ID работы: 14271323

Свободный полёт

Гет
NC-17
В процессе
7
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 392 страницы, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
7 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Первая неделя лета

Настройки текста
      Чистое голубое небо, огромные оранжевые горные вершины, просторные дали, величественные обломки зданий Старого Мира, торчащие из песка — вот что первое приковало взгляд Норы в Сэндроке. В Буревее она никогда не видела ни такого неба, ни таких гор, ни таких свободных пространств, ни столь величественных памятников прошлому. Несясь на поезде мимо скал и песчаных равнин, Нора не могла оторвать взгляда от неба, глядя в него, как завороженная. Она представляла, каково это — парить в нём, таком чистом и бескрайнем, повинуясь воздушным потокам, когда весь мир покорно расстилается под тобой. Жаль, что здесь ветра не так сильны и вряд ли смогут поднять планер.       Однако первое, что учуяла она, сойдя в поезда, был ударивший ей в нос запах дерьма, густой, сладковатый и отвратительный. Нора только вдохнула полной грудью воздух этого доселе неведомого ей места, сулящего невиданный успех в скорейшем будущем, как закашлялась и чуть было не распрощалась со своим лёгким завтраком прямо на перроне. Но самолюбие и жгучее чувство последующего позора не позволили ей это. С трудом сглотнув кислый ком обратно, Нора криво улыбнулась и утёрла заслезившиеся глаза. Справа она увидела аккуратный деревянный дом, покрашенный белой и зелёной краской с вывеской «Блуждающий Я», на крыше которого с обратной стороны от перрона крутились мельничные лопасти. От дома шла большая, огороженная низеньким крепким заборчиком территория ранчо, на которой виднелось каменное строение с заколоченными окнами, явно принадлежащее ранее Старому Миру. Очевидно, порыв ветра принёс оттуда столь «дивные» запахи. Даже отсюда Нора смогла разглядеть огромных неповоротливых лохматых зверюг с рогами, что паслись на ранчо. Ничего подобного ранее она не видела.       Железнодорожная станция оказалась покосившейся, потрёпанной, с облезшей краской и выцветшей едва видной надписью, которая держалась на крыше едва-едва. Внутри кое-где в полу не хватало досок, стёкла были побиты и треснуты, а обстановка внутри удручающей. Любой проезжающий в поезде вряд ли пожелал выйти здесь даже просто размять ноги.       Почва под ногами была сухой, каменисто-песчаной и растрескавшейся, а воздух жарким и сухим. В горле запершило то ли от песка, то ли от сухости, но новый порыв ветра принёс благодатную влагу. Слева виднелся оазис, который обрамляли зелёные деревья и трава, к которому город подходил вплотную. Зелёный яркий кусочек жизни, ярко выделяющийся на общем жёлто-оранжевом фоне песка и скал. Также Нора прищурилась и разглядела несколько десятков знаков, стоящих по всему периметру оазиса, огороженного забором. На них были предупреждения, запрещающие использовать воду из оазиса, а также рубить деревья. Что ж, про это она слышала — воду и деревья в Сэндроке берегут как нигде.       — О, привет, ты должно быть новый мастер, Нора? Меня зовут Ми-Ан, я только вчера приехала сюда.       Нора обернулась и увидела, что к ней обращается девушка примерно её роста, с длинными тёмными волосами и карими глазами, одетая в рабочий комбинезон, заправленный в высокие сапоги, и зелёную полосатую рубашку с рукавами. На голове у неё был кожаный шлем с поднятыми вверх защитными очками. Сразу по виду закрались подозрения, а Нора каким-то шестым чувством поняла, что эта девушка — тоже мастер. И, видимо, здесь правда выходило крайне мало людей (Нора единственная сошла со своего поезда), потому внешне ну никак нельзя было сказать, что Нора является мастером — кого удивят обычные светлые шорты, футболка да кепка, защищающая голову от солнца. Разве что рюкзак из дома с одеждой прихватила, базовым набором инструментов да парой памятных вещей.               — Да, это я, — улыбнулась она в ответ, но улыбка не коснулась светло-голубых глаз, оставшимися холодными и оценивающими.        — Ты тоже откликнулась на объявление, да? Я здесь, чтобы отвести тебя в Торговую Гильдию. Все уже ждут тебя, пошли! — махнула рукой девушка и последовала в сторону строений.        — Видимо, нас теперь двое, — усмехнулась Нора как можно дружелюбнее, хотя вовсе не испытывала тёплых чувств к незнакомке. Это шло не по плану. Неужели нашёлся ещё какой-то мастер, готовый начать свою карьеру в этом захолустье? Это может стать проблемой. Конечно, Нора в своих силах не сомневалась, но было неприятно понять, что уходя от конкуренции, она всё равно пришла к ней же.        У двух-этажного деревянного здания с выцветшей вывеской «Торговая гильдия», стоящего на главной, видимо, дороге, потёртого на вид как и все остальные рядом, их ждали двое мужчин. Ни первый, ни второй не произвели на Нору хорошее впечатление. Один был явно потаскан жизнью, рыж, плешив и с пропитым безразличным лицом, а второй одет вычурно и щеголевато для такого места, да и его близко посаженные глазки подозрительно бегали и блестели. Последний тут же впился цепким взглядом в Нору.        — Привет, Нора! — заговорил он противным дребезжащим голосом. — Меня зовут Ян, я президент Торговой Гильдии Сэндрока. Рад знакомству и бла-бла-бла. Я буду присматривать за тобой и Ми-Ан, но не думайте обо мне как о боссе! Скорее я приятель, который просто является вашим начальником.        Нора приподняла бровь, оценивающе оглядывая этого Яна. На начальника или босса он не тянул, слишком уж много было заискивающих ноток в его голосе и излишней бравады, за которой он пытался скрыть свою нервозность.        — Это Мейсон, он уходит на пенсию, и поэтому вы обе здесь, — «начальник» махнул рукой в сторону рядом стоящего мужчины, который едва пошевелился в ответ на это представление. Но Ян тут же затараторил дальше: — Впрочем, ты и так это знаешь, так что лучше посмотри вон туда.        Он махнул в сторону железнодорожных путей, за которыми располагалось едва видимое отсюда деревянное строение, больше похожее на хлипкую хибару, огороженную низеньким заборчиком.        — Эта мастерская раньше принадлежала Мейсону, но теперь она в твоём распоряжении, Нора. Идеальное место, чтобы сделать кучу классных для нашей Торговой Гильдии! Ну и других людей, конечно, — излишне восторженно и возбуждённо сказал Ян. — Ну, у меня закончились слова. Мейсон, как признанный мастер Сэндрока, почему бы тебе не сказать пару вдохновляющих слов?        Ян чуть было не толкнул Мейсона, во всяком случае Норе показалось, что он готов был подобным образом расшевелить мужчину.        — Эм, ну, — замялся тот. — Я уже ухожу отсюда. Моя мастерская теперь твоя, Нора. Может, тебе покажется, что она старая и ветхая, — он вновь замялся. — И плохо оборудовано, это так, но здесь… Хм… Вы найдёте это место довольно душевным. Этого вполне достаточно.        На этом, очевидно, мотивация Мейсона и слова для «вдохновляющей» речи у него закончились и он, махнув рукой в сторону жёлто-голубого здания напротив с вывеской «Голубая Луна», на которой красовался неоновый месяц, сказал:        — А теперь, извините меня, я направлюсь в салун. У меня ещё есть время, чтобы опрокинуть несколько стаканчиков якмелевого молока.        И слегка пошатывающейся походкой Мейсон удалился прочь. Со спины он создавал впечатление человека, для которого в жизни было уже всё ясно и кончено.        — Он всегда был несколько странным, — отметил Ян, когда Мейсон удалился. — В любом случае, вернёмся к делу. Прежде, чем вы начнёте, я должен рассказать вам о том, как мы работаем в пустыне. Знаю-знаю, у тебя есть лицензия строителя, но здесь всё несколько иначе, чем вы привыкли.        Ян окинул окружение широким жестом, предлагая взглянуть на пустынный пейзаж, полный скал, редких кактусов и кустов, а также крайне печально выглядящих домов.        — Начнём с того, что деревьев вокруг не так уж много, так что в пределах города не слишком размахивайте топором, это не одобряется. Но зато полно металлолома, коряг и прочего мусора, который можно разгрести и найти что-то полезное. У Мейсона должен был остаться верстак с базовым набором инструментов, проверь. Можно считать это твоим первым заданием, Нора. Как только разберёшься с ним, найди меня здесь, — и Ян махнул в сторону здания Гильдии.        И он вальяжной походкой покинул компанию. Нора недоумённо поглядела ему в спину. Ей всё представлялось несколько… Иначе. Что-то более организованное и дружелюбное. Но по факту ей озвучили очевидные вещи, ткнули пальцем в направлении мастерской и бросили посреди дороги в незнакомом городе. Будь она менее уверенной в себе девушкой, то непременно бы растерялась. Но благо она таковой не была, а рядом с ней находился достаточно хороший источник информации — Ми-Ан.        — Даа, — протянула та. — Здесь несколько всё иначе, чем в других местах, зато полезные ресурсы буквально появляются из-под песка. На самом деле это весело! Давай посмотрим, что Мейсон оставил тебе. Пошли, я здесь уже некоторое время и помогу не заблудиться.        «Было бы где, здесь пара десятков домов и мастерская перед моими глазами», — фыркнула про себя Нора, но послушно пошла за Ми-Ан.        Мастерская представляла из себя жалкое зрелище. Чем ближе подходила к ней Нора, тем сильнее убеждалась в мысли — лёгкого старта не будет. Здание действительно представляло из себя потрёпанную лачугу с облезлой выгоревшей на солнце краской, рядом со стеной пристроен огромный бак, судя по всему с водой, поодаль стоит крошечных размеров уличный туалет с грязным скрипучим деревянным настилом и дыркой в центре, благо выгребная яма пуста, а небольшая территория была огорожена хлипким забором. Внутри двора нашёлся видавший лучшие времена грубовато сколоченный верстак, простая, но крепкая сборочная станция, а также завалы мусора и материалов. Заглянув в дом, Нора увидела там лишь простую деревянную кровать с линялым бельём и… Всё.        — Мда, негусто, — разочарованно протянула Ми-Ан. — Но знаешь, он оставил тебе верстак! И сборочную станцию! Тут много разного добра вокруг! Сэндрок стоит на месте огромного мегаполиса Старого Мира и ветер часто открывает доступ ко многим ресурсам. Нужны только инструменты, а дальше всё наладится.        Нора скривила губы, но стоило Ми-Ан обернуться к ней, как тут же состроила милую улыбку.        — Знаешь, я скажу тебе кое-что личное… — девушка замялась, но в итоге продолжила. — Все в Свободных Городах знают, что в Сэндроке дела идут не очень. И я, как только увидела объявление, без сомнений подписала этот контракт. Я думаю, что смогу изменить здесь всё к лучшему. И я готова поспорить, что ты чувствуешь то же самое. У нас с тобой достаточно сил вернуть Сэндроку былую славу. Давай приложим для этого все усилия?        «Идиотка, — подумала про себя Нора, махая на прощание воодушевлённой её положительным ответом Ми-Ан. — Наивная, идеалистическая идиотка. Впрочем, с такими просто общаться. Не думаю, что будут какие-то проблемы обойти её. Вернуть былую славу».        Нора фыркнула и, тяжело вздохнув, обернулась к предстоящему ей фронту работ. Так, мусор разгрести, полезное разложить по категориям и материалам. Вон те кучи выглядят многообещающими, стоит уделить им внимание в первую очередь. Благо инструменты, перчатки и всё, что может в первое время пригодится мастеру, Нора предусмотрительно взяла с собой. В конце концов она мастер, у неё есть лицензия на работу, а также мечта, ради которой она и приехала в эту дыру.        Разгребая песок, камни, деля найденное на несколько куч, Нора неспешно размышляла о ситуации и увиденном. Да, уж в чём Ми-Ан права, так это в том, что дела у Сэндрока идут неважно. Это действительно умирающий город, и всё больше людей покидают его. Почва бедная и неплодородная, живность опасная, климат неблагоприятный. Единственная отрада — останки Старого Мира, которые лежат у всех под носом да слабое влияние Церкви Света. Нора даже слышала, что из-за опасностей региона тут разрешены технологии, запрещённые в остальных цивилизованных местах. Что ж, это может сыграть на руку. Норе нужно выложится, чтобы заработать имя и репутацию, а без преображения города это не сработает. Так что может слова Ми-Ан о возвращении Сэндроку былой славы и имеют место быть в планах Норы, но вот самой Ми-Ан там и не пахнет. Чёрта с два Нора позволит это наивной дурёхе обойти её.        Солнце жарило беспощадно, и даже натренированное тело Норы начинало понемногу сдавать. Шутка ли, просидеть несколько часов в полусогнутом положении, отделяя хлам от полезных ресурсов, разгребая и таская камни, ветки, куски старых механизмов. По итогу она смогла освободить территорию мастерской и, соорудив себе быстренько метлу и лопату из подручных средств, выгрести всё лишнее и разобрать полезное. Всё же Мейсон был, как и все мастера, тот ещё коллекционер, и то, что он собрал, очень пригодится для выполнения заказов в ближайшее время.       Осмотря освободившуюся территорию, Нора тяжело вздохнула и утёрла пот со лба. Взглянув на небо, она увидела, что время идёт к вечеру и солнце неспешно приближается к горизонту. Что ж, можно позволить себе небольшой перерыв и прогулку по городу. Куда там этот Мейсон уходил? В «Голубую Луну»? Значит стоит попробовать местные блюда. В желудке как раз нещадно урчит.        Кое-как приведя себя в порядок при помощи влажной тряпки, смоченной под краном бака, утерев явные следы грязи и пыли с лица, видные в крохотное дорожное зеркальце, и переодевшись в свежее, Нора направилась в раскрашенное голубой краской здание с огромной сияющей вывеской луны на крыше. По дороге она заметила пухлого мужчину в ярко-жёлтом костюме, поливавшего деревья недалеко от её мастерской. Решив, что знакомство с местными надо с кого-то начинать, Нора сделала небольшой крюк и направилась к нему.        — Привет! — дружелюбно улыбнулась она ему и помахала рукой. Мужчина обернул к ней своё широкое румяное лицо и ослепительно улыбнулся, так и сияя радушием. Взгляд Норы зацепился за значок на его жилетке. Церковь Света. Мда, не повезло.        — О, привет! Ты новый строитель, верно? Как я рад видеть новое лицо посреди пустыни! Я Бёрждесс, главный инспектор отделения Церкви Света в Сэндроке. В основном я патрулирую оазис и слежу, чтобы никто не нарушал правил. Поверь, если уровень воды изменится хотя бы на сантиметр, я всем об этом сообщу.        От мужчины так и разило дружелюбием и исполнительностью. Он словно был полон энергии, которая выходила из него и изливалась на окружающих. Лицо его по-детски пухлое, выглядело даже несколько блаженным вместе с ярко-голубыми добрыми глазами. Впрочем, чему удивляться, он же церковник.        — Да, я Нора. Приятно познакомиться. Я только сегодня прибыла в Сэндрок.        — Чудесно! Надеюсь, ты освоишься здесь и увидишь, сколь прекрасно это место и люди в нём! — это прозвучало, на взгляд Норы, несколько наигранно. Потом, словно вспомнил о чём-то, он продолжил уже куда серьёзнее: — И, поскольку ты новичок, я должен сказать, что экономия воды — очень важный аспект жизни в Сэндроке. Все тут это делают.        — Я понимаю, — кивнула Нора. Конечно, город посреди пустыни, единственный оазис на всю округу и необходимость завозить такой необходимый ресурс, как воды, из других городов — всё это несомненно говорит о том, что вода здесь крайне ценна.        — Вода бесценна. Она дарит нам жизнь, стирает нашу одежду и моет наше тело, не имеет запаха и вкуса, но без неё невозможно жить… И при этом люди понимают её ценность только тогда, когда её мало!        Нора вежливо улыбалась, уже жалея, что не разглядела издалека в этом малом церковника. Только проповедей ей не хватало.        — Я надеюсь, ты это понимаешь и разделишь наши убеждения. Я вырос здесь, в Сэндроке, и всегда видел, как Церковь помогает нуждающимся. Вот почему я присоединился к ней, вот почему я здесь.        Как же опрометчиво было подходить к этому типу. Почти первый встреченный житель, и сразу джекпот — набожный болтливый идиот.        Кое-как отделавшись от парня, сославшись на голод и дела, Нора поспешила убраться прочь, и всё равно слышала летящие ей в спину вроде «Не забудьте пополнить резервуар водой» и «Приходи ко мне в магазинчик около водонапорной башни, там бесплатные улыбки». Нора ощущала почти физическое отвращение. Она не любила дураков и наивных людей, терпеть не могла церковников, но когда всё это соединялось в ком-то одном — получалось нечто невероятно отвратительное и отталкивающее.       В поисках сил и покоя, она направилась прямиком в салун. Здание это выглядело хоть и потрёпанным ветрами, но достаточно крепким и ухоженным. Было видно, что кто-то старается следить за его видом и подкрашивать, а у одной из стен, выходящей на железную дорогу, располагалась даже небольшая сцена. И коврик у двери свежевыметен. Нора вошла внутрь и была приятно удивлена уютной обстановкой, мягкими диванчиками и убранными столиками у них, приятным освещением, свободным пространством, а ещё аппетитными запахами, доносящимися с кухни. За стойкой она увидела рослого загорелого мужчину с тёмными волосами и бакенбардами, в красной полосатой рубашке и пончо, небрежно наброшенном на плечи, конец которого почти доставал до земли.       -Привет-привет! Ты новый строитель, верно? Ты выбрала правильное место! Добро пожаловать в «Голубую Луну»! — приветствовал он Нору низким голосом, широко улыбаясь. Лицо у него было добродушное, открытое и приятное. Нора сразу ощутила, что вот уж с ним она найдёт общий язык.        -Да, я Нора, — улыбнулась она.        -Я Оуэн, владелец этого салуна! Здесь всегда подают только самые вкусные блюда.        — С удовольствием попробую их.        -Пойдём тогда, выберем тебе место и я помогу тебе сделать заказ.        Оуэн проводил Нору до ближайшего уютного угла с диванами, дал ей меню и замер рядом, продолжая болтать.        — Я слышал, ты прибыла из самого Буревея. Ну и погодка там у вас, да? Как тебе местный климат? Многие приезжающие спрашивают, где суше, в Сэндроке или в Барнароке. Я всегда отвечаю, что в Сэндроке, хоть в чём-то мы должны быть лучшими.        Нора слушала его громкую болтовню с одобрительной улыбкой, бросая иногда взгляды на мужчину. Выбрав что-то сытное и звучащее наиболее понятно, она дождалась, когда мужчина удалится, а сама опёрлась на стенку и вновь огляделась. Что ж, если это единственное уютное место в этом городе, то она рада. Всё равно в ближайшее время ей питаться только здесь, ведь в доме Мейсона нет даже плиты. И самого его здесь, к слову, не видно. Шатается по городу? Нора готова была поспорить, что бывший мастер — тихий пьяница, его лицо и глаза говорили сами за себя.        К моменту, когда ей принесли заказ, она смогла перевести дух и с охотой пригласила Оуэна присесть рядом, чтобы он рассказал, что здесь и как. И это было самым верным её поступком с момента приезда сюда. Оуэн рассказал ей всё, при этом так умело и дозировано подавая информацию, что это была просто песня. Нора уже всё доела, но продолжала слушать и слушать мужчину. Благо, в салун никто за прошедшие пару часов так и не зашёл, хотя время уже явно было вечернее.        Нора узнала ВСЁ. Она узнала, что Оэун вырос в Сэндроке и салун достался ему от отца, что имя придумал именно его отец, и что ранее оазис Мартл называли сапфиром Юфала, правда это название уже никто и не помнит. В салуне у него работает официантка Грейс, которая прибыла из самой Атары. Узнала, что универсальный магазинчик с глупым названием «У лестницы» держит Арвио из Барнарока, брат Амиры, которая открыла свою гончарную лавку «Керамические ворота». Про ателье, что держала леди Виви, пожилая женщина, которая была матерью Хьюго, работавшего в кузне «Время молота», который в свою очередь являлся отцом Хайди, местного архитектора, являющейся владельцем местной небольшой строительной компании. Ранчо, которое Нора видела ранее, владела семья Купера и Мейбл, у которых была дочь Элси, и у них можно было купить всё, начиная от цыплят и якмелей и заканчивая ездовыми лошадьми и верблюдами. Дальше, почти у самой мастерской Норы, располагалась свалка и компания «Старатели Юфалы», которой владел Рокки, а его жена Кристалл помогала там ему, и у них был сын Пебблз. В противоположном конце города находился Гражданский корпус, в котором следили за порядком Джастис, Унсур и кот Капитан, а рядом у самого оазиса магазинчик «Мир воды», в котором работает тот самый Бёрджесс. На самом верху холма располагалась церковь, главой в которой был пастор Мигель. Также в городе были исследовательский центр, которым заведовал директор Ци, небольшой развлекательный центр «Золотой гусь», которым владела Катори, и музей. Недалеко от них клиника доктора Фэнга, у которого есть говорящий ворон, кладбище со смотрителем Мортом, а ещё дальше — влагодобывающая ферма Зика, на которой помогает Дэн-Би, послушница Церкви, у которой есть муж Райан, местный плотник. Помимо этого была парикмахерская, но она не работает, потому что Пабло в отъезде, а прямо на площади здание мэрии, но сама мэр Труди сейчас тоже отсутствовала, поэтому там всем заведует министр Матильда. За дочерью же мэра Жасмин присматривает Виви, а девочка разносит по утрам газеты и почту, которую берёт у проводника Дженсена.       Оуэн рассказал Норе и про местные песчаные бури, которые настолько суровы, что могут буквально «выбить из тебя всё дерьмо» и в это время лучше не покидать стен дома, про опасную живность в округе города, а также про собрания, которые иногда проводит мэр Матильда и наверняка скоро она проведёт ещё одно в честь новых строителей. Ещё о слухах про прощальную вечеринку для Мейсона, в которой не последнюю роль будет играть его, Оуэна, сцена, на которой проводятся все мероприятия, но это пока открытый вопрос. Нора слушала без перерыва льющуюся речь Оуэна, изредка вставляя комментарии, показывая свою заинтересованность и запоминала-запоминала-запоминала. Ей нужно было знать всё, чтобы как можно скорее влиться в местную жизнь и начать её менять в лучшую сторону. Для себя, конечно же. Также она услышала предупреждение о бандитах. Логан, их глава, ранее был частью поселения, но ушёл в пустыню и теперь не даёт покоя городу, совершая набеги. Нора про это уже читала, но не придавала этому особого значения, однако, судя по всему, ситуация действительно была беспокойной.        Тепло поблагодарив Оуэна за еду и разговоры, девушка расплатилась и собиралась удалиться, но мужчина сунул ей в руки небольшой сверток ткани.        — Ты наверняка скоро проголодаешься, а я знаю, что у Мейсона нет плиты, так что держи. Ничто так не нагуливает аппетит, как целый день, проведённый в тяжёлой работе. Держи, это несколько экспериментальных блюд. Скажешь потом, как они были на вкус. Заходи в любое время.        Ещё раз поблагодарив Оуэна за внимание и подарок, Нора с приятным чувством тепла вышла из «Голубой Луны», ощущая некий внутренний подъём. Что ж, приятно, когда тебя встречают так совершенно незнакомые люди. Видимо, в этом небольшой городке, где жизнь каждого на виду, многие относятся к новоприбывшим крайне тепло. Или же Оуэн исключение. В любом случае это очень на руку Норе. Значит будет проще построить отношения и подать себя с лучшей стороны. А это, в первую очередь, репутация. За свою работу мастера она не сомневалась.        По дороге Нора решила зайти в Торговую Гильдию, надеясь застать там Яна, несмотря на вечернее время. И да, своего «начальника» она нашла внутри богато обставленной комнаты с закинутыми на стол ногами. При её появлении он даже не сделал попытки принять сколько-нибудь серьёзный вид.        — А, обосновалась в старой мастерской Мейсона? Что ж, тебе ещё кое о чём нужно знать. Например, о переработчике — он твой незаменимый инструмент для мастера в этом месте. Ты наверняка нашла уже кучи мусора и лома. Именно переработчик поможет тебе рассортировать их и сделать что-то полезное из этой кучи хлама. Вот, где-то у меня здесь был чертёж.        Ян убрал ноги со стола и принялся искать среди кучи бумаг нужную. Вскоре Нора получила в руки лист с грязным следом от кружки, на котором был вполне читаемый чертёж простой машины. Похоже, условия Сэндрока с их близостью к руинам сильно повлияли и на подход к работе мастера — вместо того, чтобы добывать или создавать материалы из сырья, здесь предпочитали перерабатывать богатство Старого Мира и использовать его. Разумно.        — Вот, как сделаешь его, возвращайся, и будем считать тебя почти готовым мастером, — Ян махнул рукой в сторону двери, явно показывая, что дальнейшие разговоры он считает лишними.        Что ж, этого парня явно не учили манерам. Впрочем плевать, глава он, начальник, босс или президент, Нора не собирается плясать под его дудку, если ей это не будет выгодна. У неё тоже есть своя деловая жилка. Торговые Гильдии — пустое место, если у них нет мастеров, готовых работать над заказами.        Был уже вечер, и Нора решила разобраться с чертежом под тусклым светом лампы верстака и проверить, всё ли у неё есть для него. Оказалось, что машина крайне примитивна и собрать её не составило никакого труда. Запитав её от силового камня, некоторое количество которых Нора предусмотрительно взяла с собой, она убедилась, что машина работает исправно. Теперь сортировка пойдёт куда быстрее, чем вручную, что очень кстати при таком количестве хлама и лома. Закинув в машину неразобранные кучи, Нора вздохнула почти с облегчением.        Солнце уже давно скрылось за горизонтом и Нора решила, что на самое время поспать, а завтра с утра отправится в Гильдию и рассказать о собранном переработчике. Оказавшись в доме, Нора перекусила вяленым мясом, что ей отдал Оуэн, найдя его терпимым, и решила записать всё ранее услышанное в свою записную книжку. Привычка фиксировать большинство информации и сведений у неё была с детства. Память могла подвести, но записанное всегда оставалось таким, каким должно. Если, конечно, хранить правильно.        Под неверным мигающим светом лампы она вписала услышанные имена в книжку и отделив каждому по пол-страницы, сделав небольшие и пока не несущие большое значение пометки, Нора выключила свет, сняла одежду и легла на кровать.        Жёстко, пахнет незнакомо и неприятно, ткань постельного куда грубее, чем она привыкла. За окном слышно, как шумит переработчик, похрустывая ломом, проносится ветер, перенося кучи песка.        Нужно закончить все официальные и бумажные дела. Нужно взять заказы, набрать материалов для них на свалке и в руинах, нужно познакомиться с жителями, обрасти связями, найти среди них наиболее выгодные. Это всё поможет развитию дела, будет легче заработать репутацию и сделать своё имя узнаваемым. Не помешает и обновить дом, переделать сортир, забор, расширить территорию, чтобы поместились другие машины. Да, ещё заказать чертежи для этих самых машин из местных материалов, собрать их, это сильно облегчит заказы. Вода… Нужно проверить уровень воды в баке… Закупить продуктов… Зеркало, надо зеркало… В салуне вкусно готовят… Оуэн… Общительный… Полезное знакомство…        Нора постепенно погрузилась в сон.

***

       Утром Нору разбудил будильник, трезвонивший у неё в рюкзаке. Девушка сползла с кровати, добралась до рюкзака, с трудом отыскала там обычный механический будильник и раза со второго сумела его выключить. Сонно посидев немного на деревянном полу, она огляделась. Это не была её комната, слишком маленькая и одновременно слишком просторно. Протерев глаза, Нора вспомнила, что она в Сэндроке.        Безудержно зевая, Нора привела себя в порядок, умылась влажной тряпкой, намоченной под краном бака, почистила зубы, переоделась. Утренний туалет напомнил ей, что в доме необходимо иметь вещи для комфортного проживания — шкаф, стол, стул, рукомойник и таз. Для начала, хотя бы. И Нора решила заняться этим как только разберётся с делами по регистрации мастерской. Переработчик за ночь сжевал весь лом и хлам и сильно облегчил Норе жизнь, выдав уже почти готовые для работы материалы. Всё же это гениальное в какой-то степени изобретение — с тем количеством руин и материалов Старого Мира, что были в Сэндроке, эта машина действительно оказалась незаменима.        Закинув в него новую порцию хлама, первым делом Нора решила направиться в Торговую гильдию, чтобы завершить, наконец, всю бумажную волокиту. По дороге она увидела рыжего подростка в жёлтой футболке, коротких шортах и кепке, праздно гуляющего по округе и пинающего камни. Прикинув, кто это может быть, Нора решила, что девушка слишком взрослая для Жасмин, а значит, скорее всего, это Элси, дочь владельца ранчо. К тому же её заляпанные ботинки и хлыст на бедре тоже намекали на это. Не лишним будет поздороваться и познакомиться.        — Оу, ещё один турист, — вздохнула та в ответ на появление Норы в поле зрения. — Э, привет, но мне уже пора идти.        Только та отвернулась прочь, как взгляд её проследил путь, по которому девушка подошла к ней, и всё внимание подростка теперь было обращено к Норе.        — Погоди, ты новый мастер? Блин, почему ты сразу не сказала! Я Элси. Рада познакомиться!        — Привет, Элси. Меня зовут Нора, и да, я новый мастер, — улыбнулась та.        — Извини, что не узнала тебя! Мне казалось, что все мастера — это скучные старикашки, вроде Мейсона.        — Далеко не все, но некоторые именно такие, — хмыкнула Нора, вспоминая коллег, подходящих под описание.        — В таком случае может ты сможешь принести в это место больше движа. Как бы я хотела, чтобы здесь стало оживлённее!        — Новые люди определённо оживляют обстановку. Тебе нетрудно будет мне помочь? Я собираюсь зайти в Торговую Гильдию и не отказалась бы после от небольшой экскурсии по городу.        — Блин, у меня сегодня на самом деле куча дел: пасти скот, поймать несколько песчаных рыб, вывести лошадей на пробежку. Это действительно нужно сделать, — с сожалением протянула Элси. — Если я это не сделаю, то мне придётся часами выслушивать лекции от моего отца, а он тот ещё занудный старик.        — О, не беспокойся, я вполне справлюсь сама, — пожала плечами Нора.        — Если ты найдёшь Жасмин, я уверена, она поможет тебе с этим. Она тут почту у нас разносит и у неё куча свободного времени, — сказала Элси. Со стороны ранчо послышалось протяжное «Элсииии», и девчонка, тяжело выдохнув, сказала на прощание: — А вот и мой старик.        И с криком «Иду!» направилась в сторону ранчо, явно не особо торопясь. Нора проводила её взглядом и разглядела вдалеке рыжеволосого мужчину с бородой, широкополой шляпе на голове и в бирюзовом пончо, недовольно глядящего в её сторону. Нора дружелюбно помахала ему рукой и, не получив ответа, направилась в Гильдию, решив, что посетить вонючее ранчо она ещё успеет.        — А, вот ты где! — встретил её Ян на пороге, открывая дверь ключом. — Как твой переработчик?        — Перерабатывает, — пожала плечами Нора. — Продемонстрировать?        — Нет-нет, не надо мне его показывать, — отмахнулся мужчина. — В конце концов у тебя лицензия мастера? Что может в худшем случае сделать этот переработчик? Взорваться и спалить город?        Ян посмеялся своей собственной шутке и зашёл внутрь. Нора терпеливо последовала за ним.        — В общем, теперь твою мастерскую нужно зарегистрировать. Этим занимается обычно мэр, но она в отъезде и министр Матильда взяла на себя решение всех подобных вопросов.        — Куда же уехала мэр? — полюбопытствовала Нора. Она уже слышала про это, но никто так и не рассказал, где находится глава города.        — О, ты не слышала? — удивился Ян. — Она пытается что-то посадить в пустыне Юфала. Неужели никто не удосужился ей рассказать, что растениям нужна земля, чтобы расти?        Ян неприятно рассмеялся.        — В любом случае, дуй в мэрию и зарегистрируй мастерскую, а потом возвращайся. Я пока подготовлю для тебя работу. Кстати, я тут нашёл пару чертежей и всё равно хотел их выкинуть, но раз уж ты здесь, то лучше отдам тебе. Считай это бонусом для нового сотрудника!        Нора приняла из рук Яна новые помятые бумаги со следами жирных пятен и грязных пальцев, и разглядела на них схемы чего-то вроде примитивной плавильной печи, верстака и защитного тента.        — Спасибо, — сказала она        — Не надо благодарности. Просто иди и делай дела, — замахал руками Ян, вновь указывая на дверь. Нора не стала заставлять его ждать и покинула Торговую Гильдию.        «Этому типу лучше поучиться манерам», — подумала она про себя неприязненно. Она не привыкла, что с ней обращаются подобным образом. Честно говоря, она вообще с трудом себе представляла, что такой, как Ян, может занимать руководящую позицию. Если и есть хорошее в крупных городах, так это то, что только проверенные люди занимают важные должности. Здоровая конкуренция отсеивает подобных самодуров.        Хотя кто бы говорил! Именно от этой конкуренции она и уехала в эту глушь.        Отбросив неприятные мысли, Нора направилась на площадь. На ней было пустынно, и лишь две фигуры, одна на коне, а другая на своих двоих, находились на площади, обе одетые в песчаного цвета униформу. Нора решила подойти к ним прежде, чем зайти внутрь мэрии.        — Привет! — махнула она им рукой, дружелюбно улыбаясь.        — Ты, должно быть, один из новых строителей! — поприветствовал её темнокожий мужчина на коне и с апломбом продолжил: — Отлично! Меня зовут Джастис, и справедливость — это моё второе имя! Я здесь закон и глава Гражданского Корпуса.        — Привет, я Унсур, тоже член Гражданского корпуса. Тебе следует быть осторожнее, в округе есть преступные элементы, вроде группировки Логана и агрессивных гиглеров, — представился молодой парень с короткими тёмными волосами и негромким, спокойным и монотонным голосом.       -Я слышала об этом, — призналась Нора, — но немного. Можете рассказать подробнее? Оба охотно поведали Норе о происходящем в городе. О том, что бандит Логан иногда совершает набеги на город ради непонятных целей, а также о странных ящероподобных существах гиглерах, которые будто получают удовольствие от разбоя и в последнее время стали досаждать жителям чаще, чем обычно.       -Но мы всё держим под контролем! — сказал Джастис уверенно. Нора благодарно кивнула ему. Что ж, видимо ситуация в городе была действительно не совсем безопасной, но девушка плохо представляла себе масштабы. В Буревее самое страшное, с чем приходилось ей сталкиваться — с кражей велосипеда, собранного её собственными руками, да и тот вернули через несколько часов с зарёванным похитителем.       -Однако осмотрительность не повредит, — добавил Унсур.       -Что ж, раз на стороне города такие храбрые защитники, мне нечего опасаться, — очаровательно улыбнулась Нора этим двоим. Джастис приосанился на лошади, а Унсур вежливо улыбнулся.       За их спинами Нора разглядела небольшой магазинчик, за прилавком которого стоял приятного вида юноша с короткими тёмными волосами, смуглой кожей и смазливой мордашкой, одетый в светлую футболку и джинсовый жилет. Поймав её взгляд, он ослепительно улыбнулся и призывно махнул рукой. Попрощавшись с новыми знакомыми, Нора направилась туда.       -Ты должно быть новый строитель? Очаровашка, — парень добавил в голос немного мурлыканья и подмигнул. Нора в ответ нарочно смущённо засмеялась. — Я Арвио, владелец единственного универсального магазина «У лестницы». У нас самые лучшие цены в округе!       -Я Нора, — улыбнулась девушка. — Приятно познакомиться, Арвио.       Она прокатила звук «р» на языке, подражая мурлыканью юноши. Тот явно воспринял это благосклонно и глаза его загорелись интересом.       -О, Матильда попросила меня быть дружелюбным к тебе и поэтому на ближайшую неделю в моём магазине для тебя персонально будет скидка в 50%. Как тебе такое?       -Звучит так же привлекательно, как выглядишь ты, — кокетливо отозвалась Нора. — Я обязательно зайду в твой магазин, особенно ради столь чуткого и приятного обслуживания.       Она удалилась, один раз обернувшись, чтобы убедиться, что взгляд Арвио прикован к ней. По дороге в мэрию Нора улыбалась своим мыслям. Этот мальчишка… Норе нравились такие. Не то, чтобы в плане отношений, скорее в плане общения. Те, кто легко флиртуют, идут на контакт, но при этом не лишены деловой жилки и имеют ясные цели. С ними просто. И выгодно.       Но прямо перед крыльцом её бесцеремонно прервал возникший откуда-то сверху темноволосый мужчина в аляповатом костюме, приземлившейся прямо перед ней. Нора вскрикнула и отскочила назад.        -Стой кто идёт! — рявкнул он ей чуть ли не в лицо. А потом, оглядев с головы до ног, вдруг фыркнул. — А, это ты, новый мастер! Я-то думал, что кто-то из шайки Логана. Ха, глупый я, ты совсем не похожа на преступника!        Нора, отойдя от испуга, попыталась улыбнулся этому мужчине, давя в себе раздражение его манерам. Что за грубияны здесь живут! Что он на себя нацепил? Кем он себя возомнил?        -И твои ручки… Они такие тоненькие, — он даже позволил себе взять руку Норы в свою огромную и приподнять, внимательнее разглядывая. — Ты хоть знаешь, как защищаться? Пустыня не благосклонна к маленьким и хрупким.        Пока Нора размышляла, что ей ответить, мужчина уже пришёл к какому-то выводу.        — Решено! Я, великолепный Пэн, защитник Сэндрока, пять секунд взял на себя смелость предложить тебе урок боя!        Нора опешила. Что о себе мнит этот высокомерный напыщенный говнюк? Урок боя? Ей? Она мастер, а не охотник на чудовищ или головорез! Конечно, у неё есть базовые знания об оружии и Нора даже может взять кинжал с верной стороны, но она и не планировала учиться ведению боя! Для этого есть другие люди, обученные подобному! В конце концов, Нора девушка, мастер, её удел выглядеть привлекательно и делать крутые штуки, движущие прогресс мира, улучшать и упрощать жизнь людей.        — Я пас, — с милой улыбкой сказала она.        — Что? Но Тонкие Ручки, нельзя слишком осторожничать, когда кругом бандиты! И… Я уже говорил, что я самый сильный человек в мире?        О Свет, самолюбие из этого типа так и прёт! Как же отшить этого навязчивого засранца?       Оглянувшись и убедившись, что площадь пуста, а Арвио находится достаточно далеко, чтобы что-то услышать, Нора обезоруживающе улыбнулась и томным нежным голосом произнесла:        — О, только взглянув на эти сильные руки, я поняла, что не смогу ничего противопоставить им. Я слабая девушка, что я могу сделать? Ведь именно такие мужественные и сильные, как вы, мистер Пэн, рискуете жизнью ради таких беззащитных и слабых людей, как я. Мне ведь не придётся беспокоиться о своей безопасности и я всегда смогу понадеяться на вашу защиту и помощь? — она взглянула на Пэна снизу вверх и пару раз часто хлопнула ресницами.        От этих слов Пэн, кажется, на мгновение растерялся, а потом надулся от гордости и ощущения собственной значимости и сказал:        — Ну конечно! Тебе нечего бояться! Сэндрок под моей защитой! И прямо сейчас я заявляю, что всякому, кто посмеет тронуть тебя, придётся иметь дело со мной, Пэном, самым сильным человеком в мире!        Нора беспрепятственно взошла на крыльцо, одарив напоследок Пэна сияющим восхищённым взглядом, который тут же потух, стоило обернуться к дверям мэрии, а на лице появилась обычная дружелюбная улыбка.        Внутри её, судя по всему, ждали. Статная женщина с высокой причёской из седых волос в отлично скроенном жёлтом костюме с символом Церкви Света на груди приветственно улыбнулась девушке.        -Здравствуй! Вы, должно быть, Нора? Я министр Матильда из Церкви Света. Сейчас я заменяю мэра Труди. Мы с жителями так рады видеть, что вы решили начать работу мастером здесь, в Сэндроке. И раз уж вы здесь, значит готовы зарегистрировать свою мастерскую. Я подготовила все бумаги, осталось вписать название и поставить подпись. Какое имя вы выберете для неё?        — Здравствуйте, Матильда! Я думаю, что не буду придумывать колесо и назову её просто «Мастерская Норы». Простые названия у всех на слуху, — сказала Нора специально с лёгкой застенчивостью.        — О, отличное название! Действительно, чем проще, тем лучше, да и имя у вас благозвучное! — одобрила выбор Матильда. Она вписала название в бланк на столе и подала его Норе. — Поздравляю! Теперь ваша мастерская официально открыта!        Нора взяла аккуратный, исписанный ровным почерком лист бумаги своей новой лицензии о работе в Сэндроке, изучила его и поставила свою подпись. Её собственное имя и название мастерской, написанные на бумаге, приятно грели душу.        — Пусть я не совсем известна своими математическими способностями, но мне кажется, что от двух мастеров нам стоит ожидать большего, чем от одинокого старика Мейсона. Работайте усердно, и тогда ваши усилия окупятся! Понимаете, о чём я?        Нора кивнула. Что ж, эта женщина выглядит понятной. Она явно на своём месте: вежливая, воспитанная и придерживающаяся границ. С такими приятно иметь дело. Если б ещё не была церковницей…        — Осмелюсь предположить, что это повод для праздника! — радостно заявила Матильда. — Обычно мы проводим собрания по вечерам воскресенья, но я думаю, что соберу всех завтра вечером, чтобы как следует поприветствовать новых мастеров. Обязательно приходите!        — Конечно.        — Тогда до встречи и ещё раз поздравляю Вас, Нора!        В благостном настроении Нора покинула мэрию, прижимая к груди свою лицензию, являющуюся её путёвкой в новый мир. Мир, где она, Нора, добьётся успеха и исполнит свою мечту.

***

      С мечтательным взглядом вдаль, она добралась до своей мастерской, и её настроение несколько потускнело от представшего вида. Мда, дом всё ещё выглядел крайне непривлекательно, как и участок вокруг него. Но… Территория вокруг пустынна и не заселена. Может, её можно выкупить? Надо в следующий раз спросить в мэрии. Если расширить территорию, то можно будет сделать несколько пристроек к дому, обновить основное здание, а также появится место во дворе для машин, требующихся в работе мастера. К тому же, раз здесь есть архитектор и целая строительная компания, значит есть, к кому обратиться с этими запросами. Может, даже сборочную станцию они смогу обновить.       Деньги. Нужны деньги. Много денег.       Новая станция, пристройки, территория, обновление забора, чертежи новых машин, мебель, одежда, еда — всё-всё-всё требует денег. А если нужны деньги, то нужно выполнять заказы.        Преисполненная стремлением добиться успеха и своей цели, Нора оставила в доме свою лицензию и, на всякий случай заперев хлипкую дверь на заедающий замок со всеми своими нехитрыми пожитками, направилась уверенным шагом к Торговой Гильдии, чтобы немедленно взять заказ. На подходе к зданию она встретилась с Ми-Ан.        — А, Нора! Тоже идёшь брать заказы? — улыбнулась ей девушка.        Однако уже на пороге они услышали подозрительный шум внутри и, открыв дверь, увидели, как какой-то здоровенный мужчина в грязной майке, рабочих штанах и каске припирал Яна к стене, держа за грудки. Опешив, девушки услышали жалобный лепет своего «директора» о том, что он всё-всё сделает, что обещал, а мужчина при этом рычал, что отговорки Яна ему надоели.        — Ты понимаешь, сколько денег я теряю, пока мои парни простаивают?! Все твои обещания — дерьмо якмеля, и уж прости, но я должен тебе внести физическое предупреждение, уж такова политика компании, — грозно сказал мужчина, занося кулак.        — Стой, стой! — верещал Ян. Тут его взгляд упал на вошедших девушек и он отчаянно замахал в их сторону. — Смотри, смотри! Я позвал новых мастеров, чтобы они выполнили твой заказ!        — Мы… Не вовремя? — неуверенно произнесла Ми-Ан.        — Очень, очень вовремя! Идеально! Это Рокки, он большой босс компании, что добывает ресурсы из руин Старого Мира, — заискивающе сказал Ян. — У него есть дело, о котором нам нужно немедленно позаботиться! Просто в связи с уходом Мейсона оно несколько затерялось в остальных бумагах, но теперь-то у нас есть целых два мастера и вы можете заняться этим!        — Конечно! — воодушевлённо отозвалась Ми-Ан. Нора едва слышно выдохнула. Боги, эта идиотка даже не спросила сперва об оплате. С таким хитрым жуком, как Ян, стоит подозревать, что оплата может быть две ржавых монеты и «личная» благодарность, а остальное он прикарманит себе. Однако этот Рокки выглядит серьёзным и явно в случае невыплаты можно будет ему сообщить, почему его заказы больше не принимаются. Да и к тому же добыча ресурсов Старого Мира… Это определённо то, что может понадобиться в скором будущем. Новые данные с дисков очень нужны для продвижения прогресса, к тому же ещё и лом, и прочие материалы, силовые камни…        — Видишь? Они согласны! — завопил Ян. Рокки, нахмурившись, опустил директора на пол.        — Хорошо, — проворчал он. — Вопреки здравому смыслу я дам тебе ещё один шанс.        Ян отряхнулся, поправил свою одежду и чуть более уверенно продолжил:        — Моему приятелю нужны два подъёмника, чтобы опускать и поднимать вверх людей и всякие штуки. А раз вас двое, то можете каждый сделать по подъёмнику. И как можно скорее!        — Эй, я не твой приятель! — отозвался на это Рокки, и Ян отступил от мужчины на несколько шагов. Но после продолжил куда более дружелюбно, обращаясь к девушкам: — Вы уж извините, что ставим вас в такое положение, но если бы Ян делал свою работу, то всё было бы иначе. У нас на свалке есть запас лома, можете поискать нужные запчасти там. Вот вам недельный бесплатный пропуск. Обычно мы берём за него плату, в том числе за спуск вниз и использование оборудования, но в наших же интересах, чтобы дело сдвинулось с мёртвой точки.        Он взял два билета и написал на них сегодняшнюю дату и дату окончания пропуска и протянул Норе и Ми-Ан. После, покопавшись у себя в карманах, он достал свернутый в несколько раз листок.        — Ци уже сделал чертёж этой конструкции, он явно вам пригодится.        Нора первая взяла чертёж и изучила его. Ми-Ан пристроилась сбоку, глядя на него. Да, требовалось много материалов и работы, но было по своей сути несложно и понятно.        — Сколько? — спросила Нора, глядя на Рокки.        Рокки назвал сумму. Судя по недовольному виду Яна, как и ожидала Нора, тот собирался прикарманить часть прибыли себе.        — Три дня, — прикинула Нора. Ми-Ан ахнула и с недоверием взглянула на девушку.        — Но твоя мастерская… — обеспокоенно сказала девушка.        — Три дня, — твёрдо сказала Нора, глядя на Рокки, а потом покосилась на Ми-Ан и насмешливо спросила: — Или ты не успеешь?        Девушка покраснела от возмущения, но пробормотала «Успею».        — Три дня, Рокки, и ваши платформы будут на месте, — заключила Нора. Мужчина усмехнулся, а после протянул руку Норе и они обменялись крепким рукопожатием.        — Три дня, — утвердительно повторил тот.        Покидая Торговую Гильдию и оставляя там недовольного Яна и явно довольного Рокки, Нора не смогла избавиться от компании Ми-Ан.        — Но Нора! Как же ты успеешь? — бежала за ней девушка, пока Нора целенаправленно шла в сторону добывающей компании, которая находилась недалеко от её мастерской.        — Главное, чтобы ты успела, обо мне не беспокойся, — ответила она и улыбнулась. — И не теряй время.        Ми-Ан остановилась, словно споткнулась о взгляд Норы, и той пришлось добавить чуть больше мягкости своему выражению лица.        — Ты такая уверенная в себе, Нора, — заметила Ми-Ан, качая головой.        — Я знаю цену себе и своей работе, — гордо заявила Нора. Махнув девушке на прощание, она продолжила путь на свалку.        Предстояла большая работа.

***

       Если Нора и представляла, какой объём работы ей предстоит, то вряд ли думала о том, способно ли её тело выдержать. Целый день она потратила на то, чтобы разобрать весь доступный лом на свалке, куда был получен доступ, найти подходящие материалы для будущего подъёмной платформы и просто собрать всё полезное, перевезти это всё на сколоченной тачке к мастерской, а также осмотреть место установки подъёмника и оценить масштаб работы.       Среди куч на свалке она смогла отыскать несколько дисков данных, и уже поздним вечером, закинув часть найденного лома в переработчик, вся в грязи и пыли наведалась в лабораторию к Ци. Там её встретил молодой человек в очках, с короткими тёмными взлохмаченными волосами и в белом халате с криво повязанным галстуком на шее. Директор выглядел несколько нервно и возбуждённо, под его глазами залегли тёмные круги. Он неприязненно оглядел Нору и даже слегка отступил от неё, явно опасаясь за свой халат. Девушка пожалела, что не уделила внимание своему внешнему виду. Она слишком сосредоточилась на работе и забыла правило, о котором ей говорила Ма: по одёжке встречают.        — Новый мастер? Почему мне не сообщили? — вместо приветствия сказал Ци.        — Меня зовут Нора, — представилась девушка.        — Я директор Ци, — запоздало сказал тот. — У вас какое-то дело? Если нет, то прошу покинуть лабораторию, вы мешаете.        — Да, у меня к вам просьба. Мне нужно, чтобы вы подготовили для меня чертёж станка для резки, — сообщила Нора.        — Станок для резки? Да, я знаю, о чём речь. Но это займёт время, а я его тратить не люблю. Но если вы принесёте мне несколько дисков с данными…        На этих словах Нора протянула небольшую стопку дисков, которые сумела добыть, копаясь на свалке.        — Что ж, я вижу, они у вас есть, — хмыкнул Ци и забрал стопку из рук Норы. Он внимательно изучил их на ближайшем столе, отобрал наиболее интересные, а остальные передал обратно. — Этого должно быть достаточно. Приходите завтра, я сделаю для вас чертёж.        — Спасибо, — кивнула Нора.        — И, пожалуйста, если можно, чуть в более… Опрятном виде, — бросил он ей вслед. Нора поджала губы, и, обернувшись к Ци, жестом показала на свой воротник.        — Его носят не так. Или это такая мода в Сэндроке? — поинтересовалась она. Ци недоумённо нахмурился, коснулся рукой своего сбитого галстука и с удивлением воззрился на него.        — Что, мой галстук? Ох. Ну я думаю, всё в порядке. Всё равно никто не заметит. Я поправлю, — кивнул он и отвернулся. Нора покинула лабораторию, несколько коря себя за несдержанность. В конце концов, ну что ей стоило мило улыбнуться этому очкарику и извиниться за свой вид?        Гордость. Нора была очень гордая девушка. Никто, особенно с криво повязанным галстуком, не смеет делать замечания о её внешнем виде! Особенно после того, как она несколько часов разбирала кучи хлама, таскала тяжеленные трубы и сортировала мусор!        Раздражённая, она вернулась в свою мастерскую и разобрала уже то, что сделал переработчик. Закинув новую партию лома на переработку, Нора, с трудом переставляя ноги, наконец зашла в дом с приятным пониманием, что не покинет его стен до утра. Было уже позднее время и она буквально валилась с ног. В животе неприятно урчало. Взяв из рюкзака свёрток с едой, что дал Оуэн в салуне, она сжевала кусочки приправленного вяленного мяса, которые теперь показались самым вкусным, которые она когда-либо ела, вновь полюбовалась на свою лицензию и, так и оставив свой нехитрый скарб из дома не разобранным, стянула с себя грязную потную одежду, завалилась спать на кровать.        Да, пусть деревянную, пусть бельё на ней пахло несколько непривычно, но она была по росту, прочная, более-менее мягкая, а главное — на новом месте, которое сулило Норе скорый успех.

***

       Следующее утро встретило Нору болью в руках, ногах, спине и отвратительным звуком на улице. С трудом разлепив глаза, она взглянула в окно и увидела, что рассвет только-только занимается. Простонав, она хотела было вновь провалиться в сон, но воспоминания догнали её, и сон как рукой сняло.        Она в Сэндроке. Она заключила контракт и получила местную лицензию на работу. У неё заказ на подъёмную платформу, который нужно сделать за три… Нет! Уже за два дня! И скрежет, который доносится с улицы, не сулит ничего хорошего.        Подорвавшись с кровати, Нора быстро натянула на себя вещи и выскочила на улицу. Проклятье! Скрежещущий и дребезжащий звук издавал переработчик, который зажевал какой-то кусок лома и никак не мог его переварить. Подскочив к нему, Нора быстро выключила машину и дождалась, пока она утихнет. Быстрая инспекция показала, что во всём виноват песок, который забился в механизм машины и помешал ей работать как следует.        — Проклятье! Злоебучий песок! — ругалась Нора, пиная кучи песка, валяющиеся по округе. — Вездесущий ублюдок! И ты, тупая ржавая херня!        Нора пнула переработчик и тот обиженно заскрипел.        Несколько часов, которые в лучших обстоятельствах ушли бы на сон, были потрачены, чтобы выгрести все горы песка из переработчика и очищение механизма. Из подходящего размера камней Нора возвела импровизированную площадку для машины, надеясь, что это хоть немного продлит сроки её работы и, загрузив новую порцию лома, устало опустилась рядом с ней. Переработчик размеренно шумер, хрустя кусками, а Нора смотрела вдаль, на поднимающееся солнце.       В той стороне, далеко на востоке был её дом. Ма наверно уже проснулась и готовит яичницу на завтрак для Па. Будь Нора там, ей бы достались блинчики с ягодным сиропом. Но её там нет, и на завтрак лишь куски вяленного мяса. Девушка тяжело вздохнула и обняла себя за колени.       Это будет непросто. Она знала, конечно. И она привыкнет. Ей нужно освоиться, заработать репутацию и имя. «Начинай с малого. Большой пирог не съесть за один укус. Наберись терпения, птенчик. Будь последовательна и верна себе. Ты у нас умница, я верю в тебя», — вспоминала напутственные слова отца Нора. Да. Терпение, последовательность, верность.       Глубоко вздохнув, Нора встала и зашла в дом. Там, взяв с собой оставшееся мясо и дневник, она села на кровати и за нехитрым завтраком принялась рассматривать внушительный список местных жителей. Да, работа предстоит огромная. Нужно понять, кто из них что представляет, найти общий язык с наиболее перспективными и полезными для её дела, понять, как можно использовать эти связи и кто и чем может помочь Норе в достижении её цели. Коли она хочет стать знаменитым мастером, ей понадобятся все средства, что есть.       Итак, от Рокки зависел допуск к свалке и Руинам. Оуэн — приятный в общении, несомненно, но он ещё и хозяин местного салуна. Арвио смазливый местный торгаш, и у него есть универсальный магазин с кучей разнообразных товаров. Ци — директор исследовательского центра, а это доступ к чертежам и сведеньям из Старого Мира. Матильда — министр, но церковница. Это… Может быть проблемой, а может и не быть. По опыту Нора знала, что чаще первое, чем второе.        -Фууух, ну и задачка, — произнесла Нора и легла на кровать, глядя в потолок.        Ну, в целом, всё понятно. Рокки — честный работяга, ценит уважение к своему труду, честность и когда держат слово. Выполнив его заказ, Нора даст себе шанс зарекомендовать себя перед ним, а значит и возможность получать заказы от «Старателей Юфалы». Оуэн — открытый и общительный, ему достаточно внимания, делиться слухами, хвалить его бизнес и еду, и в этом даже не придётся лукавить, судя по всему. Дружба с таким человеком не повредит. Матильда — действующий глава города, с ней придётся иметь дело независимо от религиозных убеждений. Благо она создаёт впечатление разумной женщины, которая держатся в рамках должности. Ци… Ну он учёный, а как все учёные люди не от мира сего. Вероятно любит присесть на уши и слушать, как его ум хвалят. Польстить ему будет несложно. Арвио же… Что ж, смазливый парень, торговая жилка, уверенность в собственной обаятельности и неотразимости. Это простая задача.        Но именно с ним так же просто наделать ошибок. Если повезёт, он примет флирт за то, чем он и является — способом общения и улучшения отношений, но если воспримет его как нечто большее… Нет, тут нужно быть аккуратнее. Нора не собирается допускать старых ошибок. Немного переборщишь, и вот уже горящий взгляд, случайные касания, никому не нужные признания, неловкость и постановка перед выбором: портить отношения или терпеть.        Никаких отношений! Это совершенно невыгодное мероприятие, особенно сейчас, в попытках только-только встать на ноги. Вляпаться в это легко, а отмыться трудно. Нора знает об этом, как никто.

***

— Ты так никого себе не найдёшь, Нора. — Не то, чтобы мне кто-то нужен, Ниа. — Ну нельзя же всю жизнь быть одной! — А стоит ли проводить жизнь с тем, кто тебе неинтересен и не нужен? — Какая же ты расчётливая! Нельзя же искать одну только пользу. — Речь не о пользе. У меня больше, чем один критерий. Помимо этого есть и чувства с обоих сторон, а ещё верность. Ответственность. И отходчивость. Всё может пойти не так, и я не хочу, чтобы из расставания создавали проблему мирового масштаба и портили жизнь и себе, и другим из-за неумения справиться с собственными чувствами. — Ты многого хочешь! — Ну я ж не говорю, что ты многое мнишь о себе, отказывая каждому, кто не знает три способа выращивания семян и четыре схемы полива. — Это мои интересы! Да и к тому же я планирую стать великим ботаником! Мне нужен рядом тот, кто понимает меня и моё дело! — А я знаменитым мастером. Но только мне не надо, чтобы человек рядом со мной умел соорудить из кучи хлама что-то полезное. Да и в целом мне себя достаточно, чтобы добиться успеха. — Нора, ты такая… стерва. Одно радует — я вне этих твоих критериев. — Конечно. Ведь ты совсем не интересная, никакой пользы не приносишь, меня терпеть не можешь и создаёшь кучу проблем на ровном месте, как сейчас этим разговором. — Ты такая эгоистка. Вот когда-нибудь ты найдёшь того, кто тебе будет небезразличен, а ты окажешься не в его вкусе. — Я всем по вкусу. Как универсальная конфета.

***

       От дрёмы Нору пробудили шаги за дверью и скрип крыльца. С мыслью, что нужно как-нибудь заняться этим, девушка поднялась с кровати, поправила разлохматившиеся короткие светлые волосы и вышла на улицу.        Там у её почтового ящика стояла рыжеволосая девушка с задорными веснушками на носу и в светлом платьице с фиолетовой юбкой. Увидев Нору, она улыбнулась ей щербатым ртом и радостно замахала рукой.        — Привет, я Жасмин! Я доставила тебе почту! — звонко сказала та.        — Спасибо, Жасмин. Меня зовут Нора, — приветственно улыбнулась ей девушка.        — Если газета тебе понравится, то на площади есть киоск. Можно подписаться и получать новые выпуски! О! — воскликнула девчонка и подскочила к самому крыльцу Норы, держа за лямки рюкзачок. — Ты же новичок в городе! Могу поспорить, что переезжать в новое место крайне тяжело. Хочешь в покажу тебе город? Я знаю его как свои пять пальцев!        В доказательство своих слов Жасмин показала свою пятерню. Нора добродушно рассмеялась. Жасмин ей понравилась. Активная дружелюбная девчонка, судя по всему единственный ребёнок в этом маленьком городе. Должно быть, она немало знает и достаточно легко может всё разболтать. К тому же, дочь мэра.        — Звучит хорошо. Погнали! — откликнулась Нора.        — Здорово! — воскликнула Жасмин и, махнув рукой, припустилась вперёд. Нора, взглянув на всё ещё работающий переработчик, решила, что несколько часов прогулки ей не повредят. К тому же после она сможет позавтракать в салуне, поболтать с Оуэном, а после с новыми силами вернуться к работе. Машина должна как раз успеть переработает хлам.        Первой остановкой, к сожалению, было ранчо, от которого несло дерьмом вперемешку с запахом шерсти. Нора сморщила нос, подойдя ближе к забору и оглядела большое пространство, по которому бродили сонные лохматые гиганты и лениво жевали скудную траву.        — Пассажиры, пожалуйста, посмотрите вперёд и обратите внимание на дом мистера Купера, миссис Мейбл и Элси, — как заправский гид произнесла Жасмин, забравшись ногами на ограду. — У них большое ранчо, а значит, есть молоко для всех, ну и куча всего прочего.        Ткнув пальцем в ближайшую тушу, Жасмин продолжила:        — Вы можете увидеть якмеля! Мне нравится говорить им привет каждый день, и они иногда отвечают «привет». Правда, для нас это звучит как «муууу»! — передразнила она и один из якмелей повернулся в их сторону и издал протяжное мычание в ответ. — А ещё тут можно купить всякие вещи для ухода за животными, и самих животных тоже. Это может пригодиться, если захочешь завести своего маленького якмеля.        Нет, точно не захочет, решила для себя Нора. Неа, никогда.        — Теперь следующая остановка! Держите руки и ноги внутри воображаемого автомобиля! — Жасмин соскочила с забора и побежала дальше, к оазису. Нора поспешила за ней.        Теперь перед ней открылся вид на оазис с растущими вокруг него деревьями, кустами и травой, выглядящей крайне живо на фоне остального запустения и песка. Словно голубой драгоценный камень в огранке из зелени.        — Та-дааа! Это Оазис Мартл! Мисс Мартл была первым мэром Сэндрока и нашла этот оазис очень давно. Мы все пьем эту воду, так что не наступайте в нее! — предупредила Жасмин. — В середине можно увидеть статую мистера Пича. Надеюсь, однажды я смогу изобрести что-нибудь действительно крутое, как это сделал Пич.        Жасмин мечтательно посмотрела на каменную статую, державшую в руке фонарь, а потом повернулась направо, ткнув пальцев в кривую башню вдалеке.        — Вон в той большой водонапорной башне мы храним воду. Об этом заботится мистер Бёрджесс, и вы можете купить у него немного себе.        А потом, что-то вспомнив, девочка оживлённо развернулась к Норе.        — Ой! Это мне кое-что напомнило! Знаешь ли ты, какой лозунг нашего города? Это придумала министр Матильда и теперь всего его говорят!        Нора задумалась. Ей на ум пришло несколько вариантов, но исходя из последнего разговора, то…        — Берегите воду? — спросила она!        — Вау, верно! Ты, должно быть, сделала своё домашнее задание, — хихикнула Жасмин. — Я бы дала тебе наклейку, если бы они у меня были. Правильно, берегите воду! Если она у нас закончится, то нам, видимо, придётся переехать в другое место… Так что следует говорить это чаще, чтобы люди не забывали! А теперь следующая остановка — ратуша!        И Жасмин снова помчалась вперёд по мосткам, что были построены вдоль оазиса так, что город подходил почти к самому его берегу. Нора, широко улыбаясь, последовала за ней. Энергия Жасмин неведомым образом передалась и ей. Или же это вдохновляющий вид оазиса?        Остановившись перед зданием мэрии, выделявшемся на фоне остальных неказистых построек, Жасмин сказала:        — Первое, что бросается в глаза в мэрии, это то, что она большая! Взрослые часто заходят туда и разговаривают. Моя мама работает здесь, когда не уходит в пустыню. А там работает тётя Хайди, — Жасмин ткнула в соседнюю с мэрией дверь, над которой было написано название строительной компании. — Она строит мосты, здания и всё такое. Кстати, это разве не то же самое, что делаешь ты?        — Не совсем. Я делаю машины и механизмы, а также части некоторых зданий, которые не могут сделать архитекторы и строители, — пояснила Нора. Жасмин пожала плечами, явно так и не поняв разницу.        — Смотри! — она ткнула пальцем в широкую улицу, которая шла от мэрии дальше, к железной дороге, откуда они только что пришли. — Это главная улица, на ней расположены магазин Арвио, ателье бабушки Виви, салун мистера Оуэна… Ещё салон мистера Пабло! — начала поочерёдно называть она, показывая пальцем в нужные двери и здания. — Да, всё прямо здесь и очень удобно ходить за покупками. Двигаемся дальше!        И Жасмин помчалась вверх по лестнице. Они преодолели по меньше мере три пролёта, прежде чем вышли на вершину холма, где стояло огромное каменное здание, возвышающее над всем городом. И по символике, и по архитектуре Нора уже поняла, что это такое.        — Это остановка Церковь Света! Обратите внимание на этот прекрасный храм! Большинство жителей приходит сюда в воскресенье, чтобы петь и слушать, как министр Матильда советует нам не делать плохих поступков. Мои любимые песни — о Пиче. Тебе стоит прийти в следующий раз!        Нора кивнула, мысленно подумав, что ну её, эту Церковь и их песнопения. Она может провести утро воскресенья с куда большей пользой, чем повторение мантры о греховности прошлого и учении о новом пути. Конечно, прошлое не безоблачно и полно сомнительных моментов, но если учесть их и сделать всё правильно, то какой вред может нанести блендер? Нора прекрасно помнила, с какой неохотой Церковь Света пропускает самые обычные изобретения и препятствует введению в обиход хотя бы той же машинке для стирки вещей. Если бы не Церковь, люди давно бы уже забыли, что значит — стирать одежду на руках! Но нет, ведь это древние и опасные знания. Конечно, всем нам угрожают машинки для стирки белья, ведь именно они уничтожили Старый Мир.        — И это наша последняя остановка. Если пойти направо, то найдёте там Исследовательский центр и «Золотого гуся», — Жасмин вскочила на ограждение и показала вдаль, на виднеющиеся здание лаборатории Ци и крохотный развлекательный центр с куцей вывеской. Вдали Нора разглядела также большую арену, видимо, для спаррингов, здание клиники и кладбище, а ещё дальше — едва видневшуюся отсюда круглую крышу влагодобывающей фермы.        — Думаю, это всё. Город довольно большой, тебе стоит осмотреться в нём в ближайшее время. На этом тур Жасмин и Ко завершается. Хватит на сегодня прогулок. Ну? Что ты думаешь о новом месте? — с любопытством спросила девочка.        — Это славное место, — благосклонно заявила Нора, чуточку лукавя. Всё же она выросла в большом городе, который по размеру превосходит Сэндрока в несколько раз, а по развитию ускакал далеко вперёд. Но… Именно этого она и хотела, не так ли? Большой пирог нужно кусать, а не глотать целиком.        — Я тоже так думаю! — согласно закивала Жасмин. — Правда многим людям это место не нравится… Но тебе понравится! И я думаю, что мы можем быть с тобой хорошими друзьями!        — Это отлично звучит, — согласилась Нора.        — В любом случае, я уверена, что ты ещё сможешь многое построить. А я побегу в центр тёти Катори. Присоединяйся как-нибудь!        И Жасмин помчалась по лестнице вниз по направлению к «Золотому гусю». А Нора, поглядев ей вслед, стала спускаться к лаборатории Ци. Она застала директора уже проснувшимся, подозрительно бодрым и заряженным энергией.        — А, новый мастер? — уточнил он, увидев её на пороге.        — Нора, да, — напомнила она ему с улыбкой. — Как мой чертёж?        — Готов, — Ци схватил бумагу со стола, протянул Норе и самодовольно заявил: — Можете попытаться поискать ошибки и неточности, но вам не удастся их найти.        Нора хмыкнула, всмотрелась в чертёж и уважительно кивнула. Что ж, несмотря на свои странности, рука у Ци была твёрдая и чертёж отлично читался.        — Спасибо, — кивнула Нора, сворачивая бумагу в трубочку.        Молодой человек кивнул в ответ, а после сказал:        — В дальнейшем можете не заходить лично, я могу отправлять чертежи вместе с Жасмин по почте.        Нора удалилась, чтобы не мешать учёному в его учёных делах и направилась в «Голубую Луну», планируя побаловать себя плотным завтраком перед рабочим днём. По дороге она наткнулась на большого чёрно-белого кота в красном ошейнике и капитанской звездой на нём. Удивлённо присев, она протянула коту свою руку, чтобы он её понюхал.        — Это капитан, крепкий парень, — произнёс кто-то рядом. Нора увидела Унсура, который стоял недалеко. — Но иногда становится слишком дружелюбным. Не корми его всяким странным, иначе он может заболеть.        — Думаю немного рыбы не помешает такому классному парню, что думаешь? — улыбнулась Нора и кот согласно мяукнул. Приветственно кивнув немногословному Унсуру, она продолжила путь и чуть не натолкнулась на пожилую темнокожую женщину с пышной причёской седых волос и в фиолетовом платье с красным фартуком, в кармане которого виднелась лента портного.        — Посмотрите-ка, новый строитель в городе! — воскликнула она. — Всегда приятно видеть новое лицо. Вот, милая, возьми шарфик, по ночам здесь довольно прохладно. И чувствуй себя как дома.        Нора обескуражено взяла протянутый голубой шарфик.        — Спасибо. Меня зовут Нора, — запоздало представилась она.        — Знаю-знаю. Все только и говорят о тебе да Ми-Ан. Надеюсь, моя внучка Хайди славно сможет поработать вместе с вами. Она лучший архитектор Атары за последние двадцать лет, слыхала? — в голосе женщины слышалась гордость.        — Обязательно с ней познакомлюсь, — улыбнулась Нора.        — Конечно-конечно. И не забывай утепляться, слышишь? В пустыне холодно, лучше запастись одеждой потеплее. Приходи в моё ателье, если тебе что-то понадобится.        И женщина удалилась обратно. Нора с запозданием поняла, что та шла целенаправленно к ней, явно увидев издалека и прихватив шарфик. Она оглядела его. Приятно-голубого цвета, тёплый, мягкий, из шерсти. Повязав себе на шею обновку, Нора ощутила аромат духов и чужого дома.        Под приятным впечатлением от неожиданного подарка Нора продолжила путь в салун. Внутри её встретил разжигающий аппетит запах еды и дружелюбная улыбка Оуэна.        — Эй, Нора! Приятно видеть тебя! Проголодалась? — приветственно махнул он ей.        — Готова съесть целого якмеля, — ответила ему девушка. Мужчина расхохотался, словно ничего смешнее в жизни не слышал.        — Тушу тебе не предложу, но вкусную похлёбку и молоко — пожалуйста.        Он усадил Нору за стол, и она заметила, что в этот раз не одна в зале — за дальним угловым столиком сидел Мейсон и потягивал что-то белое из стакана. На приветственный взмах он ответил усталым кивком, и Нора решила не беспокоить его. В конце концов Мейсон — прочитанная глава, вскоре он покинет Сэндрок, какой толк пытаться найти с ним общий язык?        Оуэн принёс дымящуюся тарелку мяса, стопку блинчиков и стакан с чем-то белым, похожее на то, что пил Мейсон.        — Плотный завтрак с утра — залог успешного дня, — проскандировал мужчина.        — Спасибо, Оуэн. Если есть время, я с удовольствием послушаю тебя, — улыбнулась Нора.        — О, тебе по вкусу не только моя еда, но и мои рассказы? Идеальная женщина!        Нора кокетливо засмеялась, присоединяясь к смеху Оуэна. Мужчина действительно присел рядом с ней и пустился в рассказы, перемежая прошлое и настоящее. Его мысль текла плавно, переходя от одной к другой, а истории не повторялись. Нора с удовольствием слушала его, поддакивая и вставляя короткие комментарии, не забывая уплетать завтрак. Когда очередь дошла до стакана с напитком, она прежде понюхала его и сморщила нос от непривычного запаха.        — Это молоко якмеля, — объяснил Оуэн, видя неоднозначную реакцию. — Мы его обожаем, и люди едут в Сэндрок из всех Свободных городов, чтобы попробовать его.        Нора угукнула, всё ещё испытывая сомнения, но, набравшись смелости, попробовала напиток. Сладкий. Густой. Со странным привкусом на корне языка, сперва неприятным, но который почему-то хочется вновь вернуть. Немного горчит, но лишь в начале. И будто бы пощипывает. От выпитого по телу разлилось приятное тепло, а голову слегка вскружило.        — Распробовала, а? — заметил Оуэн, улыбаясь.        — Очень… Оригинально. Необычно. Но приятно и вкусно, — поделилась впечатлением Нора.        — Главное не злоупотребляй, — и Оуэн с намёком кивнул в сторону Мейсона. — Но если начнутся проблемы, я помогу тебе.        — Буду следить за собой, — улыбнулась Нора.        Поблагодарив мужчину за завтрак и расплатившись, она направилась к себе в мастерскую, полная сил и воодушевления продолжить работу. Тёплый шарф приятно грел шею, спасая от ветра.        Переработчик справился. Нора разобрала материалы, что он выдал, прикинула по чертежу, что ей ещё понадобится, и засела за верстак, чтобы нужные для работы печь и станок. Сбор печи занял куда больше времени и заставил Нору, взяв кирку, отправиться на поиски нужных камней. Раскалывать их было непросто и отняло много сил и времени. Девушка перетаскала к себе на территорию всё сколь-нибудь полезное из найденного и добытого и продолжила сбор печи. К обеду печка уже весело потрескивала, занятая работой по обжигу сформированных кирпичей. После Нора стала собирать станок для резки, благо всё для него уже было готово. Вскоре и станок тоже бодро зажужжал, подпитываемый энергией силового камня.        Добравшись до чертежа подъёмной платформы, Нора уселась за его разбор. Оказалось, у неё было всё, что потребуется, кроме разве что канатов. Будь Нора в Буревее, она знала бы, какие нужны растения, чтобы сплести их. Но Сэндрок — незнакомый ей регион, и требуются новые знания о местных растениях.        Что ж, значит нужно наведаться в Торговую Гильдию. Где, как не там, ей найти эти знания? Отложив чертёж и придавив его камнем, чтобы не унесло ветром, Нора направилась вновь через железную дорогу. Увидев вдалеке знакомую рыжую шевелюру, девушка приветственно замахала подростку. Элси неожиданно побежала в её сторону и быстро оказавшись рядом возбуждённо зачастила:        — Ты слышала? Джастис видел недалеко от города Логана! Ты слышала о его банде, да? Я думаю, Логан такой классный! И его банда, они тоже классные ребята! Как же я хочу так же, как и они, кататься по округе, совсем без забот… — мечтательно протянула подросток.        — Ты хочешь стать бандитом, кататься по уши в песке и есть еду с костра? — уточнила Нора.        — Это звучит суперски круто! — почти обиженно воскликнула девочка. — Только представь, сколько всего они видят. И эти перестрелки! Пах-пах! — она сделала вид, будто стреляет из пальца. — Прикинь, с какими чудовищами они могут сражаться и какие у них крутые приключения!        — Определённо, это звучит захватывающе, — покивала Нора. — Жаль, что они нарушают закон.        — Их просто не так понимают! Я уверена, что Логан пытается сделать что-то правильное! — воскликнула Элси.        — Возможно, — нейтрально протянула Нора. Её мысли были далеки от бандитов, и очень близки к подъёмнику. Она продолжила шагать с Элси к зданию Гильдии, едва вслушиваясь в её неинтересный лепет о крутизне бандитской жизни и приключениях. Сама Нора, будучи реалистом и практичной особой, не видела в этом ничего крутого. Для неё бандиты — это люди, которые не смогли вписаться в реалии мира и нашли для себя наиболее простой способ выжить, совершенно не заботясь об окружающих, чей труд и ресурсы они воруют. Она их тихо презирала. Конечно, проще украсть то, что тебе нужно, чем пораскинуть мозгами и сделать самому.        Отделавшись от Элси на пороге Гильдии, Нора зашла внутрь и поинтересовалась у Яна о наличии нужных ей книг. Благо, у него было несколько экземпляров о флоре Сэндрока, и стоили они вполне приемлемо. Заодно Нора оглядела доску заказов, решив, что если там будет что-то простое, то может себе позволить заработать немного сверх того, что получит от заказа Рокки. Один заказ на кирпичи привлёк её внимание. Платили за него неплохо, а у Норы как раз было всё нужное, и она могла отдать без ущерба основной работе. Взяв заказ и напоследок услышав от Яна: «Я знаю, что ты новичок, но мы в Торговой гильдии возлагаем на тебя большие надежды! Так что получите на этой неделе дополнительную комиссию для своего старого приятеля Яна!», девушка направилась обратно в мастерскую. Там она сгрузила в тачку нужное количество готовых кирпичей и направилась вновь в город, решив, что лучше разберётся с этим сейчас и получит немного монет, а потом вернётся к основному заказу.        Заказчиком была Хайди, с которой Нора ещё не успела познакомиться, и это был неплохой повод представиться местному архитектору. Ожидаемо, она нашлась в своей строительной компании. Это было красивое помещение в два этажа, с чудесной изогнутой лестницей и со вкусом обставленной комнатой. Норе на секунду показалось, что она находится не в Сэндроке, а минимум в Атаре, так сильно выбивалось окружение из обычного пейзажа покосившихся домов с облезлой краской.        — Привет! Я Хайди, местный архитектор. Похоже, старина Мейсон передал тебе свою мастерскую? Думаю, там определённо нужен кое-где ремонт, так что тебе повезло, я много чего ремонтирую! — приветствовала её статная темнокожая женщина с короткими окрашенными в фиолетовый цвет волосами и в изящном костюме.        — Да, я Нора. Определённо этой лачуге нужен ремонт, — согласилась девушка. — И мне не помешает подкопить на него средств. Я тут увидела твоё объявление и решила завести кирпичей.        — О, очень кстати! — воскликнула Хайди. — Они потребуют для одного проекта. Ну-ка, глянем.        Она со знанием дела осмотрела материалы, одобрительно кивнула и передала Норе обещанную плату.        — Всё отлично! На тебя можно положится. Знаешь, каждый раз, когда я сталкиваюсь с какой-то проволочкой здесь, в Сэндроке, я вписываю это в блокнот, чтобы другие не столкнулись с этим же. И сейчас я на шестисотой странице, — она разочарованно покачала головой. — Но ты, видимо, приятное исключение. Я только утром повесила объявление.        — Буду по возможности брать их, чтобы помочь, — сказала Нора с улыбкой.        — Это будет отлично! Сделаем Сэндрок лучше вместе! — воодушевлённо сказала Хайди.        Нора тепло попрощалась с женщиной и, выйдя наружу, наткнулась на небольшую толпу жителей, собравшихся зачем-то под вечер около мэрии. Заинтригованная, она подошла к Элси, которая бродила неподалёку и поинтересовалась, что происходит.        — Это собрание, и они всегда такие скучные, — пожаловалась подросток. — Если бы мне позволили, я бы превратила их в родео.        «Интересно, что они планируют обсуждать?» — задумалась Нора и решила остаться, чтобы послушать. Она увидела, как на площади собираются знакомые и незнакомые лица, и решила подойти к тем, кого ещё не успела поприветствовать лично.        Первым делом она подошла к семье Элси, стоявшей неподалёку.        — Ах, Нора, здравствуй! — обратилась к ней рыжеволосая женщина в зелёном с платке и цветастом платье. У неё было добродушное лицо. — Я слышала про тебя, и от Элси в том числе. Добро пожаловать в Сэндрок! Я Мейбл, мы с моим мужем Купером управляем ранчо к югу от Юфалы. Вы когда-нибудь пробовали молоко якмеля раньше?        — Здравствуйте, Мейбл, — вежливо улыбнулась Нора. — Да, как раз сегодня утром довелось попробовать и нашла его крайне интересным.        — Замечательно! Вот, возьми пару бутылок, — и достав откуда-то из пышных юбок две бутылки молока, Мейбл протянула их Норе, тепло улыбаясь.        — Привет, мастер, — лениво махнул рукой Купер. — Некоторые, особенно городские неженки думают, что работа на ранчо лёгкая. Если кому-то так покажется, то они могут выйти к якмелям в жару, когда они особенно раздражительны. Я в твоём возрасте заботился о пятнадцати якмелах, сорока пяти курицах, двенадцати братьях и сестрах, и никто, ни разу, ни разу, я сказал, никто, никогда ничего не давал мне бесплатно!        Нора недоумённо посмотрела на Мейбл, пытаясь понять, является ли фраза Купера прямым недовольством к тому, что ей дали молоко, но женщина благодушно подмигнула ей и показала глазами в сторону, намекая на что-то, а сама тем временем схватила мужа за руку и принялась что-то ему втолковывать. Нора верно распознала намёк и незаметно отступила.        Там она наткнулась на мощного темнокожего мужчину с курчавыми волосами, чьи руки были поистине огромны, а жилетка несла явный запах огня и металла.        — Вы, должно быть, Хьюго? Владелец «Время Молота»? Я Нора, новый мастер, — представилась ему девушка. Мужчина взглянул на неё своими тёмными глазами и хмыкнул в усы.        — А, ты тот новый мастер. Или это был кто-то другой? Точно, вас же теперь двое, Ми-Ан и ты. Да, я Хьюго, единственный кузнец в городе. Если тебе что-то понадобится из материалов, инструментов или может оружия, то у меня вы найдёте всё самое лучшее. Вот, кстати, держи, оцени качество моего сплава. Уверен, лучше ты не найдёшь, — и с этими словами Хьюго протянул Норе несколько медных деталей, которые легко помещались в его широкой ладони. Поблагодарив, девушка взяла их, с трудом удерживая подмышкой бутылки молока, отданные Мейбл. Теперь она была растеряна, хоть и благодарна. Здесь так принято, делать подарки новичку? Может, ей тоже нужно что-то дать взамен позже? Или это не жест доброй воли, а какая-то хитрая схема, чтобы зарекомендовать свой магазин и продукцию?        Держать и бутылки, и детали становилось тяжело и Нора уже подумывала о том, чтобы вернуться в мастерскую, но тут чья-то рука протянула ей потрёпанную, но крепкую сумку-рюкзак с двумя лямками.        — Привет, мастер! Я Дэн-Би! — с широкой улыбкой сказала девушка с тёмными короткими волосами и в жёлтой рубашке, раскрывая горловину рюкзака и показывая глазами, что Нора может сложить туда свои вещи. — Давай, не стесняйся! У меня всё равно была лишняя сумка, а тебе она сейчас явно нужнее. И обращайся ко мне, если понадобится помощь! Я ложусь позже якмеля и просыпаюсь раньше, чем пропоют петухи! Здесь нам всем приходится заботиться друг о друге, понимаешь?        За спиной Дэн-Би действительно виднелся ещё один рюкзак, откуда торчали какие-то зелёные саженцы. Нора медленно кивнула и сложила свои вещи в предлагаемый рюкзак. Женщина помогла ей его надеть на спину. Склянки молока звякнули друг о друга внутри.        — Когда мы с Райаном впервые приехали в Сэндрок, тут было много возможностей. Сейчас не так уж и много, — с сожалением произнесла она, однако продолжила воодушевлённо: — Но с тех пор, как Матильда приехала сюда, дела снова начали налаживаться. Каждый новый день я встречаю с новым вдохновением, и всё благодаря ей!        Светловолосый мужчина в простой тёмной майке и с круглыми очками на пол-лица рядом шевельнул пальцами, поймав взгляд Норы на себе.        — Я работаю плотником в этом городе. Мало дерева, мало работы, но на самое основное хватает, — сказал он. — В целом нет ничего постыдного в том, чтобы просто проехать через этот город; ничего хорошего здесь давно не происходило. Никто бы не стал винить тебя за то, что ты ищешь другое место для создания семьи. А ты планируешь остепениться здесь?        Нора замялась с ответом.        — Я пока присматриваюсь, — ответила она вполне честно, несколько смущённо улыбаясь. Райан понимающе кивнул, а Дэн-Би продолжила:        — Конечно, не стоит слишком торопиться. Знаешь, в пустыне невозможно вырастить что-то только тяжёлым трудом, но тяжёлый труд — это то, с чего всё начинается! Одна из моих многочисленных задач — помощь на влагодобывающей ферме. Я всегда серьёзно отношусь к каждой своей задаче, которую мне даёт Церковь Света. Никакого расслабления, никогда!        «А, Церковь Света, — устало подумала про себя Нора, наконец разглядев символику на одежде Дэн-Би. — Верующая. Понятно».        От проповедей её спасло появление Матильды на крыльце мэрии, и все взгляды обратились к женщине.        — Успокойтесь, — подняла она руки вверх, призывая толпу к тишине. Голоса жителей постепенно стихли, и министр продолжила: — Как многие из вас знают, наш постоянный мастер Мейсон, который много лет был трудолюбивым членом нашего сообщества, покинет наше стадо в поисках, скажем так, более зелёных пастбищ.        Окружающие закивали. Ни для кого эта новость не была удивлением. Нора украдкой оглянулась кругом и не нашла на площади Мейсона. Видимо, он решил проигнорировать эту встречу.        — Но сегодняшняя встреча не про прощания! — чуть погромче и торжественно произнесла женщина. — На вечеринке по случаю выхода на пенсию Мейсона для прощаний будет достаточно времени! Сегодня же давайте поприветствуем новых мастеров — Ми-Ан и Нору!        Женщина нашла глазами девушек и указала рукой на крыльцо. Нора послушно поднялась, чувствуя небольшую нервозность. Она совсем, ну никак не планировала выступать сегодня перед толпой. На ней была не самая чистая одежда, а светлые короткие волосы наверняка превратились в птичье гнездо на голове. В отличие от Ми-Ан, которая была одета в чистое и не рабочее. Проклятье, откуда она знала?        — Всем спасибо! Я очень рада находиться здесь и сделаю все возможное, чтобы принести пользу Сэндроку! — сказала девушка искренне и толпа зааплодировала ей. Теперь все взгляды обратились к Норе. Она немного смутилась от всеобщего внимания, но потом взяла себя в руки, лучезарно улыбнулась и уверенно произнесла:        — Я собираюсь стать великим мастером!        — Молодец, Нора! Очень амбициозно! — одобрила Матильда и люди вокруг захлопали. — Давайте же проявим заботу и внимание к нашим новым мастерам, они только осваиваются в городе. И вы, — обратилась она к девушкам, — не стесняйтесь обращаться к любому из нас за помощью.        Нора благодарно улыбнулась и кивнула. Да, она уже ощутила на себе, что люди вокруг относятся к ней крайне благожелательно, а атмосфера в городе, несмотря на суровые условия жизни, очень тёплая. Это удивило её. Будучи жительницей крупного города, она никогда не чувствовала этой атмосферы маленького поселения, где все друг с другом крепко связаны отношениями. Это было приятно. А ещё может оказаться очень и очень полезно для её дела.        — У нас есть несколько омлетов, предоставленных Оуэном, берите, пока ещё горячие, — Матильда махнула рукой в сторону столика, заставленного тарелками с едой. — Собрание окончено. И помните: берегите воду!        Окружающие повторили лозунг и неспешно принялись расходится. Нора спустилась вниз, чтобы взять себе тарелку с омлетом на завтрак. Там она наткнулась на девушку-блондинку, одетую в чёрный топ с поверх накинутой красной курткой и в джинсовой юбке, что стояла у стола и раздавала тарелки желающим, коих было не сказать, что много.        — А, так это ты новый мастер? Это отлично, нам тут всем не помешает помощь! Я Грейс, загляните как-нибудь перекусить в Салун! Я сделаю все возможное, чтобы приготовить что-нибудь съедобное…        Она переложила два омлета на одну тарелку и подала её Норе.        — Расскажи потом, как на вкус, — подмигнула она и обратила внимание на остальных желающих. Нора кивнула с улыбкой, взяла тарелку и вернулась к себе в мастерскую, заряженная положительной энергией.       Но от неё не осталось и следа, когда Нора увидела, что её новенькая печь треснула пополам и кирпичи, которые вот-вот должны были быть готовы, лежит грудой бесполезного мусора прямо на потухающем огне.        — Нет-нет-нет! — воскликнула Нора, сбросив рюкзак на землю и поставив на верстак тарелку с едой. — Какого хрена тут произошло?        Подбежав к печи, она ногой раскидала её остатки и, обжигая пальцы, принялась изучать, чтобы понять, что же пошлое не так. Проклятье! Некоторые камни, которые она добыла, оказались с трещинами, и под влиянием температуры дал раскололся!        — Ты тупой кусок дерьма! — рыкнула Нора, швыряя прочь бесполезные осколки. Ей предстояло начать всё заново — сложить новую печь, сформировать новые кирпичи, отправить их на обжиг и ждать, когда огонь сделает своё дело. А завтра последний день заказа Рокки! Ну что стоило подождать, когда она выполнит его, а не отдавать кирпичи Хайди? Пожадничала!        Всё это было… Разочаровывающе. Как она могла так облажаться? Она же так внимательно выбирала нужные куски, почти любовно складывала новую печь! «Недостаточно», — мрачно подумала Нора. С тяжёлым вздохом она, взглянув на сгущающиеся сумерки, пошла на поиски новых камней.        В этот раз она намеренно ушла подальше от мастерской, ближе к скалам, чтобы найти лучшее сырьё, и вглядывалась в каждый найденный кусочек так пристально, будто желала увидеть в нём своё будущее. Она даже набрела на стадо диких якмелей, которые, благо, были достаточно мирные и не обратили никакого внимания на разгуливающего неподалёку человека.        Уже ночью, в тусклом свете лампы верстака она собрала две новые печи, скрупулёзно подбирая камни друг под друга, словно собиралась создать идеальную печь из этого мусора. Заправив топливом, она загрузила в каждую по партии новых кирпичей для обжига.       Закончила Нора поздней ночью. У неё болело всё — ноги, руки, спина, шея, голова и даже живот, в котором кроме завтрака из салуна за весь день ничего не было. Завалившись домой и стянув грязную одежду, Нора закинула в себя омлет, что дала ей Грейс, едва почувствовав его вкус, и упала в кровать, забывшись сном.

***

      Паскудный солнечный луч разбудил Нору точным попаданием в глаз. С трудом разлепив веки, девушка села на кровати, ещё толком не осознав, где она, но уже с чувством тревоги. Несколько минут ушло на пробуждение и осознание. Она в Сэндроке. У неё заказ на подъёмную платформу. Сегодня последний день работы, и завтра она уже должна установить его на месте.       -Кирпичи! — воскликнула она и, едва нацепив на себя грязную одежду, вылетела на улицу. Солнце уже поднялось над горизонтом, а обе печи тоскливо пускали дымок. Нора бросилась к ним и принялась рассматривать кирпичи. От сердца отлегло: всё получилось. Печи были целы, кирпичи обожжены.       -Значит дело за канатом и тем, чтобы всё собрать, — пробормотала про себя Нора. Она выдохнула и облокотилась спиной о тёплую печь, глядя вдаль, на восток, где находился её дом. Интересно, Ма уже писала ей что-то? Надо проверить почтовый ящик.       Нора с трудом поднялась на ноющие ноги и добралась до ворот. В почтовом ящике торчали три письма. Одно оказалось местной газетной рассылкой, и Нора без особого интереса прочитала её, отметив лицо Яна на первой полосе, устаревшее объявление о вакансии мастера в городе и новости о не пойманном Логане. Без сожалений пустив выпуск газеты в растопку, Нора отыскала ещё письмо о встрече у мэрии, которая прошла вчера и… Да! Письмо из дома!       Нора усевшись прямо на песок рядом с тёплой печью распечатала конверт и принялась вчитываться.       «Нора, надеюсь, ты уже добралась и обживаешься на новом месте, — начинались первые строки. Трудно поверить, что прошло всего несколько дней с тех пор, как ты уехала в Сэндрок, и наверняка ещё сидишь в поезде, когда я пишу это письмо. Мы с твоим отцом уже так скучаем по тебе! Даже когда ты была маленькой, то всегда предпочитала гулять одна; я просто позволяла тебе это, чтобы посмотреть, как далеко ты зайдёшь, но всегда так нервничала! Так что, я думаю, мы должны были это предвидеть».       Да, Нора всегда проявляла самостоятельность, и спасибо большое Ма, что она позволяла это делать, не душа опекой. Теперь у Норы отрасли крылья и она может опробовать их.       «Я так горжусь тобой и знаю, что ты добьёшься больших успехов на своей новой работе! Больше никто не ухватился за шанс заключить этот контракт, потому что это будет тяжело! Но ты всё равно взяла его. Я знаю, что ты сможешь принести пользу в Сэндрок! Я просто хочу, чтобы ты заботилась о себе немного лучше. Те одеяла, которые я сложила для тебя, всё еще лежат у двери. Хочешь, отправлю их тебе по почте? Я слышала, что ночью в пустыне становится очень холодно. Мы так рады, что ты теперь независима и самостоятельна, но Сэндрок может быть опасен, поэтому, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам за помощью».       Точно! Одеяла Ма! Нора совсем забыла о них, она просто спешно схватила рюкзак и побежала на перрон. На самом деле они бы сейчас сильно пригодились. Хотя бы как напоминание о доме.       «У твоего отца всё хорошо, он превратил твою комнату в сад для своих деревьев бонсай. Я думаю, он не хочет этого признавать, но вид твоей пустой комнаты немного расстроил его. Он говорит, что вынесет деревья и пустит тебя обратно в любое время, так что я надеюсь, ты не в обиде».       Нора тепло рассмеялась. Па и его многочисленные растения. О Свет, их дом и так уже больше напоминает оранжерею. Ей легко представилась, как её комната, совсем недавно заваленная различными инструментами, материалами, кусками железок и дерева теперь превратилась в цветущий сад с многочисленными горшками. От этой картины было и тепло, и немного грустно на душе.       «В любом случае, мы отправили тебе немного денег на одеяла. Дайте нам знать, когда заселитесь, и не забудьте ПОЗАБОТИТЬСЯ О СЕБЕ! С любовью, Ма».       Нора утёрла глаза, чтобы стереть набежавшие слёзы и с улыбкой посмотрела в чистое голубое небо. О Ма, ты такая заботливая и любящая.       Войдя в дом, Нора взяла припасённые листы бумаги, карандаш и принялась писать ответ для матери, пока слова ещё были живы в ней.       «Привет, Ма и Па! У меня всё в порядке, не волнуйтесь. Я уже зарегистрировала свою мастерскую и получила местную лицензию. Я её назвала, как и хотела, своим именем — чем проще, тем лучше. И даже взяла свой первый крупный заказ! Когда его выполню, примусь за небольшие. Нужно зарабатывать репутацию.       Здесь немного людей, все друг друга знают и относятся с теплом ко мне. Это очень приятно. Мне даже подарили молоко местного животного (его называют якмель), немного материалов для моей работы и много внимания и положительных эмоций. У меня даже есть недельный бесплатный пропуск на местные руины Старого Мира и скидка в 50% в магазине! Я также познакомилась с владельцем местного салуна и захожу туда поесть. Там вкусно готовят, а Оуэн очень общительный и дружелюбный.        И да, пришли мне эти одеяла по почте, они очень пригодятся — ночами здесь удивительно холодно. Я, конечно, привыкну, это дело времени. Местная портниха леди Виви подарила мне шерстяной шарф, он очень приятный и тёплый, но маловат, чтобы накрываться им и ночью.        Здесь на самом деле очень неплохо. Они даже взяли второго мастера в город, но я не сомневаюсь, что смогу обойти её. Я была права — это место отлично подходит для старта. Передай Па, что я часто вспоминаю его слова про пирог, он поймёт, о чём речь. И нет, мне не обидно, я только рада, что у Па теперь есть ещё одна комната, которую он может превратить в сад. И пусть не забывает следить за моими кустиками жгучего перца из Портии! Будет жалко потерять их, когда я столько попыток убила на то, чтобы прорастить эти семена.       Спасибо за деньги, они будут кстати, всё пойдёт на развитие моего дела.       Люблю вас, Нора».       Запечатав письмо в конверт, Нора вышла на улицу, чтобы отнести письмо Дженсену, как увидела в своих ворот Бёрджесса.        -О, привет! — дружелюбно махнул он ей. — Рад тебя снова видеть! Я прибыл сюда, согласно указу министра, с подарком.        Нора увидела стоящие рядом с Бёрджессом две большие синие канистры.        — Это вода, самый ценный дар в Сэндроке, — пояснил он. — Оазис Мартл — практически единственный природный источник воды в округе. Мы, конечно, покупаем воду также из других городов-государств, но она дорогая, и поэтому нужно расходовать рационально. Я знаю, у тебя мастерская, и тебе немало требуется воды для работы.        Нора оглянулась назад. Её мастерская пока представляла из себя верстак, станок для резки, две печи и огромный бак с водой, который она, если честно, так и не проверила с приезда.        — Мы ещё добывает воду с помощью испарителей. Думаю, директор Ци может тебе показать чертёж, чтобы ты сделала у себя такой, — поделился Бёрджесс.        — Спасибо за совет, — улыбнулась Нора. — Не поможешь мне? Я, если честно, не заглядывала в бак и не знаю, как он устроен.        Пухлый Бёрджесс с готовностью согласился и помог Норе не только разобраться с баком и объяснить, как он работает, но и залить туда две канистры воды. Схема оказалась простая и понятная, и Нора даже смогла прикинуть, как можно улучшить бак. Правда до подобного улучшения, как и до расширения территории, было ещё далеко.        Поблагодарив мужчину за помощь, Нора, проголодавшись, быстро позавтракала оставшимся омлетом и решила сперва сходить на железнодорожную станцию, чтобы отдать письмо. Тут она снова вблизи рассмотрела удручающий вид перрона и здания и встретила проводника — низенького полноватого мужчину в синей форме работника и фуражке.        — Здравствуйте, я Нора — приветствовала его Нора. Мужчина кивнул ей, прислонив пальцы к фуражке.        — Мы встречались, но не было шанса как следует представиться. Я Дженсен, кондуктор и проводник вокзала Сэндрок. Приятно видеть новые лица в городе.        — Мне сказали, что вы отправляете письма с поездами. У меня есть сообщение в Буревей, — Нора протянула ему письмо.        — Вы оттуда? Я слышал, это большой город. Всё меньше и меньше людей выходят здесь из поезда, особенно после того, как севернее построили от Атары до Буревея. Надеюсь, ты и Ми-Ан сможете изменить это. Сэндроку осталось не так много времени. — После он серьёзно кивнул и пообещал: — Я постараюсь отправить письмо в ту сторону как можно скорее.        — А я постараюсь со своей стороны, чтобы улучшить это место, — улыбнулась Нора. Дженсен на это добродушно усмехнулся.        — Ах, я помню, когда я был таким же молодым, как ты… — он покачал головой. — Голова была полна сил, карманы полны песка… Тогда я был всего лишь скромным билетным контролером, но теперь я пробился наверх! Конечно, поскольку у нас мало людей, мне все равно придется самому проверять билеты.        Мужчина вздохнул, и Нора распрощалась с ним, оставив того наедине с печальными мыслями. Не то, что она соврала, пообещав улучшить Сэндрок. Скорее слукавила. Всё же улучшение города — это побочный результат достижения её цели — стать знаменитым мастером.       Вернувшись в мастерскую, она приступила к работе. Предстояло ещё изучить руководство по местным растениям, собрать подходящие и сплести канаты для подъёмной платформы. Звучало проще, чем оказалось на самом деле. Во-первых, нужные растения росли за пределами города, куда предстояло ещё дойти. Во-вторых, никто не шутил, когда называл окрестности Сэндрока опасной территорией. Нора убедилась в этом сама, когда увидела у подходящего ей куста какую-то птицу с красно-оранжевым оперение, которая нахохлилась при появлении девушки в поле зрения. Птица и птица, подумала Нора, и стала аккуратно обходить её, оттесняя от куста. Но что оказалось полной неожиданностью, так это то, что птица, махнув крыльями, швырнула в неё несколько петард, которые неожиданно взорвались прямо перед носом Норы.        — Твою мать! — рявкнула она и рванула прочь, пока бешеная тварь неслась за ней по пятам, яростно кудахча. Спустя некоторое время она отстала и вернулась к своему кусту. Видимо, Нора покинула её территорию. — Гадкая дрянь!        Обследовав округу, Нора натыкалась на ещё таких же птиц, благо не все нужные кусты оказались под их охраной. Она также нашла ещё одно стадо диких якмелей, которые выглядели по сравнению с птицами как само спокойствие. Благо отыскался таки пятачок растительности, видимо там, где подземные воды подходили близко к поверхности, и на нём Нора смогла набрать в нужном количестве всё, что ей требовалось.        В мастерской она принялась мастерить канаты, размочаливая и сплетая между собой растительные волокна. Это оказалась монотонная, долгая работа. К обеду у Норы уже пальцы все покраснели и опухли, но она едва закончила половину. Подгоняя себя мыслью, что завтра срок сдачи задания и она обязана сдержать своё слово, девушка всё яростнее и раздражительнее плела канаты, едва разгибая спину и обращая внимание на окружение. И лишь поздним вечером работа была закончена, и она повесила получившиеся внушительной длины канаты сушится.        Нора ощущала себя самым уставшим мастером на свете. У неё болели ноги, забитые от долгой ходьбы и бега, болела спина от долгой работы в согнутом положении, болели руки от таскания тяжестей и по ощущениям отваливались пальцы, которые выглядели крайне скверно — красно-фиолетовыми, опухшими, с мелкими порезами. При этом Нора была зверски голодна. Она поплелась в сторону «Голубой Луны», мечтая о сытном ужине и крепком сне. Единственное, что грело её сердце — она успела подготовить всё для установки подъёмных платформ завтра. Она сдержит своё слово несмотря ни на что.        Внутри салуна её встретил улыбающийся Оуэн, правда выражение лица его стало несколько обеспокоенным, когда он увидел состояние Норы.        — Плохо спится в последнее время? Или тяжёлая ночка? — спросил он участливо. Нора подозревала, что выглядит дерьмово, с кругами под глазами и в уже третий день нестираной одежде, но в доме даже не было зеркала, чтобы оценить свой вид.        — И то, и то, — призналась она.        — Я слышал, что ты и Ми-Ан пообещали установить Рокки подъёмные платформы, чтобы его ребята смогли наконец продолжить свою работу, — поделился Оуэн, протягивая меню. Нора устало взглянула на список и мотнула головой:        — Да, и установим. Сделай мне что-то сытное и горячее, на свой вкус.        — Хорошо, — кивнул мужчина и скрылся в кухне. Нора почти задремала, прислонившись головой к стене, когда её разбудило мягкое касание к плечу и аромат еды. — Видимо, поэтому ты так замоталась?        — Я всегда держу своё слово, — твёрдо произнесла она. Мужчина одобрительно покивал, но стоило ему увидеть пальцы Норы, как он нахмурился.        — Это выглядит скверно, — пробормотал он. — Тебе нужно обратиться к Фэнгу.        — Пройдёт, — легкомысленно отмахнулась Нора и принялась за еду. Хотя в процессе пользования ложкой она поняла, что да, пальцы слушаются её плохо, словно несколько онемели, а ощущение жжения не является нормой.        — Ты работала без перчаток, верно?        — Да. Видимо, сглупила, — вздохнула Нора. — Я привыкла, что в Буревее почти нет ядовитых растений.        — Всё бывает в первый раз, — успокоил её Оуэн. — Но советую тебе поскорее обратиться к Фэнгу. Он работает в клинике, недалеко от кладбища и «Золотого гуся». Там же и живёт. Странный малый с говорящим вороном, но его лекарства работают как надо, и он вмиг вернёт твоим пальчикам былую красоту и изящество.        — Боюсь уже несколько поздновато, — засомневалась Нора, глядя на темноту за окном. — Вряд ли он будет мне рад.        — Он действительно хороший и ответственный доктор. Пусть лучше поздно будет для него, чем для твоих пальцев, — серьёзно заявил Оуэн. Нора обдумала эту мысль. Да, идея остаться без рук её не прельщала. Чего она добьётся своим упрямство и вежливостью? Уж лучше разбудить доктора, чем проснуться завтра без возможности работать.        — Иди, — кивнул ей Оуэн. — Я заверну тебе еду и повешу на ручку мастерской.        — Спасибо, Оуэн, — искренне поблагодарила Нора и полезла за монетами, но мужчина покачал головой.        — Считай подарком за счёт заведения, — улыбнулся он ей и снова кивнул на дверь.        Нора покинула «Голубую Луну» и в темноте побрела в сторону клиники. Путь дался ей непросто, она была уставшая, голодная и вымотанная. Шутка ли, не спать толком третий день и работать до изнеможения. Ещё и эта её глупость. Знала же, что нужны перчатки, но решила поторопиться.        Дойдя до клиники, она постучала в двери и устало прислонилась к косяку. Внутри было тихо. Фэнг наверняка лёг спать. На удачу Нора постучала ещё раз. Как глупо посреди ночи ломиться в клинику к давно заснувшему странноватому доктору потому, что ей не хватило ума использовать перчатки. Желание закончить работу в срок совсем ослепило её и она стала допускать такие дурацкие ошибки. Она теперь перчатки с рук не снимет и будет делать ими всё, чтобы…        Дверь резко открылась и на пороге показался бледнолицый парень с длинными тёмными волосами и в наспех накинутом бирюзовом поношенном плаще. Тени от тусклого фонаря ложились на его кожу, придавая ему болезненный вид. Норе показалось его выражение лица угрюмым, впрочем ничего удивительного.        — Доктор Фэнг? — спросила она на всякий случай. Юноша молча вперил взгляд своих голубых глаз в Нору. Девушка подняла руку, чтобы ближайший фонарь осветил её пальцы. — Я Нора, новый мастер. Я тут… Связалась явно не с тем кустом.        Она улыбнулась, пытаясь разрядить тяжёлое молчание шуткой, но док, похоже, не оценил. Он внимательно рассмотрел её пальцы, а потом развернулся и скрылся внутри клиники, оставив дверь открытой. Нора постояла несколько мгновений, а потом решила, что это, наверно, такой интересный вариант приглашения, и тоже вошла, закрыв дверь.        Внутри была круглая комната, под стать круглому зданию. Всё внутри было уставлено ширмами, кроватями, столами и какими-то неведомыми приборами, а на стенах развешаны баннеры с правилами. "Никаких пустых разговоров. Никакой чепухи. Никаких споров и возражений. Никакого возврата денег. Не заставляй меня показывать сюда". У двери на насесте сидел ворон и внимательно разглядывал девушку.        — Добро пожаловать! Добро пожаловать, заходите! — внезапно завопил он. — Ищешь доктора? Я доктор. Как вы? Хорошо выглядите.        Нора усмехнулась, глядя на птицу.        — Умный, — сказала она, кивая на ворона. Фэнг, однако, не обратил никакого внимания на её слова, стоя к Норе спиной и чем-то позвякивая за столом.        — Что ты хочешь? Что ты хочешь? — вопрошал ворон. — Ты ищешь доктора? Я доктор. У нас есть кое-что для вас! Для нового человека! Кра! Никакой опасности! Возьми, возьми это, придурок! Расскажи, расскажи, что случилось! Должны помочь! Должны! Должны!        Птица вопила на разные голоса, используя несколько сразу, повторяя явно ранее услышанные фразы. Нора с любопытством разглядывала её умные глаза, выглядящие как сверкающие бусинки в тёмном оперении.        — Очень на это надеюсь, — хмыкнула Нора. — Судя по всему, я связалась с каким-то ядовитым растением. Оно выглядело как обычный куст, только с колючками. Его используют для изготовления канатов.        Она по большей части обращалась к спине Фэнга, но птица, похоже, была обижена, что её обделяют вниманием.        — Спроси меня! Спроси! Я мозги, он птица!        Нора с любопытством ещё раз глянула на ворона, потом на спину доктора, что-то толкущего в ступке. Видимо, жители не врали, когда рассказывали, что за врача говорит птица. Ворон куда более разговорчивый и общительный, чем его хозяин. Хотя его сложно винить. Если бы Нору подняли посреди ночи из-за чьей-то глупости, она бы тоже была не в духе.        Фэнг резко развернулся и, подойдя к Норе, протянул ей закрытую жестяную баночку. Нора взяла её и с любопытством повертела, приоткрыла и увидели внутри мазь с вкраплениями измолотых трав.        — Два раза по три, два раза по три! — закричал ворон. Фэнг осуждающе посмотрел на него и впервые разлепил губы:        — Не то.        У него оказался глубокий, слегка глухой голос. Птица наклонила голову, снова посмотрела на жестянку и исправилась:        — Два раза в день, два раза!        Фэнг кивнул.        — Мазать пальцы два раза в день? — уточнила на всякий случай Нора у доктора. Он ещё раз кивнул. — Спасибо. Прости, что побеспокоила.        Доктор мотнул головой в сторону выхода. Нору не нужно было просить дважды, она была понятливой девочкой. Оказавшись на улице, она ещё раз хотела из вежливости поблагодарить Фэнга, но дверь уже закрылась. Она поглядела на обшарпанную красную краску, ещё раз приоткрыла мазь, понюхала. Пахло, как ни странно, приятно. Вздохнув, не имея даже сил, чтобы пожать плечами, она направилась в мастерскую.        Да, доктор был странный. Точно такой, как его описывали остальные. Что ж, благо ей не надо часто иметь с ним дело. Но лишним наладить отношения не будет.

***

       Как ни странно, на пятый день в Сэндроке после усиленной работы в первые четыре Нора проснулась почти мгновенно, и сразу вспомнила, кто она, где находится и что ей предстоит сделать. Нора улыбнулась, глядя в потолок, потянулась, ощущая боль в забитых мышцах, некоторое время разглядывала свои пальцы, отёк с которых спал, но остались нездоровый цвет и незаживающие, сочащиеся сукровицей царапины. Вздохнув, девушка сползла с постели, заторможено разглядывая комнату и с трудом вспоминая, как вчера вернулась после клиники. Она легла прямо в одежде, даже не сняв её. Нора понюхала её и поморщилась. Фу. Она совсем забыла про свой внешний вид, а ведь это неотъемлемая часть, чтобы произвести хорошее впечатление.        Порывшись в рюкзаке, она нашла другой комплект одежды, переоделась него. Потом долго, с трудом разглядывая своё отражение в крошечном дорожном зеркальце, расчесала свои слегка отросшие светлые короткие волосы, выбирая из прядей всякий мусор и распутывая колтуны. Наскоро умывшись влажной тряпкой, почистив зубы, девушка наконец ощутила себя свежей и живой. Вздохнув, она открыла дверь в новый день, который сулит ей мир.        На внешней дверце двери она нашла пакет, в котором сложены остатки вчерашнего ужина, и вспомнила обещание Оуэна. Что ж, холодная еда всё ещё остаётся едой. Нора позавтракала вчерашним ужином, запивая его бутылкой молока якмеля, и даже оставила часть на обед, не ощущая сильного голода. Всё её нутро стремилось делать-делать-делать. Во дворе она собрала материалы, что понадобятся для возведения подъёмной платформы, сложила в тачку и повезла по дороге, ведущей на свалку Юфалу.        Ворота как раз только открывали, а перед ними толпились рабочие. Нора увидела среди них Рокки и помахала ему рукой, расплываясь в улыбке. Тот ответил тем же и пошёл ей навстречу.        — Я вижу, ты держишь слово, — одобрительно заметил он.        — Всегда, — гордо ответила Нора.        — Что ж, посмотрим, каковы будут ваши подъёмники, — улыбнулся мужчина, кивнув в сторону свалки. Нора подогнала туда свою тачку, подошла к обрыву и посмотрела вниз. Да, она верно рассчитала длину каната, даже с запасом. Всё же у неё глаз-алмаз. Девушка принялась за работу, раскладывая части конструкции, собирая их на месте, активно работая инструментами. Она ощущала на себе любопытные взгляды рабочих и была как-никогда рада, что всё же не забыла привести свой внешний вид в порядок. Спустя час уже угадывалась форма будущей платформы, и именно в это время подошла Ми-Ан. Она была свежей, бодрой, и везла перед собой тачку, тоже гружённую разными деталями.        — О, Нора, ты уже здесь! Отлично! — поприветствовала она и, пристроившись с другой стороны, где должна стоять вторая платформа, тоже принялась за дело.        Нора невольно поглядывала на то, что делает Ми-Ан, и отметила, что её конструкция тоже неплоха, и детали ладно подходят друг к другу. Они споро работали друг рядом с другом, каждая над своей частью, и завершили одновременно, после обеда. Нора с гордостью смотрела на свою платформу, испытывая удовлетворение от результата своей работы. Правда, платформа Ми-Ан выглядела тоже хорошо, а главное — сама Ми-Ан казалась ни капли не уставшей. Похоже, Нора единственная, кто рвал жилы, чтобы вовремя выполнить этот заказ, и мысли об этом несколько портили настроение.        Рокки первым решил проверить работу. Он осмотрел платформы со всех стороны, заставил их ходит вниз и вверх поочерёдно сперва пустыми, потом с ним одним, потом гружёнными всяким хламом. Всё работало плавно и чётко.        — Должен сказать, ваши подъёмники работают плавно и ровно, как во сне! Похоже, Ян наконец-то сделал что-то правильное, наняв вас двоих. Может быть, нам все-таки не придется уезжать из Сэндрока! — резюмировал Рокки, отдавая каждой девушке по мешочку, в котором звенели монеты. — Теперь я и мои ребята могут вернуться к работе! Правда, мы ещё отстаём от квоты по добыче полезных ресурсов.        Рокки покачал головой, а потом задумчиво посмотрел на девушек.        — Слушайте, это навело меня на мысль. Вы же любите копаться в кучах ресурсов, верно? Как вам идея насчёт раскопок Старого Мира?        — Звучит соблазнительно, — улыбнулась Нора и заметила, как рядом Ми-Ан чуть не пищит от восторга.        — Я придумал способ помочь друг другу, — подмигнул Рокки. — Там внизу — гордость «Старателей Юфалы», руины Старого Мира, которые регулярно проверяет Гражданский корпус от всяких случайно забредших роботов. Целая куча полезных ресурсов и реликвий прошлого. У вас ещё есть мой пропуск? Отлично! Пока он действует, можете спускаться вниз и копать, сколько влезет, пользоваться оборудованием: реактивным ранцем и очками-сканером. А если закончится, то я выдам вам новый, но уже за монеты, без обид. Дело в том, что раз уж мы отстали от графика, то не лишним будет ваша помощь. Часть ресурсов я выкуплю у вас, а часть вы можете оставить себе. Как вам такая сделка?        — По рукам, — с готовностью ответила Нора и первой пожала крепкую ладонь Рокки. Это был просто дар небесный! Целые руины, безопасные, с кучей ресурсов и реликвий! Да она там может набрать столько материалов для своей работы!        — Это очень крутое предложение! — воодушевлённо отозвалась Ми-Ан.        — Приятно иметь с тобой дело, Рокки, — подмигнула мужчине Нора.        — И с тобой, Нора. Приятно видеть, что есть ещё те, кто ценит данное слово и готов сдержать его.        — Обращайся, — и, взмахнув рукой, она удалилась к себе в мастерскую. Ми-Ан, конечно, увязалась за ней следом.       -Мне так понравилось работать с тобой в паре! Твой подъёмник выглядит просто замечательно! — блестя глазами, сказала она. Нора с подозрением покосилась на девушку. Не врёт ли? Но Ми-Ан выглядела искренней и судя по ней самой, она действительно была той, кем являлась — наивной дружелюбной дурёхой. Что раздражало Нору в ней, так это то, что Ми-Ан выглядела бодро, хотя для неё, Норы, эти три первые дня были наполнены изматывающего труда.        -Твой тоже выглядел ничего, — улыбается она. — Крепко, надёжно. Всё как надо. Мы выполнили этот заказ в срок.        — Это очень круто! Я раньше никогда не пыталась справиться так быстро! У меня столько всего пошло не так! Мне пришлось выложить все оставшиеся деньги, чтобы закупить материалы для этого заказа! — поделилась Ми-Ан и Нора даже споткнулась на ровном месте и резко обернулась к собеседнице, немного испугав её.        — Что? — спросила она шокировано.        Нора тупо уставилась в землю и сжала и разжала свои ладони, ощущая, как всё ещё зудят и ноют пальцы, спрятанные от посторонних глаз в перчатках. Серьёзно? Ми-Ан просто КУПИЛА материалы, пока она, Нора, пахала не жалея спину и руки?        О Свет, кто теперь из них двоих идиотка?        Нора выдохнула. С другой стороны, у неё не так много финансов, а её мастерская выглядит как огромный кусок старого дерьма, и средства ещё понадобятся, чтобы сделать это место хоть сколько-то годным для проживания. В первую очередь, нужна плита и зеркало.        — Ты молодец, Ми-Ан, — обернулась с широкой улыбкой Нора. — Очень находчиво. Главное, что мы успели в срок.        — Спасибо! — просияла девушка. — Я, если честно, поражена, как ты всё успела и ещё своими руками всё добыла!        — Это был… Богатый опыт, — уклончиво поделилась Нора. А потом, прищурившись, разглядела за спиной у Ми-Ан старую вывеску на земле около забора рядом со свалкой. Рядом с ней крутился Унсур. На вывеске читалось какое-то название красными буквами, невидное отсюда. — Смотри.        Ми-Ан оглянулась и тоже заметила, куда смотрит Нора.        — А, это должно быть руины торгового центра Старого Мира. Он назывался «Потерянный Рай». Кто вообще захочет ходить в место с таким жутким названием? — поделилась мастер.        — Там, должно быть, куча интересных вещей, — протянула Нора и направилась в ту сторону. Махнув рукой, она сказала: — Привет, Унсур!        — Привет. Ты хочешь сюда пройти? — спросил он тут же, преграждая дорогу. — Прости, не могу пустить. Шериф сказал мне следить, чтобы сумасшедшие роботы на выбрались из руин. В последние дни они очень активно себя ведут. Пока не починят замок, я буду стоять здесь.        — Я могу починить его, — предложила Нора.        — Увы, нужно оформить специальное поручение через мэрию, и Джастис уже этим занялся, — покачал головой парень. — Пока Джастис не оформит документы, я буду стоять здесь. Может, это поручение скоро дадут тебе, кто знает? Но это может затянуться. Бумажная работа, — он пожал плечами.        Нора понимающе кивнула. В Буревее тоже было немало бумажной волокиты. Ей пришлось ждать целый месяц, чтобы получить своё подтверждение на ведение дел мастера, и то они планировали выслать его почтой, и кто знает, сколько бы оно ещё добиралось до неё? В Сэндроке всё на первый взгляд работало быстрее.        — Что ж, будь осторожнее, — попрощалась Нора и зашагала обратно к мастерской.        — Тебе не кажется, что здесь все такие гостеприимные и дружелюбные? — спросила у неё Ми-Ан по дороге. — Если честно, мне от этого хочется работать ещё усерднее!        — Да, есть такое. — согласилась Нора. На неё тоже отношение местных влияло благотворно. Всё же Сэндрок был отличным местом для старта, она вновь и вновь убеждалась в этом.        — Может, зайдём в Гильдию? Я бы взяла пару заказов, — предложила Ми-Ан и Нора остановилась перед своими воротами. Предложение было здравое. Конечно, ей хотелось и поскорее спуститься вниз, покопаться в руинах, но в конце концов с заказами на руках она будет уже знать, над чем работать и что искать. Мешочек с монетами приятно оттягивал карман.        — Хорошая мысль. Веди, — усмехнулась Нора и последовала за Ми-Ан чуть позади. Она чувствовала небольшую заторможенность и тяжесть в голове. Видимо, сказывался недосып. Может, стоит после Гильдии зайти в салун, к Оуэну? Свежая горячая еда и приятный разговор об успехах — заслуженная награда, на которую стоит потратить несколько монет из заработанных.        Нора испытала чувство дежавю, когда они вошли в здание Торговой Гильдии и вновь увидели там Рокки и Яна. Мужчина нависал на президентом, как скала, а тот надувал грудь и шевелил усами, выглядя крайне оскорблённым.        — Знаешь, вам стоит перестать называть меня словом на букву «Л»! В тех краях, откуда я родом, это оскорбление!        — Что, «лодырь»? Откуда-ка ты родом? — насмешливо отозвался Рокки.        — Послушай-ка! — ткнул пальцем в широкую грудь оппонента Ян, стараясь выглядеть грозно. — Мы сделали для вас лифт и я требую, чтобы вы относились к президенту Торговой Гильдии с уважением!        — Это сделали два новых мастера, не ты. Тебя там даже рядом не было, — фыркнул презрительно Рокки.        — Пф, ну конечно! Даже такой глупый человек, как вы, занимающий пост руководителя, в состоянии понять трудную роль хорошего руководителя!        — Разница в том, что когда мы с ребятами делаем работу, я рядом с ними и батрачу на равных. Увидимся, лодырь, — и Рокки развернулся к Яну спиной, игнорируя его. Увидев девушек, он подмигнул им прежде, чем выйти.        Ян, выглядящий несколько встрёпанным, но всё равно довольным, как петух, что проиграл в схватке, но мнит себя победителем, уселся за свой стол, вальяжно закинул ноги на него и сказал:        — Что ж, вы выполнили этот заказ. И знаете что? Похоже я даже лучший руководитель, чем думал сам! Три дня, с ума сойти! Это было довольно быстро. — И тут же поправил себя: — Конечно для таких начинающих, как вы. Впредь стоит быть расторопнее!        Нора вежливо и холодно улыбнулась Яну и направилась в сторону доски с объявлениями. Ми-Ан, кажется, выглядела несколько растерянной и почти подавленной словами Яна, но уж кто-кто, а Нора уже раскусила местно директора. Напыщенный индюк, который прибирает себе славу работников, но не ценит их совсем. С таким дела вести можно лишь по началу, пока не встанешь на ноги, а потом уж можно и лично через каждого выполнять просьбы и не делиться процентом с этим самовлюблённым типом.       На доске её взгляд привлекли два объявления. Первое потому, что оно было от Оуэна, а с владельцем второго она ещё лично не встречалась, но имя слышала. Оэуну требовались небольшие ящики для хранения, а сестре Арвио Амире нужны были кое-какие деревянные детали. И то, и то легко можно было сделать из имевшихся материалов.        Взяв оба, Нора спешно направилась на выход, пока Ян не увидел, что она нарушила маленькое негласное правило: новым мастерам, не набравшим во внутреннем рейтинге нужное количество звёзд не разрешалось брать больше одного заказа за раз. Если честно, Норе было плевать на это правило. Во-первых, оно было негласное. Во-вторых, она считала, что Торговые Гильдии не берут на себя почти никаких рисков в таких маленьких городах, вроде Сэндрока. В большом городе ещё был велик шанс, что тебя обманут, и потому Торговые Гильдии брали себе процент от заказа за «защиту» мастеров и заказчиков от обмана. Но здесь, в Сэндроке, шанс быть обманутым стремился к нулю. Ну и была ещё третья причина: Ян не нравился Норе. Совсем. Никак. И он казался здесь явно лишним звеном. Первое время, конечно, придётся мириться с таким порядком вещей, но это не значит, что его нельзя попробовать нарушить.        Скрывшись от глаз своего «начальника», Нора поспешила в мастерскую, радуясь, что отделалась ещё и от Ми-Ан, которая осталась выбирать себе заказ по душе. В голове составлялся план дня, благо было время. Сейчас нужно собрать ящик для хранения, загрузить в тачку его и детали для заказа Амиры, отвезти в первую очередь их, по дороге заскочить к Ци и попросить чертёж плиты для готовки. А потом на обратном пути зайти к Оуэну, отдать его заказ и поесть горячего. Да, отличный план. Если всё пойдёт как надо, то будет вечер, а значит Нора сможет навести порядок в мастерской и на территории.        Оказавшись за верстаком, Нора споро орудуя инструментами из имевшихся запасов дерева сделала пять ящиков для хранения, здраво рассудив, что ей они тоже не помешают, и выстругала нужные детали для Амиры. Загрузив всё в тачку, она поехала в город. Она всё ещё ощущала себя как сонная муха, но ей было хотя бы не тревожно. Выспаться она успеет ночью, а сейчас нужно делать деньги и зарабатывать репутацию.        Магазинчик керамики Нора нашла быстро, ориентируясь на горшки и прочие сосуды на полках. Внешне здание выглядело хоть и таким же обшарпанным, как остальные, но со вкусом увешанные цветы, веточки растений и прочие украшательства придавали ему привлекательный вид. Постучав, Нора дождалась, когда на пороге появится владелица. В смуглой девушке в простом светлом платье и с длинными тёмными волосами, густой копной спадающие ниже талии, легко угадывалась сестра Арвио. Они были почти на одно лицо, разве что глаза девушки были приятного сиреневого оттенка, в то время как у парня светло-ореховые.        — Привет, я Нора, новый мастер. Ты оставляла заказ на деревянные детали, я привезла тебе нужное.        — Я уж думала, никто не возьмётся за него, — с облегчением выдохнула девушка. — Приятно познакомиться, я Амира. Ты уже познакомилась с моим братом Арвио?        — Да, успела, — улыбается Нора. Амира по-доброму усмехается.        — Очаровашка, не правда ли? Уже успел навешать тебе комплиментов?        — На оба уха, — покивала Нора.        — Не ведись на это сильно. Он думает, что продажи — это некая игра, в которой можно выиграть. Если он пытается убедить тебя купить что-то, то бери только в том случае, если вещь действительно тебе нужна, хорошо?        — По нему это видно, — призналась Нора. Амира одобрительно кивнула.        — Спасибо. Это очень поможет мне в работе, — поблагодарила она, забрав заказанное, а потом оценивающе взглянула на Нору. — Мейсон, наверное, всё продал в своей мастерской, когда уезжал? Можешь не отвечать.       Обернувшись к крыльцу, Амира взяла из ряда глиняной посуды несколько тарелок, кружек и кувшинов и протянула Норе.       — Возьми это. Считай моим приветственным подарком.        — Спасибо, — тепло и искренне поблагодарила Нора. — Этот подарок очень полезен и ценен. У тебя действительно лучший выбор керамики, и качество, судя по всему, крайне высокое.        Амира благодарно и гордо кивнула, соглашаясь со сказанным.        — Я буду рада, если ты продолжишь брать мои заявки. Порой они висят без внимания несколько дней, а после становятся уже неактуальными, — сказала Амира и, отсчитав нужное количество монет, вручила их Норе и скрылась в своей мастерской.        Радостная от нежданного подарка в виде посуды, действительно той вещи, которая не помешает в доме, Нора, аккуратно сложила её в свою тачку и поспешила в лабораторию к Ци. Оставив груз на улице, она достала из кармана диски и быстро подняла по лестнице. Парень нашёлся сидящим за своим столом и попивающим чашку какого-то терпко-пахнущего напитка.        — Здравствуйте, директор Ци.        Парень неспешно поднял взгляд, посмотрел на девушку поверх криво сидящих очков и поправил их.        — А, Нора. Что-то хотели?        — Да, мне нужен чертёж печи для готовки. У меня есть несколько дисков, может что-то вам приглянётся?        Ци взглянул на положенные перед ним на стол диски, выбрал несколько и серьёзно кивнул.        — Эти подойдут. Я отошлю вам чертёж по почте, заходить лично необязательно.        — Я помню. А вот вы про галстук позабыли, — улыбнулась Нора мило и беззлобно, вновь указывая на свою шею. Ци забавно поднял голову и вытянул свою цыплячью шею, чтобы рассмотреть творящееся там безобразие.        — И правда. Впрочем, вы единственная, кто это заметил, — отозвался он и небрежно поправил воротник.        — Буду ждать вашего письма. — И Нора покинула лабораторию. Что ж, подтрунивать над излишней серьёзностью и важностью Ци было забавно и, судя по всему, безопасно. Он был полон чувства собственного достоинства, чтобы обижаться на подобные замечания, а это был какой-никакой разговор вне деловой сферы. Отношения начинаются с малого.        Направив свои стопы и колёса к салуну, Нора с удовольствием окунулась в его уютную обстановку, но с разочарованием увидела за стойкой не Оуэна, а Грейс. Внутри посетителей больше не было и девушка бормотала что-то про себя, уткнувшись в книгу.        — Разогреваем сковороду, смешиваем сливки с солью, добавляем яйца, жарим три минуты тридцать секунд… Я все делаю прямо по книге; почему мои омлеты так не любят?! — услышала Нора, подойдя ближе.        — Привет, Грейс. Не знаю, по мне так всё было нормально, — отзывается она. Грейс поднимает глаза и проницательно вглядывается в девушку.        — Что ж, только для тебя и Джастиса, видимо. Больше никто не оценил мою готовку. А значит… Значит я буду стараться дальше. Это уже что-то, — она уверенно улыбается и Нора ощущает симпатию к целеустремлённой девушке. У них есть кое-что общее. А Грейс тем временем отложила книгу и, облокотившись на стойку, вдруг обратила сияющие глаза на Нору: — Кстати, я слышала, ты из Буревея? Я невероятно люблю-люблю-люблю планеры!        — Да, это действительно нечто. Когда летишь на планере, ловишь потоки воздуха… — мечтательно вспомнила Нора. — Ощущаешь себя птицей или даже самим небом. Словно вот-вот коснёшься его.        — Да-да-да! Я тоже один раз летала! — восторженно поделилась Грейс. — Это было захватывающе!        — Что ты делала в Буревее?        — Я специализируюсь на археологии, меня интересует широкий круг сфер, а изучение Старого Мира требует, чтобы ты был компетентен в естественных науках, математике, истории… В общем, всего понемногу. Так что я бывала и там, и сям, чтобы узнать как можно больше.        — Это очень впечатляет, — искренне призналась Нора. — Признаться, Старый Мир восхищает меня и я вижу в его изучении огромный потенциал. Там столько удивительных вещей, которые мы можем привнести в нашу жизнь и облегчить её, особенно в таких местах, как Сэндрок.        — Да, машинка для стирки белья тут не помешает, — согласно закивала Грейс.        — Ты слышала про неё? Удивительное приспособление! Вода, кусочек мыла и вуаля — чистая одежда! — оживилась Нора.        — Разве ты не можешь собрать такую?        — Боюсь, Церковь Света будет сильно против, если я примусь за что-то подобное, — разочарованно покачала головой Нора. Она уже прикидывала такой ход событий. Грязная одежда нуждалась в стирке, Нора с детства ненавидела её. Дома обычно стирала Ма.        — Слушай, ну у тебя же есть разные машины. Разве Церковь обратит особое внимание?        — Это, конечно, так, — задумалась Нора. Влияние Церкви здесь, по слухам, было слабее. Но отношение к воде… Хотя, по примерным расчётам, при использовании машинки для стирки воды уходит куда меньше, чем при стирке вручную… В случае обнаружения можно доказать церковникам выгодность данного оборудования для пустыни.        — К сожалению, у меня нет нужных материалов, — с сожалением сказала Нора.        — Я могу достать и отдать тебе, — предложила Грейс. — А ты в обмен разрешишь мне пользоваться этой машинкой. Как тебе такой план?        — Хм… — Нора задумалась. — Понадобится чертёж, а Ци…        — Поверь, Ци будет только рад, — доверительно сообщила Нора. — Он обеими руками за прогресс.        — Что ж… Дай мне день, я на свежую голову обдумаю, как это лучше провернуть.        — Замётано, — подмигнула Грейс. — Что будешь заказывать?        — Что-то, что считается безумно вкусным, и молоко. Я закрыла сделку с Рокки и сделала ему подъёмник, — гордо сообщила Нора. Официантка уважительно покивала.        — Я слышала про это. Поздравляю. Что ж, тогда садись, сейчас отпразднуем твой успех.        Нора с удовольствием плюхнулась на мягкие сидения и вздохнула с облегчением. Она выполнила свой первый крупный заказ в Сэндроке уже на пятый день пребывания в городе, имеет бесплатный доступ на оставшиеся три дня к руинам и свалке, скидку в 50% в магазине, познакомилась с большинством жителей города и собрала станок и печь, а завтра получит чертёж на плиту и обговорит с Ци создание стиральной машины, чтобы наконец заняться грязной одеждой.        Она была права во всём. Это место — просто клад какой-то, о лучшем старте и мечтать нельзя. Всё сама. Своими руками и усилиями, и никому ничем не должна.        Нора стянула с рук перчатки и рассмотрела свои пальцы. Выглядели они так же, как утром. Нужно не забыть помазать их вечером. И… Проклятье! Она не заплатила доку за его мазь! Это же форменное свинство с её стороны: разбудить его ночью, получить мазь и уйти в темноту, не дав ни единой монеты! Конечно, он сам выставил её прочь, но наверняка спросонья забыв попросить оплаты.        Решено! Она заедет к нему и расплатится за помощь.        — Кстати, а где Оуэн? — поинтересовалась Нора у подошедшей с её заказом Грейс.        — Он пошёл к Зику на влагодобывающую ферму. Хочет закупить у него кое-какие ингредиенты, — ответила девушка, расставляя тарелки с чем-то горячим, мясным и аппетитно пахнущим.        — Это в той же стороне, что клиника? — уточнила Нора.        — Ага, там, где живёт док-молчун и его птица-говорун, — подтвердила Грейс.        — Спасибо. И это выглядит обалденно, — похвалила Нора еду.        — Оуэн готовил. Меня он старается к плите не подпускать, — усмехнулась девушка. — Наслаждайся и ещё раз поздравляю.        Нора с удовольствием уплетала блюда. Кажется она никогда не ела ничего вкуснее, разве что стряпню Ма. Может, вкус победы повлиял на это?        Насытившись и расплатившись, Нора решила поехать в клинику, в надежде и Оуэна по дороге поймать, и расплатиться за лекарство с Фэнгом. По дороге она полной грудью вдыхала сухой воздух пустыни, и он казался ей почти сладким.        Сладкий запах успеха.        В этот раз она увидела доктора у дверей клиники, подметающим порог, и поспешила к нему. В свете дня его кожа была не такой бледной, а сам он выглядел менее болезненно и словно моложе. Птица сидела у него на плече и первая повернула голову в сторону Норы.        — Привет, док! — махнула она рукой,. — Я задолжала за твою помощь.        Фэнг обернулся к девушке, сощурил голубые глаза и помотал головой.        — Что? Неужели тоже подарок для новичка? — поинтересовалась она с улыбкой.        Доктор едва заметно пожал плечами. Птица молчала.        — Это конечно приятно, но я думаю, ты вчера мне спас пальцы, и это при том, что я подняла тебя среди ночи. Довольно большой подарок для новичка, который связался не с тем кустом.        Фэнг молча долго смотрел на Нору, а потом перевёл взгляд на её тачку. Наклонив по-птичьи голову, он разглядывал некоторое время ящик, и в итоге показал на него рукой.        — Ты хочешь ящик в обмен за помощь? — уточнила Нора, и Фэнг кивнул. Девушка задумалась. С одной стороны, она везла ящик для Оуэна. С другой стороны, у неё дома осталось ещё четыре, а «Голубая Луна» была ближе к её мастерской, чем клиника. Ездить туда-сюда с ящиками было не самым любимым занятием Норы, и поэтому она кивнула. — Идёт.        Фэнг взял с тачки ящик. Птица на его плече наконец зашевелилась.        — Дайте птице червячка! Дай! — завопила она, подпрыгивая на месте, пока её гружёный хозяин пытался открыть дверь. Нора помогла ему, и ответила ворону:        — В следующий раз, хорошо?        — Хорошо! Хорошо! — завопил тот возбуждённо, и парочка скрылась внутри. Нора задумчиво посмотрела на красную дверь. Странный дуэт. Говорящий ворон и не говорящий человек. И, честно говоря, пернатый импонировал ей больше.        Назад мастер везла уже почти пустую тележку, только посуда слегка дребезжала в ней. В планах было взять один из оставленных ящиков и всё же передать его Оуэну, просто через пару часов. Заодно, раз уж образовалось время, можно ещё поискать по округе подходящие куски дерева, чтобы соорудить в доме мебель. Ужасно не хватало стола, стула и шкафа с одеждой. Ну и деревянный таз, чтобы хотя бы смыть с себя пыль, и рукомойник тоже не помешал бы. Да, в Сэндроке вода была ценной, однако нельзя же совсем не мыться! Влажная тряпка или губка да чуточку воды, чтобы умываться утром. Ну ещё немного, чтобы постирать одежду. Один комплект у Норы уже совсем никуда не годиться и срочно требует стирки. Вот и мотивация поскорее разобраться с машиной для этого, выторговав у Ци чертёж хотя бы на… Ну… Ещё диски данных, что остались, или как с Грейс обойтись натуральным обменом.        С этими мыслями Нора добралась до мастерской, выложила посуду, взяла рюкзак, топор закинула в тачку и поехала по округе осматривать кучи лома, которые постоянно обнажал песок, гонимый ветром. Это было даже интереснее, чем рубить сами деревья, ведь обработка занимала немало времени, как и сама рубка, а тут порой находились почти готовые материалы, которые надо было только почистить, обстругать и можно уже использовать. Всё же Сэндрок место любопытное, со своим подходом к мастерству, который Нора находила местами очень удобным. Взять те же молоток-кирку, которую она видела у Ми-Ан. Крайне многофункционально, особенно если на ручке приделать гаечный ключ. Три в одном, считай.        По пути Нора находила растения, о которых недавно читала в справочнике, собирала съедобные ягоды и травы для будущих канатов, в этот раз не снимая перчаток. Пальцы ещё конечно зудели, но и мазала их Нора от силы два раза, так что ещё столько же или чуть больше и можно забыть о дискомфорте. К тому же это не сильно-то и мешает.        Таким образом она забралась дальше, чем обычно, обойдя свалку и руины «Потерянного рая» с левой стороны. Приближаясь почти к самим скалам, Нора заметила знакомую фигуру в кепке и с огненно-рыжими волосами. Элси стояла у огороженного камнями углубления и такое ощущение, будто что-то пыталась вытянуть оттуда за верёвку. Видимо, услышав шаги, она закричала через плечо:        — Эй! Развалина, помоги мне!        Подросток казалось вот-вот упадёт в эту неглубокую яму и Нора поспешила помочь ей, подбежав и схватив со спины, помогая вытащить верёвку. Песок в яме странно шевелился, перетекал, словно живой, а верёвка пропадала где-то в середине и что-то со страшной силой тянуло её на себя. Несколько мгновений борьбы и наконец она поддалась, явив наружу деревянную круглую клеть с извивающимся в ней синим существом. От сильного натяжение Элси и Нора кубарем покатились назад. Отплёвываясь от песка, девушка встала во весь рост и недовольно взглянула на подростка.        — Развалина? — возмущённо спросила она.        -Ой, хаха! Извини, — Элси засмеялась и смущённо почесала в затылке. — Мне показалось, что это мой старик-отец. Слушай, а ты сильнее, чем кажешься. Если бы не твоя помощь, меня бы затянуло!        Она подошла к лежащей на песке ловушке и показала свою добычу. Это оказалось рыбоподобное голубое существо, которое полностью занимало всю клеть.        — Гляди! Это довольно большая сандакуда! Неудивительно, что она так сопротивлялась. Блин, если бы у меня была ловушка побольше, я бы смогла поймать королевскую! — с сожалением воскликнула Элси. — Впрочем, и эта сойдёт. У меня всё равно закончилась приманка.        — Рыба… В песке? — изумлённо спросила Нора, ещё раз заглядывая в яму. Действительно, не только сам песок шевелился, но и что-то в нём передвигалось почти на самой поверхности. Плавало?        — Ты городская, да? — с неким снисхождением уточнила Элси. — Никогда не ловила песчаную рыбу? Это очень круто! Выкладываешься на все сто, чтобы победить в битве и получить свой ужин! Там в пустыне столько всего, что можно исследовать, и столько рыбы ждёт, чтобы её поймали! — И она махнула в сторону от города, туда, где простирались бесконечные пески и горы.        Нора всё ещё переваривала открытие. Она впервые в своей жизни слышала про рыбу в песке. Все её немногочисленные знания о рыбах вдруг оказались совершенно бесполезны здесь, в Сэндроке.        — Ну, с чего-то надо начинать, — усмехнулась Элси и протянула девушке двух песчаных рыбёшек, поменьше той, что они вытянули, сквозь жабры которых была продета верёвка. — Держи, мне достаточно на сегодня улова. Они безумно вкусные в любом виде, кроме сырого. Если ты не кот, разумеется.        — Любопытно, — протянула Нора, разглядывая рыб.        — Что ж, мне лучше пойти и узнать, где мой старик, прежде чем он найдёт меня и присядет мне на уши, — и, махнув рукой на прощание, подросток удалилась, неся с собой связку улова и пиная перед собой клеть с ворочающейся в ней сандакудой.        — Рыба, значит, — задумчиво произнесла Нора. — Если Ци завтра передаст мне чертёж плиты, то тогда и попробую тебя.        Кинув своим мыслям, Нора отправилась в мастерскую. Там она перекусила остатки пищи, запив всё второй бутылкой молока якмеля, после чего принялась за утомительную, не необходимую работу по дому: ей предстояло разобрать все кучи мусора и материалов на территории мастерской, рассортировать и сложить мелкие детали и прочие ресурсы в деревянные хранилища и подготовить всё для создания мебели завтра. До позднего вечера Нора возила в мастерской, таскала и сортировала материалы и ресурсы, и закончила, когда солнце давно село за горизонт, а на землю опустился мрак, и лишь знак «Голубой Луны» ярко светил за железной дорогой.        Умыв потное лицо и освежившись, Нора решила, что стоит направляться в салун, чтобы и поужинать, и отдать Оуэну его заказ. Предвкушая горячую еду и оплату своей работы, Нора захватила с собой рюкзак, чтобы прикупить некоторые продукты для завтрашней готовки, положила ящик на тележку и направилась в «Голубую Луну».        Благо там её уже в столь позднее время за стойкой встретил Оуэн, а также Арвио, переговаривающийся с мужчиной о чём-то в столь поздний час. Он лучезарно улыбнулся Норе и чуть ли не пропел:        — Привет-привет! Ты сегодня выглядишь так энергично! На мгновение мне показалось, будто солнце встаёт прямо у меня на глазах! Я слышал, ты много работаешь с самого первого дня прибытия! Почему бы тебе не побаловать себя и не зайти в мой магазинчик? Думаю, там найдётся чему усладить твой взор.        Нора кокетливо хихикнула и хлопнула пару раз ресницами.        — Хорошая попытка, Арвио. Возможно, я зайду завтра. Думаю, мне понадобится краска, чтобы добавить цвета в мою мастерскую.        — По дереву? — оживлённо спросил парень.        — По дереву, — подтвердила девушка. — Как раз планирую собрать немного мебели.        — Замётано! Подготовлю для тебя несколько банок. Хотя признаться любые краски меркнут на твоём фоне, — и он, подмигнув, удалился. Оуэн посмотрел ему вслед, качая головой.        — Льстец, — сказал он, но без осуждения.        — Прирождённый торговец, — поправила Нора. — У него хорошая хватка.        — Определённо, но порой бывает слишком навязчив.        — Боится упустить возможности, — пожала плечами Нора и указала глазами на ящик, который принесла. — Ты, кажется, такой хотел?        — О, ты про заказ на доске? — мужчина перегнулся через стойку. — Да, выглядит отлично. Выбирай пока еду, я унесу. Вот твоя плата.        И он отсчитал на стойку монеты. Нора смахнула их в мешочек, который весело брякнул, и, взяв меню, уселась на излюбленный уголок. Ей хотелось чего-то рыбного и сладкое на десерт. Когда мужчина вернулся, она спросила его совета.        — У нас несколько блюд из рыбы. Ты ведь никогда не пробовала песчаную рыбу? Тогда могу посоветовать рыбную кашу или песчаную рыбу с секретным соусом.        — А в «секретном» соусе есть перец?        — О, любишь поострее? — усмехнулся Оуэн. — Тогда можешь взять рыбью голову с нарезанным перцем или остро-кислую рыбу.        — Голова звучит любопытно. И тогда сладкие блинчики и молоко.        — Распробовала?        — Уже две бутылки от Мейбл приговорила. Не подряд, — вскинула палец Нора, увидев, что Оуэн хочет о чём-то сказать. Мужчина одобрительно покивал. — А блинчики мне Ма готовит обычно.        Когда заказ принесли, Оуэн присел рядом с Норой уже по традиции, но теперь решил ради разнообразия поспрашивать сам.        — Так верно говорят, что вы закончили подъёмники для Рокки? Поздравляю, хороший старт.        — Да, это был хороший опыт. И хорошо оплачиваемый, — кивнула Нора. Рыбья голова выглядела подозрительно, но всё ещё похожа на рыбу. А вот пахло аппетитно. — Нужно только войти в колею и всё пойдёт как по маслу.        — А ты уверенная девушка, — похвалил Оуэн. — Нам побольше бы таких в Сэндрок.        — Я да Грейс — думаю хватит на первое время.        — Уже поболтали? Да, она дама такая, ей палец в рот не клади, по локоть откусит, — засмеялся Оуэн. — У вас много общего, судя по всему.        — Определённо, — уклончиво ответила Нора. Она не собиралась распространяться об идее машинки для стирки. — Ммм, рыба что надо! И остро, и вкусно, и баланс соли отличный! Поделишься рецептом? Мне Ци как раз к завтра обещал чертёж плиты.        — Отчего бы и нет? Но только я просто так своими секретами не делюсь, — и Оуэн подмигнул. Нора одобрительно хмыкнула и, вытащив из мешочка несколько монет, положила их на стол. Мужчина одобрительно крякнул и собрал их к себе в ладонь. — Это другое дело. В общем, слушай…        Он подробно рассказал, как нужно потрошить местную рыбу, что нужно класть в блюдо и сколько держать на огне. Нора внимательно слушала, понятливо кивая.        — В целом, просто. Правда Грейс всё никак не освоит это блюдо. Как и многие другие… Только ей не говори, — и мужчина поднёс палец к губам.        — Она старается. Я наверно три плиты спалила, прежде чем научилась делать нечто съедобное, — призналась Нора, по большей части чтобы поддержать Грейс.        — Неужели? Да тут у нас завёлся шеф-повар, — Оуэн даже откинулся назад и по-новому взглянул на Нору. Та засмеялась, качая головой.        — Скажешь тоже. Так, баловалась. У меня дома чаще готовит Па, а я вертелась рядом, вот и экспериментировала. Иногда под его присмотром, но чаще без, — с теплом поделилась Нора.        — Похвально.        — Правда выпечка — это не его. И не моё, — лёгкий смешок вырвался у неё. — Ма всегда тряпкой вон гнала нас из кухни, почуяв дым. Это она умеет стряпать и хлеб, и пироги, и блинчики. А у нас с Па выходит подошва горелая. Ещё и печь потом чинить.        — Видимо ты поэтому решила мастером стать? Чтобы устранить урон собственной готовки?        — Почти, — хмыкнула Нора. — Я всегда хотела стать мастером. Ещё с детства, когда лазала по местным свалкам и руинам и притаскивала оттуда всякие детали и пыталась что-то из них соорудить. Па и Ма качали головой, не зная, откуда это во мне. Они ж просто ботаник да швея.        — Скучаешь? — спросил спустя короткое молчание Оуэн. Нора кивнула, с тоской глядя на остатки блинчиков. Она не позволяла много думать себе о доме, сосредоточившись на цели, но сейчас вдруг осознала, что находится очень далеко от своих Ма и Па.        — Я вылетевший птенец из гнезда, — улыбнулась она несколько водянисто. А после взяла себя в руки и посмотрела в понимающие глаза мужчине: — Для того и и нужны крылья.        — Это точно, — кивнул он. — Я родился и вырос здесь, так что мне не понять тебя, но я много раз видел таких, как ты. И надеюсь, что у тебя всё получится.        — Даже не смей сомневаться, — и Нора шутливо погрозила ему пальцем.

***

       Шестой день в Сэндроке встретил Нору жутким завыванием ветра и шелестом песка за стенами. Она ночью сквозь сон слышала, как шум нарастал, и к утру достиг своего предела. Девушка проснулась, некоторое время полежала, вслушиваясь в звуки за стенами, посмотрела в закрытое окно и убедилась, что да — это песчаная буря. Она слышала о таком бедствии, но не ожидала, что оно застанет её так скоро. А ведь она планировала сегодня заняться созданием мебели! Теперь об этом и речи идти не может.        Расстроенная Нора поднялась с постели, умылась и привела себя в порядок, радуясь, что вчера выделила время для уборки и можно не волноваться, что вещи снаружи куда-то унесёт. Позавтракав из новых тарелок и чашек купленной в «Голубой луне» ещё вчера вечером едой, Нора замерла ненадолго, глядя вперёд, а потом сходила за дневником и принялась вносить туда обновившиеся сведения и рассматривать пустые страницы с именами жителей города, а также отдельно внесла рецепт, которым поделился Оуэн. После снова села, глядя перед собой.       Что ж, это её первая, но не последняя буря. Нужно будет придумать себе занятие в доме на такой случай. Может, хранить часть инструментов и материалов внутри? От размышлений её оторвал внезапный стук в дверь. Сперва Нора подумала, что может это что-то пронеслось мимо и ударило о стенки дома, но стук повторился и она в неверии подошла к двери и попыталась приоткрыть её совсем немного, но ветер чуть было не вырвал ручку из её рук, благо по ту сторону кто-то крепко схватил и удержал её.        -Привет, Тощие Ручки! — перекрикивая шум ветра сказал Пэн, одетый всё так же в свой аляповатый, якобы «супергеройский» костюм. — Ты, должно быть, заметила, что сегодня ветрено. Но тебе нечего бояться! Я, ваш защитник, слежу за порядок даже в такую непогоду! Для меня песчаная буря что лёгкий бриз! Но вот остальным не рекомендуется выходить наружу, пока буря не утихнет. Однако Церковь подготовила кое-что для тебя, если всё же будешь вынуждена выйти.        И он протянул Норе широкополую шляпу, вдоль полей которой была приделана защитная сетка, утяжелённая на концах металлических обручем.        — Это поможет тебе ненадолго. Но вот от хищных взбешённых тварей не защитит! Держи, и постарайся не покидать дом. Я тут видел огромного якмеля, мне нужно показать ему, кто тут босс. Конечно же я, если ты не догадалась, — и сунув шляпу всё ещё молчащей Норе, псевдо-герой убежал в сторону пустыни. С трудом закрыв дверь, Нора разглядела обновку и решила испытать её. Найдя в своём рюкзаке плащ и застегнув его на все пуговицы, она на пробу вышла на крыльцо.        Что ж, песок действительно жёстко бил по открытым участкам тела, благо в плаще и шляпе их почти не осталось. Нора теперь даже могла видеть что-то, защищённая сеткой, правда не дальше расстояния вытянутой руки. Шаг за шагом, оглядываясь и вслушиваясь в рёв ветра, она добралась до почтового ящика и, открыв его, убедилась, что он пуст. Ожидаемо, ни писем из дома, ни чертежа Ци, ни чего бы то ни было ещё не доставили, учитывая погоду. Но Нора хотя бы проверила.       Вернувшись в дом, она крепко задумалась. Конечно, можно было натаскать часть материалов внутрь и заняться мебелью, но куда была соблазнительнее мысль попытаться спуститься в руины. В конце-концов, они защищены крепкими стенами, это же руины! Единственная опасность — дикие твари и подъёмник. Но первых, скорее всего, отвлёк Пэн, а в качестве своей работы Нора не сомневалась, она специально уделила внимание и креплениям, и канату, так что знала, что если платформу и будет шатать, то не сильно. А значит, можно рискнуть. Мысль о целом дне, проведённом в стенах крошечной лачуги, навевала тоску, и Нора буквально физически ощущала, как утекает время сквозь её пальцы, не принося пользы. Её даже не пугала перспектива упасть с высоты. Если честно, Нора об этом не думала. Как и в детстве, она особо не задумывалась о рисках и последствиях.       Она должна работать.       Поэтому экипировавшись, взяв с собой рюкзак и перекусить, она вновь вышла на улицу. Борясь с ветром, нашла свои инструменты и направилась в сторону «Старателей Юфалу». Ветер выл в уши, не было видно ничего дальше вытянутой ладони, песок бил по одежде. Пару раз Нора сбилась с пути, но добредя до забора, пошла вдоль него и наконец вышла к воротам. С трудом открыв дверь внутрь, она некоторое время боролась, чтобы закрыть её, но решила оставить такой — ей всё же выходить ещё — и она пошла в подъёмнику.       Как и ожидалось, платформа лишь слегка качалась. Вцепившись в ограждения, Нора запустила механизм и, надсадно скрипя, будто жалуясь, что её заставляют работать в такую погоду, платформа принялась плавно опускаться вниз. Спустя несколько минут Нора вновь оказалась на твёрдой земле и слезящимися глазами нашла вход в руины. Там, за дверями, она наконец скрылась от ветра и вздохнула с облегчением.       Бредя по пустынным коридорам, занесённым песком, глядя в дыры в стенах, оглядывая разрушения, что принёс с собой День Бедствия для этого здания более 300 лет назад, Нора нашла тускло горящий огоньками лифт, на котором, видимо, рабочие спускались на нижние уровни. Она решила попробовать ближайший и нажала на почти вдавленную в стену кнопку.       Лифт надсадно заскрипел, крякнул и неохотно, рывками поехал вниз. Нора ощущала себя нервозно в такой железной коробке. Случись что, она окажется в крайне уязвимом положении. Но ведь ребята Рокки пользуются им каждый день, значит всё должно быть в порядке?       Ага. Должно быть.       В какой-то момент лифт издал подозрительный скрежет, потом раздался визг металла о металл, и железная ловушка полетела вниз. Нора успела только вскрикнуть, как удар о пол лифта выбил весь воздух у неё из лёгких, а плечо отозвалось слепящей болью.       Сквозь дым и вонь, она выползла через щель сломанных дверей лифта и упала на землю, откашливаясь и утирая слёзы из глаз. Сердце ухало в груди, ноги тряслись от пережитого страха, а в голове стояла звенящая тишина. Рука ныла, и Нора, ощупав её, поняла, что вывихнула плечо. Проклятье!       С трудом поднявшись на ноги, она огляделась. Лифт остановился на каком-то этаже, зацепившись покорёженными дверцами за пол, что и спасло Нору от дальнейшего падения в бездну. Её бросило в дрожь, стоило на мгновение представить, как всё могло повернуться иначе. Распластанное внизу тело в луже крови среди обломков металла… Сделав несколько глубоких вдохов и дав себе время успокоиться, Нора пошла исследовать этаж.       Где-то должна быть лестница. Где-то под этими завалами слежавшегося песка должна быть обычная лестница. Или пожарная. Да что угодно, что ведёт наверх. Нора сейчас согласилась бы и на верёвочную, и на канат, лишь бы убраться из этой ловушки. На мгновение её охватила паника. Воздуха стало вдруг не хватать, а стены словно поползли навстречу. Нора осознала, что она глубоко под землёй, в руинах, снаружи бушует песчаная буря, у неё вывихнута рука и она не может копать. Ну почему-почему-почему она полезла сюда?! Почему никому ничего не сказала?! Идиотка, тупицы… А потом, прикусив до крови щёку изнутри, Нора специально ткнула себя в повреждение, чтобы боль отбросила эти пагубные мысли.       Она в руинах «Старателей Юфалы». Не позднее завтрашнего дня они увидят сломанный лифт и обратятся к мастерам, чтобы его починить. А кто мастера в городе? Она да Ми-Ан. Значит, они обнаружат, что Нора пропала. Пэн скажет, что утром она была в доме, и тогда все догадаются, что лифт упал не просто так. Снарядят Гражданский корпус на поиски и вытащат её отсюда. И еда есть. Не так, чтобы много, но дотянуть до завтра хватит.       Стараясь не думать, что будет, если буря не закончится к завтра, Нора решила исследовать имеющиеся руины, чтобы хотя бы изучить их и, может, найти что-то полезное. Она спустилась сюда за ресурсами. Она добудет эти ресурсы, особенно после произошедшего.       Правда набредя на залежи металлического лома, она осознала, что одной рукой много не накопаешь. Попробовав пару раз и вытащив самые полезные детали, забив от силы половину рюкзака, Нора решила сосредоточить внимание на других вещах. Например, дисках с данными или, может, артефактах, что могут валяться вокруг.       Мало что уцелело с Дня Бедствий, но всё же ей удалось отыскать с пару десятков дисков, с дюжину силовых камней, добыть ещё куски металла и даже наткнуться на небольшой драгоценный камушек, переливающийся в свете редких мигающих ламп. Правда, он был со включением и треснувшим, и стоил всего ничего. Разве что красивый, потому и перекочевал в рюкзак. Похоже, ребята Рокки уже работали здесь: кое-где были видны следы раскопок.       По ощущениям Норы она бродила по руинам с пару часов. Плечо опухло и ныло, а в животе заурчало. Вздохнув, девушка решила присесть на близлежащий перевёрнутый ящик, в котором когда-то, похоже, хранили силовые камни, и достала свой нехитрый паёк. Омлет явно готовила Грейс, и сегодня Нора ощутила, что да, на вкус он явно хуже, чем на вид, но в той обстановке, в которой она была, глупо жаловаться на еду. Съев половину и здраво рассудив, что лучше оставить остатки на потом, она резко замерла, услышав посторонний шум. Это не был шелест песка или случайно скатившийся камень. Это были… Шаги. Сунув еду в рюкзак, Нора как можно быстрее спряталась за перевёрнутым столом и замерла, пытаясь выровнять участившееся дыхание.       Рокки же сказал, что руины безопасны! Что Гражданский корпус проверял их на наличие роботов и прочих тварей. Может, одна забралась сюда случайно? Или не одна? Что же делать, что же делать, что же…        — Ауч, — услышала она чей-то шёпот, и от сердца отлегло. Этот голос она слышала не так часто, но узнала без труда. Только директор исследовательского центра мог издать такой оскорблённый и в равной мере жалобный звук.        — Вот уж не думала, что вы из тех, кто пинает мебель в гневе, — с улыбкой облегчения появилась Нора. Молодой человек панически вскрикнул, попытался рвануть куда-то в сторону, но в итоге споткнулся о перевёрнутое кресло и упал на песок, уронив рядом с собой свою кирку. — Простите, я вас напугала?        — О святая наука, не то слово! — возмущённо отозвался Ци, садясь на песке и осматривая ступню. — Я думал, что прямо здесь скончаюсь от разрыва сердца!        — Я знала, что красива, но не догадывалась, что могу разбивать мужские сердца таким образом. — насмешливо сказала Нора, глядя на директора центра в крайне уязвимом и даже жалком положении. — Как вы сюда попали?        — Я упал на лифте, — хмуро отозвался тот, явно решив проигнорировать подколку.        — Что ж, у нас много общего, — усмехнулась Нора. — Простите, что не подаю руки, так что встать придётся вам самим.        Она кивнула на своё плечо, которое старалась лишний раз не беспокоить.        — Что ж, теперь нас в западне двое. Видели какую-нибудь лестницу? — без особой надежды спросила Нора.        — Да, — вдруг просветлел лицом Ци, но потом снова нахмурился. — Правда, она была сломана. Похоже на верхних этажах произошёл ряд разрушений, который и вывел лифты из строя.        — Что ж, сломанное можно починить. Это я умею, — серьёзно кивнула Нора. — Ведите.        — Я предпочитаю, чтобы меня называли директор, — вставил тот, наконец поднимаясь на ноги и беря в руки свою кирку. Нора проигнорировала его, во все глаза глядя на инструмент. Он был из качественного сплава, сделан в стиле инструментов Сэндрока (с молотом на одном конце и гаечным ключом на ручке) и очень, очень, ОЧЕНЬ хороший.        Пока Ци вёл её к рухнувшей лестнице, она думала, откуда у директора исследовательского центра такая кирка и что он забыл здесь, в руинах. Последнее она решила озвучить напрямую.        — Я искал кое-какие реликвии, диски данных и прочие материалы для своей работы, — отозвался тот. — Поняв, что оказался в ловушке, решил немного вздремнуть. По моим расчётам, я здесь от двух часов до двух дней.        — Значит вы попали сюда до начала песчаной бури?        — Что? Буря? Видимо да, — рассеяно ответил Ци, а потом протянул: — Получается, именно буря могла запустить разрушения, которые привели нас к этой точке.        Нора хмыкнула. Рассеянность, комичная серьёзность и неумение воспринимать юмор, флирт и вообще любые социальные игры забавляли её в Ци. Почему-то именно такие люди стремились в науку?        — Я принял вас в первый момент за монстра. Хорошо, что не ударил, иначе это усложнило бы ситуацию, — зачем-то вставил директор.        — Да, хорошо, — согласилась Нора, а потом её осенила мысль: — Погодите. Если вы здесь оказались до бури, значит чертёж, который я вам заказала вчера, не закончен?        — Вы считаете меня безответственным? Оскорбительно, — обиженным тоном произнёс директор и вынул из кармана халата сложенный лист бумаги. — Я захватил его с собой и хотел положить в ваш почтовый ящик, раз оказался недалеко, но…        Он замялся, но Нора и без того всё поняла. НЕ безответственный директор попросту забыл положить чертёж в её ящик.        — Думаю это удачный момент, чтобы передать его лично вам в руки, — неловко закончил он и протянул Норе чертёж. Та взяла его целой рукой и сунула в карман плаща. Об «удачности» момента она не стала говорить ни слова.        — Знаете, я планировала вам заказать новый, — вспомнила Нора. — Я обдумываю машину, может вы слыхали о ней. Стиральная машина. Она предназначена, чтобы стирать вещи. В конструкцию входят крутящий барабан, шланг для слива…        — Я знаю, не продолжайте, — несколько раздражённо отозвался Ци, и потом продолжил: — Стиральная машина, да? Любопытно. Устройство довольно простое, а главное практичное. Если верить первоначальным расчётам, то для стирки одежды в ней будет расходоваться меньше воды, чем при стирке вручную…        Ци принялся бормотать какие-то слова, формулы, и Нора не стала вслушиваться в его бубнёж, пока директор напрямую не обратился к ней.        — Что ж, я могу сделать чертёж подобного устройства. Но для этого нужно выбраться отсюда.        — Вот и о цене договорились, — улыбнулась Нора. Ци кивнул. Что ж, чертёж стиральной машины обошёлся ей, в какой-то степени, дёшево. И да, Грейс была права. Директор даже не задумался, разрешена ли данная машина Церковью Света. Всё же хорошо иметь дело со столь далёкими от всего земного людьми.        По дороге они наткнулись на останки как-то огромной машины. Нора разглядела подобие железных рук и ног, но корпус был так размозжён упавшей на него плитой, что что-то ещё разглядеть не представлялось возможным.        — Это мне напоминает кое-что, — задумчиво произнёс Ци. — В некоторой литературе Старого Мира предполагалось, что путешествия во времени станут возможны. Если бы я мог вернуться в прошлое, то сказал бы себе не спускаться сегодня в руины.        Нора кивнула. Да, будь такая возможность у неё, она бы тоже так поступила.        — А также я мог сказать себе прошлому, что вы упадёте сюда, и послать себя спасти вас, — вдруг продолжил Ци. Нора улыбнулась, поймав его взгляд.        — Вы заигрываете со мной? — спросила она. Ци безразлично пожал плечами.        — Вы принимаете желаемое за действительное.        Нора изумлённо посмотрела на его спину, почти на физическом уровне ощущая вес этой словесной пощёчины.        А вы полны сюрпризов, директор Ци.        — Однако если я не встретил будущего себя до падения, это означает то, что я не раскрыл секреты путешествий во времени. Или же я по какой-то причине позволил этому событию случиться?        Оставив Ци с его непростыми вопросами, Нора наконец увидела впереди разрушенную лестницу, о которой тот говорил. Да, это была древняя противопожарная лестница, и часть её сегментов рухнула. Но она была! И части её лежали неподалёку, а значит путь наверх перед ними.        — Мне нужно, чтобы вы нашли все части лестницы и принесли сюда, — скомандовала Нора. Ци недовольно посмотрел на неё, но потом неохотно кивнул и пошёл искать по округе разбросанные сегменты. Нора же отправилась на поиски чего-то, что позволило бы ей соединить части вместе, а также прибить их к стене.        С одной рукой делать это было несподручно. Плечо ныло, отдавалось болью при резких движения, но Нора игнорировала его. Не первая её травма и явно не последняя. Сейчас перед ней стоит если не вопрос выживания, то вопрос свободы.        В итоге она сумела отыскать куски проводов и детали, позволяющие закрепить лестницу в стене, и девушка принялась собирать нижнюю часть лестницы. Ей вновь пришлось указывать Ци, что делать и где нужно держать, а тот морщил нос, убирал со лба все в пыли волосы и хмуро глядел сквозь стёкла грязных очков.        — Должен признаться, я считаю использование таких базовых компонентов для решения нашего затруднительного положения несколько неэлегантным, — ворчал он.        — Когда отыщите другой, более элегантный способ, тогда и поговорим, — отвечала ему запыхавшаяся Нора. Пот тёк у неё со лба не только от усилий, но и боли, что ей приходилось преодолевать. Ссадины, ушибы, синяки, небольшие раны — всё это было мелочью, но вот вывихнутое плечо досаждало с неимоверной силой. Пришлось даже делать передышки, когда перед глазами начинало темнеть. Воды не было. Оставшуюся половину омлета Нора отдала Ци, когда он начал жаловаться на голод, лишь бы директор просто заткнулся. Правда он попытался высказать недовольство готовкой Грейс, но девушка зло цыкнула в сторону молодого человека и тот, надувшись, молча доел остатки.        Чем выше они вдвоём поднимались, тем становилось сложнее. Благо по дороге попадались площадки, где Нора могла перевести дух, а после с неимоверным упрямством вновь лезть наверх, вколачивая крепления и устанавливая лестницу.        Спустя несколько таких пролётов Нора почуяла сухой, но свежий воздух, и это придало ей сил. До свободы оставалось совсем чуть-чуть, нужно было лишь добраться. Постараться ещё капельку, ещё немного потерпеть ворчание и нытьё Ци, боль в плече, и она окажется свободна. О Свет, никогда Нора ранее не мечтала так о свободе, как сейчас.        Преодолев последний пролёт, она и директор выползли на этаж и долго лежали, тяжело дыша.        — Должен… Признать… — громко и шумно дыша сказал директор, — использование окружающей среды… для того… чтобы починить лестницу и выбраться отсюда… это гениально.        — Сочту за комплимент, — выдохнула со смешком Нора.        — По счастливой случайности именно ты… То есть вы упали сюда…        — Можно уже на «ты», — разрешила ему Нора. — Мы такое прошли, это будет не лишним.        — Хорошо, Нора. Жаль только, что спуск сюда принёс больше проблем и сложностей и не удовлетворил мои интересы, — с сожалением сказал Ци, садясь.        — Что ты искал там, внизу? — поинтересовалась Нора.        — Согласно отчёту Гражданского корпуса, в этих руинах наибольший шанс найти рабочий образец экваториальной монтировки. К сожалению, никто из членов корпуса, несмотря на мои подробные объяснения, так и не понял, как она выглядит и что нужно искать.        — Что ж, можешь попробовать объяснить мне, — предложила Нора. Ей всё равно нужно было время, чтобы перевести дух, а произошедшее событие хоть и было крайне несвоевременным, всё же имело свои плюсы — это позволило ей несколько сблизиться с директором исследовательского центра. К тому же она всё равно планирует спускаться сюда в дальнейшем. Может, Норе удастся выполнить его просьбу, и тогда Ци будет у неё в долгу. Упускать такую возможность глупо.        Ци пустился в долгие пространные объяснения с подробным описанием внешнего вида частей это самой монтировки и её назначения, но всё, что поняла Нора: эта штука как-то связана со звёздами и механизмом телескопа.        — Что ж, я поищу, когда буду спускаться сюда в следующие разы, — пообещала Нора. Ци просиял и торжественно кивнул.        — А я, как только вернусь в лабораторию, примусь за чертёж стиральной машины, — пообещал он. Встав, Ци устало опёрся на свою кирку и посмотрел вдаль коридора, где скрывался выход наружу. А Нора снова прикипела взглядом к его инструменту.        — Откуда у тебя такая кирка? — спросила она всё же. Ци посмотрел вниз, пожал плечами.        — Это был неожиданный и, если честно, не особо нужный мне подарок. Я первый раз взял её в руки, и вот, оказался здесь. Конечно, эти события никак не связаны, но отрицать очевидное стечение обстоятельств глупо. Она хорошая?        — Очень, — призналась Нора. И тогда Ци сделал удивительное. Он выпрямился и протянул кирку ещё лежащей девушке.        — Тогда возьми её себе. Я после сегодняшнего события не буду более рисковать своей жизнью, и лучше доверю работу тем, кто в ней разбирается. Если этот инструмент поможет тебе найти экваториальную монтировку, то значит он в нужных руках.        Нора медленно поднялась с земли и взяла кирку здоровой рукой.        — Спасибо, — удивлённо, но искренне сказала она. Ци кивнул и указал в сторону выхода.        — Готова продолжить путь? Впереди нас ждут опасные погодные условия и долгий путь.        — Да, — вздохнула Нора и, собрав инструменты и вещи, направилась на выход. — Надо добраться до клиники.        А потом, вспомнив кое-что, оглянулась на Ци.        — У тебя нет защиты от бури?        — Нет, — помотал тот головой. Девушка нахмурилась, что-то обдумала, а потом подала Ци свою широкополую шляпу с сеткой.        — Держи.        А сама натянула капюшон на голову и завязала шарф, подаренный Виви, на лице как маску маску, покрыв нос и рот.        — Благодарю, — и Ци надел шляпу.        На улице ещё бушевала буря. Сквозь ветер и песок, нещадно колющий кожу, Ци и Нора брели в сторону города. Их вёл сперва едва видневшийся сквозь песчаную пелену свет «Голубой Луны». Они даже попробовали постучать в двери салуна, но ожидаемо никто не отозвался — все жители города спрятались в своих домах. Пройдя по тоннелю, где ветер дул ещё сильнее, а песок по ощущениям зло пытался выцарапать глаза, они вышли на улицы и там уже спустя, кажется, вечность, оказались перед заветной красной дверью клиники. Ци с неожиданной силой заколотил в дверь, и вскоре её открыли.        Ввалившись внутрь, Нора содрала с лица шарф и с облегчением вдохнула чистый воздух, но тут же закашлялась, ощущая песчинки у себя во рту, горле и носу. Вокруг слышалась суета, чьи-то шаги, карканье ворона, но Нора, сползая по стене, просто с упоением дышала, ощущая тянущую боль во всём теле, но особенно в вывихнутом плече. Пахло травами, лекарствами, птичьими перьями и каким-то специями. Если бы воздух можно было пить, Нора бы с удовольствием выпила его.        — Воды, — просипела она и открыла глаза. Рядом с ней на полу сидела птица и, услышав её слова, принялась во всё горло повторять, пока Фэнг не принёс кружку. Нора жадно выпила её, ощущая, насколько сухи её губы и как саднит горло. О Свет, сколько они проторчали там, внизу?        — Ищите врача? Что ты хочешь? Что ты хочешь? Расскажите, что происходит! Безопасно, должно быть безопасно! Буря! Песок! Тревога! — и ворон издал пронзительный звук сирены.        — Икс! Тише, — шикнул на него Фэнг, и Норе показалось забавным, что он повысил голос, но на самом деле это звучало лишь немного громче, чем обычно.        — Я же говорю! — раздался почти обиженный голос Ци. — Лифты вышли из строя, и я, и Нора упали в руины. Мы выбрались оттуда и сквозь бурю добрались сюда. Нам нужна помощь, доктор!        — Прошу заметить, упали мы по отдельности, — вставила Нора. — Но Ци пробыл там дольше меня. Ещё не было бури, когда он оказался там.        Услышав это, Фэнг резко встал и направился в сторону Ци, который даже слегка отступил от него. Доктор молча вперил свой взгляд в молодого человека, словно пытаясь увидеть насквозь, обошёл его кругом, пока тот бормотал, что у него лишь пара ссадит, да вот синяк, демонстрируя свои ранения. Закончив «осмотр», Фэнг прошёл к своему столу, чем-то там побренчал, звякнул, и выдал Ци жестяную баночку, судя по всему, с мазью, флакончик с круглыми таблетками и бутылку воды.        — Мазать! Пить! — ворон издал звуки глотания воды. — Здоров!        — Что? — недоумённо потряс головой директор.        — Он говорит мазать тебе синяки, пить таблетки, после чего ты поправишься, — объяснила Нора, для которой отрывистые слова птицы не несли никакой загадки.        — А сколько мазать? Как пить?        — Мазать! Мазать! Здоров! Пить одну! Пить! Здоров! — продолжала вопить птица, пока Фэнг снова что-то делал за столом.        — Мазать синяк, пока не пройдёт, и пить таблетки по одной, пока не закончатся, — рискнула предположить Нора.        — Хорошая птичка! Хорошая! Ты мне нравишься! — отозвался ворон и, взмахнув крылья, сел Норе на плечо. Правда тут же вспорхнул, потому что это оказалось НЕ то плечо.        — Проклятье! — шикнула Нора и отмахнулась от птицы. Фэнг обернулся на её вскрик, чтобы понять, что происходит, а потом вновь вернулся к столу и, кажется, удвоил свои усилия. — В общем, мажь и пей, пока не поправишься.        — А как же ты? — нахмурился Ци. Нора ощутила поднимающуюся в ней волну раздражения. Ей было больно, она устала, ей требовалось помощь, и меньше всего нужно было, чтобы кто-то, кто не может помочь её состоянию, сейчас суетился рядом и задавал тупые вопросы.        — Иди… В лабораторию, Ци, — выдавила она. — Док позаботится обо мне. Сделай чертёж, что обещал.        — А шляпа…        — Иди уже! — простонала Нора. Хлопанье крыльев вороны, вой за окном, дребезжание колокольчиков внутри клиники, подвешенных к потолку, лязг склянок, идиотские вопросы Ци — всё это было слишком для остатков её терпения. Ей нужен был покой. О Свет, просто покой, тишина. Плевать на боль, ей нужно просто побыть в тишине.        На секунду ветер завыл сильнее, будто буря ворвалась в клинике, а потом раздался хлопок двери. Колокольчики отозвались новой волной мелодичного звона. Хлопанье крыльев затихло. Лишь шорох за столом да стук ступки, в которой перемалывают что-то.        Нора с облегчением вздохнула. Наконец-то.        Неизвестно, сколько времени она так просидела, но вряд ли долго, однако минуты эти показались самыми лучшими. Потом рядом раздался шорох одежды. Нора с трудом разлепила веки и увидела прямо перед собой бледное лицо доктора с голубыми глазами. Он протянул ей кружку, от которой исходил пар. На поверхности плавали маленькие листики каких-то трав. Пахло неприятно.        — Пить! Пить! — завопил вновь ворон.        — Он такой болтун, как ты с ним живёшь, — выдавила из себя Нора и потянулась к кружке здоровой рукой. Обжигая язык и морщась, она выпила всё до дна и вновь откинулась на стенку с громким вздохом. — Вот уж точно птица-говорун.        Фэнг неожиданно на это хмыкнул, а потом встал, отставил чашку и протянула Норе руку. Ухватившись за узкую ладонь, девушка поднялась на ноги. Только она заняла более-менее устойчивое положение, как ладонь тут же выскользнула прочь. Кожа у Фэнга была прохладной.        Добредя до стула, на который ей указали, Нора плюхнулась на него. Плечо отозвалось болью, и девушка поморщилась. Док осмотрел пациентку со всех сторон, поддел двумя пальцами рваную штанину, открывая доступ к ссадине с запёкшейся коркой крови и безжалостно вылил туда флакончик чего-то. У Норы из глаз искры брызнули и она завопила, дёргая ногой, но Фэнг предусмотрительно стоял поодаль.        — Предупреждать… Надо, — зашипела Нора, переводя дыхание. Вывихнутое плечо свело спазмом мышц и боль усилилась. — Лучше… Плечо вправь.        Фэнг кивнул, подошёл к Норе ближе, так, что она ощутила запах его плаща — пыльный и травянистый, словно его давно не стирали, а внутренние карманы были набиты разными растениями — и положил одну ладонь ей на больное плечо, а второй взял за локоть этой же руки.        — Давай, — прорычала она, готовясь к новой вспышке боли. И всё равно это было неожиданно и крика удержать не удалось. Однако облегчение наступило почти сразу, пусть и боль никуда не ушла, лишь немного затихла. Ощущение чужих прикосновений тут же исчезли, но девушка это почти не заметила.        — Я уже почти забыла, каково это, — пробормотала она. Но передохнуть ей как следует не дали и почти носом ткнули в кружку нового отвара. Пах он иначе. Молча и покорно выпив его, Нора отдала кружку и надеялась, что её сейчас хотя бы оставят в покое, но нет. Фэнг присел рядом с её пострадавшей ногой и принялся счищать запёкшуюся корочку смоченной в чём-то едко-пахнущем тряпкой. Нора шипела, ойкала, но стоически терпела, пока вся грязь и запёкшаяся кровь не были убраны. После Фэнг нанёс мазь на рану и ловко замотал всё бинтом.        — Сними, — коротко приказал Фэнг, дёрнув за рукав плаща.        — Решил обработать меня с ног до головы? — усмехнулась Нора, но плащ сняла, чувствуя, как ткань липнет к локтю. Там тоже оказалась сильная ссадина с запёкшейся коркой. Но стоило доку подойти к ней с ещё одним пузырьком, девушка выставил руки вперёд, останавливая. — Стой! Дай я сама.        Отобрав у доктора флакон и тряпку, Нора сама обработала ссадину, а после позволила Фэнгу замотать и локоть в бинт.        — Основательный подход, — отметила она, глядя на свои перемотанные ранения. Плечо ныло, раны были обработаны, и Норе хотелось лишь хорошенько поесть и поспать. Но за окном была буря, и сколько времени — непонятно.        Она поинтересовалась у доктора, но ответил ворон.        — Ночь! Ночь! — заорал он.        — Насколько ночь? — спросила она у птицы. — Я спустилась в руины утром, часов в десять.        — Поздно! Много-много!        Нора вздохнула, покачав головой. Такие ребусы она не умеет разгадывать.        — Одиннадцать, — выдавил Фэнг. — Прошло… Девять… Часов.        — Девять часов мы торчали там, под землёй? — изумлённо спросила Нора и получила кивок в ответ. — С ума сойти. Неудивительно, что я так хочу есть.        При этих словах Фэнг оживился. Он нахмурился, потом ушёл куда-то в другую комнату, и спустя время принёс тарелку, на которой лежали треугольники, судя по всему из риса. Он протянул это Норе.        — Спасибо, — сказала она с улыбкой. — Я так голодна, что готова съесть якмеля.        — Нет! Нет! Не ешь! — смешно завопил ворон. Нора посмеялась с этого.        — Хорошо, не буду. Только потому, что ты попросил, — ответила она птице. Та на это наклонила голову вбок, разглядывая одним чёрным глазом, что ест девушка, а потом вскочила на плечо хозяину и сказал:        — Икс, хочешь крекер? Хочешь крекер?        — О, ты ещё попрошайка, — усмехнулась Нора. Фэнг достал откуда-то из кармана крекер и протянул ворону. Тот с удовольствием схватил его в клюв и унёс к себе на насест, где съел по кусочкам, кроша на пол.        — Разбойник, — улыбнулась Нора. Внутри рисовых треугольников оказалось что-то сладко-острое, что вполне утолило голод девушки. Пока она ела, Фэнг убирался у себя на столе, замачивал тряпки в резко пахнущем растворе и даже успел подготовить одну из коек, положив туда подушку и одеяло. Вымотанная и абсолютно без сил, Нора только и могла мечтать, чтобы завалиться куда-то спать, и потому была безмерно благодарна доктору за его предусмотрительность.        — Спасибо, — снова поблагодарила она его, садясь на кушке. Фэнг кивнул, дождался, пока девушка ляжет, выключил свет и удалился по лестнице наверх, видимо, в спальню. Икс остался на своём насесте у входа.        Мирно звенели колокольчики под потолком, за окном выл ветер, ворон шуршал перьями, а Нора плавно погружалась в сон.

***

       Нора проснулась утром. С трудом узнав обстановку и поняв, что находится в клинике, девушка села на кушетке и протёрла опухшие глаза. Она чувствовала себя выспавшейся, и это чувство было почти странно после сумасшедшей недели на новом месте. Широко зевнув и потянувшись, она села на своём спальном месте, поставив ноги на пол, и огляделась. Ворон сидел на своём насесте и внимательно следил за Норой.        — Привет, — хрипло сказала она ему, махнув рукой. Птица встрепенулась.        — Привет! Привет, птичка! Привет!        — Болтун, — усмехнулась Нора. В голове было туманно, и она не сразу заметила, что Фэнг спускается со второго этажа. — Доброе утро, док. Признайся, ты подсыпал мне снотворное в отвар?        Тот смерил Нору таким взглядом, что стало понятно: да. Подсыпал. Нет, ему не стыдно.        — Понятно-понятно, — протянула Нора и ещё раз зевнула. — Что ж, это было в любом случае кстати. Последний раз я так хорошо спала дома, ещё Ма поправляла мне одеяла.        Фэнг немного замешкался, почти незаметно, но Нора смотрела прямо на него в этот момент и увидела. Правда причины толком не смогла, поэтому просто решила отметить про себя.        — Что ж, похоже буря закончилась. Не буду больше стеснять тебя своим присутствием.        Девушка бодро встала с койки, но глухо ойкнула и опёрлась на неё. Ноги болели ужасно, и от соприкосновения с полом словно разряды тока пробежали по мышцам.        — Проклятье, — зашипела она глухо. — Похоже мне понадобится время, чтобы расходиться.        Она, чуть хромая, добралась до своего плаща, висящего на вешалке, и надела его, стараясь не делать резких движений — только что вставленные суставы имели дурную привычку вылетать снова.        — Я уже второй раз обязана тебе, док, — улыбается она стоящему невдалеке Фэнгу. — Скажи мне, сколько я должна.        Тот покачал головой.        — Послушай, — Нора вздохнула. Ей совсем не улыбалось уговаривать дока взять её деньги, но приходилось — принципы и репутация того стоили. — Я уже поняла, что ты не особо разговорчив, но терпеть не могу ощущать себя должной кому-то. Любой труд и работа должны быть оплачены, это касается и меня, и других. Понимаешь? Поэтому давай пойдём более простым путём, где мне не придётся ощущать себя твоим должником и ломать голову, как отплатить тебе.        Доктор задумался. Потом подошёл к деревянному шкафу, стоящему у стены и указал на него.        — Такой же, — сказал он отрывисто. Нора подошла ближе, рассматривая конструкцию. В шкафу было множество ящичков, и, потянув за один из них, она увидела внутри сушённые травы. Значит, так док хранит ингредиенты для лекарств.        — Деньгами было бы проще, — призналась она, думая о том, как много времени у неё уйдёт на то, чтобы напилить столько дощечек, подогнать их друг под друга, и это при общем её состоянии. Заказов упустит тьму, это точно.        — Ты мастер. Сама просишь, — опять же отрывисто сказал Фэнг. Нора кивнула.        — С каждого по способностям, да? Ты лечишь, я собираю всякое разное, — отметила она. С сомнением поводила плечом, и Фэнг явно заметил это, потому что добавил:        — Не скоро.        — Будет тебе шкаф, — твёрдо решила Нора. — Четыре дня. Так что заранее место освободи.        Она подобрала свои вещи, инструменты, что лежали у порога. От неловкой попытки закинуть рюкзак на плечо его горловина раскрылась и на пол посыпались с грохотом куски металла, вслед за которыми выкатился блестящий камешек. Ворон, тут же заметивший это, кинулся за ним и, схватив цепкими лапами, взвился к потолку, крича на разные голоса:        — Оооо, блестящий! Такой блестящий! Посмотри, как он сверкает, мам!        — Икс, — строго произнёс Фэнг, но Нора махнула рукой, собирая выпавшее обратно.        — Путь берёт. Толку от него, мёртвым грузом лежать будет. Ценности почти никакой, а так хоть птице игрушка.        — Ему нравятся блестящие вещи, — вдруг голосом Фэнга произнёс ворон. Нора с любопытством покосилась на летающую вверху птицу. Видимо, доктор иногда говорит больше трёх слов за раз.        — Ещё раз спасибо за помощь, — поблагодарила Нора и покинула клинику, уже поняв, что доктор Фэнг не из тех, кто любит долгие прощания и терпит посторонних людей на пороге.        Девушка шла, немного ковыляя и неловко двигая слегка ноющим плечом. Сейчас путь до мастерской в её нынешнем состоянии казался ей совсем неблизким, но делать было нечего. Ей требовалось добраться туда, чтобы снять грязные и рваные вещи, привести себя в порядок, убрать собранные ресурсы и… Возможно зайти в «Голубую Луну», чтобы поесть и поделиться произошедшим с Оуэном.        Но планам её не суждено было сбыться. На подходе к мастерской, пройдя по тоннелю, по которому лежал и их вчерашний пусть с Ци, она увидела последствия песчаной бури. Сцена салуна, что находилась справа от выхода тоннелю, представляла собой груду лома и мусора, и к ней постепенно стягивались жители Сэндрока. Оуэн стоял рядом со скорбным видом, и в глазах его читалось отчаянье.        — Моя… Прекрасная… Сцена, — шептал он чуть ли не со слезами в голосе, согнувшись и упираясь руками в колени. Рядом стоявшая Матильда положила руку на плечо мужчины.        — Ну-ну, — снисходительно произнесла она. — Главное никто не пострадал, а всё остальное мы можем восстановить.       Взгляд её упал на вышедшую из тоннеля Нору и женщина просияла.       — Гляди! Вот и мастера, чтобы исправить положение!        Нора оглянулась и увидела, что сзади неё бежала Ми-Ан, и в глазах её читалось беспокойство. Но стоило увидеть сцену, как всё внимание девушки переключилось на неё.        — У нас тут проблема: мы хотели устроить представление перед отъездом Мейсона, но теперь план рухнул. Может вы сможете нам помочь? — спросила министр, а потом добавила: — Не сомневаюсь, вы по уши в заказах, но дело действительно важное для жителей города. Думаю, я обязана сделать это официальным запросом города наивысшего приоритета.        Нора сдержала при себе кривую ухмылку. Всё так, как она и думала. Матильда хоть и добродушный и дружелюбный человек, но сделает для города всё. Проигнорировать такую просьбу, прожив неделю в городе — огромный удар по репутации. А выполнить… Нора снова повела плечом. Как же всё не во время! И эта буря, и падение лифта, и травма!        — Знаете, а я всегда думала, что она когда-нибудь рухнет. У меня даже где-то был чертёж новой. Подождите, я сейчас принесу! — сказала Хайди и быстро удалилась.        На Оуэне лица не было. Нора даже испытала сочувствие. За эти несколько дней она получила от этого ранее незнакомого мужчины столько внимания, тепла и даже поддержки, что теперь, пожалуй, ей было не совсем всё равно на него. Может, настал её черёд? Она не любила быть должной. Сперва Фэнг, теперь Оуэн. Да и на репутацию это влияет только положительно.        Хайди быстро пришла назад и продемонстрировала собравшимся чертёж. Нора заметила, что у Оуэна даже глаза загорелись от взгляда на него. Что ж, так даже лучше. И просьба министра, и официальный городской запрос, и личное отношение Норы к Оуэну, и улетучившееся упадническое настроение мужчины — всё говорило о том, что НЕ сделать этот заказ она не может.        — Нора, что ты предпочтёшь? — задумчиво спросила Ми-Ан, сама сияющими глазами изучая чертёж. Нора прикинула. Конечно с одной стороны фон сцены выглядел проще, но там была электрика, а у Норы не было подходящего оборудования. А опора сцены требовала на себя больше материалов, но для неё у Норы уже был станок для резки.        — Я возьму на себя опору, — сказала она уверенно. Всё же заказ нового станка у Ци и его сборка — это тоже время. А ей, если честно, хотелось бы поскорее выполнить этот заказ: у неё ещё висел шкаф для Фэнга. Заодно неплохо и посмотреть, насколько Матильда честна в плане цены.        — Тогда я фон, — кивнула Ми-Ан.        — За три дня? — улыбнулась Нора. Соперница сверкнула глазами удивлённо, но после кивнула.        — За три дня.        — Чудесно! — воскликнула Матильда.        — Тут ещё можно найти что-то полезное, — Оуэн кивнул на остатки старой сцены. — Всё равно место расчищать. Нора, заглянешь ко мне?        Девушка задумалась. С одной стороны, ей бы переодеться. С другой, её вид уже привлёк немало внимания, и то, что остальные не задают вопросов, просто чудо. А ещё хотелось есть.        — Хорошая мысль, — кивнула она и удалилась в салун. Там мужчина усадил её на мягкий диван и сразу перешёл к делу:        — Я конечно безумно благодарен, что ты тоже впряглась в это дело, но что с тобой произошло?        — Это долгая история, длиной в почти весь вчерашний день. Так что давай так — я её тебе расскажу, а ты меня за это наградишь едой? — хитро улыбнулась Нора, откидываясь на диван.        — Торговая жилка есть не только у Арвио, я гляжу, — усмехнулся мужчина. — Однако учитывая все обстоятельства, и со сценой, и с твоим видом, я склонен согласится на эту авантюру. Выбирай.        Выбор Норы пал на лапшу с мясом, блинчики и, конечно, молоко якмеля. Оуэн организовал всё быстро, принёс на стол и с готовностью слушать устроился рядом.        — В общем, мне дома не сиделось вчера, и я решила, что незачем бурю пережидать в мастерской, когда я могу с пользой провести время в руинах в «Старателях Юфалы», — начала Нора, нанизывая лапшу на вилку. — Пэн как раз принёс мне шляпу, я взяла нужное с собой, перекус и спустилась вниз.        — На подъёмнике, в бурю? — покачал головой Оуэн, и Нора посмотрела на него почти оскорблённо.        — Я его сделала, Оуэн. Я знаю, на что способен мой подъёмник, — гордо сказала она. — И он спустил меня вниз без приключений. Но вот лифт внутри… В общем, что-то пошло не так и он рухнул на несколько этажей вниз. Благо не на самый низ.        Нора немного поёжилась от мысли, что случись иначе, она бы тут не сидела.        — Вот, я пошла искать выход, заодно набрала всякого, что сейчас оттягивает мой рюкзак. И не поверишь, на кого наткнулась!        — Я даже не буду гадать, — улыбнулся Оуэн.        — На Ци! Он застрял там ещё раньше, чем я, до бури. В общем, мы скооперировались, нашли место, где была пожарная лестница. Я её починила, и мы выбрались наружу.        — А когда ты успела так покалечиться? — спустя небольшое молчание спросил Оуэн, дав Норе наконец немного поесть.        — Когда лифт упал, — с трудом проглотив кусок, ответила та. — Да там вывих плеча да ссадины на колене и локте. Не впервой.        — Ты, видимо, боевая девчонка, — усмехнулся мужчина. Нора пожала плечами и слегка поморщилась от дискомфорта в плече.        — Я часто гуляла одна. Лазала по свалкам, по деревьям и всякому такому. Падала тоже не раз. Так что привычная. Но с лифтом, вниз по шахте… Это впервые. Жутко, честно признаюсь.        — Тебе очень повезло, — заметил Оуэн.        — Это да. В общем, мы выбрались, а после пошли в клинику. Там Фэнг меня подлатал и дал переждать до утра бурю. Даже на кушетку уложил и ужином накормил. Сама забота, — улыбнулась Нора.        — Фэнг славный малый, — согласился Оуэн. — Он неразговорчив и нелюдим, но своё дело знает. Все, кого он лечит, своими ногами от него уходят.        — Да, и даже денег не захотел брать, — фыркнула Нора. — Я его еле уговорила на шкаф.        — Какой шкаф?        — Говорю же, — проглотила Нора кусок, — он денег брать не хотел. А я терпеть не могу быть должна. Объяснила ему это, он мне шкаф показывает и говорит: «Такой же». Ну вот. Через четыре дня будет ему шкаф. Такой же.        — Ты принципиальная, значит? — с любопытством отметил Оуэн.        — Каждый труд должен быть оплачен, и мой, и чужой, — серьёзно произнесла Нора. — И я ненавижу ощущать себя должной кому-то. Вот и договорилась. Как с тобой сейчас. Я тебе рассказ, который ты ни от кого больше не услышишь, а ты мне завтрак.        И девушка хитро подмигнула. Оуэн расхохотался.        — Да с тобой, гляжу, глаз да глаз нужен!        Нора пожала плечами с видом, ну да, и что? Кто-то ожидал иного?        — Не всем же быть наивными дурочками, — сказала она, не называя имён. Понял Оуэн или нет, она не узнала, потому что мужчина, вдруг став серьёзным, спросил:        — А что же сцена?        — А там пусть Матильда платит, раз это официальный заказ города наивысшего приоритета, — повторила она слова министра.        — И больше ничего?        Нора придвинула к себе тарелку с блинчиками и сказала многозначительно:        — Кто знает, кто знает.        В итоге доев и ещё поговорив с Оуэном, Нора собралась и двинулась к себе в мастерскую, но мужчина вызвался проводить её и, взвалив нелёгкий рюкзак к себе на широкие плечи, довёл девушку до самых дверей дома. Двор мастерской особо от бури не пострадал. Ну, пара куч песка, которые убрать не составит труда, забившиеся им машины, благо которые не работали. Всё поправимо. Стены целы, крыша цела, даже уборную никуда не унесло.        — Что ж, если потребуется помощь — зови! — сказал Оуэн и удалился. Нора первым делом зашла в дом, стянула с себя грязную одежду, намочила тряпку и обтёрла всё тело. Бинты она решила пока не трогать, зато вспомнила и помазала пальцы ранее выданной мазью, хотя они и так почти зажили. И, переодевшись в чистое, она, прихрамывая и аккуратно шевеля рукой, занялась делами.        В первую очередь разобрала добычу из злополучных руин. Металлические детали, диски данных, силовые камни — всё пойдёт в дело. Разложив всё по местам, Нора стала смотреть, что у неё есть для основы сцены. Что ж, дерева было в достатке, что-то выпилить, что-то подровнять, это много времени не займёт. А вот каркас нужно было собирать из металлических деталей — погода тут непредсказуемая и опасная, чем крепче, тем лучше. Также не помешает купить краски, чтобы покрасить сцену и придать ей вид не хуже прежней. Арвио как раз обещал отложить для неё пару баночек, и она пригодится и для покраски сцены, и для шкафа Фэнга. Но явно нужно больше пары банок.        Нора до вечера готовила материалы для сцены, пилила, шкурила, подгоняла друг под друга, соединяла вместе. К вечеру взяв тачку и рюкзак, она похромала в сторону магазина «У лестницы». Там её встретил улыбчивый Арвио, который с любопытством посмотрел на Нору.        — Итак, за этим скрывается интересная история, — протянул он, облокотившись на стол и вперив свои светло-ореховые глаза в девушку.        — Боюсь, я продала её уже другому, — улыбнулась она. Парень артистично отпрянул, сложив руки на груди и театрально воскликнул:        — О нет! Как ты могла!        — Но я пришла за краской, которую обещала купить. И в качестве извинений, что не пришла вчера, куплю в два раза больше, — торжественно объявила она. — Надеюсь, у тебя найдётся столько для прелестной дамы.        — Что угодно за звук твоего голоса и звон твоих монет, — улыбнулся Арвио и, скрывшись в доме на несколько минут, вынес друг за другом нужные банки с краской.        — Я знала, что на тебя можно положиться, — улыбнулась Нора, отсчитывая монеты. — Неделя ещё не закончилась, верно?        — Верно, — кивнул Арвио, — поэтому торопись! Может, что-то ещё приглянется тебе.        — Рис, — задумчиво сказала Нора. — У тебя ведь есть?        — Всё для тебя, — сказал юноша и плюхнул на прилавок мешочек риса. — Ещё?        — Зеркало, — вспомнила Нора. Арвио с готовностью принёс его. — Это всё, — заключила она и добавила монет.        — Что ж, буду ждать твоего прихода, прозябая в тоске и печали.        Посмеявшись и подмигнув, Нора поехала обратно. Дело шло к ночи, и девушка решила, что на сегодня даст своему плечу и ноге отдохнуть, а уж завтра разойдётся по полной. Ей нужно будет покрасить доски и разрисовать их, а пока они сохнут, собрать наконец печь для готовки, чертёж которой ждёт своего часа.        Мысли о печке натолкнули Нору на воспоминания о рыбе и, примчавшись в мастерскую, она бросилась к тому углу, куда закинул улов, отданный Элси. Как ни поразительно, но рыба была в порядке. Наверно, за малым количеством воды внутри она портилась в разы медленнее, чем обычная. С облегчением вздохнув, Нора приколотила купленное зеркало, разложила покупки по местам, выглянула во двор, чтобы убедиться, что всё в порядке и в случае начала новой бури ничего не унесёт прочь и устало повалилась на кровать, ощущавшуюся теперь почти своей.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.