ID работы: 14442608

не Чайная церемония

Слэш
NC-17
Завершён
83
автор
Размер:
48 страниц, 9 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
83 Нравится 38 Отзывы 21 В сборник Скачать

Сдержанный Total Black

Настройки текста
Примечания:
      Я совсем не волновался перед свиданием. Неет. Совсем.       Разве будет человек, который волнуется, перед чем-то важным отмывать сразу после вечерней смены квартиру, обнаруживая пару забытых девайсов с покрытием софт-тач в очень интересных местах квартиры?       Разве этот человек упадет в бессилии, чтобы вскочить через несколько часов для того, чтобы тщательно пройтись эпилятором, а потом и пинцетом там, где эта парочка давненько не бывала? Девайсов там найдено не было, но это временно.       И отвар ромашки совсем не для успокоения. Определенно. В таком объёме он вряд-ли кого-то успокоит.       И душ. Раза три. Я ж спокоен совершенно. Могу себе и такое позволить.       Примерка и подбор одежды, тоже вполне спокойные. Уборку заодно повторю. Мне ж не сложно, правда. Зато я выбрал футболку. Но не в одной же футболке идти. Чёрт. Я не выбрал футболку… Нужно перевыбрать. В итоге собран сдержанный Total Black: футболка с надписью БДСМ на груди, кожаные штаны в обтяжку и косуха. Даже лак и пилку откопал — ноготки четёнькие сделал. И в пир, и в мир, и на похороны, и на свадьбу.       Свадьба! Надо же Котика пригласить к Айратке! Так. А к Светуське…? А у них вообще будет? С этими чаепитиями, так давно уже ей не писал…       Вы: При-вет.       ✨️Светик✨️: на работе. позвоню       Что и следовало ожидать. Перерыв на переписку затормозил меня и моё нордическое спокойствие, и я понял, что сейчас вырублюсь. А ведь уже нужно выезжать!       Как и принято у приличных людей - на первое свидание добираюсь своим ходом. У нас всё по-пуритански: он на тачке, я — на трамвае. Не делать же ему, в конце концов, крюк с работы ко мне. По пути вливаю в себя энергетик. Для верности два. На банке пишут, что нельзя так, но я ж дебилушка в косухе, такие вещи не читаю.       И вот стою я. Погодка чудесная. Солнышко, даже вечернее, жопу в штанах кипятит. Красота.       А вот и он! Раз с работы — значит в костюмчике.       "Чёт, когда свой лук я выбирал, то этот момент не продумал… Это мы как кто будем выглядеть? Как нефтяник и бармен? А, ну, в принципе, подходит."       В понедельник, даже по хорошей погоде, в парк люди не особо торопятся. Странные они. Где ещё они погуляют по оттаявшей, поплывшей и опять присохшей плитке, глядя живописную муть, называемую прудом. У нас ценителей прекрасного мало, все ждут открытия кафешек и запуска аттракционов, так что, есть шанс, что Котя не сразу под землю провалится от обилия внимания в нашу сторону. Я-то к такому привык, мне не напряжно уже. Это раньше, я на каждый непрошенный комментарий в мою сторону, плевался ядом и истерил. Сейчас я холоден и сдержан, яд отплёвываю соответствующе. Но образ у меня сегодня, на всякий случай, говорит за меня. Эт чтоб соблазна не было самому в сторону лишний раз рот раскрывать. А то в таком спокойном состоянии, мало ли чего меня коротнёт.       Подходит, меня уже раза три просканировал глазами. Улыбается.       «Да, это намёк. Белым по чёрному. Словами, не только через рот, умею»       — Ты, прям, байкер какой-то. Брутально. А я тут с цветочками…       В руках у меня оказывается букетик. Маленький такой. Посередине пушистая коробочка хлопка, а вокруг розовые цветочки. И всё в бумажку сиреневую закручено. Стою, и не знаю, что сказать.       Котик выдыхает и первым нарушает наше молчание:       — Блин. Всегда хотел цветы парню, так вот, подарить. Подумал, что с большим букетом как-то не удобно будет… Ух…       Он тоже совсем не волнуется, как и я. Стреляю глазами по сторонам и быстренько его прижимаю к себе.       — Это офигеть как приятно!       — Правда? Нравится?       — Я не могу сказать, что это первый букет в моей жизни, но то, что самый необычный, это точно. — чмокаю его в щеку, по-быстрому. — А я такое люблю.       Гулять и болтать обо всём и ни о чём, было тоже необычно. Совсем забыл, что я такое тоже люблю. Вроде, и не так долго гуляли, но даже успел я выпытать, что больше всего ему нравится Девятый Доктор. Я-то больше по Десятому, но разве о вкусах спорить обязательно?       И о более серьёзном удалось поговорить, как-то само перетекло. Я вспомнил, что надо его как-то к Айратке на свадьбу позвать. Он же заочно его тоже пригласил.       — Коть, меня Айратик на одно мероприятие позвал… Семейное, так сказать. Женится он. Составишь мне компанию?       По его глазам вижу, что он никак не сложит сказанное мной в одну картинку.       — А это как вообще будет, нормально, что мы вместе пойдём? Сам же говоришь, мероприятие семейное.       — Там и друзей его будет достаточно, не прям узким кругом семейным. Не боись, там и поинтереснее меня с тобой персонажи точно будут. Официальная часть пройдёт, родня по домам, вместе со своей тонкой душевной организацией. А там и расслабиться можно будет.       — То есть, я там, как твоя пара буду? — он легонько дернул меня за мизинец.       — Вроде того… — смотрю в сторону, там галка полетела или грач это?       — Я, добровольно, сам бы не пошёл, но раз приглашаешь, и там всё, как ты говоришь, то не против.       Он умолк, а я понимаю, что свадебная тема для меня не совсем закрыта.       — А в разводе ты давно? Если лишнего спрашиваю, то извини. Мне это как бы важно. — голос аж чуть на фальцет не перешёл, от моей уверенности. — Я понял, что у тебя ещё отношения были. Но тут свадьба всё-таки… серьезное дело.        — Серьёзное… По залёту свадьба была у меня. Точнее, уже после того, как сын родился.       «Ну всё. Теперь я — карп. Глаза таращу, ртом хлопаю, а кислород в мозг поступать отказывается.»       — Эт… Хорошо, что мы сейчас про это поговорили. А не когда ты к нему на линейку в первый класс соберёшься…       — Так в этом году уже, вроде как.       Ещё раз обмеряю его взглядом.       — Тебе ж двадцать пять в этом году. А в школу в семь идут.       "В такой математике меня не наебёшь - я сдачу иногда, и налом, считаю."       — Всё правильно прикинул. Мне семнадцать было. Ася — на год старше. Свадьбу уже, как родила она, сыграли. Зачем только, до сих пор не знаю. Но тогда, вроде, правильным считал. Только я у него, и отцом не записан. Год ему исполнился — мы разошлись. Я-то тогда бесился даже, что побогаче кого нашла. Хотя, сейчас-то понимаю, что от меня тогдашнего было толку мало. На алименты она не подавала, даже когда я написал, что на работу устроился. Сейчас, тем более, денег не берёт. И сына я, с того момента, как они в другой город переехали, и не видел. Он, думаю, меня и не помнит.       «Тут даже моё шило в жопе пригрустило, и на хиханьки всё перевести не получится...»       — Я в этом деле вообще не советчик. По себе только могу сказать. Если у них всё норм там, ну в смысле, она не говорит о том, что деньги нужны, или за пацаном там приглядывать. То, думаю, что тебе туда особо и не надо в бати набиваться. Как я понял, там уже другой есть, так?       Костик кивнул, неловко поджав губы.       — Просто, я сам отца в осознанном возрасте, как раз, на линейке в первом классе встретил. А не. Вру. Во втором. Это он думал, что я в первый пошёл. Для меня это был какой-то чужой дядька, который папой звать просит. Потом ещё и мама сердитая ходит. Ну, во всём хреновое появление, как ни посмотри. Не знаю уж, как у них с матерью моей отношения были, это было «не моё дело». Мне с этих его явлений, и в восемь, и в пятнадцать было только стремно от того, что я должен как-бы чувства родственные испытывать какие-то. А из эмоций помню, что мне неловко было в восемь лет, а в пятнадцать я ему чуть морду не набил.       Костька что-то совсем насупился. У меня, что ни история из жизни — всё драма какая-то с мордобоем. Сам даже об этом раньше не задумывался.       — Я не к тому, что я такой бедный-несчастный, а к тому, что не всегда, может, и надо детям это общение. Если малой вдруг интерес проявит, как постарше будет, или чего понадобится, то не думаю, что ты откажешь. Как зовут-то хоть пацана?       — Алёшка.       На этом драматично-кринжовом совпадении, у меня заорало в кармане. Звонит Светик. Котя тактично вдарился в орнитологию — стал разглядывать колупающихся в земле птиц.       — Привет! Я чет по запаре, как обычно, тебе не отзвонюсь никак.       — Да у меня тоже тут…       — Что у вас там с этим владельцем элитной канцелярии? Как там его?       — Костя.       — Точно! Забыла совсем. Ну, колись.       — Гуляем вот. — понижаю голос — Свидание у нас.       — О-ФИ-ГЕТЬ.       — Чё ты так реагируешь? Неужели так всё со мной плохо, что ты ТАК удивляешься?       «Не думает она про меня плохо, это я, просто, немного вредничаю»       — Блин, да я рада! Говорил сам, что шансов ноль. Затащил-таки его…       — А вот и не угадала!       — Ты это. Давленьице смерь, а? Так, на всякий.       — Я к своим двадцати двум пока до тонометра не доупахивался на работе, Светусь. В норме всё. Расскажу потом.       — Ладно-ладно. Поняла, не буду отвлекать       — Погоди. Я чё писал-то. У тебя-то там как?       — Да стабильно, в нашей дурильне, Алёш. Побухтели и договорились.       — И до чего же?       — И вашим, и нашим. К ЗАГСУ всем составом, банкет чисто семьёй, в нашем рестике.       «О. Попали там ребятки… Не завидую.»       — А потом на месяц детокс устраивать.       — Морским воздухом дышать?       — Не. Горным. Вот ещё, на пляжах жопами тереться! Мы на Алтай вдвоём едем.       — Горным козлам к построению приготовиться!       — Дурак, блин. Иди гуляй уже.       — И тебя был рад услышать, чмоки!       По взгляду вижу, что «чмоки» он отчётливо услышал. Но молчит. На всякий, развеиваю любые сомнения:       — Подружайка звонила, пришлось похвастаться, что я на свидании.       Он по сторонам даже не глянул, в лоб меня чмокнул.       «Опасный, блин, тип. Мне нравится.»       — Я уж понял, что ты так общаешься.       Сцепляюсь с ним руками.       «А то, что понимающий, нравится ещё больше.»       Но прогулка наша на грани срыва. Бесконечно игнорить два выпитых энергетика я уже не в состоянии. По кустам и углам совсем некрасиво на свидании шастать.       "Заболтали, блин, своими свадьбами!"       — Может поедим чё-нить? Я и не обедал сегодня.       «ДА! ДА! Главное на радостях не прыгать.»       — Угу. Давай только далеко не пойдём, а?       — Да я ж на машине, не пешком же.       — Всё равно. Я это…       «У меня, видимо, уже на лице написано, что я ща что-то в рифму сделаю. Ну, главное, он меня понял.»       — Бля. Ну тут только вот, через дорогу кафешка.       — Отличное место. Прекрасное. Ни разу там не был, но чую, что очень хочу именно туда и прямо сейчас. — уже на ходу балагурю, от неловкости момента.       Пока Котя столик занимает, я просачиваюсь к заветной кабинке. В спешке дергаю за железный язычок. И благополучно его отламываю, нахрен.       «Молодец, Лёша.»       Ногти еще только сегодня спилил, подцепить замок не могу, пальцы вспотели, скользят. А главное, штаны сидят же как влитые. Особенно на подходящем белье.       «В боксерах же некрасиво будет сзади! Модник хренов.»       Расстегнутая клёпка тоже мало помогает их сдвинуть хоть немного. Звоню Косте.       — Подойди на минуту. Срочно.       «Как хорошо, что он вопросов лишних не задает. Позвал в толчок в кафе? Да без Б. Точно начитает привыкать к моей придурошности.»       Открываю, втягиваю его резко внутрь, пока не очухался. Опускаю взгляд на ширинку, только собираюсь сказать, он меня перебивает, жалобно так:       — Может до дома, а? Тесно тут, пол грязноватый…       Выдавливаю сквозь зубы:       — Ширинку расстегни.       Он зачем-то на колени встает, за замок пытается уцепиться, на меня глаза поднимает и ржать начинает. До меня юмор ситуации доходит, но ржать мне опасно.       Спас меня, мой хорни-рыцарь, и спешно удалился.        Я говорил, что холоден к повышенному вниманию? Забудьте. Пунцово-красный официант заявил, что входить в туалетные комнаты следует по одному. На что получил моё резонное:       — Да я один был, вам показалось.       И я думал, чего он зыркает в нашу сторону. Возмущаться Косте даже начал. Мол, безобразие, клевета. Но оказалось, что бедолага был свидетелем сначала того, как Костя был утянут рукой в чёрной коже за дверь, потом невольным слушателем моих громких «Ах», «Ох» и «Не дави, бля».       Зато вопрос с продолжением вечера, даже формально обсуждать не пришлось. В принципе, я и в машине был не против, особенно после того, как он поцеловал меня, наминая мои, обтянутые поскрипывающей кожей, ляжки. Но секс в тачке — это пиздец как потно и неудобно, особенно если учитывать мой Total Black. Отложим на другой раз.       К нему оказалось ехать немного дольше и мы смирились, что нас ждёт мой диван. Да и вообще, я что квартиру зря с самого утра вылизывал?! По пути он больше следил за дорогой, чем за мной, что я лично поддерживаю.              Вот дома, без спешки, с замком я справился сам! Человек-катастрофа, как всегда, непостоянен.       Пока Котя намывался, нагло не пустив меня с собой, мне пришлось расправлять диван. Считаю это несправедливостью в высшей степени. Так бы и воду сэкономили, и начали б уже в душе, да и я бы один над диваном не корячился!       Выходит, халат опять мой прихватизировал. Я не возражаю, но быструю инспекцию «что он под ним от меня прячет», провожу.       В темпе обливаюсь водичкой попрохладнее, а то местами перегрев зашкаливает. Помогает, но не слишком. Выныриваю из-за двери как есть.       А он спит.       «Я, наверно, где-то очень сильно накосячил, раз мне тут такое наказание попалось…»       Выключаю свет. Фонарь нещадно лупит в окно, так что темнота у меня всегда условная. Ложусь рядом, тяжело вздыхаю. От него снова пахнет моим гелем для душа, но ближе к коже — как-то приятно и по-особенному. Чувствую, что он меня так некисло за зад прихватил.       — Ты не спишь, что ли?       Он прыскает смехом, потом начинает ухахатываться.       «Ну всё. Ща вместе похихикаем.»       Запрыгиваю на него, придавливая его руки за запястья своими, нависаю сверху:       — Значит, в кафе тебе тесно было, да? А где? Вот тут?       Двигаю бедрами так, что его напряженный член трётся между моими ягодицами. Он тяжело дышит.       — Дда…       Наклоняюсь и шепчу ему:       — Будешь слушаться — помогу тебе с этим.       — Буду.       Целую его в приоткрытые, мягкие губы, продолжая дразняще двигаться. Он пытается освободить руку. Так же горячо шепчу, прерываясь на поцелуи его напряжённой шеи.       — Если нужен будет перерыв или что-то делать не захочется, то скажи слово «борщ».       Котя глупо хихикнул, я остановился, выпрямился, отпуская его руки, и строго спросил:       — Так мы продолжаем?       «Я вполне серьёзен, а он мне тут «хихи» устроил»       — Продолжаем.       «Вот. Другой разговор.»       Гладит освободившимися руками мне по бедрам, животу, собирается ухватиться за меня покрепче, я перехватываю руку:       — Смотреть можно, трогать нельзя.       «А то из строгого Лёши, слишком быстро стану обмякшим, нежным Лёликом. Я-то не против, но кто-то доминирование заказывал»       Спускаюсь ниже, глажу эти щекотно-пушистые ножки, аж у самого мурашки побежали. Резко развожу ему бедра, поднимаю глаза и смотрю за реакцией. Он закусывает губу и расслабляет плечи.       Провожу языком по всей длине, слыша подрагивающее дыхание. Мягко обхватыватываю губами и рукой, он подаёт вверх тазом, за что придавливаю его низ живота ладонью.       — Я могу ещё медленнее…       «Пизжу, не могу уже!»       Делаю несколько частых, напористых движения, заглатывая глубже. Услышав нарастающие стоны, останавливаюсь.       Ныряю рукой под подушку и выдаю увесистый флакон смазки со словами:       — Это тебе…       «Вроде и знает, что его зад в безопасности, а всё равно забавно реагирует. Не всё только тебе меня с толку сбивать!»       Целую, сбивчиво дыша и осторожно прихватывая зубами его губы. Слыша щелчок пластиковой крышки, укладываюсь на спину рядом.       — Так удобнее будет.       «У меня, блин, уже коленки с непривычки разъезжаются.»       Теперь я дрожу в нетерпении, от того как он гладит горячей рукой моё тело и торопливо зацеловывает меня в живот. Пристраивает влажный палец, медленно и неглубоко вводит внутрь, заставляя меня изогнуться и в голос застонать только парой мягких, но пиздецки-точных нажимов.       Хватаю его за запястье. Направляю, намекая, чтоб не затягивал. Словами уже не могу, но Котик у меня понятливый. Уверенно разогревает меня, продолжая оставлять поцелуи по телу.       — Лёль, а ты ничего больше не приготовил? У меня есть, если надо.       «Обижаешь. Я как пионер — всегда готов»       Приманиваю его к себе на нежный поцелуй и снова укладываю на спину. Завожу руку за подушку, с долгожданным хрустом разрываю упаковку. Сидя сверху, аккуратно раскатываю скользкий латекс. Коте это нравится не меньше, чем мне, и он уже в нетерпении жадно сжимает мои бедра. Добавляю ещё смазки.       Наконец, он медленно проникает в меня, пока я, прерывисто постанывая, оставляю красные полосы на его груди. Кладу его руки себе на бедра и откидываюсь телом немного назад. Начинаю двигаться, наращивая темп влажных шлепков и наших стонов. Не успеваю остановить его руку до того, как он обхватывает ей мой напряжённый член. А потом уже и не хочу останавливать. Ноги подрагивают — ложусь на него, вжимаясь лицом в его горячую шею.       От трения между моим и его животом сдаюсь и финиширую. Котик, прижав меня к себе, шумно дыша в моё плечо, доводит себя рукой, пока я лежу на нем обмякшей лягушкой.       — Так-то могу ещё… попозже… — вяло ворочаю языком я, лёжа всё в том же положении.       — Давай на утро перенесем? — отвечает он мне в плечо.       — Давай. — шестерёнки в голове закрутились — Неее… в такую рань, я даже ради этого, не проснусь.       Отлепляюсь от него, брякнувшись на спину.       — Я тоже рано не буду вставать. У меня отпуск. — слабо хмыкает — Сегодня, как идиот на работу пришёл. Заболтались с тобой, рассказать забыл.              Ох, Котик. А некоторые про меня говорят, что я несерьёзный.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.