ID работы: 14492973

За гранью возможности

Гет
NC-17
В процессе
0
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 7 страниц, 2 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Угроза в красном

Настройки текста
Примечания:
Голоса, доносящиеся до неё, зарываются в уши и нервным импульсов доходят до её сердца. Оно жадно пропускает пару ударов, сердцебиение учащается, тело покрывается мурашками, на спине выступает пара капель пота, стекающих вниз по позвоночнику. Осознание ударяет в голову, да так, что в глазах начинает мутнеть, становится жутко плохо… Этот мир перестаёт казаться реальностью. Каждая клеточка её тела чувствует это. Этот обломившийся ещё очень давно сучек, а вернее то, что от него осталось, так больно упирается в спину.. Эта боль переходит от спины ко всем частям её тела, доходя до кончиков её пальцев. Всё немеет, словно душа вышла из тела, желая наконец избавится от ломоты костей, и уже не важно каким способом это будет осуществлено. Мерзко. Грязно. Противно. Противно самой от себя. В этом теле становится неудобно. А голоса становятся ближе, и эти голоса, пробираясь сквозь густую чащу леса, огибая каждый ствол, вновь доходят до неё и лишь усиливают это чувство. А среди этих бездушных криков она распознает чей-то мягкий, почти неслышный тоненький голосок. Он зовёт её, успокаивает, но в другое время и тревожит. Первая мысль, что возникает её в голове: “Девочка в чаще леса?”, но это вызывает не чувство удивления, а желание помочь. Возможно, это был первый случай в жизни Юкине, когда она действительно испытывала к кому-либо сострадание, в её образе жизни это скорее негативное качество. Сторонние, совсем неважные мысли проскакивают местами, туманя и заставляя отвлекаться, а Юкине слушает только её голос.. Среди всех этих бесполезных вещей она выбирает её. Перед глазами возникает образ девочки в белом платьице, с небольшими хвостиками по бокам. Её глаза выглядят так искренне, в них виден озорной блеск, детский, невинный, но её лицо выражает беспокойство… Юкине чувствует, будто слишком хорошо знает её, так словно они родственные души. Она чувствует и понимает её на уровне выше, на вселенском уровне… Резкая боль заставляет её очнуться, а осознание адреналин прийти к сердцу. Её глаза, голубые, светлые, как бескрайнее небо, раскрылись и задрожали. Они замечательно контрастируют на фоне темноты ночного леса, а тишина за спиной дополняет голоса впереди. - Куда он мог деться?! - Недовольный разъяренный голос пугал, как и любой шорох, невольно издававшийся. - Какая разница?! Нам головы оторвут, если не найдём его. - Эти голоса различались, но было у них что-то общее… Ярость. Бесконечная, заставляющая сердце греть пламенем. “Бежать. Быстрее. Срочно, Юкине!” - этот стимул заставил сердце уйти в пятки, но ноги в таком состоянии сами несли девушку, к сожалению, в неизвестном ей направлении. Сучки под ногами затрещали, а листва шуршала. Резкая боль заставила вспомнить о ране в руке, а перед лицом возник образ того капитана. Злость. Она пропитывает её до костей. Но в таком состоянии, Юки не то, что не могла дать отпор: она уже видела, как стоит на коленях со связанными руками, а этот синеволосый наклоняется к ней лицом к лицу и самодовольно улыбается, ведь ему вновь удалось схватить очередную жертву. Как же раздражает эта его самоуверенность! Хочется заставить его оступиться, упасть, сделать ошибку, провалиться, хочется видеть как он страдает! Хочется, чтобы тот ответил! Ответил за все, что сделал. А через пару минут, представляет, как он уже приставляет к её горлу клинок и выбивает из неё всю информацию, не испытывая жалости. “Да если бы он хоть что-то знал! Самоуверенный идиот!” - Юкине ещё не может представить себе полноценной картины происходящего. Возможно, её поступки ещё слишком детские, ведь она все ещё не понимает, кем на самом деле является этот капитан, пока она позволяет себе такие высказывания о нем. Если бы Кэйя знал всю ситуацию полностью, он бы думал именно так. А может в скором времени и узнает? Иначе как объяснить его продуманные наперёд действия? Силы истекают по мере увеличения пройденного ею расстояния. Нет, это была последняя капля. Она больше не может продолжать это, но не может и сдаться, не позволит себе этого. Или не простит? Она постарается, хотя-бы ради неё самой..нет, хотя бы ради той девочки из сна! Юкине в детстве была Божьим ангелочком, но не могла представить себе такую судьбу. Чувство беспомощности разрывает её на части, но сил злиться на себя уже нет. Она видит вдалеке пещеру, освещенную лунным светом, и только сейчас осознает, что уже вышла из леса. Пожалуй, это её единственное спасение. Бежать дальше нет сил, да и смысла, наверное, тоже. Идеология Юкине очень специфична, но интересна по-своему. Она считает: лучше умереть в спокойствии, да и в компании себя, чем от клинка какого-то аморального лживого самодовольно паршивца! На свободе, там где она выросла, такую точку зрения имели почти все, но Юкине отличалась своей непреклонностью. Даже если умирать - умирать достойно… Холодная каменная плита покрывает мурашками все её тело. Юки прислоняется свой раной, вновь открытой после погони, к стене. Боль облегчилась. Ничего, кроме ожидания, не остаётся. Сейчас решается её судьба, впрочем, она ни на что не надеется, снова проваливаясь в сон… Снова она, та девочка..подождите, нет! Это уже не она. Где её глаза, горящие радостью?! Где та, до боли знакомая, улыбка? Её платье разорвано и в грязных пятнах, а хвостики превратились в растрепанный пучок волос… Здесь темно и холодно. Она плачет. - Эй! Ты ведь не умрёшь, как они правда?! Пожалуйста, у меня осталась только ты! Не уходи! - Она падает на колени, оставляя на них раны и ссадины, прокатившись по шершавому грунту. Плачет и не может остановится. Её ладони грязные от песка и глины. Как больно узнавать в этой плачущей девочке себя, но ещё больнее слышать её слова. Слишком рано выросла… Юкине просыпается в холодном поту и жадно глотает воздух ртом, стараясь каждый последующий раз вдохнуть как можно глубже. Зыркает по сторонам. Уже утро. Птицы беззаботно щебечут за пределами этой сырой каморки. Сопровождает звук капающей сверху, из-за конденсации воздуха, воды. Тревожно. Осматривает свою рану: рубашка прилипла к присохшей крови - больно. Морщится, но не останавливается. Понимает: все серьёзно. В глубине скалы эхом раздаётся шёпот. Рука резко тянется к ботинку за клинком. Юкине поднимается на ноги пробирается глубже. Свидетели ей точно не нужны. Ей открывается вид на просторную площадку, в центре которой она видит фатуйца, читающего что-то явно на чужом языке. В её голове возникает смятение: “А стоит ли вообще нападать на него?” - Да. Один фатуец ничего не решит, но спасёт ей жизнь. Она подбирается к нему медленно, тихо, а оказавшись уже совсем близко приставляет к его горлу нож. Он пытается вырваться, но она не даёт ему ни шанса. К фатуи у неё было особое презрение. Они лишили её хорошей жизни, они забрали у неё родителей… Юкине привыкла из двух зол выбирать меньшее, она была не привередлива. Даже любому лишнему куску хлеба была рада. Еда, да местечко, чтобы поспать - все что нужно было для её счастья. Но всю жизнь её преследовало осознание того, что она могла жить гораздо лучше… - П-послушай, если ты сейчас убьёшь меня, ты пожалеешь! - Неуверенно и смазано. Слишком жалок. - Мне плевать. Хочешь жить - заинтересуй меня. - Безразличие и хладнокровие. Просто бесполезная маска, или она действительно такая? - Это ведь ты та, за кем сейчас гоняется весь Мондштадт, да? - на лице появилась дикая ухмылка, но все ещё неуверенно. - Как ты думаешь, если я приведу тебя к рыцарям, кому больше поверят: красивой девушке или фатуйцу? - Если кто-то скажет, что в этот момент были какие-то эмоции, он соврет. Но все-же она немного взволновалась, ведь он знает о том, что она девушка. Он молчал до тех пор, пока не ощутил усиления давления на своём горле… - Черт, ладно! Чего ты хочешь? - Давай работать заодно? У тебя нет права отказаться. Мы оба храним тайны друг друга. Снова тишина и лишь звук падающих капель воды. - Хорошо. Так понимаю, у тебя и дома нет? - Нет. - Значит у меня поживешь. - он говорил, отодвигая клинок от горла. - А очень ли разумно пускать в свой дом первую встречную? - Так мы вроде заодно и храним тайны друг друга? - он развернулся к ней лицом, на котором была лёгкая улыбка и самодовольный вид. - Хорошо. Следующее, что она помнит за этот день была дорога в город. На ней было платье обычной горожанки, но пожалуй чуть красивее, с рюшами и пышными рукавами. Она успела стащить его с проезжающей мимо телеги по дороге. Пускай все продолжают искать плохого парня-разбойника, пока по городу ходит настоящая угроза в красном, играющая законопослушную девушку. Дом, в который они пришли, был не слишком богат, но это было всяко лучше холодной мокрой пещеры. Знаешь, тебе бы сейчас сходить в лазарет, с такой раной далеко не уйдёшь. Обязательно. Но сейчас я хочу отдохнуть. Схожу чуть позже… Не затягивай, иначе руку вовсе потеряешь. Я уйду по делам ненадолго. Дом в твоём распоряжении. - С этими словами он вышел, а Юкине осталась со своими мыслями наедине. Она повернула голову и посмотрела на свое отражение в воде, что была в кадушке, неподалёку стоящей. “И все-таки лучше, чем ничего…”
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.