ID работы: 14271323

Свободный полёт

Гет
NC-17
В процессе
7
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 392 страницы, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
7 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Конец лета первого года

Настройки текста
      Две недели прошли с тех пор, как Нора приехала в Сэндрок. И уже сейчас она видела, что эти две недели не прошли даром. В первую очередь об этом говорил мешочек с монетами, которых вполне хватало на приобретение того же холодильника, в котором можно хранить блюда и продукты. Второе, это то, что она знала уже почти всех жителей города и с некоторыми имела вполне приятные взаимоотношения. Третье, что за эти две недели она успела выполнить крупный заказ от Рокки и один городской для Матильды.       Это были плодотворные две недели.       И после них, как это и бывает, пошёл небольшой спад и период спокойствия. Третья недели прошла для Норы едва заметно, заполненная заказами с доски, сборкой и осваиванием швейной машинки и точильного станка, шитьём седельных сумок для Корицы, установки сборщика росы и частыми походами то на свалку, то в руины за материалами. Количество ящиков для хранения росло, количество материалов и ресурсов в них тоже. Нора даже возвела небольшой тент над верстаком, чтобы иметь возможность комфортно работать даже под палящим солнцем. А работала она много. Всё так же хитря, когда была возможность, она брала по несколько заказов и старалась выполнять их в срок, долго не держа на руках. Она всё чаще общалась с жителями, выполняя заказы, привозила Амире глину для гончарни, кирпичи для проектов Хайди, обеспечивала салун рыбой, с удовольствием проводя на рыбалке время вместе с Элси, и постоянно гоняла Корицу по городу. Конечно, та была не в восторге, но несколько картофелин решали вопрос. Нора потянулась к готовке с новой силой и, выпросив у Оуэна ещё пару рецептов, опробовала их, закупив продукты и забив ими несколько ящиков и шкафчиков, которые повесила над столом.       Хлипкая старая хибара теперь казалась вполне привычной и уютной, в которой Нора находила отдых после трудового продуктивного дня. О том, как было тяжело в первые дни, девушка почти забыла, и сейчас видела перед глазами только цель – заказы. Ей нужно выполнят заказы, чтобы заработать репутацию и имя, чтобы пойти дальше и добраться до мечты – стать великим мастером.       И в начале четвёртой недели три письма в почтовом ящике наконец выдернули Нору из круговерти работы. Одно было от Ма, второе от Нии, а третье... Не подписано.       В нём она увидела неровный, несколько нервный почерк:       «Ты очень аккуратно восстановила сцену после песчаной бури. На самом деле ты с тех пор, как приехала сюда, успела сделать много классных вещей. Уже сейчас мастерская Мейсона выглядит лучше, чем тогда, когда он жил там. Он собирал в своём дворе кучи мусора... Может это и нормально, но не для меня.       И ты намного милее, чем он. Мне нравится, как усердно ты работаешь и помогаешь людям. Это оживило городок. Если бы все в мире были похожи на тебя, то он был бы лучше.       В общем, я даю тебе опал. Не надо благодарить. Просто надеюсь, что это тот приятель, что заставит сказать тебя «Ох!».       Письмо обрывалось так же внезапно, как началось, и в конверте действительно лежал небольшой жёлтый камушек. Нора рассмотрела его и оценила, что он выбран умело, был без сколов и включений, и выглядел красиво. Заинтригованная, она поставила подарок на стол, где камень отразил лучи солнца и бросил блики на стену. Письмо девушка убрала к остальным, что хранила – от матери и Нии. Просто в надежде в будущем разобраться с тем, кто же его отправил. Явно кто-то из жителей города, но кто – она понятия не имела.       Следующее письмо было от Ма.       «Дорогая Нора, рада знать, что у тебя всё идёт хорошо! Возможно, мы зря так сильно волнуемся (ну я, по крайней мере). Но это часть моей работы как матери, ведь кто-то должен беспокоиться о тебе. Твой отец всегда такой спокойный, что я делаю это за двоих. К нам недавно заходила Ния. У неё хорошо идёт учёба у... Доктора Ло, кажется? Подробнее придётся расспросить у неё самой. Они что-то сделали с деревом, на котором вы играли, и оно теперь выглядит лучше.       Рядом с твоим отцом и его деревьями бонсай и с твоей подругой и её навыками садоводства я начинаю ощущать себя отстающей! Может, я выращу горох. Те штуки, которые хрустят, когда открываешь их. Как они называются? Надо спросить у наших экспертов.       Я получила телеграф из почтового отделения Атары, в котором говорилось, что рисунки на моих одеялах, отправленных тебе, очень напоминают кодовый язык Дувос! Ты можешь в это поверить?! Я ничего не знаю о Дувос кроме того, что это кучка придурков. Поэтому там, в отделении, одеяла так долго держали. К счастью, власти Буревея вмешались и поручились за меня. Одеяла уже должны быть в пути к тебе. Какая же это головная боль! Надеюсь скоро ты их получишь.       Люблю тебя, твоя Ма».       Нора с удивлением перечитала часть про одеяла и покачала головой. Что за бред! Секретный язык Дувос в узорах маминых одеял! О Свет, что за придурки сидят в почтовом отделении Атары?       Распечатав письмо от подруги, Нора погрузилась в чтение.       «Нора, это снова я! Твоя мама тебя заменила! Думаю, она просто устала ждать, когда ты вернёшься, и нашла более умную, красивую и добрую версию тебя. Я даже вчера у тебя дома приготовила для всех грандиозный ужин! Твои родители рассказывали за ним всякие истории своей молодости, и мне было немного неловко, если честно, но им всё равно удалось рассмешить меня. И хоть я напоминаю о том, что ты уехала, но не в том смысле, что мне грустно. Я просто скучаю по нашим дурацким приключениям.       Помнишь то дерево, на которое мы лазили в детстве? То, с которого ты упала и вывихнула плечо? Да-да, то самое, с которого ты упала и пропустила целую неделю в школе! В общем, директору Ло каким-то образом удалось оживить его! Оно начало расти и всё такое. В последнее время он проводит исследование, которое может вернуть мёртвые деревья к жизни. Отправляю тебе фото, оно действительно потрясающее! Но ты этого не поймёшь, поэтому просто каждый останется при своём мнении, ладно?»       Нора взяла конверт и достала из него застрявшее фото. На нём была запечатлена сухая ветвь знакомого ей дерева, но которой едва-едва заметно проклюнулись зелёные листочки. Действительно, Ния была права – Нора не поняла. Но, наверно, это был лишь первый шаг, верно?       «Говоря о мёртвом, я рада, что к тебе относятся с теплом в этом городе, но это лишь потому, что они без понятия, кто ты на самом деле. Я слышал, раньше там был оазис, но затем опустынивание уничтожило всё вокруг, принеся с собой пыльные бури и засухи. На самом деле очень интересно, что же произошло... Что ж, надеюсь тебя не унесёт песчаная буря! Я знаю тебя, ты не можешь жить без ветра!       И вообще я оскорблена, что ты успеваешь вляпываться в неприятности без меня! Помнится, ты обещала своей Ма, что будешь осторожна, и каков итог? Падение в руины и выбитое плечо! Конечно, я ни слова ей не скажу, но тебе должно быть стыдно! В первую очередь за то, что ты весело проводишь время, пока я усердно учусь. Однако на самом деле хорошо, что местный чудной доктор поставил тебя на ноги так быстро - когда ты болеешь, то становишься просто невыносима. И вот вообще ни капли не удивлюсь, если в следующем письме ты сообщишь, что что-то сломала себе. Ты и верховая езда - несовместимые вещи.       Но я скажу тебе ещё кое-что и ты должна пообещать не смеяться. На днях я научилась вязать. Я знаю, о чём ты думаешь, но нет, на самом деле получается неплохо! Твоя мама научила меня этому. В общем, я отправляю тебе шарф, который сама связала. Ты должна его носить всякий раз, когда ветрено или что-то вроде. Можешь обернуть его вокруг головы, как в одном из тех дурацких мультфильмов Старого Мира, который ты раньше обожала смотреть.       У меня уже начинают болеть руки, поэтому я перестаю писать. Не скучай по мне слишком сильно! Твоя навсегда, Ния».       Внутри конверта действительно оказался мягкий красный шарф. Конечно, по сравнению с шарфом Виви, который уже носила Нора, он был менее аккуратный, петли то тут, то там плясали, но он был тёплый, а главное – пах домом. Нора вдохнула его запах и на мгновение представила своё родное крыльцо, в окне фигуру Ма, что-то шьющую за машинкой, в другом Па, опрыскивающего деревья, а в дверях широко улыбающаяся Ния.       Улыбнувшись с небольшой грустью, Нора отложила шарф и, взяв два чистых листа бумаги, принялась писать ответы.       «Привет, Ма и Па. Ния прислала мне фото того дерева. Думаю, это большой прорыв, учитывая, сколько лет оно стояло сухим и безжизненным. Но Па лучше знать, я в этом не особо разбираюсь.       Но я знаю, что у гороха стручки, Ма, и именно они хрустят. Думаю, ты можешь попробовать, у тебя же два эксперта в окружении.       Какая нелепица с этими одеялами! Но я буду ждать их в любом случае, потому что они твои, Ма. Но и без них я здесь не мёрзну, леди Виви подарила мне одеяла.       Жители здесь очень душевные и дружелюбные, я хорошо общаюсь со многими. Чаще всего, конечно, с Оуэном, хозяином салуна. Он поделился со мной рецептами, и я теперь готовлю дома. Па, наверно, будет счастлив узнать, что его уроки не прошли даром.       Ещё здесь очень необычная рыба. Она живёт в песке, без воды, и почти не портится. Я научилась её и ловить, и готовить. А также я арендую якмеля, чтобы ездить на нём верхом и развозить заказы, это очень удобно. Её зовут Корица, и я даже сшила ей седельные сумки (это было сложно, Ма, и они получились уродливые, зато крепкие).       Я вся в работе и заказах, собираю деньги, чтобы обновить дом и мастерскую. Дела идут хорошо. Иногда я помогаю Морту, это смотритель местного кладбища и муж основательницы Сэндрока. Я приношу ему готовые блюда, а он рассказывает мне истории за чашкой чая. Также я привожу два раза в неделю глину для местной гончарни и её хозяйки Амиры. И помогаю Оуэну в салуне, чтобы у него всегда был свежий улов.       В общем, жизнь вошла в свою новую колею, и я ощущаю себя вполне на своём месте. Конечно, впереди ещё много планов, но старт вышел крайне удачным, и я знаю, что у меня всё получится.       Люблю вас, Ма и Па».       Для Нии же Нора написала:       «Привет, Ния! Ма и Па всегда любили тебя, так что не обольщайся, ты просто замена, не более. Но я искренне рада, что вы проводите время вместе, и ты не даёшь моим родителям заскучать.       Да, я ожидала большего после твоих слов об «оживлении» дерева, но это ведь только начало. Буду ждать другого, более впечатляющего фото. Может вам удастся заставить его зацвести вновь?       Я действительно хорошо общаюсь с жителями, и уже немало знаю о Сэндроке и его основании. Иногда захаживаю к Морту, смотрителю кладбища и мужу основательницы Мартл. Приношу ему еду, а он за чаем рассказывает истории. Морт говорит, что в появлении песчаных бурь виноваты люди, что они развитием и строительством как-то повлияли на природу. Как ни странно, мне нравится проводить с ним время.       Но что точно странно, так это ты и вязание. Однако признаю, шарф тёплый, и я рада, что ты осваиваешь новые навыки. Буду носить его с удовольствием каждый день! Я же научилась ездить верхом и даже сшила седельные сумки для якмеля, они вышли крепкие, но поистине уродские.       И эй! Мультфильмы были клёвые. Тебе они тоже нравились, не притворяйся, будто не бегала со мной, откинув руки назад, и не играла в войнушку, издавая все эти смешные звуки! На самом деле это было очень весело!       В общем, мои дела лучше, чем ты могла бы ожидать. Я правда начинаю привыкать и усиленно работаю над своей целью. Заказы-заказы-заказы. Скоро прикуплю холодильник, чтобы хранить там свои кулинарные шедевры. Так что приезжай в гости, угощу тебя песчаной рыбой и прокачу на Корице!       Твоя Нора».       Упаковав оба письма в конверты, Нора позавтракала блинчиками. После она собрала детали для заказа Арвио, который взяла вчера, и направилась в сторону ранчо, чтобы оседлать Корицу, по дороге передав письма Дженсену. Якмель как всегда лениво лежала в своём стойле, но уже при виде Норы поднялась, зная, что сейчас её выпустят и дадут немного любимой картошки, прежде чем накинут седло. Нора уже умела делать это сама и без подсказок, и справилась быстро, пока Корица наслаждалась завтраком.       Правда оказавшись на улице, девушке показалась странной возня в дальнем конце ранчо, где что-то неразборчивое кричал Купер, и она решила подъехать и спросить, что случилось.       - Мейбл! – услышала она, подъехав. – Ты оставила ворота открытыми?       - Нет! – отозвалась его супруга из окна дома.       - Тогда где все якмели, будь я проклят?! – отчаянно рявкнул Купер, оглядывая ранчо. И действительно, вокруг не было видно ни единой огромной туши, которые уже с самого утра лениво бродили по скудному лугу и жевали траву.       - Привет, Купер! Похоже. Они выломали ворота, – указала Нора на едва державшуюся с одной стороны деревянную створку загона.       - Ещё более очевидного не нашла, что сказать? – раздражённо фыркнул Купер. – Лучше бы помощь предложила. Хороших помощников теперь столько же, сколько зубов у курицы. Когда я был в твоём возрасте, Сэндрок был практически раем. В каждом курином гнезде было по два яйца, каждая нога была одета в носок, и у всех было вдоволь воды... Да, свежей, вкусной, прохладной, драгоценной воды! У всех было своё дело...       - Я готова починить твои ворота, – перебивает его Нора. Она знала, что Купер может до самого вечера вспоминать прошлое, присев на уши слушателю, и ему-то не надо никуда спешить.       - Спасибо! Ну наконец-то есть молодые люди, готовые самостоятельно зарабатывать себе на жизнь! – воскликнул Купер. – Я пока пойду соберу это стадо, а тебе тогда задача до вечера починить эти проклятые ворота.       - Сделаю. Надеюсь, у вас найдётся десятка два яиц для трудолюбивого мастера, – подмигнула Нора, и Купер усмехнулся.       - Подброшу тебе ещё вырезки, если эти скотины больше не смогут выломать ворота.       - Ловлю на слове, – и Нора развернула Корицу, чтобы поскорее отдать заказ Арвио и заняться воротами.       Она быстро проехала по главной улице, к которой Корица уже привыкла, и остановилась напротив магазинчика «У лестницы».       - Привет, – улыбнулась она Арвио. – Я привезла твой заказ.       - О, спасибо, – поднял он на неё глаза и, отсчитав монеты, положил их на край стойки. – Очень удачно, что ты появилась! У меня сейчас висит доставка, всё никак не могу найти время на неё. Если бы я мог разделить себя на трёх Арвио! Один мог бы присматривать за магазином, другой разносить доставки, а третий отправился бы в «Золотой гусь» развлекаться.       - И все трое были бы такими же обаятельными и симпатичными? – усмехнулась Нора, укладывая привезённые детали на полку.       - Конечно! – почти обиженно отозвался Арвио. – В три раза больше обаяния и красоты! Но вряд ли бы они смогли соперничать с тобой.       Юноша очаровательно улыбнулся и подмигнул, но потом снова стал обеспокоенным при взгляде на ящик с посылкой.       - Тебе нужна помощь? – спросила Нора, зная, что сам Арвио прямо о помощи не попросит, но будет на неё всячески намекать.       - Крайне мило с твоей стороны предложить это, и я буду признателен, если ты поможешь мне, – тут же с облегчением выдал парень. – Видишь ли, мне пришла особая приправа для Оуэна из орехового дерева. Легенда гласит, что с этой приправой даже из камня можно приготовить вкуснейшее блюдо! «Голубая Луна» – мой любимейший клиент, и всё же не хотелось бы, чтобы Грейс тратила эту волшебную приправу впустую. Я даже немного волнуюсь...       - Она старается, – заступилась за девушку Нора. – Не у всех получается быстро и с первого раза.       - Верно. В общем, я обещал доставить приправу, как только она придёт, но помимо неё мне ещё столько всего поступило, с чем нужно разобраться, и я боюсь не успеть.       - Тебе повезло, что я верхом и питаю слабость к твоим глазам, – подмигнула Нора и, подхватив посылку, забралась на Корицу.       - Это мне с тобой повезло, – улыбнулся Арвио и послал Норе воздушный поцелуй, но девушка уже развернулась и поехала вдоль улицы в самое её начало, к «Голубой Луне».       У самого её крыльца она наткнулась на Оуэна и Яна и, пока слезала с якмеля, успела услышать их разговор:       - Видите ли, озорная маленькая Ми-Ан допустила небольшую ошибку, сказав, что мы не берём за ночные заказы. Мы берём, и по двойному тарифу! – неприятно высокомерным и крайне самодовольным тоном вещал Ян.       - Да, я знаю, но Ми-Ан сказала, что сможет сделать нам скидку... – неуверенно ответил Оуэн.       - Её решение было отменено! Извини, старинка, но если мы сделаем исключение для тебя, придётся делать исключение для всех! Это уже слишком убыточно.       - Ха-ха, ну да... Не хотел бы, чтобы такие хорошие ребята теряли в доходах... – мужчина почесал в затылке, выглядя крайне раздосадованным.       - Вот что мне в тебе нравится, Оуэн! – воскликнул Ян и даже стукнул Оуэна по плечу, до которого едва дотягивался. – Всегда платишь по счетам! Ну, мне пора идти. Мои сотрудники не сделают сами себе выговор, не правда ли?       И тут он заметил Нору.       - А, Нора! У тебя есть время прохлаждаться и разъезжать по городу верхом? Может, найдёшь время для пары заказов с доски?       - Обязательно, – остро улыбнулась ему Нора и дождалась, когда Ян скроется с глаз. – Какой же гад, фу.       - Нора, ты очень вовремя, – с облегчением выдал Оуэн. – Это что, посылка от Арвио? Почему ты принесла её?       - Он попросил немного помочь ему, и мне было по пути, – пожала плечами Нора.       - Ты теперь и ему помогаешь? Как ты на всё находишь время?       - Ты переоцениваешь размеры Сэндрока, Оуэн, – фыркнула Нора. – К тому же я верхом. Отвезти посылку для своего друга с одного конца улицы на другой – это не работа.       - Да ты сама забота, – усмехнулся Оуэн, но как-то озабочено. – Но очень кстати, что ты здесь. Грейс немного поругалась в духовкой и... В общем, разнесла кухню. Не волнуйся, всё в порядке, Ми-Ан всё починила. Но проблема в том, что Грейс настояла на снижении своей зарплаты, чтобы с неё оплатить все расходы на ремонт. И она просто не принимает отказа!       Нора кивнула. Да, Грейс была гордая, самодостаточная и уверенная девушка. Честно, приятно видеть кого-то, столь похожего на тебя в лучших проявлениях и качествах.       - Но Ян потребовал двойную оплату за ночной заказ, и я уже отдал ему деньги, и если их удерживать с зарплаты Грейс, то она месяцами будет сидеть без средств! Я не могу допустить этого, она ведь студентка!       - Это... Действительно неприятно. Но почему ты не обратился ко мне? Я бы могла всё помочь починить и мимо Торговой Гильдии, и взяла бы с тебя минимум, – разочарованно протянула Нора. Ей казалось, что её отношения с Оуэном уже достаточно близки, чтобы в случае проблемы не только она обращалась к нему, но и он к ней.       - Да, я знаю, но... Я видел, как ты зашиваешься с заказами, и берёшь один за другим, а Ми-Ан была уже свободна...       - Но достаточно глупа, чтобы провести эту сделку через Гильдию, – фыркнула Нора и раздражённо взмахнула рукой. Мысль о том, что Оуэну пришлось отдать кучу денег за то, что Ми-Ан просто «не догадалась», а Ян получил с этого заказа кучу процентов, не приложив к нему ни капли усилий, вызывала в ней крайнее раздражение что к коллеге, что к «начальнику».       - Послушай, дело уже сделано, ничего назад не вернёшь, – успокаивающе произнёс Оуэн. – Я не на мели, но вот Грейс... Если бы ты помогла меня убедить её, что ремонт стоил совсем немного, то я бы просто удерживал часть её зарплаты. Так у неё будут средства, чтобы платить аренду, моя душа будет спокойна, и деньги постепенно накопятся.       - Ты предлагаешь мне обмануть её? – нахмурилась Нора.       - Нет! Давай не будем торопиться с выводами! – отчаянно воскликнул Оуэн. Было видно, что вся эта ситуация выбила его из колеи и он действительно волновался. – Тебе нужно лишь подтверждать всё, что я говорю. Понимаешь?       - Она взрослая, Оуэн. И может нести ответственность за свои поступки, – покачала головой Нора. Если бы она была на месте Грейс, ей было бы неприятно, поступи кто-то так, как планирует Оуэн.       - Смотри, мы оба знаем, что Грейс способная, – с жаром убеждал Оуэн. - Однажды она вернётся в Атару, закончит учёбу и заработает целую кучу монет! И вот тогда я расскажу ей правду про кухню! Но сейчас она просто не может себе этого позволить! Мы... Должны сделать это, и к чёрту принципы!       Нора тяжело обдумывала ситуацию. Принципы – это было одна из самых важных вещей, которой она придерживалась в своей жизни. Она старалась не врать, а хитрить, не обманывать, а недоговаривать. На одной правде далеко в этом мире не уедешь, но когда речь идёт о друзьях... О тех, кто тебе просто нравится как личность... Кто так похож на тебя и ты знаешь, как он отнесётся к подобному, всплыви правда...       Но с Грейс действительно станется отказаться от своей зарплаты в уплату ремонта и спать на скамейке на площади. Её упрямство опасно для её же жизни. От кого, в конце концов, она может узнать правду? С Яном она не общается, с Ми-Ан тоже, не без причин считая её недалёкой.       - Если всё получится, ты унесёшь с собой этот секрет и разговор в могилу, – серьёзно, почти угрожающе сказала Нора.       - Клянусь, – кивнул Оуэн.       - Тогда пошли, - и она первая вошла в салун.       Грейс нашлась на кухне. Помешивая некое варево, она внимательно смотрела в книгу и бормотала рецепт про себя. О Свет, как давно она работает в «Голубой Луне»? Ещё до приезда Норы, но до сих пор с трудом готовит что-то съедобное. Правду говорят, что каждому Свет даёт свой талант. Вот Норе не дано понять тонкостей искусства, а Грейс готовить вкусно. Но каждая хороша в чём-то своём.       - Нужно немного соли, – прошептала Грейс, и Оуэн схватил с полки соль и передал ей. Это движение, на взгляд Норы, было слишком нервным и суетливым. – О, спасибо, босс.       - Кажется, кто-то не усвоил урок. Но смотри, кто к нам пришёл, чтобы прояснить тот небольшой инцидент со взрывом! – слишком восторженно представил он Нору.       - Ты всё ещё об этом, Оуэн? Это был ужасный инцидент, и в нём полностью виновата я, а значит оплачу со своей зарплаты восстановление кухни независимо от того, что скажет мне Нора.       - Да ладно, Грейс! Это был небольшой пожар! В «Голубой Луне» случались и пострашнее вещи, да и воды тут запасено достаточно! В любом случае это стоило совсем недорого, вот спроси Нору.       И Оуэн отчаянно оглянулся на девушку.       - Хорошо, я сыграю в эту игру. Итак, Нора, ты будешь честно отвечать на мои вопросы?       - Конечно, – кивнула та с лёгкой дружелюбной улыбкой.       - Начнём. Как тебя зовут?       Голос Грейс изменился. Он стал холодным и будто острым, как лезвие. Это была очень необычная перемена, которая бросалась в глаза.       - Нора, – быстро и без запинки ответила девушка.       - Откуда ты родом?       - Из Буревея, – легко выдала Нора.       - Там хорошая погода в середине лета, да? Слышала, очень ветрено...       - Грейс, это какой-то абсурд, – попытался влезть Оуэн, но девушка резким жестом заставила его замолчать.       - Сколько стоил ремонт кухни в «Голубой Луне»?       - Достаточно, – уклончиво ответила Нора. Она чувствовала себя некомфортно под взглядом холодных глаз Грейс.       - Ну хорошо, – выдала Грейс после непродолжительной паузы, всматриваясь в глаза девушки. – Но что-то тут не сходится. Кухня была в ужасном состоянии, но когда я пришла утром следующего дня, она была в полном порядке. Как такое возможно?       - Это... Сложно, но возможно, – опять уклонилась Нора. Она в какой-то степени была удивлена стараниями и скоростью Ми-Ан.       - Хорошо. Оуэну пришлось заплатить Ми-Ан за ночную работу. Сколько это стоило? – строго спросила Грейс. Ледяные, почти колючие глаза, тон, от которого мурашки по коже. О Свет, Грейс знала толк в допросах и выяснении правды.       - Чуть больше, чем обычно, – выдавила Нора.       - Следующий вопрос.       - Грейс, Грейс, – вмешался Оуэн. – хватит, ты уже всё выяснила.       - Босс, учитывая, как ты вмешиваешься в наш разговор, это наводит на мысли, что вы можете быть в сговоре, – протянула девушка, подозрительно глядя на мужчину. Тот тяжело сглотнул.       - Хаха! – неубедительно рассмеялся он. – Сговор? Какой ещё «сговор»? Я думаю, ты немного перегибаешь палку, но ладно, пусть будет по твоему! Мой рот на замок. Продолжай допрос, пожалуйста.       - Итак, если бы подобное случилось в Торговой Гильдии, и Ян бы всё исправил, как Оуэн, стал бы он возмещать ремонт из своего собственного кармана?       - Ничего подобного, – фыркнула Нора раньше, чем успела сообразить. Проклятье! Грейс умудрилась подловить её на нелюбви к Яну и вывернуть ситуацию так, чтобы добиться искренней реакции. Она очень, очень умна!       - Не будем торопиться! – снова вмешался Оуэн. – Помнишь, когда ты впервые приехала в Сэндрок, Ян встретил тебя с распростёртыми объятьями? Он даже встал из-за стола и вышел на улицу, чтобы...       - Что там насчёт «рот на замок»? – напомнила Грейс.       - Ах, да, – смутился Оуэн.       - Хм, – задумчиво протянула Грейс, глядя на них двоих попеременно. – Вы, должно быть, думаете, что очень хитрые? Оуэн, очевидно же, что ты втянул Нору в свою затею. Однако должна сказать, что твоя преданность сотрудникам делает тебя не только хорошим владельцем, но и вдохновляющим лидером. Я горжусь тем, что могу называть тебя другом. И ты можешь поступать так, как считаешь нужным в этой ситуации.       Эта речь застала Оуэна врасплох.       - Проклятье, нууу... Я думаю, если бы не вся эта ситуация, мы бы так и не пришли к единому мнению. Можно сказать, у нас «негласная связь». Нора, ты сильно выручила нас.       - Да, спасибо, Нора. Я у тебя в долгу, – отозвалась Грейс.       - Нет! – воскликнул Оуэн. – Никаких долгов! Ведь смысл всей затеи был именно в этом!       И мужчина, пройдя к себе за прилавок, выставил на него несколько бутылок молока якмеля, упаковку яиц и другие, менее скоропортящиеся продукты.       - Вот, Нора, держи за свою помощь. И за посылку от Арвио. И отказа я не приму.       - А я и не планировала отказываться. Люблю, когда отдают натурой, – усмехнулась девушка, убирая всё в рюкзак, и подмигнула Оуэну. Он и Грейс рассмеялись.       - Но в следующий раз жду тебя на своём пороге, если с кухней что-то опять случится, – крикнула она на прощание и вышла из салуна. Загрузив на Корицу вещи, она решила быстро доехать до Арвио и сказать, что ему не стоит беспокоится о посылке.       - Спасибо! Что бы я делал без тебя! – ответил тот с благодарной улыбкой, а потом вновь вернулся в подсчётам. А Нора направилась в мастерскую. Её ещё ждала починка ворот ранчо.       Оказавшись у себя и разгрузив вещи, Нора принялась размышлять, из чего сделать ворота. Дерево оказалось недостаточно прочным, а значит стоит присмотреться к металлу. В запасах было достаточно металлических частей. Немного поразмышляв, Нора прикинула, как их можно соединить, чтобы вышло крепко и не уродливо, и принялась за работу. Это заняло у неё несколько часов, но благодаря раннему подъёму, она успела сделать ворота после обеда. Решив сперва закончить с ними, а потом пойти обедать, Нора кое-как закрепила две створки ворот на спине у Корицы и подвезла их к месту. Лишь часть якмелей была на ранчо, а другую часть где-то вдалеке хаял Купер, гоня их домой. Пока он шёл, Нора установила ворота. Теперь они выглядели крепче, чем забор вокруг них.       Подошедший Купер загнал неуклюжую скотину в гостеприимно открытые ворота и, оценив работу, сказал:       - Отлично, юная леди! С таким мастером, как ты, Сэндрок быстро вернётся к былой славе. Я как-нибудь ещё позову тебя, если мне понадобится что-то. Как говорят, я почешу тебе спину, а ты мне. Взаимовыгодный обмен!       - Натуральными продуктами, – напомнила Нора, и мужчина кивнул.       - Зайди к Мейбл в дом, она соберёт всё, что требуется. А я пойду проверю, всю ли скотину пригнал.       Время только шло к вечеру, и Нора, занеся домой награду, приготовила себе ужин, поела и решила взять немного заказов на следующий день. Но у ворот она наткнулась неожиданно на Ми-Ан, которая явно её поджидала.       - Привет, Нора! – радостно приветствовала та. – Уже приспособилась к жаре?       И она кивнула в сторону тента над верстаком, но, не дождавшись ответа, спешно продолжила:       - Я тут пыталась придумать, как прижиться и обзавестись друзьями, и кое-что пришло мне на ум! И это касается тебя!       Нора улыбнулась, но без энтузиазма. Похоже, только у Ми-Ан проблемы с нахождением друзей. Не было видно, чтобы она общалась с кем-то помимо Элси, а это, если честно, была не самая зрелая компания для взрослой самодостаточной девушки, работающей мастером. Ми-Ан была способной, трудолюбивой, ответственной, но при этом наивной и недальновидной. Ну что ей стоило сделать кухню «Голубой Луны» в обход Гильдии, по минимальной цене? Оуэн бы после этого её на руках носил! Вот что значит отсутствие умения смотреть в завтрашний день.       - Итак, я заметила, что в городе куча мест, которые требуют починки или обновления, – продолжала Ми-Ан, не дождавшись иной реакции. – И мы могли бы подготовить материалы, чтобы починить всё и улучшить! Что думаешь?       - Это хорошая мысль, – признала Нора. – О каких местах ты говоришь?       - Например, пол вокзала весь в дырах и ужасно скрипит, я это заметила ещё в свой приезд. – Нора кивнула, соглашаясь. – А забор у оазиса местами покосился или разрушился, и выглядит ненадёжно. И ещё на площади нет ни одной скамейки, ты заметила? Я однажды видела, как Виви ходила к магазину «У лестнице» и вся запыхалась, но ей даже негде было присесть!       - Это звучит действительно неплохо, – признала Нора. По её расчётам, на всю работу уйдёт не так много материалов, а в две руки времени понадобится соответственно в два раза меньше. Но главное, что слухи о том, кто это сделал, разойдутся быстро, и отношение жителей будет только положительное. А это полезное. – Я могу взять на себя скамейки и принести часть материалов для остального.       - Чудесно! Вот, я уже посчитала, что нам понадобится, – и Ми-Ан протянула Норе список, – возьми половину, а остальное принесу я. Как думаешь, успеешь к завтра?       - Без проблем, – кивнула Нора, оценив список.       - Тогда до завтра! – и Ми-Ан, помахав рукой, быстрой походкой удалилась.       Нора же ещё раз пробежала по списку и проверила, точно ли у неё есть все материалы. Их хватало, поэтому она решила собрать их заранее и потратить оставшееся время на подготовку деталей для скамейки.       Как раз к вечеру она всё закончила и сложила около ворот. Поглядев на подготовленные материалы, она обратилась к Корице:       - Похоже, тебе придётся завтра немало поездить, дорогуша.       Якмель махнула хвостом и продолжила чесать рога о ближайший валун. Ей, похоже, было глубоко всё равно.       Нора отвела Корицу в стойло и вернулась домой, чтобы пораньше лечь спать. Заказы она сможет и завтра взять, чтобы точно рассчитать свои силы и время на них.

***

      Когда следующим утром Ми-Ан пришла к воротам Норы, та уже была готова. Осёдланная Корица неподалёку лениво жевала куст скорее из привычки, нежели от нужды, а материалы для работы лежали неподалёку.       - Привет, Нора! Надеюсь ты хорошо отдохнула. Готова начать наш маршрут? Первая наша остановка: вокзал!       - Да, вполне, – кивнула Нора и, закинув связку материалов на Корицу, взобралась на неё сверху. Ми-Ан пристроилась сбоку со своей тачкой и они таким образом поехали. Вокзал выглядел так же жалко, как и в первый раз – обшарпанное здание, окна в трещинах и скрипящий дырявый пол. На то, чтобы снять негодные половицы и прибить новые ушло несколько часов, но результат стоил того. Пол выглядел куда лучше, чем до этого, хоть и доски отличались цветом, но главное – на нём можно было хоть прыгать, и ни единого скрипа!       -Ого, кто тут у нас? – громко спросил Дженсен, входя в здание вокзала. – Нора и Ми-Ан! Гляжу, вы заделали дыры в полу и обновили его! Ну и ну! Знаете, а они были даже опасны: многие пассажиры попадали в них ногами и могли упасть или того хуже. Я всё собирался оставить запрос, но никак руки не доходили. Вы проделали отличную работу.       Ми-Ан вся засияла, а Нора натянуто улыбнулась. Что стоило Дженсену найти время и оставить запрос на доске? Тогда и дыры бы заделали, и деньги за городской, по факту, заказ были бы у любого мастера в кармане.       Следующей целью был забор у оазиса. Он действительно выглядел крайне жалко, весь покосившийся, а некоторые секции и вовсе лежали на земле. Чтобы поднять его, поправить и местами переделать ушло часа полтора, но зато вокруг всего оазиса стояла ровная ограда.       - Ми-Ан, Нора! - окликнул их Бёрджесс, наблюдающий за работой. – От имени Церкви благодарю вас! Это выглядит великолепно! Теперь мои патрули по оазису станут в разы приятнее. Старая ограда выглядела такой... Старой? В общем, ещё раз вам спасибо!       Ми-Ан дружелюбно помахала ему рукой, а Нора незаметно поморщилась. Церковники. Что стоило и ему дойти до доски и оставить запрос? Хотя бы от имени города. Нет, пока не мешает, никто ничего делать не будет. Вот в Буревее любую сломавшуюся вещь старались починить как можно скорее, чтобы глаз не успел привыкнуть к её нерабочему виду.       Ноша Корицы явно полегчала, и она куда охотнее поехала в сторону городской площади. По дороге они встретили Купера, который целенаправленно подошёл к Норе.       - Привет, Нора! Мне нужна ты на минутку. Я хотел поговорить с тобой о «дружбе».       - Привет, Купер. Занятная тема, – Нора остановила Корицу.       - Понимаешь, друг в беде – это одно, но если бы все твои друзья прыгнули с обрыва, ты бы кинулась за ними?       Нора промолчала, ожидая, когда Купер продолжит мысль. Выдержав паузу, он сам себе ответил:       - Конечно, нет! Ну только если мост этот не над водой, тогда вполне можно прыгнуть и освежится...       - Купер, время, – строго сказала Нора, прерывая его.       - В общем, нужно, чтобы ты сделала мне фальшивого якмеля. Видишь ли, якмели – животные стадные. И я так понимаю, что если они будут вынуждены оставить одного из своих, то скорее дважды подумают, прежде чем снова сбежать с ранчо. Что скажешь? Могу рассчитывать на тебя?       Нора задумалась. Идея имела смысл, но вот её реализация... Тут без чертежа не обойтись, а значит придётся идти к Ци...       - Не беспокойся, в накладе не останешься, – вставил Купер, когда пауза затянулась.       - Я могу заняться этим, мистер Купер! – внезапно ожила Ми-Ан, и Нора резко обернулась к ней. Серьёзно? У неё что, сейчас из-под носа пытаются увести заказ, с которым обратились ЛИЧНО к ней? Эта маленькая стерва совсем охренела?!       - Если мне понадобится подушка-пердушка, Ми-Ан, я обязательно обращусь к тебе, – ответил ей Купер насмешливо. – Но эту проблему мы решаем вместе с Норой уже давно.       - Я займусь твоим лже-якмелем, Купер, – ответила Нора, пока Ми-Ан густо краснела.       - Отлично! Ци наверняка сможет сделать чертёж. Как установишь всё, найди меня.       И, махнув рукой, Купер удалился. Нора покосилась на смущённую Ми-Ан, но ничего не сказала ей, лишь подумала много нелестного.       Они добрались до площади. Там под жарким полуденным солнцем они с Ми-Ан, обливаясь потом, сколотили скамейки и установили несколько штук в подходящих для этого местах, а после присели на них же отдохнуть.       - Хорошая работа, партнёр, – улыбнулась Ми-Ан и протянула Норе кулак. Та устало стукнула о него своим.       - Нора! Ты-то мне и нужна! – послышалось в стороне. Арвио появился неожиданно перед глазами, а потом несколько смутился, увидев её состояние. – Могу я тебя побеспокоить?       - Вполне, я просто перевожу дух, – кивнула она, обмахиваясь кепкой.       - Нужно срочно доставить это для тихого, но невероятно красивого парня.       - Фэнга? – неуверенно спросила Нора. Не то, что на её вкус он был красив. Привлекателен – вероятно. Симпатичен – возможно. Красив – ммм... Бледная кожа, длинные тёмные волосы, заостренный нос и подбородок, холодные голубые глаза – это не то, что было во вкусе Норы. И тем более его характер: упрямый, слова не вытянешь, необщительный. Единственное, что хорошо – ответственный и знает своё дело.       - Да, ему. Я сперва пытался стать ему другом. Приносил ему поставки, пытался завязать разговор. Но каждый раз он просто смотрел на меня или просил оставить в покое. Это было неловко.       «И очень похоже на доктора», – подумала про себя Нора.       - И его птица прогоняла меня!       - Да? – удивлённо спросила Нора. Икс ни разу не пытался выставить Нору прочь и постоянно пытался попрошайничать.       - В общем, нужно доставить вяленное мясо, а я весь в делах, – Арвио умоляюще взглянул на Нору. Та вздохнула и махнула ему рукой.       - Сделаю. Оставь. Отнесу ему сегодня.       - Спасибо! На тебя можно положиться!       И, оставив запечатанную посылку на скамейке, Арвио умчался.       - Ты, кажется, неплохо общаешься с Арвио, – негромко произнесла Ми-Ан. – И Купером.       Девушка отстранённо пожала плечами. Неужели Ми-Ан думает, что после недавней выходки Нора будет общаться с ней как ни в чём ни бывало?! Да ни за что! Неужели у Ми-Ан нет никакого понимания уместности и уважения? Вот так просто влезть в чужое дело! Мыслимо ли подобное? Это хорошо, что Купер от неё не в восторге явно из-за их общих проделок Элси, а если бы кто-то другой? Увела бы заказ и была довольна? Да щас! Теперь-то Нора знает, какова Ми-Ан, и будет настороже.       - Ох, дорогие! Это вы поставили эти скамейки? - спросила появившаяся недалеко Виви. Она приблизилась и присела на соседней скамье. – Так приятно иметь место, где можно отдохнуть, пока ходишь по делам. Я даже не знала, что этого не хватает! Спасибо вам. Продолжайте в том же духе.       Нора тепло улыбнулась женщине.       - Сегодня может не ходить к Морту. – сказала она. – У меня дела в клинике, так что я забегу и отнесу ему еды.       - Спасибо, дорогая. Очень мило с твоей стороны заботиться о стариках, – отозвалась Виви с одобрительным кивком.       - Что ж, раз мы закончили, я пойду займусь другими делами, – сказала Нора, вставая и направляясь к Корице, привязанной на конюшне у площади.       - Нора, постой! – позвала ей Ми-Ан, когда та уже забралась в седло. – Я... Что-то не так сделала? Ты сердишься на меня?       Нора смерила девушку неприязненным взглядом, а потом ответила:       - Не пытайся лезть в МОИ дела, и тогда всё будет хорошо.       И, развернув Корицу, направилась к мастерской. Внутри неё ещё кипело возмущение. Как Ми-Ан посмела попытаться перейти ей дорогу? Но раздражение постепенно растворялось в мерных шагах якмеля. Не получилось – и ладно. Просто нужно иметь в виду, что с виду наивная и глупенькая Ми-Ан вполне способна на такую подлость, и даже не понимает этого, судя по всему.       Было уже послеобеденное время, и Нора потратила пару часов, чтобы приготовить еды для себя и Морта, пообедать и упаковать часть в контейнер. В этот раз она добавила чуть больше перца и надеялась, что старик не будет против. Взяв с собой контейнер, несколько дисков данных и посылку Фэнгу, Нора немного задумалась, и в итоге решила захватить с собой крохотный, но блестящий голубой камешек, найденный ей в руинах. Он был неправильный формы и слишком мал для хорошего украшения, но как игрушка ворону вполне сойдёт.       Сперва она заехала к Ци передать просьбу Купера.       - Что? Фальшивый якмель? Зачем... Нет, я не хочу этого знать, – затряс он головой. – Что ж, этих дисков достаточно. Если взять за основу несколько развлекательных устройств Старого Мира, с которыми сталкивался раньше, то закончу уже к завтра. Но вам может понадобиться простой двигатель.       - Двигатель? – задумалась Нора. Кажется, у неё был один, который она откопала в руинах, но рабочий ли он – это ещё вопрос. – Хорошо, учту.       Дальше она направилась к Морту. Старик нашёлся, как обычно, у могил, любовно протирающим каменные плиты, а недалеко от него Фэнг при помощи метлы убирал дорожки. Нора не первый раз видела, как доктор помогает смотрителю на кладбище.       - А, это ты, мой юный друг, – приветствовал Морт её. - Должен сказать, мне нравятся наши маленькие беседы. Надеюсь, они не кажутся тебе слишком меланхоличными.       - Всё в порядке, – улыбнулась Нора. – Я много узнаю в беседах с вами. Я принесла рыбы. Надеюсь, вы не против перца?       - Может, он сможет согреть мои старые кости? – посмеялся тихо Морт, принимая контейнер с едой. – Спасибо, что заботишься о старике.       - Без проблем, – кивнула Нора. И, пока старик неспешно направился к своей хижине, она подошла к Фэнгу и протянула посылку от Арвио.       - Доставка! Доставка! – заорал сидящий на каменной надгробии ворон.       Доктор недоумённо посмотрел на Нору, хмуря тёмные брови, и спросил глухо, забирая посылку:       - Почему... Ты?       - Немного помогаю Арвио. Его беспокоит вопрос: злишься ли ты на него? – спросила Нора. Ворон встрепенулся, вспорхнул на плечо Фэнгу и заорал:       - Длинный нос! Любопытный нос!       - Ах вот как, – обиженно вздёрнула нос Нора. – А я-то принесла тебе что-то блестящее, но после такого холодного приёма, пожалуй, оставлю себе.       Икс тут же замолчал, наклонил голову, разглядывая девушку, будто пытаясь понять, правду она говорит или нет, а потом взлетел и сел ей на плечо и забубнил:       - Хорошая птичка! Хорошая!       - Теперь-то я хорошая, да? – фыркнула Нора и шутливо отмахнулась от ворона. – Ты просто вредина! Я лишь спросила о том, о чём меня попросили, и не более чем.       Икс соскочил с плеча Норы на её рюкзак и подёргал за завязки.       - Вот так, ходи, помогай всем, а тебя обзывают, – фыркнула Нора шутливо, с полуулыбкой. – Ладно, получишь ты свою блестяшку. Но! Если он ответит на мой вопрос!       Фэнг нахмурился и красноречиво промолчал.       - Ну всё, Икс. Я пыталась договориться, у меня не вышло, – с наигранным сожалением вздохнула Нора и принялась делать вид, что собирается уходить. Ворон зашумел, захлопал крыльями и вновь сел на плечо хозяину, заглядывая тому в глаза.       - Нет, – сказал тот ему.       - Он любит блестящие вещи, – каркнул ворон.       - Нет.       - Жаль, жаль, – протянула Нора и достала блестящий синий камень, разглядывая его так, чтобы неровные его сколы заблестели на солнце. Икс ещё сильнее забеспокоился и принялся подпрыгивать на плече у Фэнга. Тот сжал пальцами переносицу, а Нора со скрытым удовольствием следила за тем, как док борется со своим упрямство, поставленный перед выбором.       - Зачем? – спросил он недовольно.       - Я всё ещё не получила ответ на вопрос, беспокоящий Арвио, – пожала плечами Нора.       Фэнг некоторое время молчал, буравя взглядом Нору, а потом выдохнул и сказал:       - Просто... Недоволен.       - Вот и всё, – улыбнулась Нора и подкинула камушек. Икс тут же рванул к нему и поймал у самой земли, радостно каркая. Ворон летал кругами, поблёскивая новой игрушкой в лучах солнца. Девушка посмотрела на него с улыбкой.       - Как мало ему нужно для счастья, – усмехнулась она и, закинув рюкзак на плечи, залезла в седло. – Ну, Корица, поехали!       Та медленно поднялась и потопала по улице в сторону главной улицы. Нора улыбалась, вспоминая недовольный взгляд доктора. Маленькая, но победа. Она уже второй раз смогла победить его упрямство. Эти споры в какой-то степени были занятны.       - Как прошло? Я всё ещё изгнанник? – спросил Арвио как только увидел Нору рядом с магазином.       - Да, судя по всему, он ещё недоволен.       - Ах, как это удивляет, – театрально вздохнул парень. – Ну как кто-то может устоять перед моей очаровательной улыбкой?       Нора пожала плечами. Фэнг был загадкой и для неё. Остальные жители города были вполне понятны, и как с кем себя вести она уяснила. Это не сложно – быть для каждого той, кем он хочет тебя видеть. Но вот Фэнг... Он словно вообще никого не хотел видеть.       Вечернее время Нора потратила на то, чтобы взять заказ и выполнить его. Под самое закрытие она передала Хьюго требуемое, и тот, одобрительно кивнув, вынес плату. Нора добавила эти монеты в мешочек и посчитав поняла, что вполне может позволить себе холодильник. Правда оглядев свою достаточно тесную лачугу, осознала, что ставить его некуда.       - Значит, будем расширятся, – сказала она себе.

***

      Следующим утром Нора обнаружила у себя в почтовом ящике обещанный чертёж лже-якмеля и, оглядев, поняла, что только на него уйдёт всё время до обеда. Позавтракав, она приступила к созданию обманки. Все материалы у неё были, но требовали дополнительной обработки и подгонки. Имеющийся двигатель оказался рабочим, и Нора с готовностью пустила его в дело.       Купер – болтливый и вредный, но очень простой старик. Он ценит трудолюбивых, а главное полезных конкретно ему людей. В ответ он благодарил продуктами своего ранчо, вроде молока, мяса, яиц и прочего, что давали ему животные. Нора считала эти взаимоотношения крайне полезными и продуктивными, и потому старалась взращивать их и соглашалась на предложения старика, но на своих условиях.       Увлёкшись, Нора даже добавила лже-якмелю шерсти, чтобы придать как можно большее сходство с настоящим. После обеда работы была готова и обманка бодро скакала вверх-вниз. Разобрав её на составляющие, Нора сгрузила всё в тачку и покатила к ранчо Купера, где уже на месте собрала и снова запустила фальшивку. Якмели вокруг заинтересованно подходили к шевелящемуся собрату, нюхали его, чуяли знакомый запах и дружелюбно тёрлись рогами. Нора была довольно тем, что специально укрепила механизм и каркас, дабы дурные животные не сломали его в приливе паники или дружелюбия.       - Ты сделала это! – услышала она со стороны довольный возглас Купера. – Никакой разницы между фальшивым и настоящим якмелем! Только человек с таким острым взором, как я, смог заметить разницу.       - Всё так. – кивнула Нора, собирая инструменты. Мужчина встал рядом, любуясь на скачущую обманку.       - Не хочешь остаться на обед, – предложил он. – Мейбл приготовила рагу из брюквы.       - С удовольствием, – улыбнулась Нора.       Они с Купером направились в сторону дома.       - Хочешь услышать настоящую шутку? – и, не дожидаясь ответа, мужчина продолжил: - Это сказал Хьюго, я не придумываю. Так вот, Хьюго сказал, что ОН работает большей, чем Я!       Купер расхохотался громко, будто в жизни ничего смешнее не слышал. Нора натянуто улыбнулась. Да, было ещё кое-что раздражающее в хозяине ранчо – он считал себя самым трудолюбивым, а значит и самым усердным жителем Сэндрока, а значит он и только работал как никто и уставал как никто.       - В чём дело? – спросил он, отсмеявшись. – Почему ты не смеёшься? Пф, у вашего поколения совсем нет чувства юмора.       - Привет! – выскочила на крыльцо Элси. – Ты пытаешься стать моей новой лучшей подругой, гляжу? Да, город недостаточно велик для тебя и Ми-Ан.       Нора усмехнулась. Элси забавляла её, обладала многими полезными навыками и охотно обучала им, но как же порой раздражала своей безответственностью и легкомыслием. Сама Нора в её возрасте уже вовсю сооружала машины и собирала механизмы у себя на заднем дворе, а также регулярно сбегала из дома, чтобы полетать с Нией под облаками на планерах. Хотя, конечно, Элси не виновата, что родилась в столь угрюмом и скудном на развлечения месте, как Сэндрок. Но разве не это должно было взрастить в ней серьёзное отношение к работе и жизни?       - Кто там? Нора? – спросила Мейбл из кухни, когда все вошли в дом.       - Да, она к нам на обед. Её фальшивый якмель выглядит как живой. Выгляни в окно и скажи, какой из них настоящий, а какой нет!       В уютной комнате на столе были расставлены тарелки с нарезанным домашним хлебом, запечённым мясом и стоял кувшин с молоком якмеля. Мейбл вынесла ещё большую горячую кастрюлю с рагу из брюквы, которую держала с помощью полотенца.       - Элси, принеси ещё тарелку, кружку и табурет, – попросила Мейбл и подросток выполнила просьбу. – Присаживайся, Нора!       Они уселись за стол, и девушка оказалась рядом с Элси и Мейбл. Каждый сам накладывал себе на тарелку дымящегося рагу, отрезал кусочек сочного мяса, брал пару кусочков ещё тёплого хлеба, наливал полный стакан прохладного молока якмеля.       - Очень вкусно получилось, Мейбл! – восторженно отозвалась Нора, с аппетитом съедая всё со своей тарелки. Женщина с мягкой улыбкой удовлетворённо смотрела, как девушка ест.       - Ненавижу хвастовство, но считаю себя, скажем так, весьма опытной в области кулинарного искусства, – с достоинством и гордостью сказала она. – Я собиралась поговорить с Грейс о некоторых её....       Женщина замялась, подбирая слово.       - Недостатках, – нашлась она. – Но не могу придумать, как тактично затронуть эту тему. «Грейс, эти омлеты плохие, поэтому тебе должно быть стыдно»... Нет, нет, совсем не так...       Мейбл покачала головой.       - Она старается, но да, ей не хватает понимания и умения чувствовать блюдо. Па всегда говорил, что первые десять раз готовки – это знакомство с блюдом, а потом, прочувствовав его, можно экспериментировать, – поделилась Нора.       - О, твой отец хорош в готовке?       - Да, в основном он готовил дома, – улыбнулась Нора. – Но не выпечку, ей всегда занималась Ма. Это то, что не даётся ни мне, ни Па.       - Приходи как-нибудь, я научу тебя печь хлеб, – предложила Мейбл. – Это совсем несложно, у тебя получится с первого раза, обещаю.       - О, спасибо. Обязательно приду, – поблагодарила Нора и замолчала на некоторое время, жуя и смотря в стол. Ей на секунду показалось, что она почти дома. Конечно, запахи совсем не те, да и обстановка, и вкус блюд иной, но... Атмосфера. Тёплая, уютная и такая домашняя.       - Могу поспорить, ты скучаешь по дому, – понимающе произнесла Мейбл, глядя на девушку. – Если тебе когда-нибудь понадобится с кем-то поговорить об этом, я всегда выслушаю.       - Ми-Ан всегда рассказывает, как скучает по небоскрёбам Небесной Выси, а я просто не понимаю, – вставила Элси. – Они же портят вид!       - Когда забираешься на самую верхушку, то всё небо твоё, – делится Нора. – И когда ты ловишь поток воздуха крыльями планера и прыгаешь вниз, внутри всё дрожит от восторга. Кажется, что ты птица, что ты рождён летать.       И тоскливо вздохнула. Давно она не вспоминала небо и эти ощущения. Как же Нора скучает по полётам!       Элси глядела на неё горящими глазами.       - Я бы хотела попробовать!       - Этому нужно учиться, куда дольше, чем езде на якмеле, – подмигнула Нора. – Но я думаю, у тебя бы получилось.       - Наша Элси как гвоздь! Должно быть, пошла в мать, хехе, – посмеялся Купер. – Многие задают мне вопрос, как такой старый работяга, как я, мог получить такой приз, как Мейбл. Ну, некоторым просто везёт.       Женщина тепло посмотрела на мужа из-под рыжеватых ресниц и кротко улыбнулась.       - Это правда, в юности у меня было много женихов, которые мечтали взять меня в жёны, но когда я впервые встретила Купера, то совершенно забыла о всех остальных. Это была любовь с первого взгляда.       Она улыбнулась светло, мягко, словно вспомнила что-то невероятно приятное.       - Ну маааа, – протянула Элси, недовольно морщась. Нора с недоумением посмотрела на неё. Что в этом такого? Её Ма и Па постоянно уделяли друг другу знаки внимания и крайне тепло вспоминали историю своей любви, а Нора, даже будучи маленькой, любила слушать их. Любовь и забота витали в воздухе между ними, и девушка с удовольствием купалась в них, ощущая себя частью этого.       Она, конечно, сама не была романтичной особой, и склонялась больше к прагматизму, но ей это совсем не мешало наслаждаться чужими искренними чувствами. Может, Нора сама никого ещё не любила, но была уверена, что если и свяжет с кем-то жизнь, то только с тем, кто подарит ей те же ощущения любви и заботы в воздухе и окутает её своим вниманием и любовью, как Ма и Па. Ну и, конечно, немаловажно, чтобы этот кто-то был не менее деятелен, чем она, и знал, чего хочет от жизни. Нет ничего хуже, чем слепо влюбиться в жалкого волочащего своё существование человека, который грузом будет висеть на твоей шее.       В конце обеда Нора ещё раз поблагодарила Мейбл за еду, и та неожиданно сказала:       - Возьми с собой, и я напишу на листочке, как приготовить это рагу.       И действительно вручила Норе небольшую кастрюльку, полную ещё тёплого рагу, и листок, исписанный округлым почерком.       - Ещё раз спасибо за помощь, юная леди, – кивнул Купер и протянул Норе её рюкзак, из которого торчали горлышки нескольких бутылок с молоком. – И вот это не забудь.       И следом плюхнул в протянутую ладонь Норы мешочек с монетами.       - Уверен, тебе есть, куда их пристроить, – и он подмигнул ей.       Нора покинула дом Купера ошарашенная. Пока девушка шла к мастерской, неся с собой обеими руками кастрюлю и полный молока рюкзак за спиной, а на поясе бренчал мешочек с монетами, она размышляла – что это было? Почему? Она же... Просто сделала оговорённую работу. Сделала хорошо, никто не спорит, но... То, как приняла её семья... Накормила, окружила душевным теплом и пониманием... Это было...       Нора закусила губу. Зайдя в дом и убрав вещи, она легла на кровать и уткнулась в подушку. Неожиданно она ощутила себя ужасно одинокой в этом тесном доме. Да, она старается, работает всё время, изо всех сил стремится к своей цели, и у неё выходит отлично! Но... Почему же так тоскливо и грустно? И мысль о том, чтобы вернуться домой и снова увидеть фигуру Ма в окне кухни, а Па в его саду кажется ужасно соблазнительной.       Она скучает по дому. О Свет, действительно скучает.

***

      Весь оставшийся вечер после посещения семьи Купера Нора неожиданно провела дома. Она отстранённо занималась домашними хлопотами, стирала вещи, зашивала дырки в одежде, подметала вездесущий песок, даже, можно сказать, помылась, но тянущее чувство глубоко засело у неё в груди. Нора даже успела пожалеть, что согласилась на предложение Купера пообедать у них, но решила, что это глупо. Как и то, что она не может найти себе место из-за вполне решённого вопроса.       Она должна быть здесь. Должна работать ради своей мечты. Это лишь один город из многих, которые она посетит. Ей нужно привыкнуть! Нужно понять, что не один раз и не два она будет обживаться на новом месте, ведь чтобы стать великим мастером, нужно побывать везде и везде показать свои таланты, всех убедить в том, что ты лучший! Великие мастера не скучают по маминым блинчикам и не лежат в кровати с пустым взглядом, вспоминая папины кусты перца и размышляя, плодоносят ли они сейчас.       В полном раздрае Нора легла спать и проснулась совершенно разбитая. И чтобы попытаться забыться, Нора решила занять свои мысли чем-то иным и выбрала самый доступный способ – работу. После унылого завтрака она хмуро последовала в Гильдию, взяла заказы и вцепилась в них с отчаяньем. Но уже к обеду всё было выполнено и развезено, и Нора пошла по второму кругу. Она работала как сумасшедшая, не поднимая головы от станка, и едва общалась с кем-то, разве что вела небольшие разговоры на улице и во время сдачи заказов. Мешочек с монетами рос, но Нора уже не считала их, лишь примерно представляла, сколько там лежит. Исчезли желания делать пристройку, обновлять забор и кабину туалета, покупать холодильник.       Так прошёл день. Потом ещё один. Ещё. И незаметно наступил последний день лета. День Воспоминаний.       Нора даже не сразу заметила изменения в городе. Постепенно появлялись украшения, жители города вырезали из кактусов страшные рожи (в Буревее это делали из тыкв) и вставляли туда свечи, чтобы глаза и улыбки жутко светились; собирали чучела и расставляли их по разным уголкам; повсюду висели ленты с пауками и другими жуткими созданиями. Нора с безразличием смотрела на всё это и ощущала себя лишней на этом празднике. Она всегда любила День Воспоминаний за весёлые игры, беготню, выпрашивание сладостей у соседей, загадывание желаний фонарикам. А сейчас всё это показалось лишним и ненужным.       Единственное, что всколыхнуло в ней какие-то чувства, это воспоминание о бумажных фонариках, которые ночью запускают в небо. Ма и Па всегда запускали один и с печальными лицами смотрели, как он исчезает в облаках. И лишь в год перед отъездом Нора узнала, почему. И в голову закралась мысль, что может и ей стоит так сделать?       В День Воспоминаний никто не повесил заказы на доску, и Нора развозила те, которые у неё остались. Первой она посетила Амиру, чтобы привезти ей полную тачку глины. Девушка нашлась внутри гончарни вместе с братом. Они вместе что-то готовили и возились у плиты.       -А, Нора, – кивнула ей Амира. – Очень вовремя, спасибо. Я как раз истратила последнюю и на завтрашние заказы не осталось ни единой горсти. В этот день я всегда леплю урну в память о друге, который не пережил путешествие из Барнарока... И обо всех остальных, кто остался в жестоких песках пустыни.       Девушка тяжело вздохнула.       - И в память о них мы готовим любимые блюда ушедших, – вставил Арвио. – Это тоже хороший способ вспомнить их.       - Хорошая традиция, – кивнула Нора и вышла, чтобы вывалить глину на обычное место.       После она заехала в дом к Хьюго, потому что его кузня была закрыта.       - А, Нора, – приветствовала девушку Виви, нарезающая овощи на доске. – Ты к Хьюго? Он у себя. Хьюго!       Она громко позвала его и сверху раздался голос кузнеца.       - Ещё один год, ещё один День Воспоминаний. - Проницательно взглянув на девушку, Виви ободряюще улыбнулась ей и, покачав головой, сказала: - Ну-ну, Нора, не стоит грустить. Я гляжу, ты в последние дни сама не своя. Просто наслаждайся! Живи полной жизнью, это лучший подарок для тех, кто дал вам жизнь.       - Нора, ты принесла заказ? – спросил со второго этажа Хьюго.       - Да, – кивнула она ему, так ничего и не ответив Виви.       - Да, положи на стол. Эх, этот День Воспоминаний. Всё верх дном. Хайди, наверно, сейчас вспоминает свою мать и скучает по ней. Ты не видела её?       - Кажется, она сидела у оазиса вместе с Жасмин.       - Можешь проведать её? Вы же из одного поколения. Может, у тебя получится её подбодрить. Я был бы крайне признателен.       - Хорошо, – кивнула Нора, вышла из дома и направилась к скамейкам у оазиса, где ранее заметила женщину.       Одетая в один из своих безумно стильных костюмов, Хайди выглядела необычайно грустно. Жасмин рядом с ней, обычно весёлая и говорливая, тоже молчала.       - Хьюго просил проведать вас, – честно призналась Нора, когда на неё подняли глаза.       - Папа беспокоится, – слабо улыбнулась Хайди. – Этот праздник всегда заставляет меня думать о маме... Надеюсь, она где-то там, смотрит вниз...       Женщина судорожно вздохнула и замолчала.       - И там мой папа, – вставила Жасмин, глядя на небо. – Моя мама говорит, что сегодняшний день посвящён и ему. И если я захочу поговорить с ним, то мне нужно зайти к дедушке Морту.       Точно, Морт. Для него этот день, наверно, тяжелее, чем все остальные. Старик давно живёт воспоминаниями в окружении могил своих друзей.       - А тебе, Нора, есть кого вспомнить? – поинтересовалась с детской непосредственностью Жасмин. Девушка немного помолчала тяжело, а потом, дёрнув плечом, сказала:       - Возможно... Но мне нужно идти.       И она покинула компанию. Ей нужно было ещё заглянуть к Куперу. По дороге она наткнулась на Унсура, который, как обычно, патрулировал улицы.       - Независимо от дня ты готов нести службу, – натянуто улыбнулась ему Нора.       - Джастис сказал, что патрулирование в праздники очень важно, но я всегда выкладываюсь по полной. Так что просто буду делать то, что и всегда, – спокойно ответил он ей.       - Похвально, – кивнула Нора, бредя дальше. У «Голубой Луны» она увидела стол, на котором Оуэн и Грейс выставляли бесплатные закуски.       - Нора, привет! Не хочешь взять что-нибудь?       - Спасибо, Грейс, может на обратном пути, – улыбнулась девушка.       - Кстати, меня однажды заинтересовала история Дня Воспоминаний, и я провела небольшое исследование. Ты знала, что всё началось после некой трагедии, которая произошла под землёй в Эпоху Тьмы?       - Нет.       - Неудивительно, что у Дня Воспоминаний глубокие корни, – отозвался мужчина. – В разных городах свои способы празднования, но все мы разделяем одно и то же чувство.       - В Буревее мы вырезаем из тыкв, – кивнула Нора на ближайшую кактусовую голову со свечой внутри. – И тоже пускаем фонарики в небо.       - Вот, – кивнул он со значением. – Вечером у нас будут командные игры, так что приходи! Будет весело!       - Спасибо, Оуэн, но я пас. Может, к запуску фонарей приду.       - Эх, ну как знаешь, – покачал тот головой, но ничего больше не сказал. Что было хорошо в Оуэне – он был тактичный и не лез не в своё дело, даже если видел, что что-то не так.       Дойдя до ранчо, Нора постучала и вошла. На кухне она застала только Мейбл, готовящую песчаные роллы.       - Нора, здравствуй. Ты ищешь Купера? Он ушёл на пастбища, но оставил это тебе, – и женщина кивнула на столик, где лежал мешочек монет. – Так что можешь оставить заказ тут же.       - Спасибо, Мейбл, – улыбнулась Нора.       - Грустишь из-за праздника?       - Немного, - призналась девушка.       - Этот день всегда заставляет меня думать о моём отце... – протянула женщина, заворачивая еду в лепёшку. – Он так любил песчаные роллы! Поэтому ко Дню Воспоминаний я их готовлю без конца. Вот, кстати, держи.       И она отложила в тарелку несколько уже сделанных и передала Норе.       - Вспомни моего старика добрым словом.       - Спасибо, – кивнула Нора.       Она направилась к себе в мастерскую, где, поставив тарелку на стол, долго глядела на неё, одолеваемая тяжёлыми мрачными мыслями. Девушку затягивало в них, как в омут, и всё сложнее становилось вырваться. Дни шли, но легче не становилось. Нора будто явственно ощутила расстояние, которое отделяло её от дома, и каждый километр был словно раной на сердце. Воспоминания о Ма, о Па, о Ние будто птичья стая кружили над головой.       «Плохие мысли словно птицы, которым не запретишь пролетать над головой, но не позволяй им вить гнёзда в ней» – вспомнились слова Виви.       Это помогло Норе немного встряхнуться. Она достала немного рыбы из холодильника, которую приготовила на днях, положила на тарелку её и несколько песчаных роллов Мейбл и, накрыв второй тарелкой от песка, направилась в сторону кладбища, чтобы навестить Морта.       У входа на кладбище неожиданно встретился Джастис. Он выглядел несколько угрюмо, даже подавленно, и Норе показалось, что у него блестят глаза.       -Джастис? – неуверенно обратилась она к нему несколько обеспокоенно. По её убеждениям, это был мужчина, который никогда не падал духом и всегда был на подъёме, свеж, бодр и сосредоточен.       - Нора, – кивнул он ей и шмыгнул носом. – Я заходил к своим друзьям, чтобы кое-что принести им.       Нора понимающе помолчала. А Джастис широко улыбнулся ей, хоть и натянуто, и попытался изобразить обычный свой голос:       - Нет ничего плохого в том, чтобы пролить пару слезинок тут и там, даже для такого сурового и мужественного мужчины, как я. Многие люди принесли величайшую жертву ради мира.       - Да, – согласилась Нора без улыбки. – Хочешь песчаный ролл?       Она приоткрыла тарелку. Джастис кивнул и взял один.       - Спасибо. Это не помешает, – сказал он и зажевал половину. - Ты придёшь на игры?       - Нет, я приду к запуску фонарей.       Джастис кивнул и удалился в сторону главной улицы.       Интересно, что за друзья Джастиса принесли себя в жертву ради мира? Как много их было? Что оборвало их жизнь? Удивительно, но даже у такого, как он, есть по ком болеть сердцу.       - Нора, здравствуй. Пришла навестить старика? – протянул Морт, завидев её у своего дома.       - Решила, что вам не помешает компания в такой день. А ещё немного песчаных роллов от Мейбл.       - О её готовке ходят легенды, – засмеялся тихо старик. – Спасибо, что заботишься обо мне.       Потом он взглянул на неё подслеповатыми глазами и покачал головой.       - На многих этот день действует так. И многие забывают, что хоть потерянных и ушедших не вернуть, их усилия и память о них с нами. Оглянись вокруг.       Он обвёл головой виднеющиеся постройки и редкие деревья.       - Многие из этих домов были построены самими первыми мастерами, что прибыли в Сэндрок, а деревья посажены руками моей дорогой Мартл. Если бы она могла видеть, как они цветут даже в её отсутствие... Впрочем, она так и не получила от этого места то, чего хотела. Но мы редко получаем то, что хотим, не так ли?       - Верно, – кивнула Нора.       - Впрочем, тебе есть чем заняться вместо того, чтобы слушать унылого старика, который пережил свой век, – вдруг усмехнулся Морт. – Ты молода, и ещё можешь добиться того, что хочешь. Иди, развлекайся.       Нора послушалась старика, но настроения для развлечений у неё не было. Поэтому, добравшись вновь до дома, она взяла песчаную ловушку, маленькую лопату, и направилась на рыбалку. Там, в одиночестве и тишине, нарушаемой только шелестом песка, она пыталась очистить свою голову и разобрать гнёзда, которые уже свили дурные мысли.       Это помогло, хоть и не в полной мере. Но время до вечера Нора провела хотя бы с пользой, наловив полный рюкзак рыбы. Дома она приготовила часть, поужинала и потратила время на дневник, в который внесла кое-чьи дни рождения. Завтра, в первый день осени, был день рождения Нии, и Нора впервые проводила его вдали от подруги. Она совсем забыла про него, и ей стало даже совестно, что ничего не приготовила и не отправила заранее. Что ж, значит сделает это завтра вместе с письмом, полным извинений.       Отложив дневник, Нора легла на кровать и некоторое время смотрела в потолок, размышляя: а может ей просто лечь спать? Работы нет, дел по дому нет. Что толку? Но вспомнив, что хотела запустить фонарик, передумала. Где-то там, в Буревее, Ма и Па примерно в это же время запустят свой фонарик, и Нора просто обязана присоединиться к ним, в этот раз осознанно и с полным понимание, для кого это делает.       Когда часы показали, что время подходит к полуночи, девушка встала с кровати, привела растрёпанные волосы в порядок и направилась к «Голубой Луне», перед сценой которой она видела площадку, на которой стояли столы с ждущими своего черёда бумажными фонариками. Их собрали некоторые жители города, и Нора даже поставляла бумагу для них и волокна, так что тоже в какой-то мере приложила руку к их появлению.       На площадке перед салуном и ранчо собрались все жители города. Многие распределились в группы, каждый брал себе фонарик, зажигал его и держал в руках. Обычная тёмная ночь в пустыне осветилась волшебным светом свечей и оживилась негромкими разговорами. Нора, стараясь не привлекать внимание, тихонько подошла к столу и взяла себе небольшой фонарик. Осторожно она запалила фитиль, полюбовалась на пляшущее пламя сквозь бумажные стенки, и грустно улыбнулась.       «Ма, Па, надеюсь вы тоже стоите там, у нас дома, и вспоминаете и меня. И его».       Когда первые фонари полетели в небо, Нора тоже отпустила свой и долго глядела ему вслед, пока не потеряла среди десятков других. Чем выше они поднимались, тем больше походили на новые звёзды, зажёгшие на небе. Кто-то однажды сказал, что звёзды – души ушедших, что смотрят на нас с небес. Конечно, это было не так, но мысль эта почему-то была приятной и тёплой. Тяжело признать, что умершие уходят навсегда, а не остаются где-то, чтобы наблюдать за нами. Тяжело принять, что лишь кости в земле да надгробный камень – всё, что осталось от некогда любимого человека.       Эти мысли натолкнули Нору на идею. Она взяла один из фонариков, оставшихся на столе, и быстрым шагом направилась на кладбище. Если Морт ещё не спит, может ему будет приятно запустить фонарик в память о своей супруге и своих друзьях? Увидеть, как он исчезает в чистом небе и присоединяется к звёздам? В конце концов ему было тяжело покидать свой дом и спускаться вниз, а Норе совсем несложно дойти до него.       В темноте она едва нашла вход на кладбище и неуверенно пошла по дорожке к дому Морта. Но, увы, света в окнах не было. Нора неуверенно потопталась на месте, раздумывая, стоит ли стучать, но тут услышала глухое:       - Он спит.       Вздрогнув всем тело, она резко обернулась и увидела фигуру у одной из надгробных плит. Дрожь прошла по телу и сердце охватил неприятный холод, но спустя несколько долгих секунд раздалось негромкое «Спит, спит» и шорох перьев.       - Док, нельзя так пугать людей, – выдохнула Нора и, вновь вспомнив как дышать, шумно втянула воздух в грудь. – Или тебе не хватает работы?       Фэнг промолчал. В темноте обозначился его силуэт, подсвечиваемый только светом звёзд. Он казался сейчас непривычно высоким и даже жутковатым. Молчаливый замкнутый человек и его болтливый ворон тёмной ночью на кладбище в День Воспоминаний. Такими персонажами обычно пугают детей.       - Я просто... Принесла ему фонарик. Чтобы он запустил его в память о жене и друзьях, – зачем-то объяснила Нора. – Вряд ли он спускается вниз к остальным.       А потом посмотрела на всё так же неподвижного Фэнга и спросила:       - А ты что здесь делаешь?       Но тот не ответил, и лишь по смутному движению в темноте Нора увидела, что доктор убрал руку с надгробия, около которого стоял. Вот значит как. Значит, док любит гулять по кладбищам ночами и вспоминать кого-то, кто лежит в этой земле? И это при том, что он не из Сэндрока, а из Сисая, о чём можно было догадаться и без чьих-то слов, просто по его внешности – миндалевидным вытянутым глазам, тонкому носу и бледной коже.       - Впрочем, и так понятно.       Нора осторожно пошла назад к выходу и, поравнявшись с Фэнгом, протянула ему фонарик.       - Держи. Мне он без надобности теперь.       Тот постоял несколько секунд, а потом взял фонарик.       - Спасибо, – сказал он негромко.       - Тебе явно тоже есть, кого вспомнить, – произнесла Нора со вздохом. – Я... Впрочем, тебе до этого дела нет. Спокойной ночи.       И она зашагала прочь. Никто её не окликнул. И лишь спускаясь вниз, к мастерской, Нора оглянулась и увидела, что в тёмном небе поднимается вверх один огонёк, который ещё не успел долететь до звёзд. Фонарик, отданный Фэнгу, неуверенно мигал и плавно поднимался всё выше и выше, в память о ком-то, кто был дорог доктору.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.