Война чувств

Гет
NC-17
В процессе
24
«Горячие работы» 15
автор
Размер:
планируется Макси, написано 114 страниц, 6 частей
Описание:
— Не думай, что мне вдруг стало интересно, Грейнджер, но почему же вы расстались с этим нищебродом? — он сделал удивлённое лицо, будто бы ему и вправду было это интересно. — Чего же тебе не хватало, заучка?

— Он не то, что мне нужно. — она ответила так легко и спокойно, что смутила самого Драко Малфоя, лучшего в использовании защитной маски на лице.

— Да? — прыснул блондин, ловя ее смущенный взгляд. — А что же тебе нужно?
Примечания автора:
Работа будет мрачнее предыдущей и намного больше! 😈

Персонажи, умершие в книгах и фильмах живы! 😎

Не все события седьмой книги учитываются! 💥

Героям уже по 19-20 лет, поэтому будет присутствовать мат🤷🏼‍♀️

Драко не будет таким милым, как его хотят видеть все😅

Крестраж в Гарри был уничтожен Лордом, но битва в Хогвартсе проиграна!

Некоторые метки и пэйринги будут добавляться по ходу истории❤️


P.s. Если среди вас есть бета, напишите мне пожалуйста! Буду рада сотрудничеству!❤️❤️❤️
А, если есть ещё и хороший иллюстратор - это ещё лучше! 💕
Если вдруг вам будет интересно - пишите!🤗 Очень интересно будет не только сотрудничество, но и просто общение❤️
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
24 Нравится 15 Отзывы 9 В сборник Скачать

Начало.

Настройки текста
Март 2001 г. Ее головная боль не отступает уже много лет. Война, которая длится с конца четвёртого курса их учебы, так и не закончилась в той самой битве за Хогвартс. В тот момент что-то пошло не так. Все крестражи были уничтожены, шансы на победу увеличились в разы, но Том Реддл остался жив. Снова тёмная магия спасла жизнь этому чудовищу. Да, именно чудовищу, как думала Гермиона Грейнджер. Из-за него она не видела своих родителей практически четыре года. Изменив их имена на Венделл и Моника Уилкинс, она спасла им жизнь, отправив их в Австралию, куда когда-то всей семьей они хотели поехать вместе. Ей нельзя было давать волю своим слезам прямо по среди важнейшей операции. Ради своих родителей, ради Гарри Поттера, ради всех своих друзей и ради всего магического мира, она должна проникнуть в Хогвартс и добыть информацию, которая могла хоть как-то помочь их делу, делу всего Ордена Феникса. Точнее тому, что от него осталось. Вздрогнув от своих же собственных мыслей, Гермиона пробиралась дальше, стараясь догнать Тонкс и Грозного глаза, ушедших от неё на приличное расстояние. Из-за мыслей, забивающих ей голову, вся операция могла накрыться, так и не успев начаться. Здесь было множество Пожирателей, которые охраняли территорию, даже не используя хоть какие-то чары для определения врагов. Видимо, они были слишком уверенными в себе. В некотором роде она была им благодарна. Охранных чар не было, удача была на их стороне. Главное не отвлекаться, но головная боль не даёт трезво оценить всю ситуацию, происходящую в данный момент. Она могла бы подумать, что кто-то накачал ее, но наркотики не подействовали так, как должны были, и теперь мозг в ее голове расплавляется, будто бы масло под жарким солнцем. — Грейнджер, если ты и дальше будешь витать в облаках, то вся операция будет провалена! Грюму не нужно было оборачиваться, чтобы увидеть ее метания и переживания, которые можно было учуять за километр. От Гермионы Грейнджер пахло страхом, и профессор почувствовал это. — Простите, Аластор, — прошептала гриффиндорка, догоняя своих спутников. — Сегодня я не в духе. — Ты не в духе уже несколько месяцев, — проворчал Грозный глаз, резко останавливаясь возле обгоревшей хижины Хагрида. — Соберись уже! Из-за такого поведения мы не выиграем эту войну! — П-простите, — она вдруг почувствовала, что находится на уроке, где ее отчитывают перед всем классом. — Такого больше не повторится, обещаю! — Грюм, перестань! — в разговор вмешалась Нимфадора Тонкс, очень любящая Гермиону Грейнджер. — Со всеми бывает, ничего страшного. — Здесь и сейчас не должно быть никаких ошибок. Тонкс удержалась от того, чтобы закатить глаза на реплику Грюма, который всегда был слишком серьёзным в любое время суток. Порой Гермиону мучал один вопрос: «А Грозный Глаз улыбался когда-нибудь?». Было глупо вообще думать об этом. После всего, что пережил этот человек, вряд ли он хотя бы ещё раз в своей жизни улыбнётся. Гриффиндорка восхищалась им. Он засадил в Азкабан сотни Пожирателей смерти и продолжает это делать по сей день. Она не должна вызвать у него сомнений. Она должна справиться. — Почему мы не дождались вестей от Снегга? — поинтересовалась Тонкс, освещая путь волшебной палочкой. — Этот чертов Пожиратель работает на два фронта, — фыркнул Аластор, высматривая в кромешной темноте своих врагов. — Я не доверяю ему. Гриффиндорке стало не по себе от обвинений мракоборца. Снегг был их тайным шпионом в тылу врага, доставлял им ценные сведения, но видимо, этого было мало. Его всегда будут считать врагом, даже, если он был на стороне добра с меткой Пожирателя на руке. — Но он же тоже в Ордене! — возмутилась Гермиона, пытаясь защитить профессора, рискующего своей жизнью. — Он убил Дамблдора, — Грюму уже порядком надоел этот разговор, но всезнайка Грейнджер добьётся чего угодно, и будет спорить, пока ей не станет плохо. — Он умирал! — она повысила голос, пытаясь доказать свою правоту, как делала всегда. — Он помог профессору Дамблдору! — Да? Но зато он убивал других наших много лет назад. — Это было давно! — девушка перешла на крик, совсем забыв, что она на секретной операции. — Он на нашей стороне, поверьте ему! Снегг делает все, что в его сил… Она даже не успела опомниться, как зелёный луч, который должен был угодить в неё пролетел мимо, попадая в темную гущу деревьев. Их засекли. Из-за ее вспышки гнева вся операция провалена. Им нужно выбираться отсюда, пока убивающее заклятие не попало прямо в точку. — Беги, Гермиона, — истошно завопила Тонкс, отбиваясь от множества проклятий, пущенных Пожирателями Смерти. — Беги! *** — Гермиона? Что ты тут делаешь? Мерлин, что с тобой произошло? Столько пар глаз было устремлено на неё, а она не знала, что ответить. Мистер и миссис Уизли, Джинни, Полумна, Джордж, Флёр, Билл… Все они подорвались со своих мест, чтобы помочь ей, но помощь была нужна не ей. — Я-я…нас засекли, — ей пришлось рассказать все, что она видела перед тем, как появиться здесь. — Они услышали нас… Тонкс сказала мне бежать… — Милая, но где же они? — Молли Уизли усадила ее на диван, очищая лицо от крови, взявшейся непонятно откуда. Чья была эта кровь? Она была в таком оцепенении, что с трудом могла вспомнить, ранил ли ее кто-то или нет. Возможно, это была кровь Тонкс или Грозного глаза, которые так до сих пор и не вернулись. А сколько вообще прошло времени? Минута или две? Время теряет всякий смысл, когда ждёшь. Ждёшь новостей, неважно, хороших или плохих. Ей хотелось провалиться сквозь землю. Всегда собранная Гермиона Грейнджер испортила все, а теперь трусит перед близкими людьми, ставшими ей практически семьей. — Идём, — отозвалась Джинни, беря за руку свою подругу. — Тебе надо умыться. Звук громкой аппарации отвлёк всех от девушки, которая готова была пустить в себя Аваду, лишь бы не становиться свидетелем того, как ее же саму будут отчитывать за такой идиотский просчёт. Сейчас она была рада, что Джинни увела ее подальше, пока на неё не накинулись с обвинениями все присутствующие этой комнаты. — Аластор, Нимфадора! — спокойно вздохнула миссис Уизли, завидя на пороге дома остальных людей, отправившихся на задание. — Что? Что случилось? — Все нормально, — отмахнулась Тонкс, не видя в провале ничего страшного. — Нас засекли, пришлось бежать. Гермиона здесь? — Да, хвала Мерлину! — Молли радостно закивала головой, несмотря на ситуацию вообщем. — Вы в порядке? — Парочка царапин, не более, — усмехнулась Дора, снимая с себя мантию. — Ужасно хочется есть! Когда становишься матерью еда мерещится повсюду! Тонкс шутит, значит все хорошо и все обошлось. Остальные присутствующие в доме спокойно выдохнули, смеясь над меняющимися образами девушки-метаморфа. Даже в период войны она всегда смеялась и шутила, не позволяя никому грустить и опускать руки. Не смеялся только Грозный глаз. Очередная царапина украсила его и без того покрытое шрамами лицо, не оставляя практически живого места. На самом деле, это последнее, что его волновало в данный момент. У него не было жены и детей, ему незачем было переживать насчёт своей внешности, которая была далеко от идеала красоты. Все о чем он мог сейчас думать — это их провал в Хогвартсе. — Нам нужно решить судьбу Грейнджер, — прервал всеобщее веселье Грюм. — Собираем общий совет, немедленно! Все в комнате, кроме мистера и миссис Уизли по-настоящему боялись этого человека. Хоть он и был на стороне Ордена Феникса, но его поступки и решения порой вызывали страх, к которым невозможно было относиться спокойно. — Какой ещё совет, Аластор? — вступил в разговор Артур Уизли, искренне не понимая при чем тут Гермиона. — Что там всё-таки произошло? — Совет! — с нажимом ответил ему Грозный Глаз, ковыляя в сторону кухни. *** — Ну вот, — улыбнулась Джинни, давая девушке чистую одежду. — Теперь ты выглядишь намного лучше! — Спасибо, Джинн, — грустно улыбнулась гриффиндорка, одевая тёплый свитер. — Мерлин, я такая идиотка. — Не говори так! Лучше расскажи, что там произошло, почему вы так быстро вернулись? Она знала, что этого разговора не избежать. Она знала, что придётся выслушать все обвинения и причитания в ее сторону, но она должна все выдержать. Она же Гермиона Грейнджер. — … я повысила свой голос и нас заметили, — Гермиона зажмурила свои глаза, ожидая приговора от свой лучшей подруги. — Ну ничего себе, — ахнула Уизли, раскачиваясь на старом стуле. — И что было дальше? — Ничего, — хмыкнула гриффиндорка, старясь не смотреть на Джинни Уизли. — Тонкс сказала мне бежать, и вот я здесь… Мерлин, как я могла так сглупить! Из-за моей оплошности мы теперь снова позади Волан-де-Морта и его Пожирателей. — Не надо себя так корить, — рыжая бестия постаралась приободрить свою поникшую подругу. — Пойдём, нужно разведать обстановку. До самого верха доносились неприятные звуки и крики, испугав девушек, спускающихся вниз к остальным членам Ордена. Они не хотели, чтобы их услышали или заметили, но скрип ступенек этого дома мог выдать любого кто пройдёт по ним. Дом на площади Гриммо 12 был довольно-таки запущенным и грязным помещением, пока сюда не перебрались остатки всего Ордена Феникса. Как бы девушки не пытались сделать это место чуть светлее и приятнее для глаз — этот дом всегда оставался мрачным по своей природе, по природе обитавших здесь ранее людей. Этим местом владел род Блэков, чистокровная семья, славившаяся своей голубой кровью, которая была чуть ли не тем же самым, что и королевская кровь, как однажды сказал Сириус Блэк, бывший владелец этого дома. Сейчас этим местом владел Гарри Поттер, который решил предоставить это место для друзей и членов Ордена, пока война была ещё не окончена. Когда нибудь он хотел окончательно перебраться сюда вместе с Джинни Уизли, если всё-таки они поженятся и у них родятся дети. Правда сейчас было совершенно не до этого. Дверь кухни была немного приоткрыта, позволяя девушкам увидеть и услышать, что происходит там, почему все взрослые так громко кричат, оглушая даже портреты, висевшие на стене коридора. — Она провалила всю операцию! — гаркнул Грозный глаз и Гермиона Грейнджер поняла, что речь идёт о ней. — Аластор, это могло случиться с каждым! — в защиту девушки сказала Молли Уизли, расстроенная произошедшим. Гермиона снова пыталась удержать подступившие слёзы, в который раз уже пытающиеся вырваться наружу. Она знала, что виновата, ее рассеянность постоянно сказывалась на результате, и теперь в том помещении решается ее судьба. — Грейнджер постоянно где-то в другом месте, но не здесь, не с нами! — рявкнул Грюм, громко расхаживая по кухне. — Кто-то из нас мог погибнуть по ее вине! Да она сама могла погибнуть! Вы считаете это нормальным? — Что думаешь, Кингсли? — подал голос Артур Уизли, постукивая пальцами по столу. — Я не думаю, что нужно как-то сильно наказывать ее, — пожал плечами Бруствер, оглядывая всех людей в комнате. — Но наказание должно быть. Аластор прав, если все будут относиться к нашей миссии безответственно, то Лорд уже победил, дальше можно не сражаться. Услышав слово «наказание» гриффиндорка поёжилась, переглядываясь обеспокоенным взглядом с Джинни Уизли. Та старалась успокоить ее, поглаживая девушку по руке, но от этого становилось только хуже. — Да вы с ума сошли! — истерически засмеялась миссис Уизли от «бреда», который несли остальные члены Ордена Феникса. — Она одна из сильнейших в вашем чёртовом Ордене! Что вы собираетесь делать? Посадите ее в Азкабан? Ещё хуже ей стало от слов Молли Уизли. Нет, конечно ее не посадят в Азкабан, но наказание неизбежно. — Тихо-тихо, Молли, — поглаживал ее по спине Артур, стараясь успокоить. — Не будет никакого Азкабана! Мистер и миссис Уизли всегда были к ней добры, и даже сейчас они старались спасти ее от решения, которое ещё не огласили. — Предлагаю отстранить ее от операций, — безразличным тоном сказал Грозный глаз. — Пускай займётся тем, что попроще. У нас мало целителей, так пускай лучше будет полезна в медицине, нежели в военном деле. Это мой выбор. Нет, нет, нет. Они не могут отстранить ее от вылазок на Пожирателей смерти. Она лучше всех знает заклинания, она лучше всех обращается с волшебной палочкой, она лучше всех сумеет найти выход из сложной ситуации. Это несправедливо! — Гермиона, нет — протестовала этим словам Джинни, качая головой. — Нет, даже не думай об этом! — Эй, девочки, — крикнул Рон Уизли, не давая ответить девушке. — Что вы стоите тут? Гарри, что с ними? — Гарри, они хотят отстранить Гермиону! — вскрикнула Джинни Уизли, выдавая себя и свою подругу. — Черт! Сделай что нибудь, прошу тебя! Идём отсюда, Гермиона. *** Собрание длилось уже целый час. Гермиона нервно посматривала на часы, вытирая свои потные руки о старую футболку, валявшуюся на полу их с Джинни комнаты. Предложение, которое вынес Грозный глаз было…не таким уж и ужасным? Она проходила курсы целителей у мадам Помфри ещё в школе, и у неё неплохо получалась целительная магия. Да нет, она получалась у неё отлично, как и любая другая, поэтому Грюм предложил именно такое наказание. Ей начало казаться, что этим он пытался спасти ее от смерти, на которую она обрекала себя постоянно, но ей не нужна была защита. Она хотела сражаться, она хотела быть полезной своим друзьям, а теперь ей придётся исцелять раны своих же друзей. Чем она это заслужила? Ей хотелось просто защитить профессора Снегга, рискующего своей жизнью ради информации для Ордена. За свою неосторожностью всем приходится платить. Она была благодарна Джинни за то, что та позволила ей посидеть в тишине и подумать. Уизли просто ждала, когда Гермиона снова сможет улыбнуться и заговорить, несмотря на ее переживания по поводу возможного отстранения. Вошедшие Гарри и Рон дали девушке надежду, что все обошлось, и она будет в строю вместе с ними. — Гарри? — намного тише, чем хотела, сказала гриффиндорка, вставая со своего места. — Прости, Гермиона, — виновато покачал головой Избранный, присаживаясь рядом с Джинни. — Мы пытались, я пытался, правда. Она резко опустилась обратно на своё место, прикрывая лицо руками. Нет, она не заплачет сейчас, нет. Не перед друзьями, перед которыми она всегда была сильной Гермионой Грейнджер, но как тут сдержаться, когда слёзы так и рвутся наружу? — Это не навсегда, — постарался приободрить ее Гарри Поттер, которому было искренне жаль подругу. — Может пару месяцев, пока ты не придёшь в себя. — Гарри, я чувствую себя хорошо! — высказалась гриффиндорка, протестуя словам друга. — А, если вас убьют за эти пару месяцев? Меня не будет рядом! Пустая болтовня не приносит никакой пользы — это было понятно уже давно. Посему она решила, что нет смысла вообще развивать эту тему. Ее отстранили, точка. — Гермиона, не расстраивайся, хорошо? — приобнял ее Рон, целуя в объёмную гриву волос. — Зато ты будешь в безопасности, да? Ей хотелось рассмеяться над словами бывшего парня. Какая ещё безопасность? Ее нет нигде… Мерлин, Рон, какой же ты глупый! — Джинни, пойдём, — намекнул ей Поттер, кивая в сторону двери. Грейнджер поняла, что друзьям больше нечего сказать сейчас. Хотя какие слова ещё были ей нужны? Все и так понятно, она теперь целитель… — Рон, — окликнул друга Гарри, практически скрываясь за дверью. — Идёшь? — Д-да, я догоню вас, — не отрываясь от своей бывшей девушки, сказал Уизли. Он хотел попробовать ещё раз поговорить с ней. Вдруг она согласится начать все сначала? Ему казалось, что сейчас самый подходящий момент: они наедине, ей нужна поддержка, он сможет ее утешить. — Гермиона, слушай, — осторожно начал парень, чтобы ненароком не спугнуть девушку. — Я хотел поговорить с тобой…ну знаешь…о нас. Она подняла голову, получше вглядываясь в его лицо. «Ох, Рон. Идёт война, а ты хочешь начать все сначала. Ты и вправду слишком глупый», пронеслись в голове слова, о которых она бы уже никогда не пожалела. Он не был ее судьбой, и она давно это знала. Даже прошлые отношения с ним не нужно было начинать. Случайный поцелуй в Тайной комнате был глупостью, а их решение начать встречаться было настоящей ошибкой. Она не жалела, но и радоваться тут было нечему. Гермиона Грейнджер искренне думала, что когда нибудь свяжет свою жизнь с Роном Уизли, родит ему детей и у них будет счастливая семья. Семья Уизли по-настоящему приняла ее, она была для них второй дочерью, которая вскоре могла бы стать женой их сына. И ей этого хотелось, правда. У наивной девочки из семьи маглов были настоящие чувства к лучшему другу, а тот отвечал ей взаимностью. Их отношения длились почти два года, но дальше поцелуев и невинных ласк, так и не дошло. Да, в свои двадцать один она до сих пор была девственницей, у которой ничего не было с мальчиками. Гермиона не могла найти причину того, почему же у них с Роном ничего не было. Было какое-то предчувствие, давшее ей понять, что он не ее человек, и ей не нужно заниматься с ним сексом, если она этого не хочет. Девушка знала, что Рональд хотел этого, намекал ей, но она сказала ему «нет». Наверное, поэтому они и расстались. Напряжение между ними росло, они отдалились друг от друга, и она решила расстаться с ним, тем самым освобождая обоих от ненужных отношений, которые только все портили между ними. Ей было стыдно только перед остальной семьей Уизли, наивно думавшим, что она станет невестой, а вскоре и женой их младшего сына. Первое время все и вправду было напряжённо. Молли была расстроена их решением расстаться, Артур хоть и не показывал своих чувств, но было видно, что и он переживал по этому поводу. Рон был сам не свой, а Джинни поддержала ее, сказав, что она ещё встретит свою судьбу, если это был не ее братец. И вот сейчас, Рон снова пытается начать все сначала. Снова хочет обременять их обоих отношениями, которые обречены на провал. Ну, неужели он не понимает этого? — Гермиона, ты слышишь меня? — он легонько потряс девушку, пробуждая ее от прошлого. — Д-да, да, я слышу тебя, — она попыталась выдавить улыбку, но вышло слабовато. — Что ты говорил? — Я хотел поговорить о нас, — уже более четко произнёс парень, осторожно беря девушку за руку. — Я подумал тут…что, если нам снова начать встречаться? — Рон, я…- ей больно было отказывать ему, но это нужно было сделать. — У нас все получится, — улыбнулся Рональд Уизли, наклоняя голову вперёд для поцелуя. — Я уверен в этом. — Рон, нет, — грустно покачала головой Гермиона Грейнджер, высвобождая свою руку от цепкой хватки парня. — Я не хочу. — Но почему, Гермиона? — взгляд друга был настолько разбитым, что ей стало жаль его. — Прошло уже достаточно времени. Мы могли бы попробовать ещё раз! — Зачем? — Что значит «зачем»? — вскинул брови в верх Уизли. — Я до сих пор люблю тебя, а ты меня, разве не так? Конечно не так. Он был ей симпатичен раньше, но любви не было. Любовь — это слишком сильное чувство, которое она ещё не испытывала ни с кем. Даже с Роном Уизли. — Кто сказал, что я люблю тебя? — получилось резче, чем она ожидала, но ничего. Она должна быть сильной и не показывать свою слабость. — Знаешь, я думал, что тебе просто нужно время, — в его глазах вспыхнул недобрый огонёк. — А ты до сих пор жмёшься, как какая-то тринадцатилетка! — Все дело в сексе, Рон? — усмехнулась девушка, отсаживаясь подальше от него на безопасное расстояние. Не нужно было дожидаться от него ответа. Все и так было видно по его голодному взгляду. — Не отвечай, я поняла, — пожала плечами гриффиндорка, вставая с кровати и открывая ему дверь. — Ты можешь идти. — Мы не договорили, Гермиона! — гаркнул парень на ее очередной отказ. — Я хочу побыть одна! — она сказала это достаточно громко, чтобы ее могли услышать остальные обитатели этого дома. — Уходи! Разгневанный Рон Уизли только презрительно посмотрел в сторону своей подруги, и вышел из комнаты девочек, оставляя ее одну. Мерлин, за что ей это все? За один только день произошло столько событий, что трезво мыслить уже просто было невозможно. Голова разболелась ещё сильнее, а боль давит на виски, не позволяя ей даже сходить в душ и смыть с себя остаток этого жалкого дня. Она провалила операцию из-за своих эмоций, совершенно не умея держать себя в руках, когда это очень нужно, и теперь Гермиона Грейнджер будет расплачиваться за это, работая целителем, сидя постоянно в этом доме, и не видя вообще белого света. Так себе перспектива, но с этим ничего уже не сделать. Ещё и Рон подлил масла в огонь. Он снова пытался начать все сначала, но ей это не нужно, как он не может этого понять? Забив на душ и прочие процедуры, гриффиндорка улеглась спать прямо в одежде, вообще не заботясь о чистоте постельного белья. Эта проблема волновала ее меньше всего. *** — Приятель, что с тобой? — Все отлично, все просто отлично! — взревел Уизли, пиная рядом стоящий стул. — Воу, Рон, — засмеялась Джинни Уизли над своим разбушевавшимся братцем. — Здесь и так не на чем сидеть, а ты ломаешь оставшиеся стулья! — Плевать я на них хотел, — хмыкнул парень, плюхаясь на свою кровать. — В чем причина такого настроения? — решил осведомиться Гарри Поттер, пока друг не разгромил всю оставшуюся мебель в его доме. — Она снова мне отказала! Джинни сразу поняла о ком идёт речь. Гермиона. Видимо Рон опять предложил ей сойтись, а она сказала нет. Неужели Рон не мог понять, что он и Гермиона — это люди, которым не быть вместе никогда! Они вообще не подходили друг другу и Джиневра Уизли была полностью на стороне своей подруги. Вот только, как вдолбить это идиоту-брату? — Рон, да пойми же ты, — вспыхнула девушка, сидевшая рядом с Гарри Поттером. — Она не хочет, понимаешь? Не нужно заставлять или давить на неё! — Ты тоже так думаешь, Гарри? — зло сверкнул глазами Рон в сторону друга и сестры. Поттер только еле заметно кивнул, полностью соглашаясь со своей девушкой. Гермиона и Рон были разными, и только дурак мог этого не заметить. — Я понял, — резко встал с кровати, и хлопнул дверью Уизли. — Друзья называются, да пошли вы! Гарри вздохнул, смотря на закрытую дверь, практически слетевшую с петель. Друг был слишком эмоционален, и с этим нужно было что-то делать. Рон и Гермиона были слишком дороги ему, чтобы выбирать между ними или снова сводить их вместе. Все это было глупостью. — Джинн, — подал голос Избранный. — Все скоро кончится, ведь так? — Конечно, Гарри, — неуверенно ответила ему девушка, обнимая его за талию. — Конечно. Он имел ввиду не только отношения между друзьями, но и до сих пор не оконченную войну. Людей, готовых сражаться за Орден становилось все меньше, Волан-де-Морт выигрывал, оставляя позади себя кучу трупов волшебных существ и людей. Ему нужно было победить Лорда любой ценой, но для этого нужны были его друзья, всегда помогающие ему во всем. Без Рона и Гермионы Гарри Поттер считал себя не просто обычным человеком, а пустым местом, не заслуживающим быть среди всего волшебного мира. *** — Вы посмотрите! — донёсся до девушки истошный крик снизу. — Мы поймали его! Ей снился довольно-таки неплохой сон: она была в Хогвартсе, была пора экзаменов, и она получила зачёт по самому любимому предмету — Трансифигурации. Гермиона Грейнджер отдала бы все, что угодно, чтобы снова попасть в любимую школу и закончить обучение, которое оборвалось на финишной прямой. Гермиона заранее знала, что хочет завершить обучение в Хогвартсе, когда закончится война. Неважно сколько ей будет лет, образование по-прежнему было важной частью ее жизни. Возможно, что ей придётся вернуться в Хогвартс одной, ведь Гарри и Рон твёрдо решили не терять время, а пойти на курсы мракоборцев, о которых они грезят уже достаточно давно. Иногда она искренне недоумевала: зачем заканчивать эти бессмысленные курсы, когда у них такая «практика» почти каждый день. Это звучит немного странно, но какая бы не была правда — ее нужно принять и жить дальше. Она до смерти не хотела просыпаться, но кто-то настойчиво толкал ее вбок, желая побыстрее разбудить непонятно зачем. — Гермиона, вставай! — возбужденная и не выспавшаяся Джинни Уизли была возле ее кровати в одной пижаме, пытаясь добудиться до своей спящей подруги. — Внизу кто-то есть, Гермиона! Ну же, вставай! — Ох, Джинни, — вздохнула Грейнджер, накрываясь одеялом по голову. — Я хочу спать, отстань! — Мерлин, Грейнджер! — когда Джиневра Уизли чего-то хотела, она добивалась этого всегда. — Пойдём, нужно посмотреть! Выругавшись про себя, Гермиона Грейнджер натянула на себя свой халат, и вышла за своей подругой, ещё не до конца разлепив веки ото сна. Ее волновал один вопрос: «Кто заявился в пять утра в этот дом, и кого там поймали, мешая ее приятным сновидениям?» Ступеньки по прежнему скрипели, издавая слишком неприятный звук, давящий на барабанные перепонки девушки. Голова все ещё болела, не давая разумно мыслить и принимать важные решения, когда на кону стоит весь волшебный мир. Если бы ей дали выспаться, то возможно эта боль прошла бы, а она не облажалась на важнейшей операции. Уже все равно, она снова не выспалась, и снова будет мучаться, принимая по несколько таблеток за день. Джинни тянула ее за руку, практически летела с лестницы на первый этаж, где уже собралась приличная толпа народа. Сквозь толпу она увидела человека. На голове был одет мешок, видимо, чтобы он не узнал куда его отвели, и что это за место. Мантия была грязной, но было видно, что она достаточно дорогая, значит — это кто-то важный. Чёрный костюм, немного перепачканный, но вполне хорошо сидел на этом человеке, худощавом, с правильной осанкой, возможно отлично обученный манерам. Руки были связаны позади него, а сам он сидел на стуле, опуская голову вниз, в попытке разглядеть хоть что-то, но из-за мешка было трудно вообще, что-либо понять. Невил и Симус торжественно улыбались, как будто поймали огромный куш или самого Волан-де-Морта, но к огромному разочарованию это точно был не он. — Мы поймали его, поймали! — Снимите с него мешок, — прикрикнул Грозный глаз, старясь утихомирить триумф парней. Финниган сдёрнул грязный мешок с головы незнакомца, открывая личность этого человека. Мерлин, это был Малфой. Драко, чтоб его, Малфой. Последний раз она видела его в Малфой-Мэноре, когда безумная Беллатриса Лестрейндж пытала ее, а он стоял, стараясь не смотреть на происходящее в том зале. Он практически не изменился. Все такой же дорогой вид, аристократические черты лица, но слишком худой, в глазах была видна усталость, презрение, и возможные пытки, которым Лорд мог предать и его. Была разбита губа, из которой сочилась алая кровь, такая же, как и у всех людей в мире. Сейчас он с особым безразличием оглядывал пространство, едко усмехаясь взглядам, которым одаривали его все. — Чего смешного, змеёныш? — гаркнул Грюм, пиная стул ногой, где сидел Малфой. — Думаешь, что сможешь выбраться отсюда? Блондин только сплюнул кровь на ковёр, скопившуюся у него во рту вместе с тягучей слюной, мешавшей ему колко ответить на угрозы старого мракоборца. — А вы думаете, что будете живы, если убьете меня? — с особым наслаждением он выводил из себя всех в этом доме. — Я так не дум… Рон Уизли, стоявший рядом с ним, с размаху врезал ему по носу, из которого ручьём полилась кровь, заливающая его белую рубашку, стекая вниз по полу. — Да какого черта вы церемонитесь с ним! — взревел рыжеволосый, замахиваясь для очередного удара. — Он же Пожиратель! Один из них! Убейте его! — Рон, стой! — вовремя очнувшийся Поттер, схватил его за руку, пытаясь остановить друга от ненужных разборок. — Дайте ему возможность сказать. Даже сейчас Гарри Поттер оставался человеком, который был добр не только к друзьям, но и к врагу. Малфой был врагом в школе, и остался врагом сейчас, но нужно дать шанс хотя бы для объяснений, которых они возможно и не получат. — Что сказать, Поттер? — истерически засмелся парень, дергая связанные руки позади себя. — Сказать, что я был настолько глуп, чтобы попасться вам? Да, признаю, это было очень тупо, но по-другому вы бы и не поймали меня, согласен? — Заткнись, тварёныш! — Грозный глаз наставил палочку на парня, но тот и глазом не повёл. — Отвечай, что ты делал рядом с этим домом! Гермиона вполне могла подумать, что Малфой был слишком уверен в том, что его отпустят, и ему не придётся раскрывать все свои тайны, но какой-то странный взгляд, брошенный им, говорил об обратном. — Хотел вычислить шпиона, — попытался пожать плечами парень, но связанные руки не давали сделать это в полную силу. — Я догадывался, что это Снегг, мне просто нужно было убедиться. — Как ты узнал? — вскинул бровь Гарри, вопросительно посматривая на своего врага. — Очень просто, Поттер, — усмехнулся Малфой, разбрызгивая свою кровь вокруг себя. — Я следил за ним уже практически год. Мне стало интересно, где вечно пропадал наш любимый профессор. Я удивлён, что ваш штаб до сих пор здесь, — он снова засмеялся, покачивая блондинистой головой. — Как Лорд ещё не догадал… — Кто нибудь скажет, как он попал сюда? — вмешалась Джинни, подходя ближе к слизеринцу. — Через заклинание доверия никому не пройти! Ему здесь не место! — Уизлетта, — цокнул языком блондин, медленно покачивая головой. — Ты разве не знаешь кто я? Это дом Блэков, моя мать из семьи Блэков, я сам наполовину Блэк. Так кому тут не место, скажи мне? — он с торжествующей улыбкой наблюдал, как Джинни Уизли с треском провалилась, узнавая ответ на свой вопрос. — Я могу зайти сюда в любой момент, и никакое заклинание вас не спасёт, уж извини. Гермиона Грейнджер заметила, как Джинни отступила назад, свирепо смотря на человека, который улыбался, обнажая свои белые зубы, залитые кровью. Раунд был за ним, тут не поспоришь, факт на лицо. — Что будем делать с ним? — не унимался Рон Уизли, вытаскивая свою палочку из кармана штанов. — Убьём его? — Уизел, ты серьезно? Сможешь убить меня? — Так, малышня, — прервал их детскую болтовню Грюм. — Вышли все отсюда, это взрослый разговор. Своим взглядом он дал понять, что не намерен спорить дальше на эту тему. В комнате должны остаться только взрослые, которые сейчас находились здесь: сам Грюм, мистер и миссис Уизли, Люпин с Тонкс, решившие остаться на ночь, и Билл Уизли со своей женой Флёр. Гермиона не заметила, как осталась одна среди взрослых, и в открытую пялилась на Малфоя, который только презрительно фыркнул в ее сторону и отвернулся, снова сплёвывая свою кровь на пол. — Грейнджер, ты тоже, — кивнул Аластор в сторону выхода. — Давай, иди. Моргнув несколько раз и просыпаясь от ступора, она попятилась назад, все также смотря на Драко Малфоя, врага и одного Пожирателей смерти Волан-де-Морта. Громко хлопнув дверью, Гермиона выдохнула, питаясь забыть взгляд, посланный Малфоем в ее сторону. Она была права, когда подумала, что тот не изменился. В нем также осталась эта ненависть к грязнокровкам, и это никогда не изменится. *** Около двадцати минут она выслушивала крики Рона, причитания остальных по поводу Малфоя. Рон хотел убить его, но Гермиона знала, что для этого у бывшего парня кишка тонка. Да, это было слишком грубо, но зато это была чистая правда. На слова Рональд Уизли был дерзок, а на деле трусил, не всегда конечно, но трусил. Реакция Джинни и Гарри была ей непонятна. Лучший друг был спокоен, но взволнован, чтобы принимать решение: убить Драко Малфоя или оставить в живых. Симус, который частенько бывал тут, был полностью согласен с Роном Уизли. Всех Пожирателей нужно убивать, и Малфой не исключение. Остальные сидели молча, выражая свои эмоции через взгляды и жесты. Кто-то зло сверкал глазами, говоря, что хорёк не достоин жить, кто-то только лишь пожимал плечами, не зная, как поступить, а другие говорили про какой-то там шанс, но Гермиона их не слышала. Вся ее голова была забита своими же мыслями. Ненависти к Малфою не было, но и приязни тоже. Этот жалкий слизняк не изменился, и она не знала чего заслуживает он заслуживает. Никто не вправе его судить, даже, если он Пожиратель смерти. *** — Ну и что нам с тобой делать, Малфой? — присел на против него Римус Люпин, постукивая пальцами по спинке стула. Ему уже надоело слушать все эти голоса. Черт, кто бы мог подумать, что в Ордене Феникса столько болтунов? — Хоть он и мой кузен, и я не защищаю его, но давайте пойдём на компромисс, — предложила Тонкс, пока не представилось идей получше, чем эта. — Пускай шпионит для нас, любая информация будет полезна. — Зачем нам ещё один шпион? — спросил Артур Уизли, изредка поглядывая на пленённого человека. — А как же Снегг? Малфой подумал, что эта идея была не так уж и ужасна. Он был готов на все, чтобы уберечь свою мать от смерти или ещё хуже, Азкабана. Когда нибудь эта война кончится, а он уверен, что закончится она проигрышем Лорда. Если все случится так, как он думает, то Нарциссу могли посадить за содействие и помощь Тёмному Лорду. Парню было плевать на отца. Тот уже выбрал свою судьбу, и уже ничего не заставит Люциуса изменить это решение. Главное задача — это спасти Нарциссу любой ценой. Он был готов шпионить на них, только чтобы уберечь ее от участи, которая ожидала каждого Пожирателя смерти. — Знаете, — хмыкнул блондин, откидывая волосы назад. — Я готов поспорить, что у вас давно не было вестей от Снегга, да? — видя их взволнованные взгляды, он победно улыбнулся. — Не отвечайте, я же вижу, что так и есть. А хотите знать почему? Он взял небольшую паузу, давая им обдумать слова, правдивые слова, которые вызвали у них небольшое волнение. Да, вот оно. Он на правильном пути. — Лорд очень обеспокоен сложившейся ситуацией, уж слишком много было облав на Хогвартс и Министерство, — спокойно говорит Драко Малфой, рассматривая каждого в этой комнате, и читая эмоции, выдающие их с потрохами. — Он наконец начал подозревать, что в его кругу есть предатель, поэтому самые приближённые к нему теперь всегда рядом, а Снегг один из важных советников, как ни крути. — Ну и? — нетерпеливо высказался Грюм, ожидая конца его бурной речи. — Не ждите от Снегга вестей, — пожал плечами Малфой, практически празднуя свою маленькую победу. — Только чудом ему удастся что-то вам рассказать, поэтому я согласен со своей кузиной, — на слове «кузина» он скорчил лицо, будто его сейчас стошнит. — Я могу шпионить для вас. — Почему мы должны тебе верить? — Люпин искал подвох в словах блондина, но маска на его лице хорошо скрывала эмоции. — Разве у вас есть другие варианты или люди, готовые предать Лорда? — Зачем тебе это? — Грюм был настойчивым, когда нужна была информация, и он ее получит, без пыток или с пытками. — Моя мать, — тихо проговорил блондин, но тишина в комнате дала услышать всем остальным его ответ. — Что «твоя мать»? — никто не понял, что он именно имел ввиду. — Когда ваши игры в войну закончатся, я хочу, чтобы никто не трогал ее, — он говорил серьезно, без единого смешка. — Я помогу вам, если вы поможете мне, вот и все. Предложение было подозрительным, но заманчивым. Они проигрывали эту войну, им нужен был тот, кто незаметно для всех Пожирателей доносил бы все их планы. — Почему мы должны верить тебе? — с вопросом в глазах Люпин взглянул на Малфоя. — А почему нет? — хмыкнул Драко Малфой, вновь дергая свои связанные руки. — Вам нужна помощь, признайте это. Да, у вас есть Снегг, но толку? Когда он сможет вновь обрадовать вас вестями? Я думаю не скоро, поэтому у вас один вариант. Лорд не обращает на меня никакого внимания, мне будет проще сливать вам всю информацию, нежели Снеггу. Члены Ордена молча сделали свой выбор. Им нужна была помощь, придётся принять ее, даже от такого человека, как Малфой. — Хорошо, — отозвался Аластор Грюм, стоявший немного в стороне от других людей. — Хорошо? — переспросил блондин, не думая, что получится так быстро. — Да, но есть одно условие, Малфой. Конечно, как он мог забыть про какие-то там жалкие условия Ордена Феникса. Что они попросят взамен? Может, перебить всех Пожирателей? А может, самого Лорда? — Какое условие? — он поднял бровь в вопросительном жесте, показывая, что ему «интересен» данный разговор. — Если кому-то из Ордена будет нужна помощь — ты поможешь, Малфой. Нужно будет спасти — ты спасёшь. Нужно будет отдать свою жизнь — ты отдашь. — уверенно ответил ему Грюм, без тени сомнения. Ему давно было плевать на свою жизнь. Его душа уже проклята, как только он стал Пожирателем смерти, и все грехи ему никогда не искупить. Для него важна только мать, поэтому ради неё он был готов умереть, лишь бы спать ее. — Согласен, — он удержался от того, чтобы закатить глаза. — Может, дать вам Непреложный обет? — Нет, обойдёмся без этого, — Грозный глаз выдал что-то на подобие улыбки. — Если ты предашь нас, то я собственноручно убью тебя. — На другое я и не рассчитывал, — хмыкнул блондин, выдавливая «вежливую» улыбку в ответ. — Развяжите меня? Люпин взмахнул палочкой, и верёвка, крепко связанная вокруг его рук, упала на пол, позволяя ему размять кисти, и пройтись рукавом мантии по лицу, вытирая кровь уже засохшую кровь. Он поморщился от боли, но слава Мерлину, нос не был сломан. Хотя, учитывая всю ту боль, которую он испытывал, можно было подумать, что Уизли всё-таки удалось это сделать. Не убил, но покалечил. Тоже неплохо. Раунд все равно был за Малфоем. — Пошёл вон, пока мы не передумали, — махнул рукой Грозный глаз, выставляя нового шпиона подальше от этой комнаты. — Выход сам найдёшь. Перед тем, как выйти из комнаты, Малфой засмеялся, даже не оборачиваясь на новоиспечённых союзников. Вообще, он не думал, что так просто получится выйти отсюда. Наверное, у них и вправду все настолько плохо, раз они решили воспользоваться его помощью. Война высосала из семьи Малфоев все соки, поэтому он должен положить конец этим издевательствам. Отец уже не отец, а ради матери он готов на все. Найти выход было несложно. Длинный коридор, большая лестница, пара дверь, и дверь на улицу. Он был здесь однажды со своей матерью. Тогда все выглядело гораздо плачевнее, чем сейчас, но восстановить этот дом будет не так-то просто. Малфой был благодарен своей родословной, ведь благодаря Блэкам он вошёл сюда без проблем, также выйдет, и также спокойно зайдёт в следующий раз. — Малфой, — его окликнула Гермиона Грейнджер, наблюдавшая за действиями блондина. — У тебя кровь, дай мне помочь тебе. — она бы прикусила себе язык за эти слова, но уже было поздно. — Вы посмотрите-ка, кто здесь, — хмыкнул парень, останавливаясь у выхода из дома. — Грейнджер, я бы сказал, что рад видеть тебя, но это не так. Какая же она идиотка. Зачем предложила ему помощь, это же Малфой! — Это взаимно, Малфой. Я просто хотела помочь избавиться от ран, но слизнякам не нужна помощь. — Почему ты решила, что я позволю прикоснуться к себе, грязнокровка? — зло усмехнулся парень, смотря наверх. — Ты правда думаешь, что мне нужна помощь? Забудь, грязнокровка, я разберусь сам. Малфой хлопнул дверью, а разозлённая и оскорбленная Гермиона Грейнджер так и осталась стоять на лестнице, проклиная бывшего однокурсника всеми известными ей проклятиями.
Примечания:
Вот и начало новой истории!🤗
Пока ещё ничего не понятно, но постепенно все будет раскрываться😈
Как вам такое начало? Пишите отзывы, мне будет интересно почитать все, что вы думаете!❤️
Укажите на ошибки/опечатки, если заметите таковые🤗
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты