ID работы: 14442608

не Чайная церемония

Слэш
NC-17
Завершён
79
автор
Размер:
48 страниц, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
79 Нравится 38 Отзывы 22 В сборник Скачать

Так куда едем, Ленок?

Настройки текста
      Сдержанный серый костюм, слишком строгий для этого заведения. Безукоризненно-ровная стрижка. Дорогие часы на широком запястье. Выступающие вены на ухоженных руках. Миндалевидные, чернющие глаза, гладкая кожа без изъянов. Подхожу, а самого колошматит.       «Ну зачем ты снова пришёл, а, красавчик? Так. Соберись, тряпка. Ты на работе.»       — Определились с выбором?       — Чай зелёный.       — У нас, всё ещё, только пакетики.       — Да, мне, всё ещё, подходит.       Он точно маньяк. Ходить в бар, чтобы пить чай втридорога — нехороший звоночек.       Но какой же красивый, паршивец. Хотя, с таким мне не по пути. Если гетеро, то это ещё полбеды. На нет, как говорится, и суда нет. А вот эти «и вашим, и нашим»… Проблемы одни с ними. Кто-то куражится в тайне от жён, кто-то по мальчикам, только пока избранница не найдена и моя любимая категория «один раз — не пидарас!». И все как один: потрахаться — это пожалуйста. А отношения заводить — по кустам и за юбки. Может, проблема и во мне.       Светик тогда хорошо сказала:       — Ты сам первый в койку тащишь, а потом ждёшь высоких отношений. Честных давалок замуж не берут. Да и серьёзнее надо выглядеть, Лёш.       Какой серьёзности она хочет от человека, который как-то всё лето подрабатывал, одетым в костюм фрикадельки. Причём искренне от этого кайфуя. Я вжился в роль, в моих жилах текла мясная подлива, и я готов был сражаться за каждого посетителя с тем человеком-шаурмой, что дежурил у соседнего фуд-трака. И эта битва была легендарной!       Да и без брони из поролонового фарша, я не выгляжу как-то серьёзно. Костюм последний раз на выпускной надевал. Моё всё — это клетчатые рубашки и всратые принты на майках. Моя любимая футболка — с короной в золотых паетках и надписью «Королева драмы». Когда мне её дарили, то никто не думал, что я надену это хоть раз. А вот хрен угадали.       С пирсингом только как-то не задалось — то не заживает, то шарик похерил, поэтому, кроме пары рубцов, сейчас уже и не осталось ничего. А вот волосы не жалел никогда. Они были всех цветов, которые возможно было достать и смешать. Всем привет, я тот чувак, который, ещё учась в школе, извел весь аптечный запас фукорцина и чуть не слёг с отравлением им же. А на этот новый год побрился почти под ноль. Сам не понял зачем, но оказалось даже удобно, отрастает только быстро.       Ещё, я тот самый дурень, который решил, что хэндпоук — это его страсть, а первой моделью должен быть я сам. Затею эту бросил, но поплывшая морда Микки Мауса на правой ляжке навсегда со мной.        Благо, работа барменом почти не ограничивает в том, как надо выглядеть, что очень радует моего внутреннего придурка.       В нос бьёт запах кошачьей мочи. А на пачке чая написано «Коктейль «Хуго».       «Как он эту дрянь пьёт-то? Надо нормальное что-то на следующую поставку заказать. Может спросить, что предпочитает? Ага. Не об этих предпочтениях ты хочешь выведать, Лёша. Работай уже, и голову свою не забивай.»       Кошу взглядом в его сторону.       «А кольца-то нет!.. У Айратика твоего тоже не было! Помогло тебе это?»       Приношу чай, с какой-то обидой брякая его на стойку. Сурово смотрю. В ответ получаю сочувственное:       — Тяжёлый день?       — Да, устал чего-то.       С другого конца стойки свист, потом окрик.       — Эээ!       «Обожаю таких тактичных посетителей! Так и огрел бы каждого тряпкой по морде. А не. Этого надо в той чайной моче утопить.»       — Здравствуй, Айрат.       — Приветик, а что так официально?       — Что хотел?       Он манит пальцем, я, дурак, наклоняюсь. Знаю, же, что скажет.       — Тебя, Лёль.       У меня от этого каждый раз горло пересыхает, ладони потеют, а низ живота сводит, что аж ноги подкашиваются. И эта морда наглая всё знает. Но не сегодня. Всё. Заканчивать надо с этим блядством.       — Зря пришёл. «Этого» в меню сегодня нет. — чую, как розовеющие пятна на щеках выдают меня с потрохами.       — Я в машине подожду, вдруг появится.       Отворачиваюсь и делаю вид, что, уж на этот раз, точно не поведусь. Даже если до последнего синяка в баре зависну. Не поеду и всё тут!       — Давай, я у служебного, как обычно!       «Да, поняли уже все, вали. Никого, паразит, не стесняется. Даже девушки своей.»       На «тройничке», собственно, моё терпение и лопнуло. Я не ханжа, но в это вписываться не горю желанием. Он, вроде, даже понял, не заикается больше «на троих сообразить». А меня, вот, что-то тогда кольнуло.       Они вдвоём, с Верой, как оказалось, давно. Предложение уже он ей недавно сделал — да, я подсмотрел в сториз, грешен. И она принимает Айрата со всеми закидонами, и он с ней по-чесноку — вот парень, с кем я сплю периодически, можешь поучаствовать.       Мило даже поболтали, спрашивала что нравится, что нет. По коленкам и меня, и его так гладила, что как-то даже сомнения появились: не её ли это была идея. Короче, рад за них до безумия, но третьим быть не готов. Да и вторым, после его Веры, тоже. Моё либидо, правда, вот на этом моменте громко протестует. Как представляю, что Айрат, с этой его бородкой, мне в шею вжимается или за ухо кусает, пока я в его мохнатую задницу ногтями впиваюсь… Оййй, зря представил, дурья башка. Слишком горячие мысли для рабочего времени. Кайфово мне с ним, чего скрывать. Но всё без души, что ли. Он уходит потом, а я — один остаюсь. Обижать его не хочется, но и продолжать так нельзя.       «Сам говорю нельзя, а он там, в тачке ждёт. Что же я за скотина мягкотелая. Слизняк огородный. Позвоню ему, скажу, чтобы домой ехал. Он настойчивый, только потому что знает, что я сдаюсь обычно. Уже было не раз: говорю нет, а потом сам звоню с тем что передумал.»       Поворачиваюсь, а этот чаелюб за мной наблюдает. Недоёб и жаркие мысли, навеянные визитом Айрата, в пошлом тандеме нагоняют развратных фантазий. И я уже представляю, как схватил бы за этот синий воротничок и утащил бы за стойку.       «Хорошо, что люди мысли читать не умеют. А то бы ты сейчас чай вместе с чашкой проглотил. И не смотри на меня так. Поймаю — хрен с тебя слезу. Ох и несёт тебя, Лёша…»       Сегодня будний день, закрываемся в двенадцать, но если посетителей нет, то можно и пораньше. Сейчас первое организую и домой надо валить. Уже почти никого в зале. Начинаю тонко намекать всем заседающим, что пора бы и им по домам.       «А ты всё сидишь со своим чаем, да?»       — Вам ещё что-то принести? Мы закрываемся скоро.       — Уже? Не заметил как время прошло. Меня только ждёте?       — Нет, там ещё пара столов…       — Я пока посижу, а Вас потом могу до дома подбросить, как закончите.       — Да, без проблем.       «Чего он сказал?! До дома?! А я не дослушал и согласился. Внимательность ни к черту, выходной лишний себе выбить, что ли.»       Приляпавший народец начал рассасываться. Сегодня без синих заседающих, и на том спасибо. Но мой чайный пьяница не уходит.       «Он реально меня везти собирается?!»       — Извините, неудобно как-то. Время позднее уже, не нужно подвозить. — Ой, блин, Лёша, канючишь так, что на тебя глянешь — не только подвезти, но и накормить надо.       — Я не навязываюсь, но мне не сложно. Как хотите.       — Уговорили. Сейчас всё проверю — и можно ехать.       «Да ну пусть подвезёт. Чего теряться-то. Я ж слизняк без мозгов. А таким и с незнакомыми мужиками можно в тачку садиться… Чёрт! Я Айрату так и не позвонил! В сети. Значит тут ещё. Неудобненько получилось.»       — Ну что, выходишь?       — Блин, так и знал, что ты тут. Говорю, что не жди. Я домой. Один.       — Эх, жаль. Зря тут торчал.       — Надо с первого раза понимать слово нет, дорогой.       «Да! Так! Ты та ещё стервоза, Лёша. Нет, значит нет. Неважно, что хер на хер поменял. Не всё сразу. Начинаем новую жизнь постепенно.»       В машине кидаю рюкзак за спину — на заднем детского кресла нет.       «Уже хороший знак. Да, и такое было. А с чего я, собственно, воспринимаю это как приглашение провести остаток ночи вдвоём? Да, он скромный и сдержанный, намеков никаких не делал, но знаем мы таких. Этот точно на раз, а потом уже буду строить из себя целомудренного мальчика-зайчика. Видел как он меня взглядом сверлит. Каждый получит что надо и по домам. Ну он домой, а я спать. Не уверен, что этот из тех кто на завтрак остаётся.»       — Я Костя, кстати, — он протянул руку.       — А я…       — Лена?       «В смысле Лена? А ну да. Я весь день щеголял в Ленкином бейджике. То-то на меня те мужики странно смотрели. И ведь ни одна сволочь не сказала. И этот ржёт сидит.»       — Так куда едем, Ленок?       — Лёша я.       Говорю адрес, едем.       «Мне показалось или машина Айрата там была? Не, он уехать уже должен был давно.»       Приехали. Ещё одна развилка. Либо он и правда меня просто подвозит, либо…       — Чаю не хочешь? Нормального, зелёного.       — Давай.       «Я оказался прав. Глаз — алмаз.»       Пока он со своими шнурками возится, скидываю кеды и ставлю чайник. Мы ж ЧАЙ пить будем. Приличия-то надо соблюдать. В этом плане максимально удобно, что у меня студия — от чая к дивану даже перемещаться долго не придётся.       Заходит, осматривается.       — Забавно. Мне такой с Индии, или может еще откуда, привозили, только не розовый. На таможне говорили, что стрёмно было, но припёрли.       — А…Э да. Это под заказ…       «Я не на таможне. Но чего-то тоже стрём. Может потому, что это мыло ручной работы отлитое по слепку моего члена, а он смотрит на него как на музейный экспонат? Ничего. Сейчас и до оригинала дело дойдёт.»       Кидаю травяной шарик в прозрачный чайник, наливаю кипяток. Цветок в воде начинает медленно раскрываться, пуская мелкие пузырьки.       — Вот. Это хоть чай нормальный.       — Да и у вас в баре вроде чай, как чай. Но красиво.       Ну и на том спасибо, гурман, блин. Разливаю по чашкам. Пьём. Молчим.       В тишине начинает голосить мой телефон. «Айрат».       — Тебя там не расчленили? — Убавляю, на бегу в ванную, громкость, пока Костя давится в кружку.       — Не дождёшься. Ты с чего вообще это придумал?!       — Волнуюсь вообще-то. Ты с каким-то челиком из бара уехал. Я переживал. — включаю воду, а то слышимость здесь, как в опере.       — Всё. НОР-МАЛЬ-НО.       — Если занят, то так и сказал бы. Давай.       «Ну и пусть дуется. Пусть Вера перед ним отчитывается. А я в душ схожу, раз пришёл.»       «Ради приличия надену халат. Сразу шокировать общественность не буду…»       Спит.       «Здрасте. А мне теперь куда? Неужели я так долго плескался, что он уснуть успел? Разлёгся, как у себя дома, но диван разложить постеснялся. Ну спи, уж.»       Накрываю его пледиком, а сам, почесав намытую репу, лезу в шкаф за спальником. Жестковато, но всё не на полу. По весне, дома ещё прохладно, так что застегиваюсь повыше: плюс один к сходству со слизняком. Или с гусеницей. И буду я потом бабочкой…       Снилось мне что я бабочка, которая летает в чайнике над раскрывшимся цветком, но чайник разбивают мерзкие пиликающие звуки, утверждающие, что я не бабочка, а Лена. И что мне пора варить мыло ручной работы в форме моего же пениса…       Возмущённо пикает холодильник, зажевавший торчащий уголок спальника. Пять утра. Что за ранний полтергейст?       Забыл спросонья, что я сегодня не один. Спит ещё.       «Интересно, ему может на работу, или ещё куда. Не. Я раньше обеда даже раскукливаться из спальника не буду. Начну возню с этими вежливыми завтраками, а потом останусь невыспавшийся, с двумя порциями омлета и второй чашкой остывающего кофе. Хрен тебе. Я сонная, вредная гусеница.»       Поворачиваюсь на бок и снова засыпаю.       «И сколько он ещё спать будет? На диване я б ещё повалялся, но на полу уже весь хребет отлежал. Окееей. Завтрак, так завтрак.»       От шума закипающего чайника Костя начинает ворочаться и… накрывается одеялом с головой!       Время тяжёлой артиллерии — достаю из морозилки копчёный бекон и кидаю на сковородку.       «Если это его не поднимет, то надо вызывать неотложку.»       — Доброе утро, — опухший такой, помятый, на щеке след от диванного шва. Шарит под пледом. Да он в одних трусах! А костюмчик-то рядом, на стуле висит. — Лёх, ты меня раздел что ли?       «Интересно, а если бы и правда раздел?»       — Неа. Даже не знаю, когда ты это умудрился сделать. Я ложился — ты в костюме спал.       Костя, ежась, кутается в плед, трёт глаза.       — Давно так хорошо не высыпался.       — Не могу такого про себя сказать.       Он посмотрел на спальник.       — М-да. Об этом я и не подумал. Вырубило, не ожидал даже. У меня бесонница, давно уже. Засыпаю под утро и встаю без будильника через пару часов. Не знаю, что и сказать. Извини за неудобство. Ты ещё и завтрак приготовил. А мог бы пинками выгнать.       — Да брось. С кем не бывает. Что же я нелюдь какой-то. Садись, остывает.       — А можно совсем обнаглеть и сначала пойти помыться?       — Погоди, ща чистое полотенце поищу.       «Он так усердно изображал Гюльчатай, заматываясь в плед, что я вместе с полотенцем сразу выдал и одежду, раз меня стесняется так.»       Гуся на широкой груди Кости немного перекосило , а вот в мои треники он влез нормально.       — А что за чай вчера был? Может из-за него меня так сморило?       — Скрученный зелёный чай, с календулой. Названия по-китайски в жизни не вспомню. Или… ты на что намекаешь?! Я его вообще-то тоже пил!       — Просто спросил. Без намеков. Я уже и ромашку, и мелиссу, и всякую другую траву-мураву пил. Но календулу вроде нет.       — А нормально лечиться не пробовал? Не бабкиными припарками?       — Снотворным? Я после него как мешком побитый. А сейчас лёгкость в теле такая, голова свежая. Даже синяки под глазами замазывать не надо.       Я присмотрелся. Не знаю, что он вчера штукатурил, может чего в темноте не разглядел, но вообще лицо у него «не синячное». Я, со своей природной маскировкой под панду, с завистью кусаю локти.       — Ну, угощайся тогда, раз помогает. — Вручаю пакет с двумя болтающимися на дне узелочками.       — Поищу, сам куплю. У тебя тут последние.       Он взял телефон, чтобы сфоткать упаковку.       — Ого. Потеряли меня уже. Спасибо за завтрак и за чай.       Переоделся и упылил. Ладно я, хоть завтрак, не зря готовил.       Чай, наверное, он всё-таки купил, раз в этот вечер в баре так и не появился.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.