ID работы: 14420650

После наступления темноты

Гет
PG-13
Завершён
10
Горячая работа! 6
автор
kenki бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
24 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
10 Нравится 6 Отзывы 9 В сборник Скачать

Настройки текста

“И это было только одно слово – Любовь”

— Дорогая сестра, ты будешь прекрасно выглядеть даже в моей одежде, — вторгаясь в личные покои, промолвил с вызовом парень, — Скоро всё начнется. Юноша прошелся вглубь комнаты, смотря на девушку перед зеркалом. Он шел плавно, ступая на носок, будто крадясь. Один неосторожный шаг и маленькие осколки льда зашумели бы у него под ногой. Они бы запросто впились в кожу, выпустив оттуда алую кровь, совсем не подходящий цвет для белоснежной комнаты, но благо он был в зимних ботинках. Вздохнув, перевел взгляд на пол, что был просто усеян маленькими кристалликами льда. Хотя они были везде: крошечные осколки покрывали весь пол, висели на стенах, как застывшие капельки, и даже свисали с потолка. Если присмотреться, можно было заметить лёд на одежде и мебели. В прошлый раз, когда он тут был, комната была холоднее, чем сейчас. Само пространство будто поменялось под стать своей хозяйки, преобразилось, сбросило лишнее, ненужное украшение изо льда. Тут стало теплее и гораздо светлее. В углу, где всегда был лёд, сколько парень себя помнил, показались черты сундуков и другого барахла. Юноша нахмурился, обвел комнату взглядом и снова перевел взгляд на девушку, что кажется, даже и не заметила его появления здесь. Вздохнув, он очистил мыском ботинка себе место, чтобы стоять, проверил меч на поясе и стал дожидаться ответа от юной девушки. — Ты завидуешь мне? Или просто хочешь мое платье примерить? — она спокойно и безмятежно продолжала перекрывать пудрой свой яркий румянец. Его было невозможно скрыть, но она любила это занятие, а еще больше любила его смывать и чувствовать влажность на своих щеках. В комнате пошел снег, что мягкими хлопьями падал и сразу таял. Это было опасно, снежинки могли тут же растаять и превратиться в лед, которого тут и так слишком много, но поделать ничего с этим он не мог. Принц всегда сопровождался снегом, интенсивность которого определялась его настроением. Парень издал долгий смешок, будто он и правда представил на себе платье. Посмотрев по сторонам, решился пройти дальше по комнате, хотя бы к высокому комоду. Сестра явно не собирались заканчивать. Ступал сначала так же медленно, аккуратно, сначала серьёзно, но в конце шуточно развел руки в стороны, чтобы не упасть. Получилось совсем не грациозно, и девушка, что смотрела на брата через зеркало, посмеялась звонко, как удар льда об стекло. После начала нехитрые махинации с длинными, прямыми, белыми как снег волосами. Парень наконец-то принял удобную позицию, прислонившись спиной, скрестив ноги и руки и наконец-то соизволил дать ответ. — Не-е-ет, — протянул он со смехом, — Изволь, твоя красота убийственна, — уверено добавил он и отвернулся на мгновение от сестры, оглядев себя, — Мне и в моем теле хорошо, — уверено закончил, подняв одну руку на высоту лица и отмахнулся, будто запуская обратно неудачное предложение. Сестра мягко улыбнулась, будто бы эти слова для неё ничего не значили, но всё же перевела внимательный взгляд на зеркало. Сначала оно встретило её как всегда холодно, но через мгновение потеплело, растаяло, будто на солнце, и девушка улыбнулась своему отражению. Нет, брат врёт, зеркало не будет обманывать, оно бы не стало таять ото льда просто так, её красота не убивает. — Я думаю, что ты не прав, дорогой брат, — слегла обижена проговорила и, взяв расческу в руки, начала медленно расчёсывать волосы. Раньше она бы и вправду не предала значения этим словам, но сейчас что-то больно кольнуло в области груди. На секунду стало неприятно и тошно, но эти эмоции, на фоне долгожданного события, быстро прошли, уступая место предвкушению от долгожданной встречи. — Подожди пару мгновений. Можешь помочь с волосами, если изволишь, — непринуждённо предложила она, возвращаясь к своему отражению, явно не ожидая от своего брата никакой помощи. Парень еще раз внимательно обвел взглядом девушку. Он был уверен, что прав насчёт её красоты. Сестра была как богиня. Аристократическая осанка, плавные движения рук, спокойное, такое умиротворенное, нежное выражение лица. Вся её фигура была тонкой и грациозной, и сама принцесса была такой. Нежное голубое бальное платье, уходящее куда-то далеко, за кресло, покрытое то ли этими же льдинками, то ли действительно драгоценными камнями. Прозрачная голубоватая вуаль, что струилась с плеч и скрывала изящные кисти. Он заметил, что ни на туалетном столике, ни на руках девушки не было перчаток, которые обычно надевает вся их семья на торжества. Сестра решила обойтись в этот раз без них, нарушая негласную традицию. Если что-то и осталось неизменное у неё, то это босые ноги. Брат равнодушно посмотрел ещё раз на ее ступни, украшенные тоже какими-то драгоценностями, и перевел взгляд к волосам и лицу. Принцесса. Она полностью соответствовала данному статусу, как и все они, впрочем. Лицо её было бледное, как и она сама, только щеки и нос пылали алыми как с мороза. Глаза как застывшее прозрачное озеро, слегка лишь отдавались голубизной. Юноша знает, что она подкрасит ещё губы алым и долго-долго будет заплетать несчастные косы. В этой комнате, как и во всем их дворце время будто останавливалось, замораживалось. Оно текло здесь неправильно, иногда слишком быстро, иногда слишком медленно, превращаясь в вечность. Заслуга льда и снега. Он выдохнул, клубы пара выходили из его рта и тут же исчезали. В комнате морозно, но слишком тепло для обыденной мерзлоты. Сестра рада, искрит в её комнате всё, включая неё, светится будто изнутри как лучик солнца. Зайчики света скачут, отражаются и весело устраивают салки. Перескакивают от одной льдинки к другой и всё сверкает и заливается таким несвойственным им теплом. Кажется, что всё должно тут же начать таять от такого тепла, но снег, что идёт в комнате, уже покрывал собою мебель: огромную кровать, зеркало рядом, шкаф напротив, мягкие кресла тонули в снеге и всё, что лежало на полу было покрыто пушистым белым ковром. Принц от неловкости убрал белые волосы назад, портя прическу. Девушка нахмурилась через зеркало, ловко перебирая в руках волосы. — Не трогай, иначе заморожу, — грозно предупредив, пару раз моргнула глазами цвета льда, чтобы убрать злость с лица. Закрепила последнюю косу. Прекрасно. Как же прекрасен этот день: такой светлый, яркий, белый, искрящийся. Принцесса, что сегодня выглядит особенно живой, будто она олицетворение тепла после холодной стужи. Девушка опять смыла пудру, и яркий румянец образовался на её щеках. Взяла помаду и украдкой проследила за братом. Он улыбался, а в комнате устроил заснеженную долину. Всё это сияло так ярко, что даже и не верилось, что это её комната. Хотелось смеяться, встать, и наплевать на это платье, с детским озорством начать играть в снежки или кататься по льду. Парень снова поднёс руку к волосам, но, помедлив, убрал, переведя взгляд на сестру. Она осталась с помадой в руках и смотрела на него, весело улыбаясь, сузив глаза. Он улыбнулся ей, подмечая, что девушка выглядит сейчас как довольный кот. Видеть её такой было не в новинку, но и привычкой тоже не было. Год она ходила будто в воду опущенная, только ему удавалось её рассмешить, в остальное время печаль и тоска не сходили с её лица. Принца это сильно удивило. Раньше он считал, что она непоколебима как ледник, как второй брат, в этом-то они и правда были похожи. Но теперь она занималась тем, что никогда раньше не делала. Девушка сильно поменялась за год, разлука с человеком, что заполонил всё её мысли, явно не пошла на пользу, но как только пришло долгожданное письмо от брата – расцвела как первый цветок по весне. Довольно кивнув самому себе, парень извлёк, что такая сестра ему нравится больше, чем грустная или серьезная. Словив снова её мимолетный взгляд через зеркало, кивнул головой на дверь: — Знаешь, наш брат, наверное, уже приехал, — как бы невзначай сказал парень, медленно и незаметно сгребая с комода снег. Он убедился, что сестра занята лишь своим отражением в зеркале. Она зацепляла украшения на голове, что было похоже на корону и свисало в волосах, как капельки застывшей воды. Следя за ней, примял в руках кусочек снега, придав ему шарообразную форму. Замахнулся и с улыбкой несильно бросил в спину девушки. — Ай! — она тут же прогнулась в спине, звонко вскрикнув. Лопатки, что были видны через платье, соприкоснулись, а в зеркале отобразилась коварная улыбка. Живая эмоция девушки пробила на приятную дрожь и его смех заполнил всю комнату. Принцесса резко поднялась и в её руке начал образоваться, на первый взгляд, белоснежный меч, но после того, как силуэт стал четким, показался уже прозрачно голубым, как небо. Он был полностью из-за льда, хрупкий по виду из-за трещинок, но смертельный в бою. Однако принц не шелохнулся. Эта девушка даже в шутку не пойдет на него с мечом, встала для вида, чтобы напугать его. И он был прав, девушка тихонько засмеялась, виртуозно покрутила самодельным мечом и закрепила на поясе, как у брата. Через мгновение в лицо юноши прилетел снежок. Он рассыпался лишь от одного прикосновения, потому что слеплен был на быструю руку. — Кажется, кто-то намерен устроить войну между нами? Не боишься? — принцесса хихикнула, это заявление заставило вспомнить их детские игры. Как она, представляясь сильной воительницей, покоряла снежную крепость брата: войны были не на жизнь, а на смерть, но лишь до прихода старшего. Мечтательно вздохнув, она поправила платье и двинулась плавно на носочках, уверено ступая на осколки льда. Они не ранили её, а рассыпались на почти невидимые крошки или превращались в гладкую ледяную поверхность, покрывая деревянный пол. Она плавно заскользила, разводя руками и делая медленный поворот по своей оси. Полупрозрачная вуаль следовала за ней следом, укутывая как туман и придавая загадочности, но в то же время и лёгкости. Девушка уж точно чувствовала себя на седьмом небе от счастья, сердце трепетало от предстоящей встречи с ним. В теле появилась небывалая раньше невесомость и тепло, что поселилось прямо в груди, возле сердца. — Чувствую себя совершенно другим человеком! — она мечтательно вскинула голову к верху, явно кого-то представляя в уме. Закрыв глаза, закружилась, словно снежинка, и лёгкая влюбленная улыбка озаряла её лицо. Грациозно подняла одну руку к верху, пуская за собой вуаль, утопая в объемах платья и ткани. — Но ты совершаешь глупые ошибки, сестренка, — упрекнул он, но на лице его покоилась нежная улыбка. Он с любовью, с особым трепетом наблюдал за девушкой, сохраняя воспоминания об этой минуте. Комнату заполнила мечтательная, тихая мелодия, которую принцесса напевала себе под нос, поворачиваясь ещё раз по своей оси. Песня была неизвестной, просто набор звуков, но в ней была заключена такая теплота, из-за чего она становилась поистине волшебной и необычной. Ступая по льду, принцесса легонько двинулась к брату, ей хотелось танцевать и петь о своей любви, рассказать всему свету, чтобы он почувствовал и заразился её настроением. Подойдя к нему вплотную, мягко переплела их пальцы в замок. Нежным голосом она пропела, прикрыв глаза: — Мне всё равно, я влюблена! Девушка потянула парня на себя, заставляя его кружиться по льду. Откидывая голову, отдавалась полностью этому моменту. Только с ним она может быть такой открытой, так легко сказать столь громкие слова. Он, в свою очередь, полностью это понимал, знал с самого детства и был невероятно горд за такое доверие. «Плевать на ботинки. Поменяю, в случае чего, перебинтую ногу. Бывало и хуже», — он уверено повёл её в центр комнаты, танцуя с ней импровизированный медленный вальс. — Остановись, пока не стало слишком поздно для вас. Он вынужден это повторять, снова и снова, прекрасно зная, что никого результата не добьется. Её убеждения крепки, как ледник на севере. Остаётся лишь наслаждаться таким теплом, такой сестрой. Выдохнув, на его лице появилась весёлая улыбка. Определенно – это самое счастливое время для неё. — Я знаю. Но эти новые ощущения такие приятные, теплые, я стала другой, мне так легко. Она прокружилась на носочках вокруг него и снова посмотрела, полузакрытые глаза говорили громче слов. Вместо обжигающего холода и пустоты, сейчас сменились на влюблённые искры. Её платье сверкало, отражало все лучи, а она сама была похожа на полярную звезду, такую далёкую, но такую красивую и самую яркую. — Тогда пойдём, покажем всем, как ты поменялась, — довольно протянул брат, указывая рукой на дверь. Она поцеловала его в щеку и прикрыла глаза на мгновение, улыбаясь. Так же легко, будто и не ступая на пол вовсе, отошла, сделав лёгкий поклон головой. Он же, как полагается джентльменам, поклонился всем корпусом, уводя руки за спину, выражая глубокое уважение. Вдруг, в его лицо неожиданно прилетел снежок, уже более крепкий. Удар был болезненный, а сам комок снега рассыпался, попадая под рубашку. Девушка хихикнула, прикрыв рот рукой и прищурив глаза. Полноценная месть свершилась! Она и не скрывала своего превосходства. Затем плавно двинулась к двери, чувствуя, будто выиграла маленькую войну между ними. Юноша усмехнулся и вытерся, чувствуя нахлынувшую на него ностальгию по детским временам. Обвел заснеженную комнату взглядом, закрепляя это воспоминание, и двинулся за принцессой. Ступал на лёд уже уверено, наплевав на ранения. Догнав её, он открыл дверь, чутка приклоняясь, как следовало делать по этикету, хотя делал бы и без этих правил: — Прошу, дорогая сестра. Я закрою глаза на то, что ты попыталась победить меня моим же оружием. Не в силах ждать ещё больше, девушка скользила по коридору, стараясь быстрее добраться до бального зала. Натерпелось увидеть старшего брата, почувствовать леденящий холод на коже от прикосновений, и наконец-то услышать его. Весь дворец будто перенёс атмосферу её покоев. Не было ни огромных ледяных сугробов, ни метелей, ни льда, торчащего то в углу, то свисающего с потолка острыми копьями. Было только начало дня, и солнце светило ярко, как никогда. Девушка даже остановилась на секунду полюбоваться такой красотой, улыбнулась и так же заскользила дальше. Пролёт по второму этажу, лестница на первый, главный зал и вот, вход в бальный. Слуги приветливо встречали принцессу, клянясь перед ней. Она озарила их всё той же улыбкой и дверь открылась, выпуская холод в остальную часть замка. Брат здесь. Король тут, наконец-то приехал, а вместе с ним и он. Она точно знает, ощущает каждой клеточкой тела. Не терпится его увидеть, обнять, поцеловать, прижаться так плотно, чтобы между ними и расстояния не было. Принцесса уверенно шагнула в зал, вступая в необычный, как ей показалось, холод. Брат злится? При других обстоятельствах она бы обязательно проверила и выяснила причину сего недовольства, но сегодня это не входило в её планы. Узнает завтра, у них будет ещё целая вечность, чтобы поговорить. Идя по залу, все взгляды были прикованы к ней, но она этого не замечала. Девушка искала лишь своего возлюбленного и брата. Король выглядел как обычно: в голубовато-сером расписном костюме, с белыми волосами, заплетенные в конский хвост и с мечом на поясе. Из них троих он был самый безэмоциональный, серьёзный и ответственный. Весь его вид прямо кричал о том, что он – король Мороза. Стоял в своей излюбленной манере, с идеальной осанкой, держа руки за спиной, и разговаривал с одним из своих приближённых. Девушка уверенно двинулась к нему с мыслью, что даже если он занят, это подождёт, потому что сама принцесса не готова ждать больше ни минуты. К счастью для неё, брат довольно быстро периферическим зрением заметил её и махнул рукой, чтобы слуга удалился. Он повернулся, встав в свою привычную официальную позу. Принцесса вовремя остановилась, чуть не столкнувшись с ним. — Я скучал, дорогая сестра, — без какого-либо приветствия сказал брат сдержано, но в этих словах всё равно ощущалась частичка заботы и радости от встречи. Он не улыбался, но и не был хмурым, даже предполагаемое плохое настроение совсем не виднелось, его лицо будто застыло и не подавало признаков жизни. Девушка улыбнулась, подумав, как было бы замечательно, если бы и он влюбился, и вся его маска равнодушия растаяла, как снег на солнце. Прямо как и у неё. Никто не говорил ей этого, но она сама знала, что теперь она больше похожа на принца Снега, с его вечными шутками и живыми эмоциями. — Как же я скучала по тебе, мой дорогой сердцу брат. Он развел руками, приглашая в свои холодные объятия, а она без замедления поддалась с доверием. По коже прошлись мурашки холода, но девушка не отпустила бы его, даже если тот переборщил бы с Морозом. Как приятно было обнимать человека, которого не видел больше года. В этот раз время в их замке будто действительно остановилось, и год превратился в десятилетие, а то и в сто лет. Отвечая на объятия сестры, брат заметил сильные перемены. Пока она его обнимала, стараясь то ли согреть несуществующим теплом, то ли снова привыкнуть к нему, он думал, стоит ли ей напоминать про её обязанности и осторожность. Решив, что не стоит лишний раз устраивать лекции, он наконец-то расцепил их объятия. — Я думал, что вы примёрзли к друг другу, — к ним подошёл их младший брат Снега, с широкой улыбкой на лице и даже покрасневшими от мороза щеками, а вслед за ним медленно, захватывая комнату, пришёл и снег, — Рад, что ты в добром здравии. Король отошёл на шаг от сестры, ближе к парню, и протянул руку в перчатке, чтобы поздороваться. Лицо его все ещё оставалось ледяным и безмятежным, как и голос – холодным и глубоким. Принцесса же, прикрыв рот рукой, хихикнула, вспоминая их недавнюю встречу. Принц Снега ухмыльнулся и с удовольствием протянул руку для рукопожатия: — Я тоже рад, что ты вернулся в целости и сохранности. — В этот раз, на удивление, поход прошёл просто превосходно, — довольно протянул Мороз и перевёл взгляд на сестру, величественно поднимая голову: ему хотелось, как обычно, рассказать обо всех своих достижениях и получить заслуженное восхищение, — Мне даже есть, что рассказать вам. Составишь мне компанию? — с надеждой он протянул ей руку, про себя надеясь, что она согласится и первый танец останется за ним. Так всегда было, есть и будет, считал мужчина. Это традиция, что не нарушалась много лет, но маленький червячок сомнения так и ползал где-то внутри него. Слишком сильно она поменялась за последние годы, чему он не был рад. — ...Увы, прости, дорогой брат, мы обязательно поговорим об этом позже, — с наигранной грустью в голосе она сделала легкий реверанс. Ей не было стыдно за отказ, да и не интересно вовсе, что будет говорить брат. Сейчас это не имело особого значения для неё. — Я бы хотела встретиться с ним как можно быстрее, — неловко протянула она, в поисках оглядываясь по сторонам. Старший брат слегка нахмурился. Поистине редкое событие. Его лицо, даже когда он сильно гордился собой или родными, радовался или был довольным, всегда оставалось неизменно холодным. Принц Снега подавил смешок и теперь неловко откашливался в стороне, ловя на себя изумлённые взгляды. — Как скажешь, сестра. Твой… — он пренебрежительно отмахнулся рукой в сторону и нахмурил брови ещё сильнее, — Возлюбленный… — с трудом выдавил это слово из себя, что оставляло неприятное ощущение на языке. Комната стала еще холоднее из-за недовольства короля Мороза, но никто, пожалуй, этого не заметил. Принцессе было не до смены настроения, не до пренебрежительного голоса старшего брата. Он ведь говорил сейчас о нём, а больше ничего не имеет значения. — ...Ждёт тебя в правом крыле, — напряженно выдохнув и проморгав пару раз, он сбросил раздражение и его лицо вернулось в прежнее состояние, стало таким же безмятежным и спокойным. А вот на лице девушки расцвела мечтательная улыбка, глаза заблестели, а щеки, кажется, ещё больше порозовели. Она перевела взгляд к тому месту и долго не сводила взгляд, ища там его. — Подойду к вам чуть позже, не буду пока нарушать вашу идиллию, — принц Снега опять довольно засмеялся. Как же ему нравилась эта пора. Он бы и дальше веселился и в отрытую наслаждался, если бы не почувствовал взгляд, который пробирал холодом до костей. Старший брат, не отрываясь, смотрел на него, от чего улыбка сразу пропала с лица. Озадаченно выгнул одну бровь, пытаясь понять, чем он не угодил, ведь именно его поведение было довольно стандартным. Король тяжело вздохнул и махнул незаметно рукой, будто младший брат всего лишь назойливое насекомое. Принцесса всё это время искала взглядом его, совсем не замечая маленькой перепалки между братьями. А найдя, улыбнулась ещё шире, радостно поворачиваясь к парням, что сверлили друг друга взглядами. Принц Снега шуточно пожимал плечами, пока старший равнодушно, но с каплей недовольства смотрел на него. Атмосфера, как ей показалось, была странноватой, но вполне обыденной для их семьи. — Я вынуждена вас покинуть. Надеюсь, мы ещё свидимся с вами, — второпях сказала она и спешно сделала реверанс, беря в руки подол платья, чтобы было удобнее идти, и быстро удалилась. Мороз выглядел равнодушно, будто бы ему было всё равно, но взгляд, которым он прожигал спину девушки, говорил об обратном. Такое поведение было настолько ей несвойственно, что сейчас даже и не верилось, что это его сестра. Девушка больше не интересовалась делами брата, её было всё равно на состоявшийся поход, хотя раньше это было чуть ли не любимой для неё темой, она перестала интересоваться делами из королевства, будто и вовсе пропала из дворца. Он думал, что пройдет год порознь, и любовь пройдет, но как же он ошибался... Это чувство не то чтобы не померкло, а даже разгорелось с новой силой. Видеть её улыбку, блестящие глаза и такую жизнерадостность было делом непривычным, неправильным. В душе старший брат забеспокоился, что из серьёзной, ответственной, твёрдой по характеру, она превратилась в хрупкую, нежную девушку, которая больше не сможет никак им помочь. Он серьезно посмотрел на младшего брата, надеясь увидеть на его лице все ответы. Но тот лишь пожал плечами и еще шире, чем обычно улыбнулся: — Это любовь. Может, когда-нибудь и тебя она растопит, брат. Он с любопытством оглядел с ног до головы стоящего перед ним, видимо, представляя того во влюблённом состоянии. Фантазия быстро начала выдавать забавные картинки из юношеской пары его брата, из-за чего принц Снега еле сдерживал смех. — Не думаю, — безэмоционально отрезал тот, не давая новых поводов для подколов. — Не обращай внимания, ты же знаешь, — младший похлопал его по плечу, прежде чем уйти подальше от центра зала. Танцевать он сегодня не собирался. В прочем, как, похоже, и король. Сестра, дарившая по традиции им первый танец, целиком увлечена своим возлюбленным, полностью забывая о своих обязанностях и традициях. — ...Ты прав, всё равно скоро всё закончится, — на выдохе задумчиво произнес сам себе король, стряхивая с плеч накопившийся снег. Бросив короткий взгляд туда, где недавно скрылась девушка, гордо отвернулся, уверено идя за братом. Бал обещает быть долгим и холодным – прямо как зимняя ночь. Праздник в честь возращения короля Мороза набирал обороты. Гости приходили, смеялись, танцевали, вели беседы. Все они хотели поздороваться с юной принцессой, но она лишь быстро извинялась, кивала в знак почтения и двигалась дальше, пробираясь через толпу и шум. Там, за всеми этими людьми, стоял он. Её человек, её возлюбленный, её свобода и гибель. И как только она увидела его, не могла сделать и шаг на встречу, очарованная им, его любовью. Сердце девушки защемило от нежности, от переполняющих чувств любви. Стало даже тяжело дышать, улыбка и слёзы счастья невольно появились на её лице. Она не знала, что делать с этими нахлынувшими чувствами, хотелось сделать всё сразу и сказать так много, но ноги будто примёрзли к полу. Девушка перестала слышать толпу, видеть кого-либо, кроме него. Сразу вспомнилось всё то, о чём она так долго грезила и мечтала: как хочет крепко обнять, поцеловать, прижаться всем телом и танцевать, не замечая никого, как хочет перебирать его волосы, ощущать его, человеческое, такое не похожее на её тепло. Взгляды их пересеклись, и они замерли, смотря счастливыми глазами друг на друга, не веря в реальность этого момента, что они наконец-то встретились, наконец-то будут рядом. Он был так сражен на повал её красотой, что даже перестал дышать. Парень и подумать не мог, что сама принцесса Льда, холодная, неприступная, согласиться на его мольбу, на глупые влюблённые признания и станет второй половинкой, смыслом его жизни. Хотелось её обнять, не отпускать, примерзнуть к ней и остаться так на веки. Готов был вытерпеть все испытания, подарить всё, что она только пожелает. Любая преграда ему не страшна, ведь в конце будет сладкая награда – её улыбка и счастливое лицо. Не желая больше находиться вдали от неё, он пошел быстрым нетерпеливым шагом, расталкивая плечами некоторых гостей, стоявших на пути. Его не волновали осуждающие взгляды или даже возможные проблемы, главное сейчас оказаться с ней рядом, а больше ничего и не нужно. — Наконец-то...! — он подлетел к ней, поднимая её руки выше к своему лицу, ближе к губам, смотря прямо в её белоснежные глаза, — Я вижу тебя, — он улыбнулся, сдерживая прилив эмоций и, наклонившись, быстро поцеловал кисти девушки. Это действие было их маленьким ритуалом. Казалось бы, такая обыденность, но девушку это тронуло до глубины души. На волосах её образовались маленькие капельки, которые тут же застывали: она в прямом смысле таяла. Заметив это, лицо парня смягчилось и покраснело, и он сжал сильнее в своих горячих руках чужие. Разница в температуре была колоссальной, по сравнению с ней он был огнём, что мог растопить её в считанные секунды, но на деле всё было по-другому. Юноша посмотрел на руки, желая ещё раз их поцеловать, почувствовать горячими губами ледяную и влажную кожу девушки. Принцесса же хотела сделать кое-что другое, оттого вытащила свою руку, переместив её на скулу возлюбленного, тем самым заставляя его в очередной раз посмотреть ей в глаза. — Ты видишь меня, и я так рада, — мягко сказала девушке на выдохе, медленно приближаясь к лицу парня, и бережно поцеловала его в уголок губ дольше чем нужно, не желая отстраняться. Он, закрыв глаза, прильнул к её руке, кладя сверху свою, другой он переплел их пальцы в замок, отдавая ей всё своё тепло. Парень бы очень сильно хотел положить ладонь на её талию, сжать, притянуть к себе, чтобы её голова легла на его плечо, но он не мог позволить себе такого без согласия возлюбленной: — Могу ли я…? — он говорил с надеждой, не открывая глаза, ощущая, что она уже так близко, что между ними лишь несколько сантиметров. Голова всё ещё покоилась на её руке, девушка без какого-либо стеснения поглаживала большим пальцем чужую скулу, переходя на шею. От таких касаний у него по спине проходили мурашки. Юноша повернул голову чуть в бок так, чтобы кисть принцессы оказалась на его губах, дабы он смог снова поцеловать её руки. Не раздумывая, девушка ответила: — Да, конечно, можешь. Ей было всё равно, что парень хотел сказать, она была согласна на всё, лишь бы он был рядом и не отпускал. Он, выдохнув с облегчением, осторожно и медленно положил руку на её изящную талию. Тепло от ладошки быстро начало распространяться по телу девушки, и через несколько мгновений хватка стала сильнее. Теперь он дарил ей множество мурашек, а в этом месте кожа будто горела, даже через платье. Оба не спешили, наслаждаясь мгновением, пытаясь запомнить каждый момент сладостной встречи. Сжатая рука согревало холодное тело ещё быстрее, хотелось сжать ещё сильнее, но вместо этого он притянул принцессу к себе почти вплотную, оставляя ничтожно малое расстояние между ними. Продолжал покрывать кисть девушки мелкими поцелуями, пока она гладила его плечо. — Как приятно это чувство... Снова тебя касаться, слышать, чувствовать, — он открыл глаза, возлюбленная была так близко, всего несколько сантиметров от его лица. Юноша заметил, с каким счастьем и преданностью она смотрела на него, его яркая звёздочка, которой он был готов подарить всю свою чистую любовь. Не в силах сдержаться, он медленно потянулся к лицу девушки. Она не сдвинулась ни на миллиметр, так и стояла, прикрыв глаза, давая парню полную свободу действий. Он замер почти возле её губ, смотря прямо в её глаза, чувствовал сбившееся дыхание на своих губах. Было что-то приятное в растягивании момента. Видеть, как она сгорает от желания, чувствовать, как что-то внутри жалобно просит о продолжении, скручивая твой живот в тугой узел и увеличивая удары сердца. Их вторые руки расцепились в этот момент, и они обняли друг друга. Он поцеловал её, аккуратно, еле касаясь. Мимолетное прикосновение к её холодным губам, лишь на долю секунды. Девушка, не почувствовав никакого продолжения, медленно, с опаской отстранилась, вопросительно на него посмотрев. Парень тихо засмеялся, выпуская пар изо рта, плавно закружил её вокруг оси, шепча ей слова извинения: — Я сильно скучал по тебе. Мне очень жаль, что меня не было так долго... Я так тосковал по тебе. Прости меня, моя звёздочка. Он боялся сжать её в горячие объятия, будто она хрупкий лед, но девушку это не смущало, она притянула его ещё ближе, на сколько позволяли их тела. Прошлась своими холодными ладошками по его шее и перебралась на волосы, аккуратно перебирая их, выбивая из небрежного хвостика. Он всё же сдался и обнял крепко, сдавливая рёбра и прислоняясь щекой к щеке. — Я отдам тебе, что имею, отдам тебе всего себя, будь просто рядом всегда, — он шептал это как молитву, выходящую из самого сердца, из глубины души, такая отчаянную и душераздирающую. Его руки судорожно начали подниматься к лопаткам, на долю секунды задевая её кожу и опускались обратно. Девушка чувствовала, что он дрожит, слышала, как их сердца бились в унисон. Она знала, что его слова не обман. — Я верю, я рядом, я тут, — девушка успокаивала его, поглаживая по голове, одной рукой иногда переходя на спину. Вдалеке послышались первые ноты мелодии для вальса. Скоро весь бальный зал будет танцевать, и впервые она подарит ему первый танец. Парень, кажется, совсем не замечал начинавшейся музыки, отдавая всё свое внимание только ей. — Я покажу тебе, что расту, что становлюсь лучше. Я буду достойным, обещаю, — продолжал шептать горячие обещания, которые он уже выполнил лишь полюбив, лишь отдав ей своё сердце. Принцесса улыбалась и продолжала шептать в ответ, чувствуя, как на волосах снова появляются капельки воды, которые тут же застывали. Они тихо звенели, когда юноша проходился рукой по волосам. Она понимала, что в этих обещаниях нет никакого смысла. Принцесса уже нарушила негласное правило, полюбив обычного человека, поэтому их любовь давно прошла самое худшее испытание из возможных. — Ты самый достойный из всех. Оставь доказательства, просто будь и впредь рядом. Снег медленно падал, пока её голос успокаивал его. Они медленно начали качаться из стороны в сторону, немного отодвигаясь друг от друга. Юноша оставил одну руку на талии, второй же взял девушку за кисть, отводя в сторону, свои же девушка положила ему на плечо. Делали они всё это без слов, каждый всё понимал, лишь смотрели наконец друг другу в глаза, видя в них только желание. Он медленно сделал первый шаг, и она поддалась, сделав второй – начав их танец. Вальс – танец только для двоих, здесь нет места сомнению и неуверенности. Это кружение и повороты, влюбленные взгляды и касания. Делая шаг, твой партнер следует за тобой, точно так же, как и в жизни. Вы идёте вместе, держась за руки, повторяя квадрат за квадратом, поддерживая друг друга и направляя. Если ошибается один, то партнёр сбивается тоже. В этом танце можно передать как всю нежную любовь, так и всю пылающую страсть. Как только двое влюблённых, немного волнуясь, сделали первый поворот, бальный зал будто ожил. Сразу стали подтягиваться парочки, красивые дамы и статные мужчины. Они становились в круг, образовывая замкнутое кольцо, и как по команде танцевали, похожие на солдатиков, все одинаковые в белых платьях и черных костюмах, кроме этих двоих. Он вёл плавно, переплетая их пальцы и наблюдая за ней. Возлюбленная казалась ему снежинкой, что таяла в горячих руках. Танцуя, юноша даже не мог представить себе, как долго ждал этого мгновения. Время, проведённое вдали от неё, будто перестало существовать, стираясь из памяти, оставляя место только для принцессы. Глядя на то, как она ловко завершает квадрат полуповоротом, изящно откидывая спинку назад, мужчина притянул её ближе, касаясь пальцами лопаток. Рука была уже холодная, щеки порозовели. Он и забыл, как приятен её холод, как легко рядом с ней дышать. Выпрямившись, девушка столкнулась почти нос к носу, слишком поспешив с движениями. Танец и жаркие объятия будто растопили её замерзшие мышцы и теперь она словно очнулась от долго сна. Бесконечного сна, где была лишь темнота, леденящий душу холод и морозная стужа, где ночь никогда не кончалась. Но после появился он – новый день, где всё искрит и сверкает, греет и живёт. Впервые обратила внимание на красоту природы: как поют птицы, как веселятся люди, как солнце заставляет всё вокруг светиться. Как её лед, который был использован лишь для вреда, вдруг стал красивым кристаллом, материалом, дарящим радость. Посмеявшись тихонько, парень снова начал квадрат, уверено ведя за собой. Она не могла отвезти взгляд от его глаз, как и он. Именно он показал ей всё это, кружа по залу и будто заново показывая: “Смотри какая чудесная жизнь, какой огромный, белоснежный зал, как на улице ярко светит солнце, согревая и освещая путь, и как прекрасна ты, моя любовь!” — Ты сегодня красива, как первый снег, — речь его была тихой, любящей, он с огромным восхищением смотрел на любимую. Если бы они стояли чуть дальше друг от друга, как принято на самом деле в вальсе, она бы его не услышала. Но комплимент, такой простой, который она слышала почти каждый день, поразил её в самое сердце. Она склонила голову набок, смущенно улыбаясь, а на волосах опять появились замёрзшие капельки, что тихо звенели. Два полных оборота, шаг вперед и назад. Они двигались плавно, никуда не торопясь. Юноша убрал руку с талии, а она сделала выпад в сторону, откидывая изящно другую кисть. Снова к нему, задерживаясь дольше, чем нужно. Их руки аккуратно соприкоснулись, и в этот момент будто прошёлся разряд, появилось несуществующее тепло на кончиках пальцев. Вновь она плавно ускользнула в другую сторону, поворачиваясь вокруг своей оси, выбрасывая руку в конце. Все уже начали делать квадрат, но девушка лишь возвращалась к нему, снова вставая в ту же позу. Она была рада, что это движение закончилось, ведь сможет опять смотреть в его глаза. Взглянув на него, она заметила, что любимый на самом деле выглядел измученным, но пытался это скрыть, почти сразу меняясь в лице. — А ты выглядишь уставшим, всё хорошо? – обеспокоено спросила она, специально сбавляя темп вальса. Парень удивился. Он ведь старался не казаться обессиленным и слабым. В конце концов, они оба ждали этой встречи. Юноша задорно рассмеялся, снова заводя её в быстрый темп и кружась. — Не беспокойся. Он поднял её в прыжке и медленно прокрутил. Выглядело это так, будто она парит. Девушка же внимательно всё это время смотрела на него, с лица никуда не уходила серьёзность и обеспокоенность. Как же они могут танцевать, если он плохо себя чувствует? Не нужны ей эти танцы, она будет рада и просто с ним посидеть и поговорить. Но парень был упрям и непоколебим, искренне не считая это поводом останавливаться. — Мы просто после того, как вернулись, не поспали, но не волнуйся, я прекрасно себя чувствую. Голос звучал его уверенно и энергично, но дама всё равно подозрительно сощуривалась, думая, что ноги его можно и к полу заморозить, чтобы остановился. Он сжал её руку сильнее, прокручивая вокруг себя: — Смотри, я здоров, полон сил и мне даже не холодно! Улыбнулся, завлекая в полуповорот, в котором приблизившись снова к ней, быстро поцеловал в щёку. Девушка потеплела, сбросила напряжение с лица, и на смену снова пришла долгожданная для него улыбка. Она все ещё волновалась и думала, что после танца обязательно его накормит. Вальс продолжался, дети в углу зала радостно играли в снежки. В этот раз не было метели и не было опасного льда, так что ребята не теряли возможности и громко хохотали, строя башни и крепости, мечтая, что когда-то и они будут благородными рыцарями. Когда время пройдет, и наступит момент очередного расставания, возлюбленный даст ей знать, что ему нужно выяснить и почувствовать. Что он будет вспоминать каждый день, что будет храниться с трепетом в его сердце. Он хочет заполнить память лишь ею, стирая всю прошлую жизнь. Юноша помнил все моменты с ней особенно четко. Помнил, как он впервые её увидел, лишь вступив на должность одного из рыцарей, и не мог оторвать взгляд. Принцесса сидела на троне, сосредоточенная, идеальная, сияла как чистый лёд. В этот момент юноша переставал дышать, смотря на принцессу. Она выглядела в его глазах настоящей Богиней, что описывают в древних мифах и рисуют на картинах. Тогда принцесса казалась ему недосягаемой, и он боялся и стыдился своей влюблённости к ней. Полуповорот и шаг назад, в этот момент так и хотелось потянуть её на себя. Помнил, как она отдавала ему приказы, как виртуозно справлялась с мечом, как бесстрашно делала всё то, что делали её братья. Была непоколебима и опасна, словно ледник в водах. Как, наблюдая за ней, всё больше восхищался и пытался узнать больше. На совместных походах, где была принцесса Льда, удавалось даже с ней поговорить. Чем дольше он служил, тем отчётливее понимал, что она – его идеал, и он больше никогда не сможет никого так сильно полюбить. Кружась, парень подумал, что было бы здорово сделать ей подарок. К сожалению, у него не было ни времени, ни возможности, но он обязательно исправится после бала. Помнил, как он, наконец, при всех, не смея больше утаивать и держать всё в себе, признался в чувствах. Открыто заявил, что никого лучше и прекраснее не встречал, что сам Бог ей неровня. Рыцарь думал, что его тут же заморозят, казнят или выгонят из дворца. Он просил, и чуть ли не клялся жизнью, что готов хоть умереть за неё, что ему ничего не нужно, лишь бы он мог служить только ей. Вуаль понемногу сползала с её плеч на каждом кружении и повороте. Он смотрел на её плечи, такие острые и манящие, что хотелось положить на них голову и уснуть. Перевёл взгляд снова к её глазам, а на лице дразнящая улыбка – она поняла, куда парень смотрел. Помнил, как тогда, на всеобщее удивление, его не выгнали, не заморозили, а приласкали как котёнка, забившегося в угол. Лёд оказался мягким, тёплым, как и сердце принцессы, что приняла чувства рыцаря. На следующем квадрате он любезно поправил её вуаль. Озорной взгляд проследил за его действиями и у девушки появилось желание оголить плечи, но почти сразу пришлось отказаться от этой идеи. Это было не принято по законам этикета, и хотела она это сделать только для него, а не для всего бального зала. Помнил, как первым делом принцесса перевела его в свои войска, как уделяла внимание, принимала подарки, и даже сама иногда его одаривала. При совместном времяпровождении девушка открылась с новых сторон. Она оказалась невероятно нежной и милой, начитанной и интересной, умела поддержать любую беседу и не стеснялась сама начинать интересующую её тему. Он уже тогда был на седьмом небе от счастья. Хотя девушка иногда с опаской и подозрением смотрела на него, не до конца веря в чувства юноши. Помнил, как они валялись на снегу, уставшие от игр в снежки, и слушали тишину сада. Тогда он впервые её увидел живой, растрёпанной, болтливой. Они говорили и смеялись, долго, что даже наступила зимняя ночь. Но темнота не была теперь страшна, она стала поистине волшебным временем. Сцепляя руки в замок, ощущали, что наступает новая глава их жизни, которая обещала быть самой яркой и эмоциональной. Двое влюблённых лежали на снегу и смотрели на звёзды. Тогда принцесса растаяла, поверила в его чувства и отдалась сразу без остатка. Помнил, как они протанцевали не первый бал, и им было мало. Они были влюблены по уши, безвозвратно, как под лёд провалились и не могли выбраться. Было непривычно холодно, что даже болела голова, рук и ног он не чувствовал, только дрожь по всему телу во время их танцев. Помнил, как он испугался, когда узнал, что уходит в поход с королем Мороза в далёкие края, потому что придётся расстаться с нею. Переживал и злился, что ничего не может поделать с данным приказом. И чувствовал полное смятение, когда и принцесса не смогла повлиять на решение брата. Ему было страшно, что он может и не вернуться, что это будет последний раз, когда он видит свою возлюбленную. Тогда юноша понял, что прежде, чем останется один, он должен узнать и понять, как чувствуется покой на её настойчивых губах. Решив, что тянуть больше нельзя, он впервые её поцеловал, не ощущая холода от неё. Ему было тепло. Поцелуй вышел смазанным, невинным и неаккуратным. Они оба не умели целоваться и не знали, что делать, сильно смущаясь в течении всего процесса. Помнил, как прошёл их последний вечер перед уходом, как они, уже не стесняясь, ластились к друг другу, стараясь наверстать всё упущенное время, говорили до самого утра и даже строили планы на будущее, стараясь не думать о плохом. Помнил почти наизусть всё её письма, которые под гневным взглядом отдавал ему сам король. Каждая строчка была пропитана тоской девушки и невинной любовью. Он тоже писал ей. Не так много, как она, но старался выразить все свои чувства в несколько листов. Путь к вечному блаженству был в этом танце, в ней самой, а в том самом моменте – в признании. Они закончили второй круг по залу, всё ещё не отрываясь друг от друга, даря мимолётные касания и влюблённые взгляды. Повернув её к себе спиной, парень аккуратно качнулся вперёд и сразу отошёл назад, давая ей место для кружений. Покрутившись и вернувшись в прежнее положение, он положил руки на талию девушки. Остался последний элемент вальса, придуманный ими, спустя множество балов и танцев. Он приподнял её, чтобы возлюбленная была выше его и сам закружился. Рассмеявшись, она расправила руки в стороны, пуская за собой прозрачную вуаль. Доверилась ему полностью, откинув голову назад. Любовь и есть свобода. Под конец нежно поцеловала его в лоб, и он спустил её на пол. Ни о чем не жалея, юноша был рад, что прожил эти мгновения. Жизнь сразу приобрела новые краски... Нет, даже нет так, сама жизнь стала другой, наполнилась новыми звуками, ощущениями, эмоциями. Чувствовать её в своих руках, видеть её нежную и тёплую улыбку, слышать её звонкий, местами завышенный голос – было всем для него. Парень понимал, что должен был чувствовать рядом с ней лишь страх, ведь она способна его заморозить лишь одним касанием руки, но он не боялся, ведь девушка была с ним так нежна и тепла, манила его как лёд в жаркий день. Они покачивались в такт ударам барабанов. В движении чувствуя друг друга и идя по невидимой дороге, понятной только им. Под конец девушка прильнула к нему всем телом. Душа её пела от сильных чувств, рвалась от переполняющих эмоций и сливалась заново при мысли о нём. Какой же он был храбрым, совсем не дорожа своей жизнью признался в чувствах принцессе Льда, которой никогда никто, кроме братьев, не говорил слов любви из-за страха. Никто в здравом уме не сделал бы этого по очевидным для всех причинам: начиная с того, что она девушка королевской крови, заканчивая её холодным характером, что был подобен лютой зиме. Но который, по итогу, оказался совсем иным. В окружении любви и тепла холодная маска безразличия таяла, стиралась в ноль, показывая чуткую, любящую девушку и сестру. Ей впервые не хотелось думать о будущем. Теперь для неё оно было туманным, покрытым сплошными загадками и вопросами. Она была счастлива – это видели все. Даже с шансом, что его чувства обман, принцесса была не против впервые раствориться в ком-то, отдать свою душу. Вот так вот стоять и до бесконечности медленно танцевать, чувствовать руки на талии, слушать биение сердца и ощущать всё его внимание. Как же приятно, когда тебя не боятся, а любят искренне, безоговорочно, такой, какая ты есть. Улыбка дрогнула на её лице и, закрыв глаза, она потёрлась носиком о его шею, переходя к уху. Кожа его была холодной, на ней появились гусиные мурашки, и можно было ощутить, как он изредка подрагивает. Глаза парня расширились, и, покраснев, он быстро огляделся, думая, что на них, вероятно, все осуждающе смотрят. Было неожиданно, но на них совсем никто не смотрел, даже быстрые взгляды на них не бросались. Всем было всё равно. Затаив дыхание, он аккуратно щекой потерся об её макушку, сгребая в объятия. — У меня будет вопрос к тебе. Или... если можно так назвать, просьба, — он тихо сказал в макушку, вдыхая аромат волос, хотя прекрасно знал, что не сможет почувствовать запах из-за холода. — Я тебя внимательно слушаю, — задумчиво сказала девушка, положив подбородок ему на плечо. Она чувствовала его дыхание на макушке и очень сильно надеялась, что не зря потратила почти весь флакон духов для волос. Музыка на фоне начала затихать. Кажется, время для разговоров. Как же не хотелось, чтобы это всё заканчивалось. — Не сейчас, – произнёс он шепотом, проходя рукой по волосам, — Позже. Его терпение контролировало вопрос, который парень не смел произнести раньше времени. Для этого им надо было снова остаться наедине, скрыться от всех. Она расслабленно промычала что-то, прижимаясь щекой к его плечу, тоже стараясь уловить еле заметный запах парфюма, он же – снова вдохнул свежий морозный запах. Было что-то приятное в этом, особенное, ведь только у него была такая возможность. Хотя с каждым таким действием нос щипало и жгло от холода всё сильнее, потупляя возможность обоняния как такового. В этот же раз было что-то другое, что-то новое появилось в этой морозной пустоте. Вдохнув ещё раз, он снова почувствовал, как нос начало жечь, но в конце идёт совсем неуловимый запах ванили. Она ради него специально надушилась, или ему почудилось? Или это он никогда не замечал этого? Было сложно уловить в холодном воздухе хоть какой-то запах. Парень улыбнулся. Неважно почему, главное, что он смог это почувствовать. Музыка окончательно остановилась, и зал наполнился разговорами, шутками, смехом и историями. Возлюбленные сделали шаг назад друг от друга, все ещё держась за руки, и поклонились, благодаря за подаренный танец. Несмотря на то, что сегодняшним вечером он был не последний, принцесса выглядела расстроенной. Её любимый озадаченно наблюдал, как она начала оглядываться. Сначала осторожно, с нотками раздражения, а потом шокировано застыла, смотря на возлюбленного. Обычно после первого танца на балу к принцессе подходят гости, чтобы поздороваться, но в этот раз никто этого не сделал. Все будто забыли про её существование. Напряженность в голосе и отсутствие улыбки на лице прямо кричали, что девушка будто чего-то ждала, но этого не произошло: — Я думала... — осторожно начала принцесса, положив кисть на грудь, — Что сейчас кто-нибудь подойдет и будет со мной вести беседу, как это принято, и мне придётся покинуть тебя. Подождав ещё с минуту, облегчённо выдохнула, улыбка снова появилась на её губах, и девушка с нежностью и с долей радости посмотрела на любимого. Голос расслабился, оставляя лишь довольный тон, каким он и был раньше: — ...Но, кажется, что сегодня я могу посвятить всю себя – только тебе, — понизив голос до полушёпота на последних двух словах, она прикоснулась на мгновение к его груди. Снова отойдя, прикрыла улыбку кистью, но это ни капельки не скрыло, как она довольна этим предложением. Посмеявшись со своей же фразы, перевела взгляд на растерянного и смущённого возлюбленного. Парень стоял, чуть покраснев, понимая весь смысл сказанных ею слов. Было чертовски приятно занять всё время девушки, быть центром её внимания. Парень усмехнулся. Хотелось сказать ей что-нибудь смущающее, но всё, что он мог себе позволить – это наблюдать, как тихо смеётся любимая. У него обязательно будет шанс, но, а пока, время незачем торопить. Подправив жилетку, он взял её под локоть, думая, куда же им пойти. В центре зала они оказались случайно во время танца, и продолжать тут стоять было бы глупо и странно. — Я рад, что сегодня ты только моя, — довольно протянул он, быстро поцеловав в открытое плечо, снова накидывая накидку из вуали, которая во время танца нечаянно сползла (или он был этому виной?), — Предлагаю куда-нибудь пойти, — и задумчиво огляделся по сторонам в поисках чего-нибудь подходящего. Почему-то в этот момент не было ни одной идеи, в голове было пусто, да ему и не было важно куда идти. Главное, чтобы с ней. — Чем бы ты хотела заняться? — почти сразу бросив попытки придумать, напрямую спросил девушку. Странная усталость преследовала его порой, иногда он просто не мог ничего сообразить, застывая в моменте. — Я бы попробовала новые десерты, говорят, их делал новый повар, — дала он свой незамедлительный ответ, будто даже и не задумывалась. Возможно, та продумывала порядок действий еще до начала бала, представляя этот момент. С долей любопытства потянула его в сторону столов. Основные блюда не подавались, если только по желанию, так что людей у еды было мало. Парень заметил, что вся масса народа находилась около принца Мороза: там шли активные споры и разговоры о прошедшем походе. Но им же лучше от этого. Меньше посторонних глаз и шума вокруг. Они подошли к маленьким столикам с десертами, держась крепко за руки, не желая отпускать ни на мгновение. Рука её холодная, и он чувствовал, что и сам начинал замерзать: пальцы покрывались красными пятнами, при выдохе появлялся пар, а по телу шла заметная дрожь. Девушка взяла маленький десерт в руки и прежде, чем съесть самой, любезно предложила ему. Он улыбнулся, сжал ладонь сильнее, убрал её выбившийся локон волос за ухо, говоря тихое "я не хочу, кушай сама, принцесса", нежно проводя рукой по уху и щеке. Она с довольным видом откусила маленький кусочек и заинтересовано посмотрела на возлюбленного: — Расскажи, как прошел твой поход длиной в год. Отпустив его руку, девушка прикрыла рот, следуя принятому этикету. Почувствовав, что девушка больше не держит его, он медленно сжал и разжал свою кисть, чувствуя сильное покалывание. Подумал, что разумнее было надеть перчатки, но тогда бы не смог чувствовать её нежную, чуть влажноватую кожу, её шелковое платье и мягкие волосы в руках. Лишиться всего этого было выше его сил, оттого пренебрег своей безопасностью. Он задумчиво вздохнул, надеясь, что это такая реакция тела на резкую смену температуры, верил, что скоро вновь привыкнет к зимней стуже и замерзать перестанет. Подумал, что сейчас это не главное и попытался вспомнить все ярские моменты похода, которые могли бы её заинтересовать. Он убрал руку за спину случайно, встав невольно в официальную позу, будто собираясь читать отчет самому королю: — Мы дошли до тёплых краев…— голос его стал серьёзным, взгляд строгим и сосредоточенным, — К сожалению, многие из нас не смогли… Произошло три разбойных напа... Неизвестно, сколько бы он ещё бесконечно отчитывался, если бы парня не прервал неожиданное прикосновение к его губам поцелуем. Она положила свои руки ему на талию, а после медленно дотянулась и до кистей парня сзади спины. Обнимая его и пробегая пальчиками от локтей до пальцев. Облизнув машинально губы, он нервно сглотнул, почувствовав вишню и ваниль. Вкусно. От шока продолжал стоять в служебной позе и смотреть на принцессу, что как кошка довольно улыбалась, глядя на него почти сверху вниз. Затем взяла руки парня в свои и потянула на себя, заставляя выйти из этой дурацкой, по её мнению, позы: — Не стоит выдавать отчёт, как бы ты это сделал моим братьям. Она сжала их руки в замок и снова потянулась за поцелуем. Он был не таким сладко ванильным, как первый, но девушка действовала более настойчиво, естественно вторгаясь в личное пространство парня. Его нос начал замерзать и неприятно покалывать, но отстраняться девушка и не думала. — Я хочу услышать рассказ о тебе. Что ты делал, где был, что видел, где было весело, а где скучно или грустно... — она чуть отодвинулась, продолжая держать его за руки, не замечая, что они уже все красные от мороза. Посмеявшись, он наполовину высвободился из её хватки и взял ещё одно угощение со стола, протягивая ей. Девушка с радостью откусила кусочек, и парень начал свой рассказ о далёких землях и его службе. Они начали делиться историями друг с другом: он – какие повидал дальние места, как скучал по ней каждый вечер, как тренировался и торговался с Лесным народом; она же – как учила новые навыки владения мечом, как мечтала отправиться с ним, своим возлюбленным в поход, как прочитала множество книг и что ей понравилось, как представляла каждый вечер их встречу и жила этим. Её смех заполнял этот зал, перекрывая голоса других. Юноша знал все виды её смеха: от искреннего и радостного до саркастического и наигранного. Сейчас был счастливый звонкий, от всего сердца, и слушать его – настоящая услада для ушей, пусть тот и был похож на треск льда в кипятке. Принцесса в процессе разговора заставила и юношу продегустировать пару десертов, но, к её сожалению, не через поцелуй. А ведь так хотелось снова почувствовать тепло и мягкость на своих губах... После того, как всё, что хотелось, было испробовано, влюблённые двинулись опять в сторону центра зала. Он взял её под локоть, давая шанс рукам согреться, хотя в этой комнате это было почти невозможно, ибо температура стремительно падала ниже нуля. Рыцарь провёл целый год бок о бок с королем Мороза и привык к нему, умел различать его настроение по тому, как холодно было вокруг. Король был зол, юноша ощущал почти на физическом уровне ледяной взгляд на себе, чувствовал морозную стужу, что подбиралась к ним всё ближе. Он с опаской оглядывался, но ничего не заметил. Ни враждебных взглядов, что пробирали до костей, ни самого короля поблизости. Мужчина был уверен в своих ощущениях, но вот только... Почему никто ничего не говорил и не делал напрямую? Не хотели огорчать дорогую сестру, которая, в конце концов, влюбилась и была любима? Или просто чего-то выжидали, не желая марать лишний раз свои руки? Парень не знал, да и узнавать не особо хотел. Он сам пошёл на это и ни о чем не жалел. Девушка же не заметила замешательства со стороны возлюбленного, схватила его за предплечье и повела в сторону мальчишек и девчонок. Они играли, весело кидая в друг друга снежки, и прятались за снежными баррикадами. Белых хлопьев успело выпасть много – это принц Снега постарался, крутясь возле детей половину торжества. Сколько же часов прошло с начала бала? — Я хочу сделать небольшой каток, чтобы покататься, ты не против? — она подняла подол своего платья, показывая босые белоснежные ножки, украшенные синими камнями. Юноша, застыв на месте, покраснел, увидев невиданную доселе новую часть тела девушки. Пришла неожиданная мысль: а замёрзнет ли принцесса, будучи в снегу или рядом с принцем Мороза? Почему не носила обувь и предпочитала передвигаться босиком? Нахмурился, вспоминая, что в походе пятилетней давности сапоги точно были на ней. Предпочитала ходить без обуви, надевая различные украшения ради красоты или удобства? Заметив, что парень не двигался и даже не моргал уже с минуту, девушка обеспокоено дотронулась до плеча. Вздрогнув от неожиданности, глаза его расширились, он и не заметил, как ушёл в свои мысли. Ему стало как-то тяжело формировать то, что он собирался сказать. Мысли путались, запинались и уходили в никуда. Это чувство было похоже на то, как со словом, что раздражительно вертится на языке, но сказать ты его не в силах. Сглотнув, он кивнул головой скорее самому себе, что не стоило бы лишний раз погружаться с головой в море раздумий. — А, нет… — он рассеяно улыбнулся и, набрав больше воздуха, открыл рот, чтобы что-то сказать, но так и застыл, не произнеся ни звука. «Я буду только рад составить тебе компанию в танцах на льду», — ему показалось, что прозвучало как-то тихо. Ощущение, будто эти слова и вовсе не были сказаны. В носу защипало и захотелось зевнуть, только и этому он не дал случиться. Сон накрывал его, стараясь забрать в свою обитель. Он грустно подумал, что стоило бы поспать перед балом, а не надеяться на свою выносливость и боевую подготовку. Нахмурившись, прогнал эти мысли, давая себе внутреннюю пощёчину. Разжал её руку, давая полную свободу, с замиранием сердца приготовившись увидеть красоту, что могла создать лишь она. Принцесса легонько провела носком ступни по полу, и лёд появился под её ногами, быстро распространяясь и захватывая небольшую территорию помещения. Почти идеальный, без трещинок и ямок, такой прозрачный, что был даже виден паркет. Импровизированный каток занял маленькую область зала, только ту часть, где играют дети, и возле стены, где почти никого не было. От неожиданности некоторые дети попадали, выпуская из рук снежные шарики, приготовленные для атаки, которые попадали на них самих же, сбивая с толка. А те, кто удержался, смогли получить маленькое преимущество в игре. Довольная своей работой, принцесса улыбнулась и легонько оттолкнулась, проскользив по льду. Парень храбро вступил на лёд, чувствуя, что ноги его подрагивали, и в этот раз он стоял менее устойчиво, чем в прошлые их катания. Но он не мог отказаться, это было одно из самых любимых развлечений любимой. Парень неуверенно подъехал к ней, чуть приклоняясь корпусом вперёд, вытягивая руку, приглашая её на танец. Стоило бы взбодриться, ведь бал еще не подходил к концу, а лучше всего сделать это получится через какую-то активность, разгоняя застывшую кровь по телу. Девушка с неприкрытой радостью приняла его предложение, беря крепко за руку. В этот раз вела она и он полностью отдал командование ей, Богине Льда. Ей не мешало платье, и не мешало и то, что дети играли рядом с ними. Уверено вела и петляла по маленькому кусочку льду, делая разные то кружения, то резкие повороты назад. Юноша же хоть и имел опыт в катании и поддержку в виде руки принцессы, всё равно пару раз чуть не упал, утягивая её за собой. На что девушка лишь смеялась и сбавляла скорость, чтобы парень успевал за ней. Если в вальсе доминировал парень, то лёд был территорией девушки. Без какого-либо напряжения она тянула его на себя, звонко смеясь. Ему не надо было делать ровно ничего, просто стоять и любоваться. Да и будто бы он мог: ноги стали будто ватными, такие слабые и уставшие. Координация на льду была никакая, из-за чего постоянно чуть не происходили неудачные падения, но девушка не давала им случиться. Хорошо, что она сама его ведёт, красиво скользя рядом с ним. Ей бы запросто можно было стать фигуристкой, уж слишком изящно и грациозно она выглядела на льду. Парню оставалось лишь любоваться и удивляться, иногда помогая ей совершать очередное кружение вокруг него. После чуть не случившихся многочисленных падений девушка взяла его лицо в свои руки и через мгновение одарила быстрым поцелуем. Затем почти сразу ухватила его за обе кисти и притянула к себе. Одну руку положила на поясницу парня, вторую же оставила у плеча и заскользила назад. Он же лишь смог взять её за талию и несильно сжать, тем самым помогая себе удержаться. — Ты ближе, и это успокаивает, — сказал юноша с придыханием от восторга. Вот так вот просто, так красиво и грациозно эта девушка управляла одной из самых опасных стихий и так же просто забрала навсегда его сердце. Он позволил себе потянуться за сладостным поцелуем, ведь получив один раз, ему никогда теперь не будет достаточно. Стоя по середине льда и смотря как девушка каталась, он чувствовал и понимал, что обморожение подступило слишком быстро. Кровь будто совсем отхлынула от поверхности кожи, делая его бледным, как сама принцесса, а мышцы двигались с трудом, а руки свои перестал чувствовать вовсе. Вдобавок к этому усталость и заторможенность, которую парень смахивал на сонливость. Он не чувствовал больше леденящего холода, но в этом и таилась главная опасность. Слишком быстро он начал замерзать. В прошлые их балы дело доходило лишь до покалывания кожи, замерзания до дрожи и стука зубов. А сейчас...? Он грустно вздохнул. В этот раз надо было заканчивать раньше, но перед этим он должен успеть кое-что сделать. Они должны остаться наедине. Такой долгий срок вдали от неё не прошёл бесследно, мужчина о многом успел подумать и выяснить, что ещё он хотел сделать. Терпение закончилось и больше не хотелось тратить время в никуда. С решимостью воина уверенно юноша повел свою возлюбленную в сторону балкона, прокручивая в голове все слова, что так давно хотел сказать ей. Двери тяжело открылись, впуская вечерний мороз в бальный зал. Они, смеясь, закрылись от всего мира, оставшись наедине. Раздался громкий хлопок, и звуки бала стихли. Можно было лишь услышать отдалённую музыку на фоне. Девушка проскользила к перилам балкона и вдохнула полной грудью холодный воздух, который охлаждал даже её. Закат был красивый, яркий, розовый с рыжеватым оттенком – хороший знак, что завтра будет чудесная погода. Переводя взгляд с солнца на возлюбленного, увидела связь между небесным светилом и ним. Они ведь так похожи, такие удивительные, тёплые, нужные; всегда влюбляешься по новой, лишь увидев их. Порою бывало, что не получалось застать закат из-за густых серых облаков, метели принца Снега или потому, что пропускал время, когда садилось солнце. Но как только удавалось узреть это прекрасное природное событие, которое, казалось бы, происходило ежедневно, ты замирал и с восторгом наблюдал за закатом, как в первый раз. Для принцессы всё было точно так же и с ним. Не спеша он подошел к ней и обнял со спины. Для него она не была временем суток, а была его смыслом жизни. Его временем, религией, желанием, мыслями. Она была звездой, но не маленьким огоньком на небе, а далёкой, ярчайшей и самой мощной на всём ночном небосводе. Красота её ранила и обездвиживала, но улыбка и влюблённые глаза убивали мгновенно, без шанса на спасение. Он снова взял её руку в свою, на которой были уже волдыри, нежно поглаживая большим пальцем, другую положил на плечо. — Эта ночь нас сблизит, а звёзды укажут нам путь домой, — он умиротворенно улыбнулся, голос был его тихим, почти не грани шёпота, глубоким и завораживающим. Девушка больше не могла сопротивляться, закат стал не таким уж и важным, как и весь мир. Она повернулась, встретившись с ним нос к носу. — Я так долго ждал этого момента, мы наконец наедине. Только ты и я... — слова звучали как заклинания, голос пленил, и она не смела его прерывать, с надеждой смотря на него. Сердце её забилось сильнее, стараясь вырваться из грудной клетки, чтобы после оказаться в руках. Душа будто превратилась в птичку, что хоть и мала, но полна сил и надежд выбраться на волю, взлететь в небеса. К его щекам неожиданно прильнула кровь, стало резко тепло, почти горячо. Как странно... Во время их последнего танца он не чувствовал рук, а теперь ему невыносимо жарко. Лицо покраснело, а глаза бегали, стараясь запомнить её до мельчайшей детали: в этом закате, с таким любящим, доверчивым лицом. Он повернулся задать вопрос, так волнующий его мысли. Посмотрел прямо в глаза и утонул в них, видя её душу, видя глубокое озеро с тонким прозрачным первым льдом. Девушка же потянулась к нему на встречу, переплетая пальцы, чувствуя, что от эмоций и смущения она тает. Сглотнув, нервно выдохнула в ожидании, и изо рта, на удивление, впервые в жизни пошёл пар. Она буквально раскалялась от чувств. — Как найти путь к вечному блаженству? — его шёпот на грани тишины, но сейчас это были самые громкие слова в её жизни. Он поцеловал, придерживая за талию, вторую руку положил на щеку, она же положила кисть ему на лицо и не желала отставать. Хотела подарить всё несуществующее тепло, что у неё есть. Передать все эмоции через этот поцелуй, всю благодарность и любовь. Он целовал не как обычно. Это не было быстрым прикосновением до её губ. Не робко притрагиваясь, а горячо и настойчиво. Наплевав на появлявшиеся кровяные наросты по всей руке, а то и телу, он нагло притягивал её к себе всё ближе, вжимая в своё тело. Целуя снова и снова, чувствуя один лишь жар во всём теле. Мягкость её губ сводила с ума. Хотелось, чтобы это мгновение никогда не заканчивалось, чтобы сейчас время действительно замерло, замерзло, как лёд. Принцесса, закрыв глаза, активно отвечала, больше сама направляя и руководя процессом, отстранялась, чтобы вдохнуть и снова притянуть его за лицо для нового долгого поцелуя. Мир для неё перестал существовать, всё стало абсолютно неважным. Она полностью растворилась в процессе, вкушая долгожданный момент уединения. Они остановились, но всего лишь на мгновение, чтобы перевести сбившиеся дыхание. Изо рта парня больше не выходил пар, но пожар чувств бушевал внутри него, и никакой холод не мог это остановить. Состояние своего тела его мало беспокоило, внутри всё горело, заставляя не думать ни о чём, кроме её губ. Когда они отстранились, стало тяжелее дышать. Он на физическом уровне ощущал, что чего-то теперь не хватало и не будет хватать теперь всегда. Губы горели и трескались, начинали опухать. Ему хотелось ещё, сделать чуть больше, чем сейчас, но всё, что парень мог – это стоять и смотреть, как девушка переводит дыхание, как у неё тоже немного припухли губы и стёрлась вся помада. Девушка, сгорая от желания, звеня капельками в волосах, потянулась к нему для новых жарких поцелуев. Он успел лишь вдохнуть поглубже, позволяя ей вести этот новый танец губ. Это не было их любимым чувственным вальсом – теперь это было страстное танго, где каждое движение вызывало мурашки по телу от желания стать ближе. Они цеплялись друг за друга как за последнюю надежду, чувствовали, как души их выходят из тела, переплетаются и пытаются слиться воедино. Теперь всех прикосновений, коими они одаривали друг друга, вдруг стало не хватать, а новые смелые желания поселились в их сердцах. Как многое ему самому хотелось сделать! Хотелось прикоснуться к ней чуть больше, чем это было дозволено рамками приличия, самому вести и дарить невиданное ей удовольствие. Из последних сил отвечал, отдавая всего себя. Ради этого и стоило рисковать, чтобы прожить этот волшебный момент. Воздуха почти всегда не хватало, из-за чего кружилась голова, а губы двигались с огромным трудом, но благо это вовремя заметила возлюбленная. Парень с сожалением подумал, что сейчас она прекратит этот сладостный момент, однако девушка нежно прикоснулась губами к его щеке. Потупленная чувствительность не позволяла полностью ощутить поцелуи, но от этого они не становились хуже и не переставали быть нежеланными. Эта пауза была ему нужна, а она с любовью выцеловывала всё его лицо. Эгоистично, но принцесса не желала заканчивать сладкий момент, оттого и дала временный перерыв, ожидая, когда его дыхание восстановится. Сейчас самое подходящее время сказать ему всё, о чем она думала и мечтала, выразить языком тела всю свою пламенную любовь. На удивление ей, парень потянулся сам, с туманным взглядом. Целуя, он почувствовал вкус соленого железа во рту – это была его же кровь. С опаской подумал, что это чревато, жидкость будет быстро примерзать, склеивая их губы. Ему было всё равно на свои ранения, но портить её губы он не хотел, только вот пошевелиться и уж тем более отстраниться попросту не мог. Продолжал целовать, пока она не провела языком по его губам, слизывая редкие капли крови, и после отстранилась. — У тебя губы потрескались… — поняв, что это из-за неё, принцесса обеспокоенно нахмурилась. Долгий контакт заморозил его, принося ему теперь одну боль. — Неважно, — шепнул он ей и сжал ещё сильнее, — Надеюсь, ты позволишь мне сделать это, — медленно провел рукой с талии по её руке к плечу, а дальше верх по шее к уху, тратя будто последние силы на эти действия. Он остановился и аккуратно, почти ели касаясь, дотронулся губами до ключицы. Целовал выпирающие косточки и ямочку посередине, мучительно медленно переходя на шею. Девушка с неприкрытым наслаждением откинула голову назад, звеня волосами, открывая ему больше места. Как близко он был к её сердцу, как развратно и страстно, но это не отталкивало, а наоборот будоражило сознание, и тело охотно реагировало на все его касания, на каждый мокрый поцелуй. Она одной рукой перебирала ему волосы, распуская хвостик, заставляя его подниматься выше к шее. Касания юноши заторможены, дыхание поверхностное, но несмотря на это он продолжал идти поцелуями вверх, от шеи к скуле. Он дошел до уха и остановился, случайно подумав, что сейчас вся её шея в его крови с его губ, но ничего не мог с этим поделать, даже вытереть, так как руки больше не слушались. Единственное, что мог – это продолжить начатое, слушая громкое и прерывистое дыхание девушки. Сделав короткий вдох, аккуратно прикусил мочку и услышал тихий стон. Этот звук, несомненно, станет его одним из самых любимых. Он ощущал всем своим нутром и телом, что должен ещё раз так сделать, что-то сказать. Принцесса сгорала от желания снова его поцеловать и сделать так же, как он, сама хотела подарить ему те же ощущения, что дарил возлюбленный. Рукой зарылся в волосах, что были просто усыпаны замершими капельками, и, выдохнув, сказал то, что хотел сказать ещё с того момента, как впервые её увидел: — Я тебя люблю, — на одном дыхании прошептал, чувствуя, как по рукам девушки прошли мурашки. Ему казалось, что сказать это слово впервые будет трудно из-за волнения и эмоций, но сейчас готов миллион раз повторить это снова и снова, чувствуя лишь огромное облегчение. Парень сильно жалел, что не мог сейчас посмотреть в её глаза, на улыбку и запомнить лицо. На глазах девушки появились слёзы, она и сама не заметила, как растрогалась до глубины души. Лёд треснул, дав волю новым чувствам. Это было что-то странное, сердце готово было расплавиться, хотелось раствориться в поцелуе, сгореть дотла от любви. Это было мгновение, когда они оба были на грани, и просто стояли, прислушиваясь к биению сердец, что звучат в унисон. Она сама, не выдержав, потянулась за поцелуем. Его дыхание было холодным, глаза сами непроизвольно закрывались. На свой же риск аккуратно, еле касаясь, он провёл языком по её мягким губам, в надежде, что возлюбленная не будет против. Почувствовав это, девушка на выдохе тихо простонала в губы парня, поняв в каком направлении нужно двигаться дальше. Со всей нежностью и горячим желанием она начала сминать его нижнюю губу, переходя через короткое время к верхней. Аккуратно поймала его язык своим и переплела их на несколько секунд, чтобы снова вернуться к губам. Свои руки девушка положила ему на плечи, иногда сама отодвигая возлюбленного, чтобы набрать в лёгкие воздух. Он сжал мертвой хваткой её талию ещё сильнее, останавливая, чтобы возлюбленная дала ему время. Сделав несколько быстрых вдохов и выдохов, тихо прошептал: — Твои губы мягкие, как зима, я потерялся в твоей страсти. Вытерев слезы тыльной стороной ладони, она заключила его в объятия. Сгорбившись, юноша положил свою голову на грудь девушки, слушая её быстрое сердцебиение, дыхание и тихий, счастливый смех. Принцесса поставила голову на макушку парня, зажмуриваясь и притягивая к себе ближе. Как же она счастлива. Как же он рад. Счастливые и влюблённые, скрытые от всех глаз, они наконец-то поняли, что такое путь к вечному блаженству. Время превратилось в бесконечность, солнце уже успело сесть, а в окнах загорелись огоньки. Все стекла заледенели, покрылись инеем. Возможно, даже двери примерзли к полу. А они стояли, наслаждаясь возможностью, подаренным им мгновением. Пока ночь подкрадывалась к ним, показывая настоящее обличие зимы. Когда время прошло и вокруг остался лишь сумрак и темнота, они плавно двинулись обратно в бальный зал. Ступая шаг в шаг, рука об руку, медленно шли к двери. Делая полуповорот, она потянула его на себя – теперь она вела этот танец, а он послушно следовал за ней. Отворив огромные двери балкона, они медленно закружились в танце. Ноги почти не слушались после длительного пребывания на морозе, движения были скованные и неловкие, но пара продолжала кружиться и медленно идти. Потянула его в середину зала, руки были сцеплены в стороне, а другие поддерживали со спины у лопаток. Закрыв глаза, она снова сделала поворот. Весь народ будто растворился и исчез, позволяя им остаться снова наедине. Музыка звучала где-то далеко, как и толпа, смешиваясь в один тихий гул. Безлюдная ночь, где шла лишь метель и выл холодный ветер. Бал подходил к концу, пора было заканчивать. Она завершила их танец без последнего элемента с прыжком, остановившись в середине зала. Музыка вовсе пропала. Наступила мёртвая тишина, где было слышно даже дыхание и шелест одежды. Леденящий холод на удивление пробил её на озноб. Бал закончился. Пора делать поклоны и реверансы. Она открыла свои очи и посмотрела на его ледяные, пустые глаза. Провела рукой по холодной, замерзшей щеке, грустно улыбаясь. Он больше не двигался, не дышал, а сердце его не стучало. Застыл безмолвной статуей. Как жаль, что когда-то всё заканчивается. Как и этот бал, как и их счастье. Они знали с самого начала, что она безжалостно и без единого шанса на спасение заморозит его. Каждое её касание, каждый её поцелуй был смертельно опасен, но он готов был пожертвовать жизнью. В начале долго не понимала, зачем ему это? Трон он не получит, счастливой и долгой жизни тоже, сама она ходячая смерть. Она таящая в себе опасность, как не до конца застывший лед, как айсберг для сбившихся с пути кораблей. Никто, кроме её братьев, не мог долго находиться с ней рядом, иначе заморозит заживо. Даже если кто-то и умудрялся обойтись лишь первой степенью обморожения – это навсегда, от этого не вылечиться. Так почему же он решился, зная всё это? Теперь он мёртвый и холодный, превращенный в лёд изнутри, стоял по середине пустого бального зала, покинутый всеми очень давно. Здесь больше не танцевали гости, не играла музыка, не подавали десерты и не вели беседы. Комната была оккупирована льдом с пятнами крови, здесь отныне и навсегда будет мрак и холод. Как и на улице была полнейшая темнота, такая, где дальше своей руки не видно, лишь горы снега и льда. Снегопад не давал ни малейшего шанса выйти из дворца никому, кроме королевской семьи. Ветер завывал и сильными ударами хлестал окна и крыши. По всей территории замка появились ледяные баррикады с острыми шипами, каких не было с периода войны. Зима стала жестокой, какой и была раньше. И в мёртвой тишине, в окружении льда, теперь была лишь она одна. Захотелось снова поцеловать его, как тогда, снова прижаться к нему всем телом, почувствовать тепло, удары живого сердца. Увидеть его влюблённые глаза, услышать его милый и родной голос, почувствовать его руки, узнать, как у него дела и слушать истории до утра. Быть обманутой тяжело, но еще тяжелее обманывать себя, ощущать ком в горле и давиться от обиды слезами. Время не помогало, ей не хватало его и это чувство никуда не уходило. Её руки предательски дрожали, маска холодности не держалась больше не ней, как родная. Она никогда не будет такой как прежде, и никогда больше не сможет полюбить. В последние минуты жизни он из последних сил оставался с ней, даря прощальный танец, убеждая её, что это то, что он действительно хотел. Девушка знала, что он мучился: руки покрывались волдырями и лопались, речь была с каждым днём тише и прерывистей, его клонило в сон, и брали судороги. Они много чего перепробовали, но ничего не помогало. Ни расстояние, ни огонь, ни даже люди Огня. Ничего. Он умер. Просто застыл в одной позе, смотря на неё глазами, полными слёз и боли. В тот момент видел лишь её; свою любовь и свою погибель. Юноша не хотел умирать, но он хотел быть с нею, смотреть на неё, даже в последние минуты своей жизни – это было его последним желанием. Не сдержавшись, прикоснулась губами к его, поцеловав, ожидая, что вот сейчас случится чудо и он ответит ей. Но это был лишь Лёд. Сердце сжималось больно в груди, не ощущая больше никакого тепла. Теперь её возлюбленный просто ледяная статуя, как остаток и напоминание прекрасного прошлого. — Я так рада была узнать путь к вечному блаженству... — сказала она шепотом в пустоту, представляя, как он в ответ её целует, отвечает своим тихим голосом. Был бы хоть шанс избежать этого… Хоть как-то повернуть время вспять. — Люблю тебя, — прошептала в пустой зал, в надежде, что её слова дойдут до него. Она бы долго так смотрела и представляла, как они танцуют, разговаривают, гуляют, но день закончился, скоро ей придется уйти, и она ещё долго не увидится с ледяной статуей, в которой когда-то билось дорогое ей сердце возлюбленного. Надо запомнить каждую деталь… Каждое мгновение и чувство, подаренное им. Как же она поздно поняла, что и он стал для неё смыслом жизни. А она своими же руками, своей же силой жестоко обошлась с ним. Сделав реверанс, взглянула ещё раз на своего возлюбленного, чувствуя, как несколько слезинок скатились по её щекам, тут же застыв. Чертовски больно в груди. Ощущение, будто не хватает воздуха, она задыхается. Зажмурившись от боли, сжала голову в плечи, кладя руку в область сердца. Он бы сейчас её обнял, поцеловал в висок и начал бы рассказывать интересные истории, но... Хотелось навзрыд зареветь от несправедливости мира к ним. Закусив до крови губу, резко отвернулась, не говоря больше ни слова, и направилась на выход, сдерживая вновь поступающие слёзы. Чем больше она смотрела на него, тем сильнее винила себя в произошедшем. Возлюбленный однажды сказал ей как-то, что не хотел бы видеть её печальной, что та уверенная, умная и спокойная девушка покорила его сердце с одного лишь взгляда. Глубоко вдыхая и выдыхая, она попыталась вернуть ледяную безразличную маску. Впереди её ждут множество походов, а на пути множество могил и утрат, но ни одна смерть не будет такой же болезненной для неё, как эта – её единственного возлюбленного. После наступления темноты – зима не щадит никого.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.