ID работы: 14206122

christmas chaos

Гет
NC-17
В процессе
123
Горячая работа! 66
автор
ellisee бета
Размер:
планируется Макси, написано 90 страниц, 9 частей
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
123 Нравится 66 Отзывы 18 В сборник Скачать

Глава 5.

Настройки текста
— И почему ты сбежала? — Сора негодующе упирает руки в бока, коршуном нависая над подругой, которая, скрутившись в одеяльный кокон, что-то невнятно промычала. — Отвечай, засранка! Я проснулась, решила разбудить её, захожу в комнату и вижу, что след-то и простыл! Хёмин снова пробурчала что-то нечленораздельное в подушку, явно не желая вылезать из своего укрытия и лицезреть на то, как её будет отчитывать лучшая подруга. На душе и так было чертовски погано с того самого момента, когда она узнала правду, а тут ещё и Сора со своими дурацкими нравоучениями. Не хотелось абсолютно ничего, разве что, реветь в подушку и оставаться в кровати до конца своей никчемной жизни. — Что ты там бубнишь! — взрывается блондинка, одним рывком сдирая с головы Чон одеяло. — О боже, что случилось?! Ты почему ревёшь?! Хёмин, уткнувшись лицом в подушку, протяжно всхлипнула, когда в сознании в очередной раз за это утро всплыл разговор с Сонхва, а затем его губы, которые так невероятно целовали её, чуть ли не доводя до оргазма. Что ей вообще теперь делать с этим всем? — Ну-ну, чего ты, — Сора вмиг остывает и присаживается на кровать, осторожно водя ладонью по спине подруги, моментами чувствуя как та содрогается от рыданий. — Что уже успело произойти за ночь? Кто тебя обидел? Сан? Хонджун? Уён? Стоило только Соре произнести два последних имени, как Чон разрыдалась пуще прежнего. В горле встал неприятный ком и она громко захрипела, перепугав и без того встревоженную подругу. Быстро подскочив с места, Сора упала на колени перед подругой, хватая ту за голову, чтобы поднять её и дать доступ к кислороду. Сердце её болезненно сжалось, стоило ей увидеть насколько сильно опухли глаза Хёмин от беспрерывных рыданий. — Боже мой, — она покачала головой, поглаживая брюнетку по волосам. Постепенно Хёмин начала затихать, быстро-быстро дыша и содрогаясь от холода: несмотря на то, что в комнате было тепло, её продолжало трясти, словно какую-то алкоголичку. — Расскажи мне, что произошло. Пожалуйста, Хё. Иначе мне придётся позвонить Юнхо. Если тебя только кто-то обидел из них… — Нет, — совсем тихо проговорила Хёмин, чувствуя как истерика понемногу отступила, а вместе с ней и все силы. Она едва могла говорить, словно губы отяжелели, налившись свинцом. — Меня никто не обижал. Скорее, это я их обидела. И очень сильно. Сора в который раз тяжело вздыхает. Она знала всю историю от А до Я, и всячески старалась втолковать в эту бестолковую головушку о том, что она не виновата. Каждый справляется со своими чувствами по-разному. Кто-то убегает, кто-то забывается в учёбе, алкоголе или в безразборных связях на одну ночь. Да, её подруга поступала крайне некрасиво с остальными парнями, но кто сказал, что сердцу можно приказать не болеть? — Послушай, — осторожно начинает Сора, прикусывая губу, — я уже говорила тебе, что ты не виновата в том, что пыталась справиться с болью. Мы все люди и совершаем ошибки. Иногда и мы с Юнхо ругаемся очень сильно. Однажды даже чуть не расстались, но это не значит, что мы не прощаем друг друга. Ты уже увидела, что Сонхва и Ёсан не настроены к тебе враждебно. Я не знаю как прошёл ваш разговор с Минги, но ты же знаешь его, — на секунду Сора замолкает, пытаясь подобрать правильные слова. — Он ранимый, но прощает. Особенно тебя. — Мы поговорили с ним, — Чон поднимает красные глаза на подругу. — Он сказал, что больше не злится на меня. Но он очень сильно изменился, понимаешь? Сора приподнимает брови, мысленно пытаясь удержать свой язык за зубами. Конечно он изменился… Ведь кто сможет справиться с тем, что произошло? Любой бы давно впал в такое состояние, если не хуже. И Минги, по мнению Соры, был действительно сильным парнем, который смог справиться. По крайней мере, он пытается. — Ты что-то знаешь, да? — ещё тише спрашивает Хёмин, шмыгая носом. Сора молча кивает, опуская взгляд. К сожалению, её просили молчать и никому не рассказывать. Особенно Хёмин. И на душе у Соры из-за этого сейчас гадко. Она ведь никогда и ничего не утаивала от своих лучших подруг. — И не скажешь, да? — Сора снова молча кивает. — Даже ты знаешь, а я нет. Я понимаю, что не была частью его жизни последние полгода, но… — голос дрогнул и из глаз снова начали капать слёзы, стекая по щекам и шее. — Я же вижу, что его что-то беспокоит. А он сказал, что пока не хочет мне говорить о том, что случилось. Сора тут же улыбнулась краешком губ, большими пальцами касаясь мокрых щёк, чтобы стереть стекающие по ним слёзы. Наконец-то эта глупышка показала то, насколько волнуется и беспокоится об этих здоровых лбах, которые как маленькие мальчики плакались ей и Юнхо всё это время. Даже несмотря на то, что она вела себя как бесчувственная, Сора знала, что когда-нибудь это всё выльется. И это случилось, просто стоило их немного подтолкнуть друг к другу. — Дай ему время, — голос Соры становится мягче, после чего она поднимается и присаживается на кровать. Легонько пихает локтем подругу, чтобы та подвинулась и залезает под одеяло, обхватывая её тело своими руками. Заключив Хёмин в объятия, Сора позволила ей уткнуться в свою шею и снова разрыдаться. — Ну чего ты, подруга? Минги в тебе души не чает, и ты это прекрасно знаешь. Он никогда не злился на тебя так, как Хонджун или Сан. Ой, даже Ёсан, и то сильнее злился, чем Минги. Только я тебе это по секрету сказала, ладно?! Чон усмехается сквозь слёзы и мычит куда-то в шею Пак. Сора вздрагивает и морщится от её щекотливого дыхания, но не отстраняется, понимая, что её подруге сейчас просто необходимо побыть с кем-то. — Просто расскажи мне, что случилось. Я попытаюсь помочь тебе, чем смогу, ты же знаешь, — серьёзно проговаривает блондинка, осторожно поглаживая подругу по спине. Хёмин тяжело вздыхает. Вот и пришла пора раскрывать все свои карты и чувства, которые она так долго хранила в себе, не позволяя никому даже узнать о них. Пытаясь забыть о них, затолкав как можно глубже. Например, как стоило бы поступить Хонджуну со своим огромным самомнением, запихнув его как можно дальше и глубже. — Помнишь как меня вчера спросили о том спала ли я с кем-то? — Сора медленно кивает, припоминая этот вопрос. Как такое вообще забудешь, если Юнхо ходил и нудил об этом целых полчаса, выбивая информацию, но Сора честно призналась, что ничего не знает об этом. Нет, она, конечно, знала, что её подруга не монашка, но с кем и когда — понятия не имела. И иногда это задевало. — Мой первый раз был с Сонхва, — на одном дыхании выпаливает Хёмин, чувствуя как в один момент стало легче дышать. Словно какая-то часть груза с её плеч удачно свалилась, позволяя хотя бы немного вдохнуть свежего воздуха. Пак широко распахивает глаза, удивлённо раскрывая рот. Она же сейчас не ослышалась, верно? Чон Хёмин — её лучшая подруга лишилась девственности вместе с лучшим другом её парня? Вот это да! — Тогда я и влюбилась в него, — уже тише сказала брюнетка, чувствуя как жар разливается по всему её телу. — Но сегодня ночью произошло то, чего я так боялась. — Что именно? — с интересом спросила Пак, наблюдая за тем, как заалели щёки подруги. — Неужели вы снова переспали?! — Что?! Нет, конечно! — Чон тут же отпрыгнула на другой край кровати, чуть не свалившись с неё. Она громко воскликнула, размахивая руками, но Сора тут же поймала её за рукав пижамы, таща обратно к себе. — Господи, нет! Я призналась ему и мы целовались. И, ну… — она запнулась, чувствуя как бешено забилось сердце в груди. — Он сказал, что я тоже нравлюсь ему. Улыбка тут же спала с её лица, заставляя блондинку недоуменно выгнуть брови. То есть, парень, который нравится её подруге признался, что тоже неровно дышит к ней, а её это угнетает? — Но это ещё не всё, — Хёмин облизала пересохшие губы, мысленно молясь, чтобы Сора восприняла эту информацию со всей серьёзностью. — Я, оказывается, переспала ещё и с Уёном… И не помню, как это случилось. На секунду Сора глупо захлопала ресницами, пытаясь переварить полученную информацию. А после рассмеялась, заставляя Хёмин обиженно надуться и фыркнуть. Ну конечно, это ведь так весело, что она ни черта не помнит с той злополучной ночи! — Прости-прости, — стараясь успокоиться, Сора делает глубокий вдох. — Просто… Я догадывалась об этом, после того как вы проснулись вместе полуголые. Сначала я думала, что это Джимин и Ёсан издавали те громкие звуки, а это были вы. Хёмин раздражённо закатывает глаза, ощущая себя неуютно. Она даже не знает, что чувствует по этому поводу. Уён славный и весьма симпатичный парень, но чтобы она спала с ним, да ещё и так громко… Ох, чёрт… — Подожди, это ещё не всё, — от безвыходности, Хёмин снов утыкается носом в нежную кожу подруги, пытаясь сдержать рвущийся наружу смех. Истерический смех. — Кажется, с нами ещё был Хонджун… На несколько секунд повисает гнетущая тишина, а затем Сора затряслась всем телом и взорвалась в новом приступе смеха. Хёмин обречённо проскулила, чувствуя себя не пойми кем. Вроде бы и ничего такого не совершила, всего лишь переспала сразу с двумя парнями, да ещё и лучшими друзьями своего брата, и забыла об этом. Даже сейчас, несмотря на все попытки вспомнить ту ночь, ничего не выходило. Словно из её памяти стёрли приличный кусок, не желая возвращать обратно. — Нихрена себе, подруга! — сквозь смех тянет Сора, а после делает глубокий вдох в попытке успокоиться. Выходит, наверное, только с пятого раза. — Вот это ты даёшь! Переспать сразу с двумя… Я, конечно, знала, что ты не святая, но чтобы настолько! Хёмин возмущённо хмурится, а после щипает подругу за руку, на что та ойкает, недовольно потирая пострадавшее место. Вот же засранка мелкая! — Ну ладно, признаюсь, — она растягивает губы в хитрой улыбке. — Я тоже не святая и спала какое-то время с Саном. И не смотри на меня так, это было ещё до того как я начала встречаться с твоим братом. — Ты и Сан? — Чон хмыкнула. — Звучит странно. — Ты и Хонджун с Уёном — ещё страннее… — Я тебя сейчас ещё раз ущипну, — угрожающе хмурит брови Хёмин, заставляя подругу беззвучно рассмеяться. — Ладно, хорошо, — она наконец-то окончательно успокаивается и принимает серьёзный вид. — И в чём проблема? Ну переспали вы и что дальше? Неужели это стоит твоих слёз? — Если бы всё было так просто, — со вздохом протянула Чон, взъерошивая свои и так спутанные волосы. — Сонхва сказал, что я нравлюсь ему, но и этим двоим тоже. Он хочет, чтобы я поговорила с ними и выбрала того, к кому меня больше тянет. — И к кому же тебя тянет? — с толикой детского любопытства спросила Сора, умащиваясь поудобнее, словно она не подругу слушала, а дораму в живую смотрела. Хёмин неопределённо пожала плечами, не зная как вообще ответить на этот вопрос хотя бы самой себе. — Я думала, что к Сонхва, но когда он сказал, что не ожидал того, что я поцелую Хонджуна, я тоже задумалась. Ну и к тому же, — брюнетка снова опустила взгляд вниз, чувствуя себя полнейшей… даже подумать страшно кем, — вчера вечером, когда мы вышли с Минги на улицу, а потом вернулись, меня кто-то поцеловал в темноте. Это случилось настолько быстро, что я даже не успела включить свет. Это было так агрессивно, будто это делал человек, который очень сильно обижен на меня. И, когда Хонджун вывел меня из себя своими дурацкими комментариями, я захотела сделать что-то идиотское. И поняла, что это был он, Сора! Серьёзно, я сразу же узнала его губы. Мягкие, с вишнёвым бальзамом. Сначала я даже не обратила внимания на это, а потом до меня дошло, что это был он. Сора молчит минуту, обдумывая, и Хёмин кажется, будто проходит целая вечность перед тем, как подруга начинает говорить. — Ты поэтому сбежала ни свет, ни заря оттуда? — Хёмин молча кивает. — Тебе и правда нужно поговорить с ним. С Уёном, кстати, тоже. Серьёзно, Хё. Это нельзя пускать на самотёк, потому что ты и так сделала им больно. Я не шучу, когда говорю, что они страдали. Хонджун, возможно, и не показывал этого, но внутри он очень мягкий и ранимый. А Уён… Он просто хорошо умеет скрывать все свои чувства. Это Сан и Чонхо не умеют, а вот эти двое — да. Хё понимающе кивает. Она знала, что к Хонджуну всегда было трудно подступиться и именно поэтому она так отчаянно желала доказать ему несколько лет назад, что хорошая. Что никогда не посмеет сделать так, чтобы он разочаровался в ней и потерял к ней всё своё доверие. И вышло в итоге всё так как вышло. И на душе теперь скребут кошки, заставляя чувствовать угрызения совести. Но в то же время Хёмин не может перестать думать о тех страстных поцелуях с Ким Хонджуном, всячески игнорируя тот факт как сильно от этого тянет внизу живота. Неужели Сонхва был прав и ей нравится другой? Или вообще сразу оба? А как же Уён и его чувства? — Не думай слишком много сейчас, — Сора осторожно приобнимает подругу за плечи, и та чувствует, как впервые за долго время по всему теплу разливается приятное тело. Как наконец-то она избавилась от части удушающего её груза, позволяя себе быть слабой и выговориться той, кто её действительно поймёт. И почему она раньше боялась сделать это? — Думаю, первым делом тебе нужно поговорить с Саном. — И как мне это сделать? Он же ненавидит меня, — скептически интресуется Хёмин, а после её выражение лица меняется на подозрительное, когда Сора начинает хитро улыбаться. — Я помогу тебе. Просто доверься мне.

* * *

Стоя в комнате Юнхо и Сана, Хёмин нервно теребила пальцы, пытаясь подобрать нужные слова, пока Чхве кидал на неё злобные взгляды, находясь в противоположном от неё конце. Боясь сделать даже малейший шаг, Чон предпочитала оставаться там, где остановилась, когда Сора силой запихнула её сюда, со словами, что им двоим пора серьёзно поговорить. И пока Сан молча сверлил её своим угрюмым взглядом, она пыталась сформулировать мысль и преобразовать её в слова. И выходило весьма скверно, потому что с чего начать она вообще не знала. Пожалуй, можно начать с извинений. — Сан, прости меня, я знаю, что поступила плохо и… — Я это уже слышал, — он грубо перебивает её всё так же хмурясь. Хёмин слегка опешила от такого напора, но не сдалась. Нервничает, конечно, ещё больше, кусая губы от досады. Что говорить дальше? Единственный вопрос, крутившийся в её голове на данный момент. Но раз уж их тут закрыли на замок, значит придётся мириться, чтобы выпустили обратно. И поэтому делает глубокий вдох, продолжая: — И мне правда жаль. Я не лгала тебе вчера, — упрямо смотрит на Чхве, который также не отводит от неё своего взгляда. Не то, чтобы он злился на неё настолько сильно, но когда увидел вчера, что-то внутри щёлкнуло и старая рана, которую он только-только залечил, вновь открылась, из-за чего он и наговорил всего того, что наговорил. Вспоминать даже стыдно. Скорее он даже был рад видеть её, чем нет. И даже пытался мысленно заткнуть себе рот, но всё было тщетно. Накопленные месяцами злость и обида просто вылились из него в одно мгновение. А потом уже было как-то неловко подходить, и даже сейчас, Сан знал, что больше не злится так сильно, но почему-то продолжает вести себя с ней, как последняя скотина, пока она пытается искренне извиниться перед ним. Чхве знает, что она искренна, потому что всегда читал её как открытую книгу. И даже сейчас видит её насквозь. Как она сдерживается, чтобы одновременно не наорать на него и не расплакаться. И Сан не простит себе, если доведёт её до слёз снова. — Я знал, что тебе кто-то нравится, — наконец-то он сдаётся, делая несколько шагов вперёд. На бледном лице парня тут же дрогнула улыбка. Еле видная, но всё та же. Красивая и яркая. — Просто понять не мог кто. А это Сонхва-хён оказывается. Неужели было так трудно прийти ко мне и сказать: «Эй, Чхве Сан, у меня проблема! Я влюбилась и не знаю, что делать»? Хё, я бы помог, правда. Я же не мудак, чтобы идти и сразу сдавать тебя хёну. Но вместо этого ты решила вычеркнуть всех нас из своей жизни. Друзья так не поступают. Они делятся проблемами с другими. Но ты лишь доказала, что не доверяешь мне. Опустив голову, словно провинившийся котёнок, Хёмин шмыгнула носом, всячески пытаясь заставить себя не плакать. Который это уже по счёту раз, когда она плачет? Второй? Пятый? Десятый? Кажется, она уже сбилась со счёта. — Когда мой отец сказал мне, что у меня будет старший брат, я не обрадовалась, потому что это сложно — сойтись со взрослым парнем во мнениях, но Юнхо и правда делал всё, что в его силах, чтобы стать мне настоящим братом, — она искренне улыбнулась, стоило ей вспомнить первые месяцы жизни вместе с Юнхо, который всегда старался угодить ей и вёл себя так, словно они брат и сестра с рождения, а затем всё же нашла в себе силы поднять голову, встречаясь с проницающим взглядом Сана. Хёмин тут же поспешила продолжить: — И когда он захотел познакомить меня с вами я испугалась. Я даже не знала, как вы отреагируете на то, что у вашего друга появилась взрослая сестра. — К чему вообще это? — он недоуменно выгнул бровь. — К тому, что я изо всех старалась понравиться вам. Тяжелее всего было с Хонджуном. И когда я поняла, что влюбилась, то боялась, что вы будете смеяться надо мной. — Почему ты вообще так думала? — громко восклицает Сан, чувствуя себя униженным. — Неужели ты была настолько херового мнения о нас? Хёмин тут же завертела головой, выставляя руки вперёд. — Нет, что ты! Просто… — она смущённо прокашлялась, пытаясь взять себя в руки. — Помнишь мой восемнадцатый день рождения? Сан незамедлительно кивает, всё ещё не понимая к чему она клонит. — Тогда я переспала с Сонхва и влюбилась. Мне едва исполнилось восемнадцать, Сан! Я боялась, что Юнхо может узнать и вся ваша дружба пойдёт по швам, понимаешь? Я боялась, что он сорвётся и убьёт Хва за это. Я не сразу поняла, что он нравится мне. Только тогда, когда он привёл Хесон. Я почувствовала, что хочу расцарапать ей лицо. И в груди было так больно каждый раз, когда я видела их вместе. Я терпела почти три года, потому что не хотела рушить его отношения и вашу дружбу с Юнхо. Сан, в одно мгновение, оказывается рядом, заключая в свои крепкие объятия. Хёмин носом утыкается в толстовку, вдыхая такой знакомый запах его любимого одеколона. В руках Чхве становится так уютно, словно она вернулась на полгода назад, когда они могли сидеть так часами за просмотром всяких фильмов, поедая тонны вкусняшек. Она чувствует, как крепкие руки сдавливают её со всех сторон. Но Хёмин совсем не больно, наоборот, хочется кричать от счастья, потому что Чхве Сан наконец-то рядом. Он, наконец-то, простил её и принял обратно. — Я даже представить не могу как тяжело тебе пришлось из-за этого, — он грустно качает головой, мысленно коря себя за то что бросил попытки добиться от неё ответов. Нужно ведь было идти напролом, несмотря на её попытки отстраниться. Показать, что ему действительно было важно, чтобы она знала, что не одна. — Прости, что я вёл себя как козёл вчера. Я правда переживал за тебя всё это время. Его рука осторожно поглаживала женскую спину, заставляя Хёмин плавиться, словно масло в летнюю жару. Его шёпот успокаивал и она тихонько заплакала от облегчения и понимания, что Чхве Сан простил её. Как же она, всё-таки, скучала по нему! — Но я должен признаться тебе, что услышал вчера ваш разговор с хёном на кухне, — он неловко отстраняется и краснеет, почёсывая затылок. — И видел как вы, ну… проводите время в полпятого утра. — О нет, Сан, прошу, не продолжай, — девушка легонько бьёт его в плечо, заставляя расхохотаться, но уже через минуту он замолкает, принимая серьёзный вид. И честно говоря, такой Сан пугал её до чёртиков. — Как скоро ты собираешься поговорить с Хонджуном и Уёном? Хёмин вяло отстраняется, а после бредёт к кровати, плюхаясь на неё безвольной куклой, а после прикрывает глаза. Через несколько секунд кровать прогибается под весом Сана, и она распахивает веки, задумчиво утыкаясь взглядом в потолок. — Могу ли я просто оставить всё как есть? — задаёт вопрос сама себе, но Чхве лишь хмурится. — Нет, не можешь, — он неодобрительно качает головой. — Ты ведь знаешь, что они оба страдают. И с твоей стороны будет подло, если ты так поступишь с их чувствами. Ты должна решить, кто тебе нравится и никого не мучить. Ни их, ни себя. — И как мне это сделать, если я, помимо Сонхва, определённо что-то чувствую и к Хонджуну тоже? — она складывается руки на груди и принимает позу лотоса, в упор глядя на друга. Сан лишь разводит руками в разные стороны. — Отличный совет, Чхве Сан, спасибо! — Ну не знаю, блин, — он откидывается на спинку кровати, на секунду задумываясь. Скрещивает руки на груди и этим ставит Хёмин в настолько неудобное положение, что и словами не описать. — Можешь попробовать поцеловать каждого из них. — И что мне это даст? — в её голосе проскальзывает неуверенность. — Я уже целовалась с Сонхва и Хонджуном. — И что почувствовала? — он с интересом взглянул на неё, игриво прикусывая губу. Вот теперь это точно был прежний Чхве Сан! — С кем больше понравилось? — Не знаю. С Сонхва всё было как-то нежно и отчасти невинно, а с Хонджуном так, что дух захватывает, — Хёмин говорила тихо, сама того не осознавая. — Если я ещё понимаю, что тебя привлекает в Сонхва-хёне, — спокойно говорит Чхве, задумчиво почёсывая подбородок своими длинными и изящными пальцами. — То что тебя привлекает в Хонджуне? Хёмин вдруг задумалась. А действительно, что её вообще привлекает в этом парне? Личиком то вышел, а вот характером что-то не очень. Мало того, что вспыльчивый и трудно отходчивый, так ещё и грубиян, какого поискать надо. Да и упёртый, как чёрт. Но в тоже время невероятно страстный и нежный, если найти к нему правильный подход. Даже ранимый, которому необходима поддержка, и которой он никогда не просит, предпочитая переживать всё в одиночку. Сильный духом и если любит, то, наверное, сильно. От всех этих мыслей, Чон понимает, что сердечко начинает учащённо биться, ведь Ким Хонджун не был монстром. Скорее он пытался выглядеть таким, чтобы никто не мог видеть его настоящий внутренний мир. Чтобы не сломать. Но она умудрилась сделать это, даже не заметив. Вот кто настоящий монстр. Она и только она. — Хонджун умеет сильно любить, — выпаливает первое, что приходит на ум, а затем поворачивается к улыбающемуся Сану. — Он по-своему заботливый. Ну знаешь, как люди, которые делают вид, что им пофиг, а на деле тихо заботятся о тебе. — Тебя привлекает то, что хён будет готов заботиться о тебе в любом случае, даже если бесится, — делает вывод Чхве, довольно улыбаясь. — Вот, видишь, с этим мы разобрались. А что насчёт Уёна? Что-то чувствуешь к нему? Хёмин тут же помотала головой, тяжело вздыхая. Чон Уён был тем, кого она не знала настолько близко, чтобы даже догадаться о том, что небезразлична ему. Как он вообще умудрился влюбиться в неё, даже не зная какая она? Или это она просто дура слепая, которая не замечала очевидного, а Уён наоборот знал всё о ней? Он даже мог спокойно сказать, когда она лжёт, а когда говорит правду. — Думаю, тебе просто нужно провести время с каждым из них, чтобы понять, что ты чувствуешь, — в отличие от Хёмин, Сан говорил твёрдо и спокойно. — Если ты только почувствуешь, что кто-то из них тебе совсем неинтересен, то лучше скажи ему об этом сразу. Так будет легче. И тебе, и им. — Но я не хочу делать больно никому из них, — она сжала кулаки до побеления костяшек, что не скрылось и от Сана. — Я не знаю, как они отреагируют. Хонджун-то меня всё ещё ненавидит. Сан раздражённо закатил глаза и прищёлкнул языком, желая ущипнуть эту недотёпу за нос. — Дорогая, если Ким Хонджун тебя не оттолкнул, значит не так уж он и ненавидит тебя. Поверь мне, человеку, который знает его с самого детства. Хёмин, громко вздохнув, перекатилась ближе к парню, попадая в тёплые объятия. С Чхве Саном было так просто и уютно. Можно было говорить обо всём на свете и при этом никогда не получать осуждения. Критику — да, но благодаря ей Хё и учится на своих ошибках, чтобы не наступать на одни и те же грабли несколько раз подряд. И эта идея с поцелуями не звучит уж так ужасно, чтобы открещиваться от неё как от чумы. Возможно, стоит попробовать? — Слушай, а почему ты мне не рассказывал, что спал с Сорой? — внезапно интересуется Хёмин, после чувствуя как Чхве напрягся всем телом. — Как ты узнала? — Да Сора сегодня рассказала, — обескураженная такой резкой реакцией, Чон уже успела пожалеть, что начала эту тему, но всё же интерес взял верх, поэтому продолжила: — Она сказала, что это было ещё до её отношений с Юнхо. То есть, где-то год назад, да? Сан молчит, безучастно уставившись в потолок. Он мрачно улыбается и на его щеках появляются прекрасные ямочки, которые Чон так любила всем своим сердцем. Если Сан и мог выглядеть устрашающе внешне, то только тогда, когда не улыбался. Стоит ему растянуть свои губы в нахальной улыбке, как на его щеках появлялись милые ямочки. — Да. — Ну а мне почему не сказал? — она обиженно дует губы, запоздало понимая, что вообще-то не имеет никакого права обижаться. Сама ведь не лучше. Но Сан не острит, не грубит, а просто продолжает уныло пялиться в потолок, будто он был интереснее данной беседы. — О, прости… Наверное, тебе нравилась Сора, но она ушла к Юнхо… — Нет. Она удивлённо привстаёт на локтях, снизу вверх смотря на парня. Сан продолжал молчать, чувствуя как его сердце забилось в диком танго. Он так тщательно хранил всё в тайне и теперь, наверное, пришло время рассказать ей всю правду. Может, тогда ему самому станет легче. — Сан, что такое? — встревоженно начала Хёмин, наблюдая за тем, как парень повернул к ней голову, пристально смотря в глаза. — А ты не догадываешься? — он усмехается. — Помнишь Сонхва сказал сегодня, что у меня нет к тебе чувств и он точно знает об этом. А знаешь откуда он знает об этом? Хёмин отрицательно покачала головой, напрягаясь всем телом. Она вздрагивает от неожиданности, когда Сан внезапно протягивает свою ладонь в её сторону, но только не смотрит в глаза. Он осторожно кладёт свою на девичью щеку, большим пальцем осторожно проводя по мягкой коже. Она невольно вздрагивает, чувствуя как в груди на секунду замерло сердце. Даже несмотря на то, как уверенно он начал, желание признаться обо всём сейчас вмиг куда-то улетучилось, оставляя после себя какой-то неприятный осадок. — Я сказал ему об этом, после того как узнал, что ты ему нравишься, — он немного привстаёт и тянется вперёд. — Но я не сказал ему главного. — Чего же? Сан улыбнулся. И казалось, что улыбался он сейчас фальшиво. — Того, что я попытался отпустить тебя и свои чувства ради него, но я ничего не обещал, — его ладонь скользит ниже, а после обхватывает её затылок, приближаясь ещё ближе. — Могу я поцеловать тебя, чтобы проверить его слова? Она чувствует, как с каждым сказанным словом, губы парня совершенно невесомо касаются мягкой кожи на щеках, тем самым, заставляя девушку ощущать себя куда более взволнованно. Хёмин в ответ хочет мотнуть головой, или вообще поскорее встать с места. Она не хочет всё усложнять. А если сейчас согласится на это, то только подольёт масла в огонь. Сделает, и так дерьмовую ситуацию, ещё хуже. Сан приближается, медленно и мучительно. Глаза его сверкают, а после закрываются. Стоит ему практически коснуться её губ, как Хёмин жмурится, невольно сжимая их, но Сан просто обхватывает её свободной рукой, придвигая ближе к себе, а после кладя её на талию и медленно поглаживая через ткань рубашки. Как только Хёмин ощущает чужие губы на своих, дверь в комнату распахивается, заставляя обоих чуть ли не разлететься по разные стороны комнаты. Пытаясь угомонить бешено колотящееся сердце, девушка перевела взгляд на встревоженного брата, которому, кажется, и вовсе было плевать на то, что она почти поцеловалась с Чхве, мать его, Саном! — Что случилось? — Сан нервно облизал губы, кидая в сторону перепуганной девчонки обеспокоенный взгляд. — Собирайтесь, — безэмоционально и горько просипел Юнхо. — Мама Минги скончалась десять минут назад.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.