Василиса Огнева и Тайны пророчества

Джен
G
В процессе
8
автор
Размер:
планируется Миди, написано 53 страницы, 4 части
Описание:
"Душа твоя падет, и завершит цикл свой, от руки дитя, что родится в начале седьмого месяца, и обретет тайну свою на горе, путь к которой для тебя закрыт. Великого Духа сразит стрела той, что часов магию познает сама, и да наградит же Время ее могучей силой. Силой, что должна она пропустить чрез себя. Живя на Остале, в месте, не обделенном магией, не будет знать она, что уготовано ей судьбой. Война меж волшебниками прервется вмешательством часовщиков, и тогда решится Духа судьба".
Посвящение:
Во-первых, своей подруге, которая, скорее всего даже не узнает про это чудо. Подруге, всегда поддерживающей меня, и убедившей взяться за это дело.
А во-вторых, каждому читателю, пришедшему сюда.
Примечания автора:
Решила испытать свое перо (клавиатуру), и написать это.
P.s. Названия составлять я не мастер, быть может, со временем что-то придумаю.
P.s.s. Рассматривать метки и предупреждения я не люблю, так что без них.
P.s.s.s. Надеюсь это последнее... Так вот, хочу (и даже постараюсь) закончить этот фф. Спустя время, возможно, он даже будет не на долго заморожен, но слово свое я держу о-о-очень часто.
P.s.s.s.s. И да, друзья, я человек добрый, так что Публичная Бета ваша, вся и полностью.♥
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 1 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава четвертая или "Боггарт и происшествие"

Настройки текста
Примечания:
* Человек был озабочен идеей попасть в школьную волейбольную команду, а после заболел *
— Здрасьте, этот человек — я.
Под крыльями зайдя в Большой зал, Василиса с облегчением заметила, что все еще спят. Тихо пробравшись в самый дальний угол, посмотрела на часы: скоро подъем. Несмотря на бессонную ночь, сна не было ни в одном глазу. Легла, как и все на пол и стала ждать. Как только всех разбудили, со всех сторон никак не утихали разговоры о Сириусе Блэке. Рождались немыслимые догадки и, долетая до ушей собеседников, перемешивались с такими же не менее немыслимыми догадками. Весь урок травологии Ханна Эббот уверяла, что Блэк превратился в куст. Когтевранец, что было глупо с его стороны, предполагал, что Блэк просто трансгрессировал в школу. Дин Томас же не блистал фантазией и на истории магии просто заявил, что Сириус взял, прилетел, и все. Искромсанный холст Полной Дамы сняли и ее место на время отдали портрету сэра Кэдогана, восседавшему на толстом сером пони. Сэр Кэдоган надоел всем в первый с первого же часа: он вызывал на дуэль всех каждого, а также менял пароли два-три раза в день. — Сэр Кэдоган просто чокнутый. Пусть нам дадут кого-нибудь другого, — потребовал Симус Финниган у Перси. Перси на это замечание лишь развел руками: — Некого. Другие портреты боятся. Только у сэра Кэдогана хватило смелости. — Или напускного безрассудства, — подала голос Василиса. После обеда был долгожданный урок защиты от темных искусств. Ученикам не терпелось узнать, что они будут делать сегодня. Ученики вошли в класс, расселись по местам и возбужденно шептались в ожидании учителя. Профессор Люпин наконец вошел в класс и по обыкновению улыбнулся. Выглядел он куда лучше, чем на празднике, видимо зелье Снейпа помогло. Оповестив о практическом занятии, профессор Люпин повел сгорающих от любопытства учеников по коридорам школы. У одной из дверей в воздухе вниз головой висел полтергейст Пивз и замазывал жвачкой замочную скважину. Заметив Люпина, полтергейст как обычно заорал, выкрикивая непристойные фразы в адрес профессора. Ученики смотрели на Люпина в ожидании его реакции. А Люпин улыбался. — Я бы на твоем месте отлепил жвачку с замочной скважины, Пивз, — приветливо сказал он. — Мистер Филч весьма огорчится, ведь там его щетки. Филч, школьный завхоз со скверным характером, тоже учился когда-то в школе «Хогвартс», но волшебник из него не вышел, и Филч из зависти вечно воевал со студентами, перепадало и Пивзу. Пивз, однако, пропустил слова Люпина мимо ушей, издав губами непристойный звук. Профессор Люпин вздохнул и вынул волшебную палочку. — На этот случай есть одно полезное заклинание, — сказал он ученикам через плечо. — Смотрите внимательно. Он быстро вытянул руку на уровне плеч, навел палочку на Пивза и произнес: — Ваддивази! Жвачка пулей выскочила из замочной скважины и прямо Пивзу в левую ноздрю, Пивз перекувырнулся и, бранясь, умчался прочь. — Здорово, сэр! — в восторге воскликнул Дин Томас. — Спасибо, Дин. — Люпин спрятал волшебную палочку. — Ну что, идем дальше? Люпин сразу вырос во мнении учеников, и они с уважением поглядывали на него и на поношенную одежду. Пройдя следующий коридор, Люпин остановился перед учительской. — Ну вот мы и пришли. Заходите. — И он открыл дверь. В учительской, отделанной деревянными панелями, стояло много различных старых кресел. В одном из них сидел профессор Снейп. Он обернулся на шум и криво улыбнулся, блеснув глазами. Профессор Люпин вошел последний, и хотел было закрыть за собой дверь, но Снейп остановил его, презрительно скривившись, он вышел, громко хлопнув дверью. — Поглядите на гардероб, — сказал профессор Люпин и жестом указал на дальний конец комнаты, где стоял старый гардероб для мантий. — Невилл мне мне понадобится ваша помощь. Люпин подошел к гардеробу, внутри что-то завозилось, и гардероб покачнулся, ручка дверцы задергалась. Ученики в переднем ряду отшатнулись. — Там всего–навсего обычный боггарт, — успокоил их учитель. — Так что бояться нечего. Большинство все-таки полагало, что боггарта стоит бояться. Невилл с ужасом глядел на профессора Люпина. Симус Финниган не сводил опасливого взгляда с дверцы: только бы не открылась. — Боггарты любят темноту, — рассказывал Люпин. — И чаще всего прячутся в гардеробе, под кроватью, в ящике под умывальником, одного я нашел в футляре напольных часов. Этот появился здесь только вчера. Я попросил директора оставить его для нашего сегодняшнего урока. Кто ответит, что такое боггарт? Гермиона подняла руку. — Боггарт — это привидение, которое меняет свой вид. Он превращается в то, чего человек больше всего боится. — Замечательно, даже я не ответил бы точнее, — похвалил Гермиону Люпин, и та зарделась. — Так вот, боггарт в гардеробе еще ни на что не похож. Он не знает, кого и чем станет пугать. Как он выглядит, неизвестно, но стоит его выпустить, он тут же станет тем, чего мы боимся больше всего на свете. Невилл дико вытаращил глаза и что-то забормотал. — А это значит, — продолжал профессор, не обращая на Невилла внимания, — что у нас перед боггартом огромное преимущество. Можешь сказать, Василиса, какое? Гермиона вскинула руку и даже на мыски приподнялась, чтобы ее вызвали. Это немного сбивало с толку, но Василиса все равно ответила: — Нас много, все чего-то боятся, наши страхи не похожи друг на друга. Боггарт просто запутается. Гермиона огорченно опустила руку. — Правильно, — сказал Люпин. — Поэтому с боггартом лучше сражаться вдвоем, втроем, вообще, чем вас больше, тем лучше. Он сразу теряется, не может выбрать, в кого ему превратиться. В безголового мертвеца или огромного плотоядного слизняка? Заклинание против боггарта простое, нужно только одно: хорошенько сосредоточиться. Лучшее оружие против него — смех. Превратите его во что-нибудь смешное и рассмейтесь, он тут же исчезнет. Сперва поучим заклинание без волшебных палочек. Повторяйте за мной: ридикулус! — Ридикулус! — хором воскликнули ученики. — Замечательно! Но это самая легкая часть. Волшебное слово само по себе вам не поможет. Тут мне как раз понадобится помощь Невилла. Подойди сюда, не беспокойся. Гардероб снова задрожал, Невилла затрясло от ужаса. К гардеробу он шел, как на эшафот. — Встань вот здесь. Скажи, чего ты боишься больше всего на свете? Невилл невнятно что–то пробормотал. — Что ты сказал, Невилл? Я не расслышал. Невилл умоляюще оглянулся в сторону товарищей и шепотом произнес: — Профессора Снейпа. Все дружно засмеялись. Невилл виновато улыбнулся. Профессор Люпин задумался. — Так-так… профессора Снейпа… ты ведь, Невилл, кажется, живешь у бабушки? — Д-да. Только я не хочу, чтобы боггарт обернулся моей бабушкой. — Нет, нет, я тоже этого не хочу, — улыбнулся профессор Люпин. — Скажи, во что обычно одета твоя бабушка? Невилл удивился, но ответил: — Ну… высокая шляпа, на ней чучело грифа. Длинное платье, зеленое… — И конечно, сумочка, — подсказал профессор. — Да, большая красная. — А теперь постарайся как можно ярче вообразить себе все, что носит бабушка. Вообразил? — Да-а, — неуверенно ответил Невилл, — что будет дальше? — Боггарт выскочит из гардероба, увидит тебя и превратится в профессора Снейпа. Ты нацелишь на него волшебную палочку, представишь себе бабушкину одежду и громко скажешь: «Ридикулус!» Страшный профессор вырядится в шляпу с чучелом грифа, зеленое платье и в руке у него будет красная дамская сумочка. Гриффиндорцы дружно захохотали. Гардероб заходил ходуном. — Если у Невилла получится, боггарт станет пугать всех по очереди, — сказал Люпин. — Вспомните теперь, чего вы больше всего боитесь, и придумайте, как страшилище превратить в посмешище. Весь класс, зажмурившись, воображал самое–самое ужасное. Захарра буркнула что-то про дядю. Василиса не знала, чего боится больше всего, и ей было очень интересно узнать свои страхи. — Ну что, придумали? — спросил Люпин. Не найдя что сказать, Василиса вместе со всеми кивнула. — Невилл, мы немного отойдем, чтобы тебе было свободней действовать. Потом я вызову следующего, — сказал Люпин. — Все назад, не мешайте Невиллу. Ученики попятились и прижались к стене. Невилл остался у гардероба один–одинешенек. Он побледнел от страха, но закатал рукава и крепко сжал палочку. — Начнешь, Невилл, на счет «три». — Профессор Люпин нацелил палочку на дверь гардероба. — Раз, два, три! Из волшебной палочки вырвалась струя искр и ударила в ручку двери. Гардероб распахнулся, из него прямо на Невилла, сверкая глазами, нос крючком, шагнул как живой профессор Снейп. Невилл отшатнулся, но волшебной палочки не опустил, шепча заклинание одними губами. А Снейп все надвигался, тянул к Невиллу руки, вот-вот схватит. — Ри–ри-ридикулус! — взвизгнул Невилл. Раздался щелчок, и Снейп покачнулся. На нем красовалось длинное, отделанное кружевами платье, на голове огромная шляпа, увенчанная грифом, основательно побитым молью, на руке вместительная дамская сумка. Все так и покатились со смеху. Боггарт растерялся и замер как вкопанный. — Парвати, теперь вы! — крикнул профессор Люпин. Парвати уверенно вышла вперед. Снейп двинулся на нее. Щелчок — и вместо него появилась обвитая пеленами в кровавых пятнах мумия. Она слепо уставилась на Парвати, вытянула руки и, медленно волоча ноги, поплелась к девочке… — Ридикулус! Путы на ногах мумии развились, заплели ноги, и мумия ничком грохнулась на пол, голова оторвалась и покатилась по полу. — Дин, ваша очередь! Дин выбежал к боггарту. Щелчок — на полу запрыгала оторванная рука и по–крабьи поползла к Дину. — Ридикулус! — заорал Дин. Хлоп — руку захлопнула мышеловка. — Браво, Дин! Теперь Рон. Рон выскочил на середину комнаты. Щелк! Огромный, ростом выше взрослого человека, косматый паук, угрожающе клацая жвалами, пошел на Рона. Кто–то взвизгнул, Рон на мгновение оцепенел и вдруг как взревет: — Ридикулус! И ног у паука как не бывало. Паук распластался на полу, а профессор Люпин вызвал следующего: — Василиса, вы следующая. Небрежно вышла на середину комнаты и стала ожидать метаморфоз призрака. Держа палочку наготове, Василиса пыталась сосредоточиться. Вдох, выдох. Боггарт завертелся, образ с каждой секундой становился все четче. Мгновение, и паук исчез окончательно и превратился в… Сириуса Блэка. Он сидел прикованный цепями к стулу. Слабый огонек потух в его глазах, они больше не были живыми. И тут появился дементор, закутанный в черный плащ. Он высасывал из Сириуса душу. Рука дрогнула, Василису начало трясти. Она знала — это несправедливо, он невиновен, но ничего не могла сделать. Дрожь не проходила, палочка выпала из рук и, отскочив от пола, вновь упала на него. Изо рта Сириуса вылетела бледная синяя искра. Дементор застыл, как и все в комнате. Все были в замешательстве. Тем временем дементор протяжно выдохнул, Василиса начала вытягивать стрелу, отходя назад, позабыв, что находится здесь не одна. Дементор развернулся, уставился на Василису и начал лететь прямо на нее. Стрела была уже вытянута на половину, руки дрожали, в горле застрял комок, вдруг профессор Люпин встал между Василисой и дементором. Щелчок — и безногий паук исчез. В воздухе перед учителем повис серебристый хрустальный шар. Люпин сказал спокойно: «Ридикулус!» — и шар, обернувшись воздушным шариком, полетел обратно в шкаф. Василиса рвано выдохнула и спрятала стрелу обратно. Оглядела ребят — все смотрели на нее с непониманием. Тяжело дыша, Василиса прошлась по всем взглядом и, забрав поданную Люпином волшебную палочку, выбежала из учительской, не сказав ни слова. Как бы Василисе не хотелось идти в Большой зал на обед, но она обещала принести что-нибудь Сириусу. Как только Василиса переступила порог Большого зала, гул моментально стих. Все заинтересованно, а кто-то с опаской смотрели на нее. Даже учителя поглядывали на нее с подозрением, значит, уже знают все. Сохраняя спокойствие, Василиса направилась за стол. Все что ей нужно было — это дождаться пока зал начнет пустеть. В таком случае никто не заметит, как она сложит немного еды в сумку. — Вась, — Начал тихо Маар. — Может, расскажешь, что это было? — эти слова заинтересовали весь Гриффиндорский стол, но Василиса старалась этого не замечать. — На самом деле, я очень боюсь оступиться на жизненном пути. Боюсь оказаться на месте Блэка, понимаешь? — как можно громче ответила Василиса. «Но больше этого я боюсь несправедливости». Она была уверена, что останутся люди, которые не поверят в ее заявление. Но таких людей точно будет меньше. Но это потом, сейчас ей нужно собрать сумку и незамеченной добраться до Визжащей хижины. Схватив пару куриных ножек, немного фруктов и хлеба, Василиса вышла из почти пустого Большого зала. Наверняка все Гриффиндорцы сейчас в гостиной — идти туда смысла нет. Забежав в туалет, она раскрыла крылья и накрылась ими. До Визжащей хижины она дошла без происшествий. — Сириус! — шепотом позвала она. — Сириус, это я, Василиса. Дойдя до дверей комнаты, Василиса начала нервничать, но успокоилась, увидев мирно спящего Сириуса. Лежа на полу в облике собаки, он спал, не обращая ни на что внимания. Василиса провела по его шерсти рукой и сказала: — Сириус, тебе нужно поесть. Пес открыл сначала один глаз, затем второй, поднялся на лапы и обернулся, наконец, человеком. Василиса вытащила из сумки все, что было, и наблюдала за тем, как он кушает, сказав перед этим: «Приятного аппетита». — Спасибо. Как прошел день? — спросил Сириус. — Ужасно. Только что у нас была защита от темных искусств — мой любимый предмет. Профессор Люпин рассказывал о боггартах, а после мы сражались с ним. — Люпин? — изумился Сириус, широко раскрыв глаза. — Да, он преподает защиту от темных искусств с этого года, а ты знаешь его? — Да, но это потом. Ты рассказывала что-то про боггартов. — Ах, да, мы сегодня сражались с призраком и, когда очередь дошла до меня, боггарт обратился тобой. Оказалось, что больше всего я боюсь того, что тебя не оправдают. Боюсь несправедливости. Ты был прикован к стулу и еще там был дементор, он высасывал из тебя душу. — А что сказали твои одноклассники? — нахмурился он. — Я наплела им какой-то бред о том, что боюсь сойти с правильной дорожки и стать такой же, как ты. Глупо, но многие поверили, — усмехнулась Василиса. — Теперь за мной, скорее всего, будут внимательно следить, но я справлюсь. Ты то, как и откуда знаешь Люпина? — Я норме и, как видишь, сижу перед тобой, а это значит, что меня еще не поймали. Что касается Люпина, он и есть тот самый хороший друг, доверие которого я безвозвратно подорвал. — Профессор Люпин был одним из Мародеров? Поверить не могу. Ладно, я пойду, если не буду у всех на виду — это вызовет подозрения. Пока. Самым ненавистным уроком для Василисы было зельеварение профессора Снейпа. Вся школа мгновенно узнала, как боггарт предстал в виде Снейпа, одетого в платье и шляпу бабушки Невилла. Ученики и кое-кто из профессоров держались за животы от смеха, только Снейп ходил чернее тучи. При одном упоминании профессора Люпина у него мстительно загорались глаза; Невиллу на его уроках в отместку доставалось вдвойне. Пребывание в школе в целом не приносило бывалого удовольствия. Никто с ней не разговаривал. Пускай ее больше ни в чем не подозревали, но все равно старались избегать. Едкие словечки Фэша и впрямь стали постоянными. Ни в одну из их встреч в коридорах он не мог не ляпнуть чего-нибудь. Сэр Кэдоган же после инцидента стал менять пароли в три раза чаще. Так, за два дня могло смениться больше десяти паролей. Многие ребята не могли их запомнить, и им приходилось ждать знающего пароль человека. Василисе и без сэра Кэдогана было тошно: ее ни на секунду не оставляли одну. Учителя под разным предлогом провожали из класса в класс, Перси (наверняка по наущению декана) ходил за ней по пятам — точь–в–точь гордый собой сторожевой пес. К третьей перемене Василиса настолько устала, что опоздала на урок защиты от темных искусств минут на семь. Василиса живо побежала по коридорам, домчалась до класса, постучала по двери и зашла внутрь. — Извините, профессор Люпин, я… За учительским столом сидел Снейп. — Урок начался семь минут назад, Огнева, минус десять очков Гриффиндору. Садитесь. Василиса не двинулась с места. — Где профессор Люпин? — Ему нездоровится, — ухмыльнулся Снейп. — Угрозы для жизни не наблюдается, — глаза его странно засверкали, а лицо скривилось в отвращении. Василиса медленно прошла к своей парте. Снейп оглядел класс. — Огнева прервала меня на том, что в журнале у профессора Люпина не записаны темы, которые вы прошли… — Сэр, мы прошли боггартов, красных колпаков, ползучих водяных и гриндилоу, — перебила Снейпа Гермиона. — Сегодня мы должны были приступить… — Помолчите, мисс Грэйнджер, — оборвал ее Снейп. — Я не спрашивал, что вы прошли. Мне лишь хотелось указать на безалаберность профессора Люпина. — Люпин — лучший учитель защиты от темных искусств, — заявил Дин Томас, и со всех сторон послышался одобрительный шепот. Снейп еще пуще засверкал глазами. — Вам легко угодить. Люпин не утруждает вас домашними заданиями, а с красными колпаками и водяными справится и первокурсник Сегодня мы будем проходить… — Скажите еще, что дементоров, — пробурчала себе под нос Василиса. — А после приведите одного прямо в класс. Зато с ними не каждый первокурсник сможет справиться. Снейп перелистал учебник и раскрыл последний параграф. —…оборотней. — Не далеко от первоначальной догадки, — не унималась Василиса. — Но, сэр, — не сдержалась Гермиона, — до оборотней еще далеко, мы только–только добрались до… — Мисс Грэйнджер, — ледяным голосом осадил Гермиону Снейп, — мне кажется, учитель здесь я, а не вы. Откройте учебники на странице триста девяносто четыре. — Снейп снова обвел взглядом учеников. — Вы слышите, что я сказал! Недовольно бурча и переглядываясь, класс открыл книги. — Кто мне скажет, чем оборотень отличается от обычного волка? Все молчали. Гермиона, как обычно, подняла руку. — Ну, кто? — Снейп скривил губы, не удостоив Гермиону даже взглядом. — Ваше молчание, как видно, означает, что профессор Люпин не объяснил вам даже основных различий между… — Вам же сказали, — не удержался Рон, — что до оборотней мы еще не дошли. Класс мгновенно затих. Все прекрасно понимали: Рон перегнул палку. В звенящей тишине кабинета Снейп сказал своим ледяным голосом: — Молчать! Вы будете наказаны, Уизли. Что же касается вас, — прошелся он своим колючим взглядом по классу. — Вот уж не думал, что есть третьекурсники, которые не умеют отличить оборотня от волка. Вы так отстали! Надо будет сообщить об этом профессору Дамблдору. Василиса подняла руку, попутно громко с почтением спрашивая: — Вы разрешите, профессор? И замолчала в ожидании ответа, чтобы потом ей не предъявляли претензий по поводу самовольного выступления. Отказаться от ответа на собственный вопрос он просто не мог, а еще Василису невозможно было не заметить, чтобы потом списать это на невнимательность. Видимо профессор Снейп понял ход ее мыслей и нехотя ответил: — Прошу мисс. Все-таки хорошо быть умным стратегом в этой жизни. — Во-первых, у оборотня, в отличие от простого волка, колени выгнуты в обратную сторону. Во-вторых, оборотень спокойно может стоять на двух ногах. Ярко-красные глаза, также являются признаком того, что перед нами оборотень. На оборотня также указывает наличие очень короткой шерсти или ее отсутствие. — Что ж, — придраться было явно не к чему. До конца урока никто больше не проронил ни слова. Ученики скрипели перьями, конспектировали параграф об оборотнях. Снейп ходил от парты к парте, читая записи, сделанные на уроках Люпина. — Объяснение никуда не годится, — то и дело слышались его замечания. — Неверно, ползучие водяные живут в Монголии… Профессор Люпин поставил за это четыре? Я бы пожалел и двойки… Снейп задержал всех после звонка. — Домашнее задание к понедельнику: написать два свитка о том, как распознать и обезвредить оборотня. Давно пора взять вас в руки. Отойдя от класса на безопасное расстояние, класс стал горячо обсуждать случившееся на уроке. — Конечно, он метит на место Люпина, но он никогда еще не позволял себе говорить в таком тоне о других преподавателях защиты! — сказал Гермионе Гарри. — Чего он взъелся на Люпина? Может, из–за того боггарта? — спросила Василиса, следуя позади и догадываясь о причине такого отношения к Люпину. — Не знаю. — Гермиону явно беспокоила какая–то мысль. — Очень надеюсь, что профессор Люпин скоро поправится… Рон догнал их минут через пять, клокоча от злобы. — Почему Блэку не пришло в голову спрятаться в кабинете Снейпа? Прикончил бы его, и все бы ему только спасибо сказали. Василиса про себя усмехнулась. Нужно будет передать Сириусу пожелания Рона. А еще разведать побольше про шалости Мародеров. Сейчас же она пойдет в библиотеку конспектировать параграф про начало новой эры для волшебников на урок профессора Бинса и доделывать домашнюю работу для Помоны Стебель. Проснулась Василиса очень рано, еще не светало, ее разбудил вой ветра. Переоделась и отправилась в гостиную. В гостиной буря была слышнее. До рассвета Василиса сидела в гостиной у камина, порываясь отправиться Визжащую хижину. Время тянулось медленно. Наконец, кажется, пора завтракать. Василиса пошла портрету. — Обнажи меч, жалкий трус! — заорал на нее сэр Кэдоган. — Между прочим за мою жизнь вы должны обнажать меч, — отмахнулась Василиса и зевнула. В столовой Василиса взяла тарелку овсянки, но лишь ковыряла в ней ложкой, не в силах съесть хоть что-то. Дошла очередь до ароматного кофе, и тут появились почти все гриффиндорцы. Команда уже тут как тут. Сегодня первый матч сезона. Круто ребятам придется в такой ливень. Столь сильного дождя не было уже давно. Вся школа спешила на матч. Бежали через луг, нагнув головы навстречу свирепому ветру, рвавшему из рук зонтики. Ветер сшибал с ног. Близкие раскаты грома заглушали крики болельщиков. Василиса забежала в Визжащую хижину, пригласить Сириуса на игру Гарри. — Сириус, Сириус! Собирайся, Сириус! Сегодня играет Гарри, ты обязан это увидеть. — Василиса вбежала в комнату и на пороге столкнулась с черным псом. — Ну, видимо, мыслим мы с тобой одинаково, пойдем. Стояли в пустом верхнем ряду в ожидании матча. Вот на поле вышли переодетые в алую гриффиндорскую форму участники команды. На противоположной стороне поля появились канареечно-желтые пуффендуйцы. Капитаны обменялись рукопожатием. Все ожидали команды судьи. — За все время, что Гарри состоит в сборной, он не проигрывал еще ни одну игру. Счет мог подвести, но снитч Гарри ловит всегда, — сказала Василиса своему лохматому другу. Одновременно все оседлали свои метлы, и раздался далекий свист. Четырнадцать игроков взмыли в воздух. Следя за обоими ловцами, было понятно — снитч еще не появлялся. Игроки носились туда-сюда, всюду мелькали желтые и красные пятна, охотники забивали квоффлы в кольца, несмотря на плохой обзор. Два раза Гарри чуть не сбил посланный в него пуффендуйцами бладжер. Небо стремительно темнело, как будто ночь решила наступить раньше. Часто игроки чуть не налетали друг на друга, из-за плотной пелены дождя нельзя было разобрать кто это: свой или чужой. Вспыхнула молния, раздался свисток судьи, — кто-то взял тайм-аут. Капитан гриффиндорской команды махал рукой, веля приземлиться. Все спикировали в огромную лужу, а после подбежали к краю поля, где торчал огромный зонт. Вновь взлетели. У команды словно открылось второе дыхание, охотники владели квоффлом в разы чаще, а Гарри уверенно вел метлу, ища снитч, легко уклонялся от бладжера, пока вновь не громыхнуло. Блеснула раздвоенная молния, осветившая трибуны. Гарри замер в воздухе. Седрик Диггори рванул вверх, крохотный золотой шарик висел между ним и Поттером. Гарри словно ударило молнией, он прижался к древку и ринулся вниз. И вдруг произошло что-то странное. На стадионе резко похолодало. Около сотни дементоров устремились к Гарри. Он оцепенел и камнем начал падать на землю. Никто еще не заметил, а он падал все ниже и ниже сквозь непроглядный туман. По трибунам прошлась волна гула. Никто ничего не понимал. Осознание пришло, когда Гарри был в трех метрах от земли. Все волновались: почему учителя ничего не делают? Василиса среагировала моментально: осмотрелась, вытянула стрелу, точное время, инерция, слово: — Стоп. Гарри замер у самой земли. Василиса облегченно выдохнула, обвела трибуны взглядом, она смогла сделать все незаметно. Глянула на пса и головой указала на опушку леса, им нужно уйти. Пес ее прекрасно понял, и спустя несколько секунд его и след простыл. — Седрик Диггори поймал снитч! Счет 150:50. Пуффендуй победил, — объявил комментатор, но многие даже не слушали: все, затаив дыхание смотрели на застывшего во времени Гарри Поттера. Василиса покинула матч. Добежав до леса, Василиса нашла промокшего Сириуса Блэка. Вместе они отправились в Визжащую хижину. Всю дорогу Василиса обдумывала действия преподавателей. Они позволили Поттеру спокойно падать прямиком в объятия смерти, в прямом смысле слова! Может они добивались чего-то, но чего? Что в сборной Гриффиндор станет на одного ловца меньше? Нет, бред полный. — Я просто не понимаю! Этого не должно было произойти! — Самое странное, что учителя не делали ничего, — задумался Сириус. — Им нужна была эта или похожая ситуация, я уверена, но не понимаю зачем. Это могло закончиться летальным исходом. Сириус не ответил. Он нахмурился и что-то обдумывал. Василиса осела на пол и посмотрела на время. Поджала ноги к груди и закрыла лицо руками. — Эй, ты чего? — удивился Сириус. Он беспокоился. — Знаешь, просто устала. Все навалилось на меня вот так вот сразу, даже не спрашивая меня саму. Я просто не привыкла к такой активной жизни. До этого я ведь просто ходила на уроки и в библиотеку, а теперь… живу как какой-то двойной агент. — Ты этого боишься? Ты переживаешь сразу за все: учеба, настороженные ученики, неизвестная магия, я, свалившийся тебя на голову. — Да, но я не могу ничего поделать. Я очень сильно волнуюсь, но больше всего за тебя. — Говоря по поводу этого, зачем тебе это? Зачем помогаешь мне? — Я знаю, что ты невиновен, а еще я ненавижу несправедливость. Терпеть не могу ложь и обман, а еще предательство. — Истинная ученица Гриффиндора, — похвалил Сириус. — У меня есть с кого брать пример, — не задумываясь, ответила Василиса. Оба засмеялись. Вскоре Василиса отправилась в замок. Холл встретил ее встревоженными голосами. — Ты видела? До сих пор поверить не могу. — …это наверняка Дамблдор, если бы не он… — …прямо в воздухе. — Сразу же отнесли в больничное крыло. Василиса знала куда пойдет. Поднялась по лестнице, свернула в один коридор, поднялась по другой лестнице, третьей. Идя по коридору, ведущему в больничное крыло, Василиса разглядывала огромное количество живых портретов, не любящих свет средь ночи. — Как он? — спросила Василиса как только вошла. — Еще не очнулся. Я подумал — все, конец, — ответил Рон. — А у него даже очки не разбились, — сказала Василиса, подойдя поближе к Гарри. — Никогда ничего более страшного не видела. Ничего более страшного… страшные черные фигуры в капюшонах… холод… крик… Гарри открыл глаза, осмотрелся: вокруг стояла его команда, все в грязи с головы до ног. И Рон с Гермионой мокрые, словно только что из пруда, где купались в одежде. — Как ты, Гарри? — спросил Фред. Он был бледен как полотно, это не могли скрыть даже потоки грязи. — Что случилось? — Гарри вдруг сел в постели, и у всех перехватило дыхание. — Ты упал, — коротко объяснил Фред. — Метров с двадцати. — Он оглядел друзей, которые согласно закивали. — Мы думали, ты умер. — Алисию до сих пор била дрожь. Гермиона всхлипнула, глаза у нее были красные. — А как же матч? Будем переигрывать? Все молчали. — Мы что, проиграли? — прошептал Гарри. — Диггори поймал снитч, — сказал Джордж. — Сразу после того, как ты упал. Он сначала ничего не понял. Посмотрел вниз и увидел тебя на земле. Он тут же попросил не засчитывать им победу, хотел переиграть матч. Но все было честно. Даже Вуд признал. — А где Вуд? — Гарри только что заметил, что Вуда нет. — В душе, — ответил Фред. — Наверное, хочет утопиться, — подсказала Василиса. Гарри спрятал лицо в коленях, запустив пальцы в волосы. Фред взял его за плечо и легонько потряс. — Ладно тебе, Гарри, ты никогда еще не упускал снитч! — Надо же когда-нибудь и упустить, — рассудительно заметил Джордж. — Можем еще отыграться, — заметил Фред. — Мы проиграли сто очков, так? Значит, если пуффендуйцы проиграют Когтеврану, а мы у Когтеврана выиграем. Ну, и у слизеринцев… — Пуффендуйцам надо проиграть с разницей в двести очков, — уныло возразил Джордж. — А если они еще и побьют когтевранцев… Да нет, Когтевран им не по зубам. А вот если Слизерин продует Пуффендую… — Все будет зависеть от очков. Как ни считай, сто очков вам придется… — с огорчением сказала Василиса. Гарри лег, не говоря ни слова. Минут через десять пришла мадам Помфри и распорядилась всем оставить палату. — Мы еще зайдем, Гарри, — пообещал напоследок Фред. — И не терзай себя, ты все равно лучший ловец. Такого у нас никогда не было. И вся команда, оставляя за собой грязные следы, вышла из палаты. Василиса задержалась лишь на секунду и вскоре поплелась за сборной. Мадам Помфри с недовольным видом закрыла за ними дверь. Рон с Гермионой остались в больничном крыле.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Щерба Наталья «Часодеи»"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты