ID работы: 14370034

Осколки. Сага о Йорлейфе

Джен
NC-17
В процессе
12
i_ymer бета
hawk_reader гамма
Размер:
планируется Макси, написана 41 страница, 6 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
12 Нравится 8 Отзывы 7 В сборник Скачать

Глава 3. На чужой земле

Настройки текста
      Пока я ходил на могилу матери, Торс уже на свои деньги купил небольшой корабль. Хотя, эту посудину даже кораблём не назвать. Скорее шлюпкой с парусом.       — Ну как? — спросил он, — Это нам с тобой повезло, что у меня репутация в городе хорошая. Так бы нам этого красавца так дёшево не продали.       — Сколько? — спросил я, глядя на это, откровенно говоря, корыто,       — Сорок золотых гривен, — ответил великан.       — Торс, ты меня прости, — произнёс я, — Но по-моему, тебя обманули. Этой труповозке цена максимум десяток гривен.       Гривна — это основное платёжное средство в Асгарде. Гениальная придумка Партурнакса, чтобы можно было проще отслеживать потоки финансов. Сама по себе гривна является слитком металла, по массе равный десяти монетам.       Торс посмотрел на меня и произнёс:       — Ну уж прости, Твоё Высочество, что не добыл тебе летучий корабль с десятитысячным экипажем. Залезай и помогай грузить провиант.       Я послушно забрался на борт. На удивление он был очень устойчивым, а изнутри оказалось, что корабль не так убог, как я думал. Он был всё ещё не таким большим, как обычные драккары, но человек пять на нём разместить вполне возможно. Обычная такая одномачтовая яхта.       Погрузив бочки с солониной, вяленой рыбой и пивом на борт, мы подняли паруса. Не было ни песен, ни проводов. Как будто мы перестали существовать для Асгарда.       — Куда плывём? — спросил Торс, когда мы отошли от берега       — В Аркнийскую Империю, — ответил я, — В Винланде не задерживаемся.       — Это правильно, — ухмыльнулся великан, — Если мы там задержимся, то до зимы там застрянем. Только вот я не уверен, что еды нам хватит на двоих на… — он задумался и повернул корабль на северо-запад, — три месяца пути.       И как назло в этот момент из бочки с рыбой раздалось громкое «апчхи!»       Торс тут же подорвался, открыл бочку и рывком вырвал оттуда девушку-тифлингету лет четырнадцати на вид. Занеся кулак для удара, он рявкнул:       — Кто такая?!       Перепуганная девица от страха, казалось, язык проглотила.       — Торс, — я тут же накрыл его кулак ладонью, — Не надо. Она и без того напугана.       — Да, каюсь, — произнёс он, — Погорячился.       — Итак, — я обратился к девушке, — Этот верзила — Торс, я Йорлейф. А тебя как зовут?       — К-кассандра, — робко ответила девушка. Она присела и я сумел её рассмотреть. Красная кожа, небольшие рожки, хвост и лёгкое платье, заляпанное рыбой.       — Хорошо, Кассандра, — произнёс я, — Зачем ты пробралась к нам на корабль?       — Не могу сказать, — Кассандра спрятала лицо в ладоши, — Не хочу вам навредить.       — Йорлейф, тут не до её истерик, — грозно произнёс Торс, — Нам навстречу корабль.       Я повернулся лицом к носу судна. Действительно, корабль. А приглядевшись к цветовой расцветке паруса и команде, я узнал его.       — Это Бьорнульф и его пираты, — констатировал я.       — Пираты?! — взвизгнула Кассандра. Она испуганно выставила руки вперёд и с её ладоней сорвалось три светящихся пурпурных шарика, которые тут же устремились ко дну вражеского корабля. Там они разорвались и судно пиратов пошло ко дну.       Я удивлённо посмотрел на неё. Торс же улыбнулся и понимающе взглянул на тифлингекту.       — Понятно, — произнёс он, — Ты чародейка, и не умеешь контролировать свои силы, потому сбежала из дома.       — Д-да, — она потупила взгляд, — А как вы поняли?       — Сам такое видел, — ответил великан, — Так или иначе, рогатая, я в благородство играть не намерен. Будешь помогать нам во всём и слушать меня и Йорлейфа безоговорочно. Скажем прыгать, будешь прыгать. Скажем драться — будешь драться. Скажем умереть за родину — умрёшь без разговоров. Я понятно объясняю?       — Понятно, — по взгляду Касандры было понятно, что ей очень и очень страшно и соглашается она только потому что боится Торса.

***

      Много дней мы плыли вдоль берегов Асгарда, не причаливания. Мы с Кассандрой держались молодцом, но у Торса началась морская болезнь. Из-за этого он был куда более ворчлив. Серое лицо приобрело более зеленоватый оттенок.       Сама Кассандра говорила только тогда, когда разговор касался её прошлого. Я не придавал этому значения, но это не нравилось Торсу. Однако когда мы углядели на её шее следы рабского ошейника.       В один момент еда, вода и пиво закончились. И настал этот момент быстрее, чем мы рассчитывали, хотя это было ожидаемо: на одну бочку рыбы меньше, плюс ещё один рот кормить надо. Благо вскоре показалась земля. Более того, это был большой город.       Большая часть зданий была сделана из тёмного дуба и чёрного камня, острые крыши делали город похожим на ощетинившегося ежа. В архитектуре угадывался стиль дроу, тёмных эльфов.       В порту стояло множество кораблей. Они по своим размерам были куда больше драккаров. Их фиолетовые паруса были не единым полотном, как у нас, но сегментированными, соединенными между собой поперечными балками. Эльфы называли такие корабли джонками, помнится.       Когда мы причалили и вышли на берег, Торс выдохнул с облегчением.       — Наконец-то, ровная не шатающаяся земля, — произнёс он,       — Думаю, рано радоваться, — произнёс я, — Охраняй корабль, пока мы с Кассандрой будем искать, где можно провиант купить.       — Проклятье, — процедил Торс, — Что ж, ладно. Только по кабакам не прохлаждаться. Закупитесь и сразу на корабль.       — Как скажешь, Торс, — улыбнулся я.       Первым делом мы отправились искать менялу. Это было бы непросто, не знай я эльфийского. Наконец, мы нашли одно заведение, которое называлось «Банк Лас’Янир». Его массивные двери говорили о надёжности.       Зайдя внутрь, я увидел длиннющие очереди к двум окошкам, где сидели эльфийки. Они грубо общались со стоявшими перед ними эльфами и перекладывали различные бумажки.       — Извините, — спросил я у тёмного эльфа в очереди, — Где я могу здесь обменять деньги?       — Ха! Каков нахал! — произнёс эльф, его тёмная, как обсидиан, кожа побагровела, — Знай своё место, ас. Ты на эльфийских землях. Здесь твоё варварство терпеть никто не будет.       — В чём оно сейчас проявилось? — не понял я, — Я просто вежливо задал обычный вопрос, а вы мне грубите.       — Ты эльфийский понимаешь? — снова завёлся он, — Проваливай из нашего города! Или ты шпион и скоро нам ожидать увидеть ваши кораблики?!       Я опешил от такой грубости и ушёл. Нет, об эльфийском высокомерии, конечно, слагают легенды, но я был уверен, что это лишь слухи и преувеличения.       — Пойдём отсюда, — сказал я Кассандре, — Всё равно бы очередь до ночи стояли.       — Согласна, — ответила тифлингетка.       В других банках ситуация обстояла также — либо очереди, либо грубость, либо и то и другое. По дороге эльфы шептались и смотрели нам вслед. Почему-то от этого мне становилось страшно. Наконец, в одном банке мы таки отстояли очередь в окошко и я произнёс:       — Добрый вечер. Могу я здесь поменять деньги?       — Ну и давайте их сюда, — надменным тоном произнесла эльфийка. Я протянул слитки, после чего мне дали пригоршню монет. Я пересчитал и понял, что не хватает несколько.       — Вы мне недодали, — спокойно сказал я, — Тут не хватает ровно четырёх.       — Молодой человек, — ответила эльфийка, — Вы что, не читали курс и условия обмена? Комиссия банка — десять процентов от суммы. Так что всё я вам честно дала.       Я вскипел, но старался не показывать.       — И где же об этом сказано? — процедил я       — Вот здесь, — эльфийка протянула мне свиток пергамента. На нём было сказано в точности, как она сказала.       — А теперь вы меня извините, у нас перерыв обеденный — сказала она, закрывая окно прямо перед моим носом.       Нет, ну мало того, что ограбили, так ещё и смотрят, как на нахала. Я в бешенстве отошёл и стал ждать. Это уже дело принципа.       — В чём дело, Йорлейф? — спросила Кассандра, — Ты же получил деньги.       — Эта наглая остроухая нагло ограбила меня, — ответил я, — Смотри, гривны наши весят, как десять монет. Я дал ей пять золотых гривен, логично, что должен получить пятьдесят золотых монет. Верно?       — Верно, — кивнула тивлингетка,       — А эта… — я хотел было выругаться, но вовремя осёкся, — Нехорошая женщина дала мне сорок пять монет. И говорит, мол, это комиссия у них. Вот же наглость!       — Йорлейф, но им же надо на что-то существовать, — пожурила меня Кассандра, — Вот и берут незначительную часть денег при обмене себе. Так с миру по нитке они собирают себе на хлеб.       — А сказать словами о том, что у них такие условия нельзя? — проворчал я, — Чтобы когда пришёл к ним человек, не знающий о них ничего, не возмущался по пустякам. Потому что я слышал, тёмные эльфы — весьма конфликтная раса. Подкараулят на выходе и зарежут.       — И чего ты сейчас ждёшь? Будешь из-за пяти золотых торговаться?       — Вообще-то на пять золотых среднестатистический крестьянин может жить месяц, — возразил я, — Так что в нашем положении каждая монетка имеет значение. Понимаешь?       — Но ты же… Не убедишь её отдать тебе эти пять монет, — стояла на своём Кассандра, — Так что пойдём. Нам ещё тех, кто еду продаст, надо будет найти.       Не хотелось признавать её правоту, но это действительно было так — мне ловить здесь нечего. Тяжело вздохнув, я вышел на улицу.

***

      Правительница города Кронсгейра, Таулана, сидела за своим столом, когда к ней явился лидер её шпионов. Кабинет освещали фиолетовые светящиеся кристаллы.       — Какие-то новости, Фингорн? — спросила тёмная эльфийка, сверкнув пурпурными глазами       — Ваша светлость, есть отличная возможность впечатлить её величество Брориэль, да будет царствие её навеки. В наш город прибыл никто иной, как сам принц Асгарда, Йорлейф Харальдсон. Один, без охраны, если таковой не считать одного йотуна-воина.       — А почему исключаешь, что это слухи, или он был просто похож?       — Всё просто, миледи, — ответил Фингорн, — Я его видел. Это точно он. Плюс, осанка, одежда, цверговой работы кольчуга и богато украшенная гарда его меча — всё это в нём выдаёт, как минимум, благородную особу. К тому же ранее мой человек в Асгарде сообщил, что король Харальд изгнал его из королевства.       — А что не нужно асам, пригодится нам, — Таулана коварно улыбнулась.

***

Йорлейф

      По дороге в портовую лавку мы становились свидетелями рабского труда людей и представителей других рас. Что уж поделать, такова натура тёмных эльфов — больше всех они обожают себя, а других предпочитают эксплуатировать, как рабов. И, к сожалению, асы от них в этом плане не отличаются.       Вскоре мы с Кассандрой уже таскали тяжёлые мешки и бочки. Торс же укладывал их на корабль. После нескольких часов работы мы присели на край.       — Да, — произнёс великан, — Теперь не грех и в паб зайти.       — А кто корабль охранять будет? — спросил я,       — Тоже верно, — пробурчал он, — Ладно. Вынесите мне потом супа, вина и сыра.       — Вина и сыра? — удивился я, — Вот чего не ожидал, того не ожидал.       — В землях аркнов это гораздо популярнее наших орехов с медовухой, — грустно ответил Торс, — Да и не умеют эльфы пиво делать.       Он сел обратно на лавку корабля, а мы с Кассандрой отправились в кабак. Там кормили не то, чтобы ужасно, но и не хорошо, зато с голода не умрём. Эльфы вокруг иногда поглядывали на нас, но быстро уводили взгляды. Разумеется, мы попросили вынести порцию и Торсу.       Однако какое-то чувство внутри меня кричало: «что-то не так!» Когда нам поставили новую бутылку, почему-то уже открытую, я насторожился. Но ещё больше я начал волноваться после того, как к нам подсел рыжеволосый эльф. В отличие от местного населения, он обладал более светлой кожей. Одет он был в серый кожаный камзол и белую рубашку, на поясе висел тонкий клинок, именуемый рапирой, за спиной был плащ. Но больше всего мое внимание в его образе привлёк странный галстук на шее, похожий на лежачую цифру восемь.       — Добрый вечер, — произнёс он, — Это, конечно, не мое дело, но у вас из вина откровенно так несёт фиолетовой поганкой. А это, так-то, самый распространённый среди дроу нервно-паралитический яд.       — И что ты этим хочешь сказать, эльф? — процедила Кассандра,       — Ну, я просто захотел помочь…       Неожиданно в нас полетели арбалетные болты. Я с эльфом успели спрятаться под столом. Кассандра — нет и её погрузило в сон.       Мы поднялись и увидели перед собой тёмных эльфов. Четверых. В руках короткие мечи и одноручные арбалеты. Я достал из-за спины щит и обнажил клинок. Рыжий откинул подол камзола и нашему взору предстало великое множество флейт, свирелей и тому подобного. Он быстро достал небольшой инструмент, состоящий из семи деревянных трубок различной длины и обнажил рапиру.       — Уродец, а ну-ка Брось эту штуку, — когда он сказал «Брось», я ощутил давление магии из его слов, — а то поранишься.       И действительно — эльф послушался и бросил оружие. Воспользовавшись этой заминкой, я бросился на него и нанёс мощный удар щитом ему в грудь. Не выдержав, эльф упал наземь. Тут же они попытались уколоть меня своими мечами. Один удар попал в кольчугу, от второго я увернулся, но вот третий таки прошёлся по щеке.       Рыжий эльф дунул в свою флейту и я ощутил прикосновение мягкой теплой энергии. Это был не Свет Аргалора, но сила природы, залечившая мою рану. После этого он бросился в рукопашную и нанёс стоящему позади меня дроу сильный укол в поясницу.       Я резко развернулся и нанёс мощный размашистый удар мечом. Клинок вошёл в его шею, как нож в масло, мне в лицо брызнула багряная кровь. На мгновение я испугался, что он умрёт. Почему-то меня это напугало. Этого мгновения одному из тёмных эльфов хватило, чтобы отбежать и перезарядиться. Другой же наносил множество ударов рыжему, но тот их парировал шутя.       Ещё мгновение спустя я услышал, как отворяется дверь. Вслед за этим последовал крик:       — Бросай оружие, малец! Иначе твой серокожий друг умрёт!       Обернувшись, я увидел спящего Торса с арбалетным болтом в шее. Его удерживали двое тёмных эльфов, один держал у его горла изогнутый клинок скимитара.       — Что вам от меня нужно? — спросил я, опуская меч       — Пройдёшь с нами, — ответил эльф, — Без фокусов.       — А мои соратники?       — Останутся живы, если будешь хорошо себя вести.       Доверять дроу — дело гиблое, но выбора у меня нет. Даже если бы я и попытался вырваться, у меня бы ничего не вышло. Да и не хочется рисковать жизнью Торса, или кого-либо ещё.       — Если я пойду с вами, где гарантия, что вы их не тронете?       — Гарантия тут только одна, — эльф злорадно ухмыльнулся — Твоя покладистость.       Не видя иного выхода, я убрал меч в ножны и поднял руки вверх. Их тут же связали сзади, после чего меня схватили за щёки и вылили в рот какую-то гадость. Голова тут же закружилась и я провалился в сон.
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.