, думал ли ты о ком-то, кто сидит сейчас в этой комнате? — Да, — спокойно отвечает Пак, словно это был какой-то обыденный вопрос. От всех этих мыслей голова Хёмин пошла кругом, что она даже не заметила, как настал её черёд тянуть карту. Мысленно утешив себя тем, что там много разных вопросов и вероятность того, что ей попадётся какой-то пошлый бред равняется всего пяти процентам, она потянулась к стопке с правдой, вытаскивая карту из середины. — С кем был твой первый раз? — по слогам читает Юнхо, заставляя Хёмин сжаться, словно маленький котёнок. Стоит ли вообще говорить при брате о том, что её первым парнем в постели был его друг, когда ей едва-едва исполнилось восемнадцать? И, хотя она не была особо пьяна, то вот он — да, и вероятно ни черта не помнит. А она помнит всё до единого. Каждую деталь, каждое сказанное слово, каждый стон, сорванный из его уст вместе с её именем. Каждый толчок, каждый поцелуй, все свои чувства в этот момент она помнила так, словно это было вчера, а не четыре года назад. Когда на неё обратили внимание и остальные, а Юнхо даже прокашлялся, Хёмин поднялась и, на едва гнущихся ногах, побрела к столу с алкоголем, разлитым по стаканам. Схватив один из них, она, сморщившись от ужасного запаха, залпом осушила его, после стирая оставшиеся капли на губах рукавом свитера. Приятное тепло тут же разлилось внутри неё. — И что это значит? — глаза Юнхо темнеют и он сдерживается до последнего. В такие моменты от него, вообще, могут получить все. — Ты что, спала уже с кем-то? — Я имею право не отвечать на вопрос, если выпью эту гадость, — она указывает на стоящие на столе пластиковые стаканы, и снова присаживается между Сонхва и Хонджуном. Ким, не думая, хватает карту с действием и передаёт Юнхо, который всё никак не мог отвести от сестры своего грозного взгляда. Но всё же вздохнул, зная, что не имеет никакого права лезть в её личную жизнь. Если её кто-то обидит, он в любом случае узнает об этом, даже если она будет молчать. И этому человеку не поздоровится, даже если это будет кто-то из его друзей. Особенно, если это будет кто-то из его друзей. — Принять душ с девушкой рядом… — Чон тут же запинается, расширяя глаза. — Блять, да ни за что! Хонджун усмехается, замечая как Хёмин то открывает, то закрывает рот от шока. А после поднимается на ноги, направляясь в сторону лестинцы. На мгновение ему кажется, что он сходит с ума, раз буквально готов оказаться с ней наедине, вместо того, чтобы спокойно выпить коктейль. Но так ведь не будет интересно, верно? Хонджун чувстовал, как его раздирает изнутри от желания позлить, поиздеваться над Хё. — Хон, ты что делаешь? — голосом полным гнева спрашивает Юнхо и пытается разжать кулаки, иначе ему ещё сильнее захочется придушить друга. — Выполняю действие, а что? — ухмыляется старший. — И я ничего не собираюсь делать с твоей сестрой. Ей ведь даже слабо, — теперь усмехается Хёмин. Это уже становится азартной игрой. Весьма. Она знала, что Хонджун издевается над ней, и подыгрывать не хотела. Но выпитый алкоголь нашёптывал ей идти за парнем, несмотря на даже на то, что он, как бы, реально ненавидит её. Ким Хонджун, естественно, не причинит ей вреда, но обидеть может. Сколько Хёмин помнила его, то это было нормой — Хонджун был достаточно вспыльчивый и красноречивый, а ещё тяжело отходчивый. И стоит оно сейчас того, чтобы получить порцию ненависти, да ещё и будучи наедине с ним? — Сядь обратно, — ровно произносит Сонхва, в руках крутя свою карточку. — Насколько я помню, то любой может выпить за другого, если это не его действие. Сонхва, не отводя взгляда от Хонджуна, поднимается с пола и, шаркая ногами, достигает стола. Подхватив стакан, подносит к губам и, сморщившись, выпивает содержимое. Весьма противное на вкус содержимое. Ухмылка с лица Хонджуна спадает и он, стиснув зубы, возвращается на своё место. Играя желваками, он недобро смотрит на Пака, который присаживается по ту сторону от недоумённой девушки, и искренне улыбается ей. — Спасибо, — одними губами шепчет Хёмин, на что Сонхва нежно улыбается и кивает. Следующим тянет Минги, который, закусив губу, застыл над выбором. Его рука медленно потянулась к «действию» и он аккуратно стащил карту, передавая всё ещё слегка взбешенному Юнхо. — Загадать любое действие любому из игроков. Хёмин нервно сглатывает, когда их взгляды с Минги пересекаются. Ну нет… Они точно издеваются над ней. — Я задам его Хё, — бросает он так нагло, как и смотрит в её тёмные зрачки, а потом переводит взгляд на губы. — Сядь на колени и поцелуй в губы того, кого захочешь. Хёмин растерянно смотрит по сторонам и ищёт помощи в глазах брата, но тот, видимо, и сам рад, что Минги озвучил такое действие. Как говорится: «от поцелуев не умирают». Поэтому она вертит головой в разные стороны, не зная, что ей, собственно, делать и кого целовать. — А если я никого не хочу? — За ложь ты получишь ещё и дополнительный вопрос, — усмехается Юнхо, весело подмигивая. Вот же засранец, взял спалил её, что она уж точно кого-то хочет тут поцеловать. Все притихли, ожидая кого же выберет Хёмин, которая всё продолжала скользить взглядом по всем парням, сидящим рядом и напротив неё. Сердце гулко забилось, когда она, придвинувшись влево, перекинула через него свою ногу. Со всех сторон послышались вздохи, а Сора и вовсе взвизгнула, хлопая в ладоши. А Юнхо удивлён прям до чёртиков. Он знал, что Хёмин сделает это, ведь есть тот самый, кого она мечтала поцеловать. Но сидел он справа от неё. Не слева. Она смотрит на Хонджуна с вызовом, а он сглатывает и уже чувствует, что от малейшего прикосновения девушки ему становится тесно в штанах. Боже, он ведь и правда соскучился по ней за эти месяцы. А она ни за что и никогда не проиграет ему, особенно, если находится под воздействием алкоголя. Хотя Сонхва и спас её от душа с Хонджуном, сейчас пришёл её черед издеваться над ним. Устроившись на его коленях, она ладонями поднимается по его груди к шее, отчего Хонджун начинает чаще дышать. Руки его немедленно ложатся на талию младшей Чон и он начинает ласкать её кожу большими пальцами сквозь ткань свитера. Хёмин теснее прижимается к нему и придвигает лицо ближе, но когда кажется, что вот-вот поцелует, не делает этого. Она начинает играться с ним, как это обычно делают с котятами, которые лапками ловят игрушку. Улыбается ему прямо в губы, когда осознаёт, что от нетерпения он хватает её за затылок своей большой ладонью, не давая возможности отстраниться, и впивается в губы. Он сразу пробивается языком в рот брюнетки и, как сорвавшийся с цепи, начинает целовать её, кусая губы и одной рукой поглаживая бедро. И плевать ему, что все смотрят. Хёмин победно улыбается ему в губы уже спустя секунду, а затем отстраняется, даже не отвечая на поцелуй. И всё же он не просто ненавидит её. Ким Хонджун хочет её. И это чертовски льстит. Хонджун сильно сжимает бедро девушки, а в ответ Хёмин хватается за серебряную цепь, висящую на его шее. Она слегка тянет её на себя, заставляя Хонджуна наклониться так, чтобы только он мог слышать её едва различимый шёпот: — Я хотела поговорить спокойно, но ты не дал мне выбора, — она языком задевает мочку его уха, отчего Хонджун вздрагивает всем телом. — Поэтому не играйся со мной. Я тоже не железная и умею вести себя, как сука. Хёмин уже хотела слезть с парня, как он грубо дёрнул её обратно, также тихо шепча на ухо, и обдавая его своим горячим дыханием: — Если ты думаешь, что я ничего не помню, то глубоко ошибаешься, — он указательным пальцем проводит по её щеке, заставляя ту стиснуть зубы. — А ещё я знаю, что тебе нравится Сонхва. Будь осторожна со своими играми, потому что меня ты не обыграешь. Хёмин фыркает. Это они ещё посмотрят, кто кого. Ведь эти губы она узнала. Те самые, которые так яро целовали её ещё час назад, прямо в коридоре этого блядского коттеджа.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.