Пожалуйста, пожалуйста

Слэш
NC-17
В процессе
12
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 52 страницы, 12 частей
Описание:
Протагонист начинает бояться собственного тела. Нил пытается помочь.
Каждый из них по-своему страшится будущего, а будущее уже тянет к ним руки
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 5 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
На фоне неба П носил свою роль как бронежилет, как дыхательную маску. Эмоциональная отстраненность - необходимое условие профессии. Хорошая доля бездушности необходима, потому что ты не пройдешь по тайным путям, не пролив крови, не испачкав рук, и что будет, если, спасая миллиарды душ, ты остановишься, думая, как спасти собственную? Порой лучше заранее запретить себе чувствовать, чем потом думать, как справиться с болью. Он превратился в чудовище, это правда. Он сделал это в здравом уме и твердой памяти. И был заранее обречен: нельзя доверяться цинизму, не прекращая думать в таких категориях как спасение мира и, тем более, душа. А потом П отдал ту часть себя, что способна чувствовать, на волю Нила. И теперь с отстраненным удивлением следил, как Нил расписывает его тело и его душу орнаментами прикосновений. С особым вниманием Нил почему-то сейчас отнесся к его левому соску: оглаживал, сдавливал, тянул, и так повторял и повторял, пока нервные окончания не достигли максимально возможной проводимости, а потом сдались, сведя все аспекты ощущения к раскаленному тяжкому томлению. П снова и снова облизывал, кажется, мгновенно пересыхающие, губы. -…ради нее согласилась на наши условия. – Нил шепотом продолжал рассказывать о результатах своих последних переговоров. Они оба как будто существовали разом на двух уровнях. На одном вернувшийся из командировки агент докладывал, что по собственной инициативе провернул сложную и опасную схему с вывозом из Ирана гениального ученого и членов ее семьи. Очень умную схему, Нил должен бы получить за самодеятельность, но он слишком хорош, он не мог провалиться и не провалился. На другом уровне П стоял зажмурившись, чтобы яснее чувствовать, - а чувствовал, как резинка пижамных штанов под горячими руками Нила сползала все ниже и ниже, почти до колен. Ноги его держали, но П все равно казалось, что он в невесомости. -Когда же ты мастурбировал в последний раз? – с каким-то научным любопытством поинтересовался Нил. П неопределенно дернул плечом, руки стало легче держать за спиной. Он пытался. Он не преуспел. Ему – эмоциональная отстраненность – было не нужно. Его - пробитая тут и там броня цинизма, усталая вина, усталый страх – неприятие собственного тела было, кажется, взаимным. Сейчас его тело принадлежало Нилу, и против Нила оно как раз ничего не имело. -Ну а ты когда? – выдохнул П. -Мм… Что-то около недели назад. Был сложный момент с этим похищением... эвакуацией. Ну, знаешь, иранцы. Я был напуган, честно сказать, но ничего не оставалось делать, кроме как ждать. Так что я представил тебя и летнее небо. Как ты склоняешься надо мной на фоне облаков, словно какое-то милосердное божество. Ты специально носишь эту бороду, чтобы походить на древние статуи? П очень явно вообразил, как Нил трогает себя, прижавшись к выщербленной кафельной плитке в ванной. Как сжимает собственный член так же, как сжимал сейчас резко потвердевший член П. -Нил… -Что? Подбородок, такой неожиданно тяжелый на плече. Охватывающая член ладонь медленно идет вверх. Пальцы накрывают головку, сжимают, мгновение неопределённости, мурашки бегут с изнаночной стороны кожи, ладонь резко скользит вниз. П не чувствовал такого дурацкого, восхитительного, непереносимого напряжения раньше. Возможно, никогда не чувствовал. Собственное дыхание оглушало, и П не сразу понял, что с ним сливалось тяжелое дыхание Нила. Он отклонился назад, сделал шаг назад - достаточно, чтобы сломать эту ничтожную дистанцию, в какой же неудобной позе Нил стоит, ха, стоит, голым бедром через ткань чужих брюк П ощутил весьма уверенную эрекцию. Нил зашипел и отодвинулся резко, точно ожегшись. П уже не мог держать руки сцепленными – его хватило очень надолго – не мог думать нормально, кпотому что руки Нила несмотря ни на что не останавливались, как-то хитро изворачивались, и хотелось уже взвыть, и он кое-как нащупал за собой Нила, сжал его бедра. Чертовы брюки. -Вставь мне, пожалуйста. -Нет. Да какого хрена-то нет? Он выгнулся всем телом, теряя опору, падая плечами Нилу на грудь. -Ты не готов, - а голос у Нила напряжённо дрожал. Если он сейчас не готов, то он вообще не знает, как быть готовым. - Это мне решать. Нил мысли читал. И отвечать умудрялся. Если на свете было живое пламя, то оно гудело сейчас у П внутри, стремилось освободиться... Следующих слов он не понял, потому что Нил разжал наконец эту свою огненную руку, какая потеря, чтобы поддержать совсем навалившегося на него П, и жест был таким бережным, таким нежным, что на мгновение П понял нечто большое, сверхважное о Ниле, но этого жеста, именно в эту секунду, - оказалось достаточно, и П смяло волной наслаждения, смывающего все, что способно думать и что-то там понимать. *** -В следующий раз я надену тебе на руки кухонные рукавицы, - покачал головой Нил, разглядывая крошечные ранки на руках П. С точки зрения П это вообще были не ранки, неглубокие следы от ногтей - всего-то. Но у Нила другое мнение. -У тебя же ногти совсем короткие, с какой силой надо было сжимать руки, чтобы так вышло? -Ну, случайно получилось. Что за рукавицы? -Э… знаешь, такие силиконовые. Их надевают, чтобы брать горячую посуду, не обжигаясь. Не обжигаясь. Рациональная часть П все еще не могла сформулировать, что за озарение настигло вчера дурную иррациональную часть. -Нил, про нашего нового эксперта… Когда она изменила первоначальный договор и попросила эвакуировать внучек, почему ты мне не сообщил? Нил посмотрел ему прямо в глаза. -Я полагал, что ты мне достаточно доверяешь. -Или что я не пойду на уступки из-за девочек? Нил только покачал головой, словно поражаясь чужой тупости. «Я был напуган». П перехватил его руки, склонился и нежно поцеловал ладони – одну, другую. «Я не знаю, Нил, этого слишком много, мне не уместить в слова. Я не могу представить тебя в сияющих облаках, в венке из листьев, папоротников, золотых ветвей. Тебе не нужно быть изваянием божества, ты намного важнее, ты уникален, и это почти больно, и если я вижу тебя, небо уже не имеет значения». -Ты все сделал правильно, Нил. Ты прав.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты