Шео и пирог с мозгами +23

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Камша Вера «Отблески Этерны», The Elder Scrolls IV: Oblivion (кроссовер)

Основные персонажи:
Ричард Окделл, Хаскилл, Шеогорат (Бог Безумия)
Пэйринг:
Ричард Окделл, Шеогорат, Хаскилл
Рейтинг:
G
Жанры:
Юмор
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Великолепно:)» от Ночная Сова
Описание:
Ричард Окделл, чуть не сойдя с ума от всего, что творится в Кэртиане, незнамо как попадает на Дрожащие Острова к лорду Безумия в гости.

Посвящение:
Анечке

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Написано в порядке общего бреда в 4 часа утра
12 июля 2013, 22:07
     - А-ах, как раз вовремя, - флегматичный голос донесся откуда-то сбоку и отразился от серых стен незнакомого кабинета. Ричард встряхнул головой, фокусируя взгляд на аккуратном мужчине средних лет в невообразимом черном костюме с ярким красным воротником, такого же цвета манжетами формы, которая больше подошла бы уличному фокуснику, чем солидному лорду, коим, судя по всему, и являлся обладатель скучающего голоса. Кабинет уныло ловил блики от масляной лампы на столе.
     - Садитесь, молодой человек.
     Дик нервно сглотнул и сел на жесткое серо-буро-малиновое, в прямом смысле этого слова, кресло в небольшом отдалении от стола. Ему было страшно и одновременно смешно. Мысли путались, он даже не помнил, как здесь оказался. Впрочем, какая, к Леворукому и всем закатным тварям, разница?!
     - Ваше имя?
     - Р… Ричард Окделл.
     Дурацкий голос, это же надо так подвести хозяина! Мало того, что хрипит, да еще и запинается. Впрочем, человек за столом на это внимания не обратил, он открыл небольшую книжонку, сделал там пару пометок разноцветным пером невиданной птицы, отлистал несколько страниц назад, вздохнул и критично оглядел Дика.
     - Никуда не годится, молодой человек.
     - Простите?
     - Прощаю, охотно. Но в этих обносках вы при дворе не появитесь. Вы предпочитаете красный или фиолетовый?
     Ричард окончательно запутался и украдкой глянул на «обноски»: парадный костюм Скал, пурпурный с золотом, очень красивый. Даже перчатки были в наличии, пояс, шпага, а какие-то высшие силы не забыли напялить на него и фамильный амулет, про который сам Дик давным-давно забыл. Опальный Повелитель Скал перевел взгляд на странного человека, который глядел на него выжидательно, не сказать, чтобы враждебно, но и особого дружелюбия в глазах не читалось. Молчание длилось не больше десяти ударов сердца, после чего собеседник Дика вежливо осведомился, понятен ли был его вопрос, и имеется ли необходимость повторить его в форме, более удобоваримой для понимания юного господина Окделла. Ричард залился краской.
     - Я предпочитаю красный.
     - Интересно. Можете пройти в левую дверь и там переодеться. Потом мы поговорим о вашей аудиенции.
     Закатные твари! Дик готов был поклясться, что ни одной двери в этом кабинете не было буквально минуту назад! Человек в костюме его пугал, но его нарочитая вежливость неудержимо бесила – она напоминала одновременно и Придда насмешливостью, и «навозников» надменностью.
     - А вы кто?!
     Вопрос прозвучал немного быстрее и нервнее, чем Ричард хотел произнести – наверняка так вышло из-за того, что он в этот момент вставал со стула. Собеседник Дика, однако, был вопросом польщен. Он с почтением встал со стула, небрежным движением расправил холёный костюм и поклонился, прижав правую руку к груди.
     - Моё имя Хаскилл, камердинер Лорда Шеогората, к вашим услугам.
     Камердинер! Вот это да! Дик невольно устыдился: сам хорош, надо было сразу спросить имя своего собеседника! Эр Рокэ всегда находил время засвидетельствовать своё почтение тому, с кем намерен разговаривать. Неудивительно, что Хаскилл, которого наверняка отправили подобающе встретить его, Дика, выглядел не сильно дружелюбно.
     Ричард постарался как можно более грациозно поклониться в ответ и все-таки зашел в предложенную ему дверь.
     В первое мгновение от яркости красок немного помутнело в глазах, а прямо над головой пролетел миниатюрный единорог, насмешливо ударив юношу хвостом по носу. Было не больно, а нос сразу зачесался. Тряхнув головой, Дик хотел было почесать нос, но внезапно обнаружил, что руки у него привязаны к телу лощеной золотой веревкой, а сам он сидит на высоком мухоморе перед двумя высокими девицами в желтых платьях и очень недовольных.
     - Нет, это никуда не годится!
     Даже не успев понять, что произошло – о, Создатель! – Дикон был неимоверно рад голосу Хаскилла!
     - Герцог, вас нельзя оставить ни на минуту!
     Ричард недоумённо скосил взгляд. Впрочем, ситуация разрешилась через мгновение (Дику даже стало немного обидно), когда из-за громадного цветка папоротника вышел, качая бёдрами, пухлый мужчина в ярко-зеленых трико и шортах, потягивая нечто зеленое и светящееся из радужного бокала. Хаскилл с укором покачал головой.
     - Герцог Тейдон, между прочим, Лорд Шеогорат лично хотел принять этого юношу.
     - Подумаете ли! – пьяно, но с достоинством ответствовал герцог. - Немного зеленой пыли еще никому не вредило, понимаете ли? А что сделала герцогиня Сил, знаете ли? Я видел эти приборы для скручивания ушей и ногтей в пирожки, – представьте ли? – моя шутка еще очень мила и культурна!
     - Не думаю, что потеря памяти и кратковременные галлюцинации можно назвать культурным в полном смысле этого слова… Но я все-таки настоятельно прошу развязать этого юношу. И во что вы вырядили аурил?!
     Две высокие курицы что-то в прямом смысле закудахтали, явно соглашаясь с камердинером, тому оставалось лишь горестно вздохнуть и самому разрезать веревки, которые Дика уже начали беспокоить. Нос чесался невообразимо, а перед глазами все еще летали единороги. Впрочем, они довольно быстро куда-то смылись, оставив Повелителя Скал наедине с его ранним психозом.
     - Молодой человек, - Ричард обернулся к Хаскиллу, - будете при дворе, будьте добры напомнить Лорду, чтобы он все-таки снял заклятие куриных мозгов с двух замечательных стражниц. А то он уже два месяца забывает, потому что пристрастился к пирожкам с колючками кактусов. И да, при нем о пирожках ни слова. Он все еще думает, что никто не в курсе, кто подменил герцогине Сил кактусы в её прическе на корешки болиголова.
     Дик рассеянно кивнул, оглядев наряд. Он же отвлёкся всего на миг! Куда делась его одежда, почему он стоит в нелепом красном пиджачке с блёстками и широких шортах в звездах с огромной золотистой монограммой «ДШ» на правом боку?!
     - Выглядите очень по-манийски, - умилился Тейдон, поймав взгляд Ричарда. - Я лучший модельер Дрожащих Островов! Лорд сказал, что скоро к нам прибудет гость, которому нужен будет модный наряд, и мы с Сил тут же принялись за работу! Слава безумному лорду, вы решили пройти не через Деменцию! Я не представляю, как можно носить эти ужасные черно-фиолетовые церемониальные доспехи, там такие жуткие высокие плечи, какой плевок в сторону моды!..
     Ричард через силу улыбнулся. Создатель, лучше бы он надел фиолетовые доспехи, чем эту нелепицу! Он прямо чувствовал, как краснеет, но хотя бы на фоне этого малинового пёстрого ужаса это не так сильно заметно.
     - Впервые намерен согласиться с герцогом, - серьезно заявил Хаскилл. - Если бы вы остались живы после приветствия герцогини, то испытали бы массу неудобств в куче мест своего тела. К сожалению, я имел возможность наблюдать полученный шедевр и с полной уверенность заявляю, что герцогиня плевать хотела на пол нашего гостя, то есть ваш, и одевать смастерённые ей бронетрусы и бронелифчики вам пришлось бы под страхом отрубания конечностей. Особенно герцогиня Сил любит лично отрубать то, чего у нее самой не имеется.
     Дик вспыхнул.
     - В…вы знали! Знали и не предупредили меня!
     - К чему было портить сюрприз? К тому же, во дворце вас ожидает не менее радушный прием. Вам еще повезло, что герцог не переборщил с зеленой пылью, а то вы бы забыли не только последние полчаса, но и последние полжизни. Потому что они неминуемо стали бы последними.
     У Ричарда дёрнулась бровь.
     - Вы ненормальные… сумасшедшие! Совершенно чокнутые!
     - О-о-о, благодарю! – расплылся в совершенно искренней улыбке герцог Тейдон. - Такие комплименты! Мы в восхищении, да, девочки?! Ну же, идемте!
     Толстячок шумно допил содержимое бокала, бесцеремонно бросил его куда-то в кусты, оттянул лямочку на трико и с чувством собственного достоинства удалился вниз по дороге, прихватив с собой квохчущих золотых дам.
Хаскилл в задумчивости глянул на карманные часы.
     - Так. По-хорошему нужно было выдать вам гуара и отправить в Нью-Шеот по главной дороге, чтобы вы могли насладиться всеми прелестями местной флоры и фауны, но… - камердинер вздохнул, а сердце Дика сжалось. - Так как мы уже и так пропустили все мыслимые и немыслимые сроки, а быть на приёме вы должны были еще позавчера, я, так и быть, открою вам Дверь в приемную.
     - Дверь? Подождите. То есть как: я перенесусь сразу… ну, далеко?
     Хаскилл смерил юношу соболезнующим взглядом.
     - Какой же вы все-таки недалёкий. Прошу, мессир Окделл. Поначалу может немного кружиться голова и подкашиваться колени, но это пройдет. Уверяю вас, путешествую этой дверью уже тысячи лет, пока смертельных исходов не было.
     Дик уже на все был согласен, лишь бы не видеть местных красот. Тем более, он краем глаза заметил, как навстречу Тейдону двигается кавалькада крайне недружелюбного вида с дамой в траурном черном платье во главе.      Причем Ричард готов был поклясться, что ехали они отнюдь не на лошадях, а потому живо шагнул в переливающийся телепорт, стоящий прямо посреди дороги. Головокружения или слабости он не ощутил, зато явственно почувствовал, как камердинер с силой захлопнул за ним дверь.

***

     - А-ах, я в восторге! Я просто вне себя от счастья! – с порога заявила Ричарду огромная голова седого старика с аккуратной бородой, белоснежной улыбкой заостренных зубов на пол-лица и желто-черными кошачьими глазами. Голова парила прямо над столом, а размером была примерно с пять Ричардов. Хотя это как посмотреть.
     - Вы видите, юноша? Я голову сломал, пока ждал вас! Но я был спокоен как мертвый Сота Сил. Я был просто в ударе! Видите, там моё тело? Та молния ударила очень сильно…
     Дик про себя подумал, что обладателя тела, которое лежит где-то там, ударило сильнее, чем он думает, явно не молнией и явно в голову, но говорить что-то сил не было. Ричард соображал, как бы ему не грохнуться в обморок, поэтому про себя считал диких вепрей. Насчитал пять штук, а потом ужаснулся собственным мыслям.
     Голова тем временем пыталась что-то откусить из того, что лежит на столе.
     - Во имя летающих рыб, жить без рук неуловимо неудобно. Ничего нельзя поймать. Даже сыр!
     Голова еще немного посокрушалась на тему жития без рук, ускользающих пельменей и картофельного соуса, а затем стремительно начала уменьшаться в размерах, пролетела как выпущенный из рук не завязанный воздушный шарик по комнате, с ойками пару раз ударившись о радужные с одной стороны и темно-зеленые с другой стекла, и, в конце концов, прилетела к трону в дальней части обеденной залы, заняв законное место на своем теле.
     - Ну что вы стоите, юноша, будто вас облили мочой Боэтии? Вы же не Малакат, куда вам дубиной во все стороны махать? Садитесь поближе, как раз время обеда!
     Бойкий старик назидательно поднял указательный палец вверх, и в этот момент часы пробили ровно один раз. Потом он нахмурился, задумался о чем-то и поднял еще половину среднего пальца. Часы тут же ударили еще один раз, но эха уже не было.
     - Нееееет! – взвыл обладатель головы с кошачьими глазами. - Как я вас учил? По одному разу на час и еще по пол раза на пол часа! А вы пробили ровно час! Теперь у нас вместо половины второго целых два часа, и совершенно нет времени на обед! Вам должно быть стыдно. ВОН!
     Дик в это время успел пройти чуть дальше в залу, сев на расстоянии четырех стульев от трона, и с ужасом углядел, как настенные часы грустно сошли со стены и, перебирая двумя разноцветными маятниками как ножками, удалились, понурив циферблат и закрыв за собой дверь секундной стрелкой.
     Старик тем временем сменил гнев на милость, постучал безумного вида серой тросточкой по мозаичному полу и боком к столу сел на ближайший к трону стул, буравя Дика своим черно-желтым взглядом. Юноше стало дурно.
     - Что ж, раз вы говорить все равно не хотите, я представлюсь. Шеогорат, Лорд Безумия, господь бог этого места, многоличный правитель Дрожащих Островов (то есть двуличный, но это опустим), и я безумно рад видеть вас, юноша, у себя в гостях. Вы ужасно голодны и хотите съесть кусок этого ушибительного пирога!
     - Н-нет, спасибо, я не голоден, - буркнул Дик, отодвигаясь от пирога, который, кажется, посмотрел на него из одной из прорезей. Шео засмеялся.
     - Ну как же так! На вас смотрит именно этот кусок, вы ему понравились!
     Глядя на то, как полумесяц пирога на манер дамы задирает тонкими белыми ручками подол, в смысле отваливающиеся с боков кусочки, спрыгивает с тарелки, топает по направлению к Дику и грациозно скатывается на его тарелку, юноша чуть не свалился в обморок.
     - Мне, кажется, надо выпить...
     - Пить нет. Есть только есть. А есть вы не хотите. Утешайтесь тем, что вы и так на 70% состоите из воды. Может, сыру?
     Дик отрицательно замотал головой и пару раз глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Вышло скверно, зато он поймал взглядом бутыль, стоящую как раз в десятке сантиметров от него. Покосившись на Лорда Безумия, Ричард протянул руку и дрожащей ладонью открыл бутыль. Шеогорат с интересом наблюдал, как юноша двумя непослушными руками наполняет бокал.
     В бутылке оказался обычный яблочный сок, и за это Дик Окделл был благодарен всем закатным кошкам, которые наверняка сейчас смеялись над ним. Он бы не отказался от хорошо выдержанного кэналлийского, но откуда, к закатным тварям, в этой безумной реальности кэналлийское?!
     - Юноша, - продолжал со смехом в голосе искушать Шеогорат, пододвигая различные тарелочки, - хотите вкусного сыра? Он даже отравлен! Хотя, что я все про сыр да про сыр... съешьте-ка жареных орешков! Они не отравлены, зато не вкусные. Впрочем, выбирайте сами.
     Ричард вжал голову в плечи и придвинул к себе орешки. Последняя фраза звучала максимально грозно, и Дик представил, как ему в горло запихивают кошкин отравленный сыр. Орешки оказались незнакомыми, и вполне себе вкусными. Юноша не мог поручиться за вкус сыра, но даже если слова про отраву были шуткой, он не рискнул бы попробовать. После еще пары бокалов терпковатого теплого яблочного сока Ричарду все-таки полегчало, и он даже смог посмотреть на вполне безобидный и неодушевленный кусочек пирога у себя в тарелке. Шео засмеялся и, протянув руку, похлопал Дика по плечу.
     - Юноша, ваша голова напоминает мне сыр! Она такая же дырявая!
     - Прекратите смеяться надо мной! – возмущенно пискнул Дик, для большего эффекта стукнув бокалом по столу. Несильно, чтобы не дай бог не разбить. - Я до сих пор не знаю, что я здесь делаю, и мне никто не соблаговолит объяснить! Так сделайте, пожалуйста милость объясниться! М… милорд!
     Такого взрыва смеха юный Окделл еще не видел. Безумного Лорда буквально разорвало на мелкие кусочки, зал наполнился хохотом различной тональности, а потом кусочки господа бога поползли обратно и собрались в не вполне адекватного, но живого Шеогората.
     - Ох, не надо мне тут качать права! – махнул рукой заново собранный бог. - Качайте лучше пресс. Такой хиленький мальчик, а у меня как раз где-то танцевали лишние турники.
     На танцующие турники у Дика желания смотреть не было, а вот еще от пары бокалов сока он бы не отказался. Шео снисходительно глядел на вновь наполняющийся бокал своего гостя.
     - А может, все-таки покушаете? Тут где-то лежит котлета. Есть еще очаровательные пес весны и муха осени. Все из отборных ингредиентов! Отбирал у самых наглых сирот!
Ричард ничего не понял и промолчал. Наверное, где-то здесь был спрятан особый смысл без запятых. Впрочем, от взгляда на каких бы то ни было летних котов и весенних псов он воздержался, а то еще посмотрят на него в ответ, мало ли.
     - Вы хотите задать какой-то вопрос, юноша?
     Очень вовремя! Ричард как раз думал, как бы спросить насчет второй такой же бутылочки чудесного сока, который делал из него человека.
     - Это был чай, юноша, - укоризненно покачал головой Шео на высказанную просьбу. - Тот самый знаменитый чай, который шел в комплекте с хорошим борщиком, с капусткой, но не красным, и салатом, который бесит. А, да откуда вам это знать!
     - То есть у вас больше ничего такого нету? – скромно потупился Дик. Чай, не чай, какая разница, если после пары стаканов начинаешь адекватнее воспринимать творящееся вокруг безумие.
     - Отчего же? Есть виноград. Есть пиво дождь. Хотя нет, вам нельзя пить. Вам можно только есть. А есть только сы-ыр!
     Шео всплеснул руками и снова засмеялся.
     - Молодой человек, вы никогда не пытались самоубиться посредством переедания? Нет? Никогда не поздно, смотрите, сколько еды-ы! Я, например, сейчас прямо так и поступлю!
     Немного закатав рукава своего двуцветного пиджака, Шеогорат взял неплохой такой ломоть сыра, двузубчатой вилкой с легкостью размазал его по тарелке, раскрошил на тарелку кусочки того самого ходячего пирога, залил все бордовым соусом, кинул в тарелку еще пару ингредиентов, которые Дик так и не смог идентифицировать, оглядел все это безобразие, которое приняло вид нехилой горы, почесал в затылке, и – закатные твари! – выгнул тарелку вглубь. Получившаяся желеподобная субстанция уныло опала, приняв вид супа. Ричард с ужасом наблюдал за тем, как ложка с мешаниной отправляется в рот безумного бога. Тот, как ни странно, оказался недоволен.
     - Я, кажется, немного переборщил. Нужно меньше борща! Хаскилл, вылей этот ужасный борщ!
     Если бы Дик не видел и не проходил самостоятельно через эту дверь раньше, ему, наверное, снова понадобилось наполнить бокал. Ибо прямо с потолка упала дверь, вышедший оттуда камердинер без слов забрал тарелку, одним махом отправил содержимое в рот и поставил на стол абсолютно чистый предмет. После чего он все также молча скрылся за дверью, которая на цыпочках подбежала к открытому окну и прыгнула вверх, размахивая миниатюрными крылышками.
     - Может вы не едите, потому что позавтракали? – Шео мгновенно забыл о Хаскилле. - Хотя я, например, над сегодня Шива, поэтому совершенно не хочу работать!
     - П-простите, что?
     - Вы удивлены тем, что кто-то не хочет работать? Вы должны это попробовать!
     Юноша усиленно замотал головой. Сегодня он никаких шив ни над чем точно пробовать не собирается!
     - Вы ненормальный.
     Бог невесело усмехнулся.
     - Ах, что вы знаете, молодой человек, о безумии. Вы считаете, что безумие - это когда чудовища скалят зубы под кроватью, а у детей в темноте течет кровь из глаз? Так вот, я вам так скажу, безумие - это когда ваши чудовища зубы чистят вашей зубной пастой, а вы не можете лечь на кровать, потому что выпили пять литров томатного сока. Ну, или просто потому, что там уже сидит ваша кошка. Их, знаете ли, сложно выгнать с кровати.
     Ричард пожал плечами. На него накатила жуткая меланхолия.
     - А знаете что? Зовите меня дядюшкой! Меня многие так и зовут: Дядюшка Шео! Тем более, эта самая монограмма, как я погляжу, выцарапана на вашем… кх, наряде этим придурком Тейдоном. Впрочем, получилось довольно мило. Но как-нибудь потом нужно будет отравить этого недоумка!
     Дик покосился на свою одежду и снова вжал голову в плечи, стараясь стать как можно более незаметным.
     - Так вот, юноша. Мне кто-то говорил, что безумен, потому что везде видит кровь, кишки, мясо. Так это все пустое. Вот я, например, сделал бы из этого чудесную колбасу! Вы никогда не ели пасвальскую колбасу?
     - Её делают из людей?!
     - Ну что вы! – кажется, Дику снова удалось развеселить Лорда. - Её делают из коров. Поэтому она мычит и дает молоко. Некоторые уверяли меня, что если достаточно долго выгуливать на свежем воздухе, то можно даже доить. Так вот, я считаю, что они идиоты. Это, конечно, колбаса, а вдруг это ОН?!
Ричард невольно прыснул. Дойная колбаса мужского рода представлялась как-то смутно, но воображение юного Окделла справилось с этой нелегкой задачей.
     - Ну что ж, раз кушать вы все равно не хотите, поговорим об искусстве. Вы какие музыкальные инструменты предпочитаете?
     - Э-э. Эр играл мне на гитаре... - неуверенно начал Дик, думая, как он будет объяснять, что такое "эр" и "гитара". Однако "Дядюшка" лишь одобрительно скривил губы:
     - И как, выиграл?
     Дик так и застыл с раскрытым ртом, так и не придумав, что ответить. Он его, конечно, захлопнул через пару секунд, но недоуменное выражение на лице Повелителя Скал неплохо повеселило хозяина банкета. Впрочем, веселья у него хватило ненадолго, дядюшка Шео уже крутил в руках небольшого размера пирог, пытаясь проковырять в нем дырки и заглянуть, что внутри.
     - Ох! – от внезапности восклицания Дик подпрыгнул на месте. - Представляете, я нашел у пирога мозг! Удивите меня и проделайте это, например, с сыром в вашей голове.
     Вот это было уже слишком! Ричард вскочил на жалобно скрипнувший пол и с налёта высказал все, что он думал обо всей этой ситуации с Островами и приёмом. Это его-то называют глупым?! После всего, что он видел в этом ненормальном месте?! Да тут сплошь и рядом безумцы, не имеющие ни малейшего представления о Чести, Долге и это не говоря уже об адекватности!
     Шео выслушал его довольно спокойно, а потом фыркнул и показал Дику язык.
     - Не ломайте мой линолеум! У кого-то уши есть только у стен, а у моего бедного линолеума уши уже загнулись от ваших умных слов. Сядьте. В ногах нет правды, в них даже сыра, и того нету.
     Всё еще дуясь, Дикон все-таки опустился на стул. Нервы у него уже сдавали, но как выговорился – стало немного легче. А дядюшка казался вполне себе так дружелюбным, доставая откуда-то бутылку и наливая в два бокала. Ричард не без благодарности принял бокал из рук безумного бога и не без сожаления отметил, что напиток все еще не содержит таких нужных ему градусов спирта. Впрочем, чай, сок, или что это было еще, имел легкий апельсиновый привкус и оставлял мятное послевкусие. Было необычно, но вкусно. Шеогорат с умилением смотрел на своего мгновение назад бушевавшего, а теперь относительно умиротворенного гостя.
     - Я бы вам сыграл на флейте, но для этого мне придется дунуть. А курить, извините меня, вредно, особенно при детях. Они могут начать говорить, как взрослые.
     В словах прозвучало сожаление. Ричард вопросительно поднял бровь, ожидая продолжения. И оно последовало.
     - Была у меня, знаете, в гостях одна чудная девочка. Она била чайник в глаз за то, что чай был остывший и пилила карты лошадьми. Чудная была девочка. Вам нужно взять с нее пример и отрастить волосы.
     - При чем тут волосы? – ошарашенно переспросил Ричард, невольно тронув прядку непослушных темно-русых локонов. О, как он намучился с ними в свое время!
     Дядюшка Шео не ответил: он с немалым удовольствием грыз печеньки. Выглядело это настолько до безобразия аппетитно, что юноша не выдержал и стянул пару печенек с тарелки. Ему начинал даже нравиться этот безумный стиль разговора и поддержания беседы: перекинувшись пару фраз об одном, дядюшка тут же переключался на другое, не зацикливаясь на темах.
     - Мир когда-нибудь обязательно спасут печеньки! – уверенно заявил Лорд Безумия. - Печеньки должны лежать на столе, когда объявляются войны и заключаются договоры! Печеньки и сыр - самые главные в мире вещи. Представьте сырные печеньки! Это же совершенно гениально! Тот, кто придумал сырные печеньки, заслуживает личного электрического стула.
     - Личного… что?
     - А, не думайте! Я просто завидую этому засранцу за то, что это он их придумал. Он заслуживает вечно гореть на этом самом стуле, а потом из его кожи я сошью себе камзол. Как жаль, что я за все свое существование так и не узнал, кто придумал сырные печеньки! Кстати, юноша…
     Шео сделал паузу и сгрыз еще две печеньки. Дик нервно сглотнул: ему почему-то живо представилось, как его обвиняют в том, что он придумал эти самые злосчастные печеньки, и как он будет гореть на стуле. Это даже представлять было больно, поэтому Ричард, не дожидаясь продолжения «кстати», тихо пискнул, что он к созданию сырных печенек вообще никакого отношения не имеет.
     Шеогорат обалдело на него посмотрел после такого заявления, а потом залился добродушным смехом, чуть не подавившись очередной виновницей разговора.
     - Во имя всех птичьих какашек на рукавах Ноктюрнал, зачем вы говорите такую ерунду в свое оправдание? Я вас не слышу. Уберите оправдание от лица и говорите нормально! А вообще я хотел предложить вам работу, тут, на Островах.
     Дик хлопнул глазами.
     - Работу? Простите?
     - Прощаю, охотно. Но раз уж вы какими-то злыми судьбами попали туда, откуда не возвращаются, пусть это место станет для вас не тюрьмой, а курортом. О, я обещаю, вы не пожалеете, даже несмотря на то, что будете работать под началом у герцога Мании Тейдона, а еще дадите мне обещание хотя бы раз в неделю приходить ко мне в гости на обед. Вы неплохо повеселили меня, юноша, и я, в принципе, почти согласен вас оставить в живых.
     Ричард торопливо закивал. Шеогорат хлопнул в ладоши.
     - Отлично, тогда решено! Хаскилл, запрягай гуаров, съезди, покажи Ричарду Окделлу его новое чудесное место работы!

***

     «Ох, я так и забыл рассказать про двух куриц», - стукнул Дик себя по голове. От удара курицы сразу вылетели из головы через уши, а вот парочка рифм встала на свое законное место, и Ричарда осенило. Он торопливо схватил перо.
     Где-то у подножия скалы журчал водопад, а личные диконские миниатюрные единороги в количестве четырёх штук весело заржали, топча копытами черничный кекс, про который Дик забывал уже пятый день. Он дописал-таки последний сонет, сладко потянулся в своем кресле на вершине холма и небрежно скинул со стола уже надоевшие ему черновики с неудачными виршами. Скоро нужно собираться на обед к дядюшке Шео.
     Шел шестьдесят седьмой день с момента, когда Хаскилл перенес почти потерявшего рассудок Дика из того ужасного и темного лабиринта.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.