автор
Размер:
Макси, 143 страницы, 19 частей
Описание:
Кубок огня вдруг покраснел. Посыпались искры. В воздух взметнулось пламя и выбросило еще один пер­гамент. Дамблдор не раздумывая протянул руку и схватил его. Поднес к огню и воззрился на имя. Повисла длинная па­уза. Дамблдор смотрел на пергамент, весь зал смотрел на него. Наконец он кашлянул и прочитал: — «Гарри Поттер»*

*отрывок из книги "Гарри Поттер и Кубок Огня"
Посвящение:
Всем любителям змеиных глаз, круглых очков, роскошных мужиков и отважных волшебников!
Примечания автора:
Я пытаюсь написать мини - выходит миди, пытаюсь миди - выходит макси. Я боюсь писать макси!!!
А если серьезно - очередные страдашки с обязательным комфортингом всех обиженных и обездоленных! Как же иначе?

ВНИМАНИЕ: у меня в Хогвартс поступают с 13 лет!!!
Прошу это учесть при чтении! Пожалуйста, не надо исправлять авторскую задумку!

Фанфик дописан полностью. Главы будут выходить каждый день.
Я зареклась выкладывать незаконченное, у меня с этим серьезные проблемы Т_Т
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
625 Нравится 427 Отзывы 263 В сборник Скачать

2

Настройки текста
С минуту ничего не происходило, и Поттер уже не знал, радоваться ему или огорчаться, как случилось нечто невероятное. Их смешанная кровь вдруг яркими разводами проявилась в зелье, скручиваясь в тугую пружину, и завертелась маленьким смерчиком, стремительно окрашивая зелье родства в такой яркий пурпурный цвет, что на мгновение Поттеру показалось, что та и вовсе светилась. – Теперь вы убедились? – фыркнув, уточнил Ламберт. – Или есть сомнения в навыках вашего алхимика? Снейп зло зыркнул на наглого ведьмака, но Дамблдор поспешил ответить первым: – Нет, что вы! Профессор Снейп – мастер зельеварения, все его зелья наивысшего качества. – Как такое возможно, директор? – возмущенно вскинулся тот. – Вы же сами видели ребенка Поттеров сразу после рождения, вы мне об этом говорили! Белобородый старик немного сдулся и все-таки признался: – На самом деле не сразу после рождения. Пару недель Джеймс и Лили никому не показывали малыша. Поттер смеялся и говорил, что это какая-то маггловская примета, но не хотел спорить с очень нервной после тяжелых родов супругой. – И что вы хотите этим сказать? Что Поттеры подменили младенца? – МакГонагалл прижала к губам тонкие сухие пальцы, с такой жалостью глядя на Гарри, словно он умирал от тяжелой болезни. К слову… – Не могли бы вы перестать обсуждать меня так, словно меня тут нет? – Гарри нахмурился и обвел глазами, казалось, забывших о том, что он не глухонемой истукан, профессоров. – Не хамите, Поттер! – тут же одернул его Снейп. – А я, как выяснилось, уже не Поттер, – мрачно хмыкнул парень, разводя руками. Рядом кашлянул, прикрывая смешок, Лютик. – Так что теперь фраза, что я вылитый папаша – не аргумент. – Это с какой стороны посмотреть, – посмеиваясь заметил Ламберт. От его внимания не ушло, как кривится, глядя на мальчишку, похожий на потрепанного ворона алхимик. Похоже, у этих двоих давно уже весьма «теплые» отношения, и парень совершенно не тушуется и в карман за словом не лезет. – Сэр, – Гарри пристально посмотрел в желтые глаза своего внезапного родственника. – Как так могло получиться, что я младенцем попал к Поттерам, как вы утверждаете? И почему нашли меня только сейчас? Даже учитывая разницу во времени, вы говорите, что там, у вас, прошло четыре года? – Не мастер я рассказов, это лучше к Лютику, за подробностями, – тяжело вздохнув, заговорил Геральт. – Если вкратце: в нашем мире есть Ковен магов и Чародейская ложа – два крупнейших объединения чародеев, которые то сосуществуют сносно, то начинают отчаянно конкурировать. Итогом последнего конфликта, дошедшего до войнушки, стало так называемое Малое Сопряжение, во время которого в прямом смысле рвалась ткань реальностей, открывая пути в другие миры. Из многих таких разрывов волнами шла различная нечисть, в некоторые проваливались, пропадая, люди. Нам не повезло, в Каэр Морхене образовалось сразу три разрыва, тварей было невероятно много. Твой отец погиб, защищая тебя и твою мать. Цири, боясь за твою жизнь, попыталась перенести тебя в безопасное место, только вот портал сбился, смешавшись с одним из разрывов. Несколько лет ушло у чародеев на то, чтобы закрыть разрывы и уладить последствия. Все эти годы мы пытались тебя найти, и только недавно Йеннифер смогла точно вычислить твое местонахождение и просчитать путь для портала. – А моя мать? Почему она не пришла? – тихо спросил потрясенный услышанным Гарри. – Она впала в подобие летаргии сразу после того, как ты пропал. Йен выяснила, что все эти годы она отдавала силу куда-то извне. Собственно, по этому вектору мы тебя и нашли. Цирилла защищает тебя, как может, даже сейчас, – последние слова прозвучали необычайно мягко, так что сразу становилось ясно: свою приемную дочь Геральт действительно любит и гордится ей. – Значит, насчет материнской защиты вы не ошиблись, директор! – Гарри перевел изумленный взгляд на Дамблдора. А потом добавил, не удержавшись. – Почти… – Видимо ты как-то попал к этим – Поттерам? – а они решили тебя усыновить, – продолжил за друга Ламберт. – Но мне всегда говорили, что я безумно похож на отца, а глаза у меня мамины, – потерянно заметил Гарри. Что же получается, все его жизнь – сплошная ложь? Это что же выходит – Волдеморт гоняется за ним по ошибке? Какой же бред! – На тебе висит давняя иллюзия, – пояснил Геральт. – Очень сильная и сложная, изменяющаяся со временем вместе с объектом воздействия. Но ведьмаки такие вещи всегда видят. Если хочешь, могу ее убрать. – Иллюзия? – опешил Гарри. Он обернулся на не менее удивленных профессоров. Как же они могли что-то подобное не заметить? Эх, была не была! Парень подумал немного и согласно кивнул: – Уберите ее, пожалуйста! Если это не слишком сложно. – Проще некуда, – ответил Геральт и вытянул из поясной сумки не раз уже выручавший его амулет Кейры Мец. Легкое движение рукой с амулетом перед лицом непонимающе моргнувшего Гарри, и все в кабинете потрясенно выдохнули. – Святая Мелителе! Какой же ты хорошенький! – Лютик, разумеется, смолчать не мог. – Вот теперь ты и правда весь в своих родителей! – Я могу?.. Можно мне увидеть себя? – жалобно попросил Гарри, и директор Дамблдор не говоря ни слова, взмахнул палочкой, трансфигурируя стоявшую на столе чернильницу в довольно большое изящное зеркало. Поттер смотрел и не верил в то, что он видит. Он почти не изменился, но с другой стороны – перед ним был уже совсем другой человек. Темные, почти черные волосы выцвели, став такими же светлыми, как и у Геральта. Золотистая кожа стала скорее фарфоровой. Кроме того, в первый момент Гарри решил, что у него еще больше испортилось зрение, пока не понял, что оно напротив стало превосходным, и очки ему теперь лишь мешали. Сняв их, парень потрясенно рассматривал свои изменившиеся глаза, ставшие почти один в один как у ведьмаков – желто-зелеными с вытянутым кошачьим зрачком. Или змеиным? В остальном же сами черты лица не изменились ни капли. Неспроста же второй, Ламберт, все повторял, что он вылитый отец. До боли знакомая фраза, но в новом контексте. – И что теперь делать? – потерянно спросил парень, не зная, как вообще охарактеризовать произошедшее с ним. – Что захочешь, – хмыкнул Геральт. – Ты можешь вернуться с нами к матери, или мы можем договориться с твоими родителями и просто наладить связь для начала. – Я сирота. То есть думал, что был им, – хмуро ответил Гарри. Идея уйти куда подальше стала казаться ему все более и более привлекательной. В конце концов, что он мог потерять, кроме жизни? Шанс попытаться обрести столько лет желанную семью стоил того. Дамблдор, казалось, прочитал ответ на лице парня еще до того, как тот сам его осознал и поспешил предпринять хоть что-то, чтобы не лишиться героя пророчества столь стремительно. – Боюсь, независимо от своего решения, Гарри не сможет покинуть Хогвартс до конца этого года. Так сложилось, что он оказался связан магическим контрактом, – директор сочувственно покачал головой и развел руками, сетуя на такую несправедливость. – Что еще за контракт? – подозрительно прищурился Геральт. По окончании витиеватых пояснений относительно Турнира Трех Волшебников оба ведьмака едва зубами не скрипели, осознав, что парня просто бросили, как котенка в бурную реку, предоставив разбираться самому. – Что ж вы за учитель такой, если не можете защитить своего ученика? – вызверился на белобородого Ламберт. – Мистер Поттер жертва исключительно собственной самоуверенности, – процедил возмущенно Снейп. – Он же сказал, что не бросал в этот ваш блядский кубок свое имя! – Извольте не выражаться, тут школа! – попыталась поставить на место черноволосого ведьмака МакГонагалл, но этот противник был определенно не ее весовой категории. – Хуевая тут школа, как я посмотрю, – едко отозвался Ламберт. – Вы, блять, положили болт на своего ученика, зато печетесь о манерах! – Они мне не верят, – тихо заметил Гарри. – Никто не поверил, даже друзья. – Значит не друзья это, а говно собачье, – фыркнул разошедшийся Ламберт. – Мистер! Тут уже в накаляющуюся ситуацию решил ввязаться Лютик, пока и без того злых ведьмаков не довели окончательно. Он уже понял, что парня кто-то подставил, и этот кто-то явно желает ему смерти. Раз контракт не расторгнуть, значит они могут только остаться рядом и помочь ему. Жестом остановив все более распаляющегося Ламберта, бард обратился к сухощавой женщине: – Мадам, прошу прощения за моих друзей. К сожалению, учитель этикета замерз где-то на пути в школу ведьмаков, а всех последующих подъедали виверны, посему этот пробел в образовании остался у всех доблестных воинов. Однако, за исключением экстравагантной манеры речи, они самые достойные и порядочные из людей, что мне встречались. Все, чего мы хотим, это помочь Гарри и защитить его от неприятностей. В связи с этим, я бы хотел знать, не сможете ли вы оказать мне и моим спутникам гостеприимство в вашем великолепном замке на время этого Турнира. Как раз и Гарри сможет побольше узнать о родне, чтобы принять взвешенное решение. Заметив, что директор колеблется, не зная, что именно ответить, Лютик поспешил добавить: – Средств к существованию у нас хватает, если, конечно, в вашем мире ценится золото. Кроме того, если у вас есть какие опасные твари – господа ведьмаки могут о них позаботиться, заодно пополнив ваши лаборатории ценными ингредиентами. Гарри слушал барда и не мог не восторгаться тем, как ловко тот своей витиеватой речью умудрился зацепить сразу всех преподавателей. Ведь только недавно он слышал, как МакГонагалл жаловалась на еще больше возросшее семейство Арагога, на которого уже не было никакой управы, поскольку разожравшиеся пауки обнаглели настолько, что стали позволять себе нападать на кентавров. А уж как заблестели глаза сальноволосого ублюдка Снейпа при упоминании ингредиентов! Да и то, что прибывшие явно не без денег не могло не примирять директора с действительностью. Прибытие иностранных гостей наверняка проделало дыру в бюджете школы. Гарри еще по разговорам дяди Вернона знал, что подобные мероприятия обычно приносят лишь убытки тем, кто принимает высоких гостей. И куча денег уходит исключительно на поддержание статуса. – Что ж, полагаю это возможно, – согласился после долгих размышлений Дамблдор. – Учитывая, что большинство студентов Дурмстранга предпочли остаться на своем корабле, мы без проблем найдем для вас три гостевые комнаты. – Две, – сказал Геральт. – Простите? – Нам нужно две комнаты, – невозмутимо сообщил ведьмак. А Гарри чуть рот не раскрыл, заметив, как довольно улыбнулся Лютик, глядя на светловолосого ведьмака. – О. Как угодно, разумеется. Минерва, – директор повернулся к своей заместительнице, – пожалуйста, освободите Гарри на сегодня от уроков. Это чтобы ты мог прогуляться с новыми знакомыми и показать им школу, – пояснил он парню. – А через пару часов приходите все в Гриффиндорскую башню, думаю, к этому времени гостевые комнаты будут готовы, и староста вам покажет, где они. – Хорошо, сэр. – Отлично, в таком случае, не смею более задерживать, мистер Поттер, – белобородый чуть взмахнул рукой, отпуская и ученика, и свою новую головную боль. Ему многое надо было обдумать. Когда за их спиной с тихим шелестом на место встала закрывавшая лестницу к директору горгулья, Гарри повернулся к мужчинам: – Может немного прогуляемся? Куда-нибудь подальше от школы пока что? И поговорить сможем, и мозги на место хоть немного встанут. – Конечно, веди, – кивнул Геральт. К счастью, еще шли первые уроки, поэтому никого из любопытных они по пути не встретили. Поначалу Гарри шел молча, полностью погрузившись в свои мысли, так что даже не сразу сообразил, что целенаправленно ведет спутников к Черному озеру. – Вы действительно останетесь на весь учебный год? – спросил он через некоторое время. Ему было странно, что незнакомые люди решили потратить столько времени на него. – Лютик правильно сказал, это самый верный вариант, – ответил Геральт. – Вам, мне кажется, будет не просто. Какой в вашем мире сейчас год? – Тысяча двести восемьдесят восьмой. Гарри аж остановился, вытаращившись на них. – Серьезно? Нет, я конечно допускаю, что миры разные, но судя по тому, как вы одеты… У нас тысяча девятьсот девяносто седьмой, будущее, по сравнению с вашим. Боюсь, вам будет тут сложно, – обеспокоенно предупредил их Гарри. – Не волнуйся за нас, мы легко адаптируемся, – усмехнулся Ламберт, ничуть, кажется, не впечатленный разницей в семьсот лет. – С воплями от всего неизвестного убегать не будем, тыкать пальцем или мечом в странные предметы тоже. Так что тебя не опозорим. – Да плевать мне на это, – огрызнулся Гарри, – я за вас беспокоюсь. А на мнение чужих мне плевать. Меня всю жизнь то восхваляют, то с дерьмом смешивают. Геральт вдруг положил на плечо парню свою большущую теплую руку, останавливая и поворачивая к себе. Он мягко его встряхнул, вынуждая поднять голову и посмотреть ему в глаза, после чего проговорил: – Послушай меня внимательно, Гарри. Я понимаю, для тебя мы чужаки, и жизнь у тебя, похоже, совсем не сахар. Но я хочу, чтобы ты сейчас хотя бы запомнил (поверишь потом), что и я, и Ламберт, и Лютик – мы в любом случае полностью на твоей стороне. Не важно, захочешь уйти или остаться, не важно, что о тебе говорят твои заумные профессора или тупоголовые студенты. – Хотел бы я, чтобы это было так, – криво ухмыльнулся Гарри. – Но тут, как говорится, время покажет. Словам, уж извиняйте, я теперь не верю. – Геральт – версия юная и нешрамированная, – пробормотал себе под нос Лютик, но отлично расслышавший его Ламберт тут же заржал. – Мое полное имя – Гарольд, – заметил парень, развеселив их еще больше. – Знаешь друг мой, иногда мне кажется, что Цири – на самом деле твоя единокровная дочь, а не дитя Предназначения, – смеясь, хлопнул Геральта по спине бард. – Вот и сын ее пошел в тебя. – Расскажите мне о ней, – попросил Гарри. Даже по коротким оговоркам у него возникло ощущение, что его настоящая мать – женщина очень непростая. Да и о том, чем занимаются ведьмаки, тоже хотелось узнать побольше. В итоге, два часа пролетели незаметно, Гарри с восторгом слушал истории, рассказываемые в основном Лютиком, но с меткими и чаще всего нецензурными ремарками Ламберта и иногда Геральта. Он уже понял, что светловолосый ведьмак вообще не слишком любит лишних слов, а сегодняшняя его разговорчивость – мера сугубо вынужденная. История его матери и белоголового поразила парня до глубины души, он долго и тщательно расспрашивал про Предназначение и значение Старшей крови. Именно уникальное происхождение Цириллы, как выяснилось, и позволило ей зачать от бесплодного, вообще-то, ведьмака. Ну и большая и чистая любовь, как не забыл отметить Лютик и даже пообещал потом исполнить для парня балладу, которую он написал про его родителей. Весь рассказ казался невероятным. Абсолютно невозможным, каким-то сказочным, но при этом реалистично-ужасным. Поттер уже понял, что тот мир не самый дружелюбный и беззаботный, и условия там куда суровее. Но с другой стороны, какая разница, где именно жить, если рядом семья? К слову об этом. – Кстати, а как меня назвали родители? И какая у меня фамилия? – заинтересованно спросил он. – Фамилий у ведьмаков нет, только имена или еще иногда прозвища. А ты вообще уникум – первый рожденный ведьмак, – объяснил парню Ламберт. – Они назвали тебя в честь нашего старшего наставника, лишь немного изменив его имя – Всемир. Только вот не принесло тебе, видать, счастья оно. – Да, если не захочешь менять, так и останешься – Гарольдом. Уверен, Цири понравится, – улыбнулся парню Геральт. – Пока здесь, лучше зваться так, как привыкли. За год всех не переучишь, если уйти захочешь, да и правила у вас тут наверняка другие. – Лютик правильно сказал, за год у меня уж точно не останется сомнении в принятом решении. Если, конечно, не отброшу копыта на турнире, – не очень удачно пошутил Гарри, тут же ойкнув от неожиданности, получив едва ощутимый подзатыльник от барда. – Вот уж действительно геральтовская порода! Ничего с тобой не случится, сказали же, что поможем. Так что выбрасывай из головы этот упаднический настрой, – уперев руки в бока, отчитал парня Лютик. Ему очень не понравилось то, как буднично это прозвучало от совсем еще мальчишки. Это смирение смертника было барду прекрасно знакомо. За столько лет бок о бок с Геральтом, он не раз его видел. Но то ведьмак, а тут мелкий парень, еще более хрупкий, чем Лютик. – Обязательно поможем, – поддержал барда Ламберт. – Кроме того, нам ничто не помешает в самом крайнем случае просто плюнуть на все и прорваться к тебе на подмогу. – Но правила… – Знаешь, на чем я вертел эти правила? – выразительно поиграл бровями черноволосый, рассмешив парня. – И не говори мне, малой, что сам по жизни так не делаешь! Ни за что не поверю!
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты