серые глаза

Гет
NC-17
В процессе
17
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 71 страница, 7 частей
Описание:
Я не знаю, что об этом можно сказать. Я просто... влюбилась. Но, к сожалению, не в того, кого следовало. И за то Бог наградил меня чередой неудач, сравнимых с обрушением небес.
Примечания автора:
я просто бесконечно влюблена в Люка Эванса и все его роли. посмотрела сериал Алиенист и в восторге. сейчас собираюсь пересматривать КИЧ и Хоббит ради его роли. до этого момента я не воспринимала его роли, как что-то интересное и требующего моего внимания. однако сейчас все перевернулось.

работу выкладывала. /боже мой. я так люблю перезаливать свои работы с разных акков, что просто ужас что такое. если вы уже видела эту работу, то просто поставьте нравится и ждите продолжения. я серьезно намерена закончить эту работу. чмок./
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 10 Отзывы 5 В сборник Скачать

причуды

Настройки текста

Парень, ты чужестранец, твое прикосновение так незнакомо. Это сверхъестественно, это что-то неземное.

      Я проснулась от бесконечно-громкого звука уведомления. Он был таким забористым, что явил себя мощнее всякого будильника ввиде петушиного ора. Сейчас каждый в моем профиле – нон грата, особенно тогда, когда звук не выключен и дребезжит вдвойне от вибрации. Пятничные пробуждения давались мне лучше всего, но не сегодня, не тогда, когда я поспала от силы часа четыре.       Я, едва разлепляя ресницы от ресниц, а веки от тяжести, что гирями свинца навалились мне на глаза, разблокировала телефон. Сообщение пришло от Лео. Какой ему резон писать мне так рано? Но уже заинтересованная я села на кровати, потирая глаза и моргая, дабы сфокусироваться.       «Сегодня у тебя есть планы? Я бы хотел сводить тебя в одно очень интересное место нашего города».       Мне пришлось перечитывать не раз его сообщение, чтобы понять, что он серьезно. Писать об этом в такую рань? Что с ним не ладно? Видимо на то были серьезные опасения, раз Лео решился на такой опрометчивый поступок. Быть может переживал, что напиши он чуть позже, то Влад вырвал бы меня у него? Не знаю. Но я откинула телефон на тумбочку. Разочарование было ощутимым. И я не хотела объяснять его себе, ибо ответ был очевидным и простым, как лист бумаги. Не знаю почему, но я ждала сообщения от Влада. Все остальное казалось мне таким не интересным и неважным.       Я спустила ноги на холодный пол, вдыхая полной грудью. Пора бы перестать ждать и верить в чудеса.       Погода была ясной и светлой, но с самого начала дня все пошло по левой. Мало того, что я спала что называется «нихрена», так и словила цейтнот и в итоге опоздала. И я даже не хочу вспоминать, что встала раньше того момента, когда должна была заиграть колыбельная Беллы на будильнике. Мне только и оставалось как надеяться на статный силуэт в проёме столовой и идеально ухоженные волосы. Изогнутую в ухмылке улыбку и насмешливо-покровительственный взгляд шуршащего пасмурного неба. Но ничего из этого за весь школьный день так и не удалось выхватить, и потому пятницу можно было наречь разочарованием. А между тем я не была влюблена и объясняла себе это тем, что просто личность человека привлекла меня. И ничего, кроме желания насладиться красивой статью благородной крови у меня не было. Якобы.       Ничем непримечательный день сопровождался компанией из Эмили и Лео, которые сошлись почти сразу, как я представила их друг другу. Под аккомпанемент их треска, я выискивала взглядом Айшу или Хасана. Но как Влад провалился сквозь землю, так и эти двое. На мой вопрос об их исчезновении ребята пояснили, что при любом удобном случае, эта тройня навещает родных в Румынии. У них отличные оценки, а потому учителя смотрят на их прогулы сквозь пелену прозрачной пленки. Такая исключительная прерогатива в элитной школе была излишком только для них. Все называли этих троих – гордостью, несмотря на то, что они ровным счётом палец о палец не ударили ради роста школы. Было очевидно, что говоря об этом, Лео и Эмили жутко завидовали их репутации сотканной из воздуха, и, в утешение собственного эго, называли мегаломанами. Я решила не рушить их идиллии, мысленно закатывая глаза и думая, что они едва ли понимают, о чем судачат.       Сидя в столовой, я не раз бросала взгляды на пустующий столик. Никто не смел занимать его даже в их отсутствие.       А ещё за весь день Лео выступил против моих похождений со своей филиппикой не раз и не два. Он сокрушался по поводу езды на байке со смутным типом, а я же верила, что сетует он отнюдь не потому. Скорее увещевания сыпались непосредственно на персону, с коей я прокатилась разок. В конце концов я не выдержала и грубо рубанула Лео по его «заботе». Парень обижался на меня, но под конец уроков подошёл с перемирием. Ну конечно, боязнь за возможность прогулке не состояться пересилила его гордость льва, а так, я думаю, ходил бы, обижаясь, несколько витков во времени.       В итоге закончилось все тем, что я шла за Лео собачкой, разве что без привязи, а время катилось к закату. И чёрт меня дёргает таскаться за кем-то после шести? Лео не раскрывал карт, и мне в пору бы запереживать, но шестое чувство говорило, что нет места для паники.       Мы шли по проспекту в центре города. Ровный свет от уличных фонарей и мягкий шуршащий шум шин с изредким глухим ударом о неровности асфальта – музыкальное сопровождение в моих ушах. Частые горожане спешили домой в размеренном темпе, желая насладиться мягким ворсом белого ковра при входе или элементарным просмотром телевизора без звука. Глядя в лица таких разных, незнакомых и сказочно красивых людей, я понимала, что вероятнее всего то наша единственная встреча в этом большом мире. Мимолётное пересечение взглядов, которое забудется в скором времени. И если так подумать, то для чего нам послан этот человек? Почему именно он сегодня зацепил мой взгляд и что в будущем может измениться? Я верила в неслучайность и верила, что все к чему-то.       Из размещенных на бельэтажах кондитерских и кофейнь доносились крайне чарующие ароматы. На огромных окнах красовались гирлянды, мягким светом обвалакивая прохожих и зазывая в свой мир уюта. Оттенки красного и коричневого, в каких был выполнен фасад, непрерывной чередой тянулись вдоль тротуаров, словно соревнуясь в своей неповторимости эфемерных флюид прекрасного.       Кутаясь в красный шарф, я озиралась по сторонам, не в силах насытиться прекрасным. Как контрасты ветхости перекликаются с новизной. Они стоят бок о бок, дежуря и бдя за бытом человека. Вот витьеватые консоли рядом с лаконичными карнизами окон. А вместо арчатых сводов и балясин балконов – строгая простота и минимализм. Сегодня я уже внимала красотам Дании, не отвергая как капризный ребенок овощи, с удовольствием впитывая.       А между тем Лео продолжал меня вести. Он предложил зайти и купить кофе с пончиками – перекусить, а после продолжить путь.       Вкусный латте с цедрой апельсина и пончик с шоколадом подняли мне настроение ещё больше. Насвистывая любимые песни я уже смеялась, окликая себя дурой, какая решила, что день её скучен и очень мрачен. Лео улыбался в ответ, поглащая свой дымящийся вкусом мокко.       Наконец парень остановился напротив неприметной двери. Я оглядела её и, не найдя тонированные окна непримечательными, недоуменно поглядела на Лео. Но тот только таинственно поднял руки и зашёл внутрь. Из приоткрытой щели на меня пахнуло табаком, дорогим алкоголем и терпким одеколоном. В непонимании я застыла на крыльце, с одной ногой на ступени.       А вдруг он хочет завести меня в неизвестное никому место? А быть может там притон какой? Вдруг он продаст меня на органы или в наложницы какому-нибудь мажору?       Глупость одна за другой лезла в мою голову набатом, вытесняя здравость разума. Ладошки в миг покрылись испариной, неприятно охлаждая. Мне стало действительно страшно от своих собственных необоснованных фантазий, которые являли себя лишь как фантасмагории.       — Эй? – Лео пощелкал у меня перед лицом. – Лайя. Ты чего такая бледная? Не бойся, насиловать тебя я не собираюсь. Подожду, пока сама этого захочешь, – он подмигнул, а я показала средний палец. – Это бильярдная, а ещё тут можно легально поиграть в покер. Пойдём. Это тематическое место, я тебе поясню потом.       Лео протянул руку, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним, продумывая на всякий пожарный случай пути отступления.       Мы вошли в сухое темное помещение, которое пропахло сигарами и слабым выветрившимся ароматом духов. Место было узким с единственной лампочкой освещения. Тусклое свечение выхватило лестницу, уводящую вниз к двери, откуда доносилось веселье и музыка. Не сказать, что меня привлекали подобные вечеринки бомондов, но азарт в ту секунду я схватила знатный и не сразу заметила двух амбалов, что сверлили нас с Лео пронзительными узкими глазами.       — Это приватное пати, – пробасил один из. – Приглашения?       У меня подкосились ноги, но Лео твердой рукой удержал меня. Земля начала раскачиваться, а тревога усиливаться. Какие к черту приглашения у нас на такое? Почему-то я ожидала услышать требование деньжат, но не их.       Лео же, спокойный и невозмутимый, как скала, протянул им два буклета:       — Ну?       Мужчины переглянулись, но отступили, пропуская.       Не успела я прийти в чувства и придумать достоверное оправдание из воздуха возникшим приглашениям, как Лео потащил меня вниз по лестнице. Почти пинком он отварил дубовую дверь, пропуская меня вперёд.       Глаза, привыкшие к тьме, ослепило сияние платьев женщин и блеска колец мужчин. Приглушённый свет не мог состязаться в силе освещения с золотом игроков. Большинству было лет за тридцать, а посему с Лео здесь мы казались чужими белыми чайками среди фламинго. На нас не сильно обращали внимание, только кидали насмешливые взоры, говорящие: куда вам, мелюзга?       Самое первое, что я заметила после: огромная стена с расписанным в красные цвета барельефом в изображении благородного дракона, а прямо под ним – стойка для приема ставок. Бордовые занавеси, что бархатом ниспадали с балок, скрывали от лишних глаз каждый столик играющих, не отвлекая и не давая отвлекать лишним мельканием тел. Тут и там блуждали официанты с подносом игристого и терпкого красного. Дорогой лоск ламп и роспись потолочных сводов говорили о широком кармане владельца. Здесь не пахло дешёвым пивом и не менее дорогостоящими сигаретами, только богатство и шик, достойный удачливых джентльменов и их дам.       Одна особенность этого заведения заставила меня иначе глядеть на убранство. Сколь доисторичным и ветхим оно казалось. Резьба по дереву на перилах отличалась античностью, а кожаные кресла не казались привычными для нашего глаза в интерьере. А ещё на каждой детали был выгравирован или вышит тот самый дракон, что приветствовал нас при входе.       — Как называется заведение? – почему-то поинтересовалась я и испугалась своего голоса. Таким чужим здесь он показался.       — «Дракула», – как-то зло ответил Лео и направился вглубь. Мне пришлось семенить за ним, по пути скидывая с плеч пальто, ибо становилось жарко и одежда начинала неприятно клеить тело.       — Слушай, – запыхаясь проговорила я. – А откуда у тебя пригласительные? Признайся честно, ты мажор?       На это парень только добро рассмеялся. Лео продолжал идти, и я покорно следовала за ним, ощущая себя потерянным ребенком в гостях, не знающим куда себя деть, в какую щель просунуть. Мы дошли до балюстрады, что вела на второй этаж, и Лео наконец прояснил, что там бильярдная, а играет он только в бильярд, считая то более беспрецедентной вещью, нежели покер.       — Так. Хорошо, – выпалила я, поднимаясь по пружинистым от коврового покрытия ступеням. – Ты будешь играть, а я что делать по твоему? Я не умею. И не хочу учиться.       Лео промолчал, продолжая движение. Про себя я отметила, что антураж здесь полностью совпадает с тем, какой приходился на этаж ниже, разве что камер побольше. Но этого прикола я не поняла. Между тем Лео остановился у самого крайнего столика, у которого никого не было и в радиусе нескольких метров – тоже. Он взял кий, примерился и только тогда обернулся, вкрадчиво заговорив:       — Я сказал, что это заведение тематическое не только потому, что все здесь вяжется с драконами, но и потому, что один наш ученик школы владелец этой прелести. – Лео скептично усмехнулся. – Тебя никогда не интересовало полное имя Влада? Ты ведь не знаешь его фамилии?       Я недоуменно изогнула бровь, касаясь пальцем края доски. Мне было не понятно чего добивается Лео, рассказывая о его личности. Не то чтобы меня не интересовали подробности, какие осветят его темную.       — Ты привел меня сюда для чего?.. – я хмуро окинула противоположную стену, находя её обои весьма занимательными.       — Ты многое не знаешь о Владе, – Лео облизнул губы и склонился над доской, держа кий на готове. – А вообще – поиграть. Эта бильярдная чертовски хороша, лучшая, можно сказать, в нашем городе. Влад достаточно хорошо раскрутил своё детище, признаю.       Доли секунды было мало для переварки данного. Не знаю, что щелкнуло у меня внутри, но шестерёнки закрутились так яростно, как никогда ни в одном механизме. Я только и слышала утробный учащенный стук моего сердца, что гулким эхом раздавался в каждой клеточке моего тела.       — Что ты сказал? Это его? – я тупо моргнула, возвращаясь в действительность.       — Да. – Лео ударил кием по шарам и те с характерным звуком разлетелись по разным углам, как мои чувства.       — И… и как звучит его полное имя? – бесцветно спросила я, вглядываясь в тоненькую полосочку алого на горизонте за окном.       — Влад Цепеш, – парень опёрся о кий ладонями, вглядываясь в мое лицо. – Лайя. Ты второй раз за день побледнела. Расслабься. Это нормально продолжать родительский бизнес. Дети богатеньких частенько выдергивают эти брозды из рук родителей раньше времени.       Я попыталась успокоить от чего-то напугавшееся и похолодевшее сердце. Теперь мне лучше не стало. Я не понимала, от чего так тревожно оно застучало, хотя по логике вещей в этом нет ничего удивительного. Нередко видишь в кино как богатенькие мажоры заправляют казино и прочей нелегальщиной. Лео же сказал, что это заведение стоит твердо и на официальных подтверждающих бумагах. Пора бы успокоиться. Я просто не привыкла иметь отношения с такими, как Влад, а посему мне придется со многим мириться и ко многому приноравливаться.       Но что-то говорило, что меня испугал отнюдь не факт правления этим заведением.       Разобравшись с одним, я уцепилась за другое:       — Как ты сказал? Цепеш? – я заинтересовано подалась вперёд. – Как один Влад из пятнадцатого века?       — Ты смеёшься, – улыбнулся Лео и нерешительно провёл своей сухой ладонью по моей щеке. – А как бы ты отреагировала, узнай что наш Влад и есть тот самый Колосажатель?       — Теперь ты смеёшься, – улыбнулась я. – Рождение Влада III точно не установлено. Но говорят, что он родился примерно в тридцатых годах пятнадцатого века. Жил он в Трансильвании до какого-то времени, а после с семьей переселился в замок на территории Румынии, – я задумчиво потерла подбородок.       — Ты так хорошо осведомлена о его истории, – хмуро сказал Лео.       — А прозвище у него случайно не «Дракула»? – ехидно поинтересовалась я, цепляя пальцами обивку, что начала выбиваться из-под краев стола.       — Слушай, Лайя, ты чего такая враждебная? Я может быть пытаюсь помочь, а? – парень вновь начал прилаживаться к красному шару, а я побрела к кожаному креслу, что буквально провалился подо мной, когда я в комфорте поместилась на нём.       — Существует мнение, что Dracula в переводе с румынского языка означает «сын дракона», однако румынские историки отрицают, что «a» на конце могла придавать слову дополнительное значение по сравнению со словом Dracul. Быть может эта приставка означает превращение дракона в дьявола? Благородную кровь в нечистую? – гнул своё Лео, обходя стол и становясь напротив меня.       — Ты притащил меня сюда, чтобы пугать байками? – хмуро спросила я, начиная жалеть, что вообще согласилась идти куда-то с Лео. Но все внутри меня скрутило в жгут, высасывая все положительные эмоции, оставляя только панику под ложечкой.       — Нет. Играть. Но и сказать, что Влад не так чист. Я бы не ходил с ним на свидания, – выразительный взгляд. – Ты только посмотри на этот антураж! Он помешан на этой истории.       — Ну все, достаточно, – я встала, радикально покидая безумства Лео, но парень перехватил меня у выхода, сжимая запястье.       — Извини. Ладно? Прости. Перегнул, хорошо? – звучало это искренне. – Просто. Просто поиграй со мной ещё часок. Я отвезу тебя домой и не пророню ни слова о Владе.       Я прикрыла глаза. Мне нужно было все обдумать, но бросать Лео не хотелось, а потому я выбрала меньшее из двух зол.       В прочем вечер прошел очень атмосферно и уютно. С Лео было тепло, как если бы прижаться к боку мурчащей кошки. Мы болтали о всяком, радуясь, что завтра выходной и можно не беспокоиться об уроках. Парень рассказал мне о своей жизни и о том, как весело у него бывает дома каждый день. Хоть они и не богаты, но зато в их очаге горит огонь, а любовь не иссякает. В этот момент меня неприятно кольнула четкая граница и разница между нашими семьями в отношении друг к другу. Не все люди, как мои предки, и мне бы хотелось порадоваться за них, да сложно, ибо сама я не имею того же, что есть у других и чего желала бы сама.       Вернулась домой я под час ночи и все, чего желала – объятий таких приятных хлопковых одеял и матраса. Даже не помню как я раздевалась, но отчётливо – как голова касалась подушки – водоворот утешительного забвения.       В ту ночь мне впервые приснился Влад, и сон не был ярким. Не освещали его стать солнечные лучи, не ласкал теплый ветер. Пожалуй он был, но холодный и зябкий, от чего я сжималась в комок, молясь, чтобы Влад взял меня в свои объятия. Помню, что его фигуру окутывал сизый туман, пытаясь скрыть от моих глаз. Он шагал по воде, как Иисус, не оставляя ряби и уносясь от меня дальше. Я же кричала и тонула в терпкой пучине. Но в следующий миг неслась над огромным и прекрасным замком на склоне, а над его серебристыми пиками вились коршуны; в комнатах царила полутьма. Разве что в одной горел теплый свет. И тогда я устремилась туда.       Меня обнимает холод ещё сильнее, не смотря на огонь в камине. Мне кажется, что я становлюсь льдиной, и будет куда приятнее, не ощущать ничего, поддаваясь обледенению, но мое сердце продолжает свой бег. В самом центре комнаты на коленях стоит Влад, облаченный в роскошный черный комзол и льняную белую рубашку, а в его руках кто-то лежит. И то была девушка. Сначала мне кажется, что он плачет над телом умершей, но чем ближе я подхожу, тем лучше различаю звуки. Тихое сопение, в перемешку с рычанием и ненасытными глотками вынуждают меня отпрянуть, задевая руками вазу. Влад резко оборачивается, и я понимаю, что предо мной монстр. Облачный не в роскошь, а в ужас, он улыбается мне окровавленными зубами, какие имели нечеловеческой длины клыки. Его привычные глаза были наполнены едва заметным алым пятном в глубине синевы бездны, словно разлившаяся по полу кровь от бедной девушки.       – Так стучит, – ласково и неожиданно говорит Влад, наслаждаясь моим ужасом. – Ты такая упорная нежность, какую я так долго искал. И я нашел тебя. И наконец смогу забрать твое сердце себе, любовь моя!       Влад возвращается к бесчувственному телу жертвы и мягко ведёт рукой по ложбинке меж её груди. Его движения нежны и так приятны в противовес намерениям сотворить зло. Я прикрыла глаза, желая избежать этого ужаса, но ощутила. И только тогда я осмеливаюсь поднять взор на девушку. Коей оказываюсь я. В миг и я в панике гляжу на Влада, что склоняется надо мной. Шея моя разодрана. Я не видела этого, но знаю, что так оно и было.       Лёжа в его объятиях, я понимала, что ощутимый мною нечеловеческий холод, ни что иное, как прощание с жизнью. Я умирала и до сих пор продолжаю в объятиях человека, ставшего мне дорогим.       Я пытаюсь выдавить из себя просьбу не делать это со мной, но Влад улыбается, смеясь над моими тщетными попытками заговорить. Но вот он нависает надо мной, словно пантера в прыжке. Его пальцы ногтями впиваются в мою кожу с левой стороны, чуть выше груди, и начинают рвать, втапливаясь.       И тогда я с диким криком проснулась. Жадно хватая ртом воздух, я ощупала своё тело, словно не веря, что жива. Шея в той части, где Влад терзал меня, ныла, а грудь разрывалась от жуткой паники. Сказать, что я испугалась, ничего не сказать. Я была в ужасе, от чего моё сердце сдавливало холодными тисками. Ощущая, как по спине стекал липкий пот, очерчивая каждый позвонок, я провела ладонью по пояснице. Ноги запутались в тряпках пододеяльника, от чего я оказалась в крепких путах, что сковывали движения. Само одеяло я нашла спокойно отдыхающим на полу. Похоже оно вылезло, но как? Так сильно я возилась?       Услышав спешные шаги за дверью, я непроизвольно напряглась, а после чего увидела Александра, по совместительству моего телохранителя, с ножом в руке. Дверь с громким треском отлетела и прилепилась к стене, от чего в ночной тишине это казалось сродни громкогласному раскату. Решительный вид Александра не давал усомниться в твердости руки и желании защитить.       — Мисс, вы кричали, что случилось? – его шустрый взгляд окинул помещение цепкостью, но не обнаружа угрозу для моей жизни, мужчина опустил руку.       — Ничего, – в смущении замотала головой я. – Кошмар. Спасибо, Александр, я в порядке. Ты можешь идти.       Мужчина колебался с минуту. Было видно, что в нем столкнулись противоречивые желания подчиниться и пойти спать или остаться и все достаточно тщательно осмотреть. Но все же желание вернуться к просмотру розовых единорогов пересилило, и Александр удалился, прикрывая дверь.       Не скажу, что стало легче, но хотя бы первый шок прошёл, и теперь я смогла ясно глядеть на какие-то вещи. Например на то, что сон этот случился явно посредством вечерних приключений и рассказов. Похоже слишком впечатлило меня, от того и видела всякий бред, связанный с Владом. Успокоить себя в том, что сон – иллюзия, созданная для нас кинопроектом нашего сознания и ничто более как его плод, было сложно. Я не знала даже, смогу ли после этого спокойно глядеть на Влада, имея в кармане такие факты как его фамилия и то, что он владелец земель в Румынии. Все как-то сходится и при этом кажется таким фантасмагоричным.       Чтобы отвлечься, я взяла телефон и нашла дохрена пропущенных от мамы и папы. Да. Теперь ни о чём, кроме возможной порки, я думать не смогу.       Написав подробное разъяснение обоим родителям в смске, я ещё и прикрепила голосовое, что со мной все в порядке – отправила. Перезванивать я не собиралась по двум причинам: во-первых, на дворе три часа ночи, и родители спят. во-вторых, не сносить мне тогда ушей. Это я знала наверняка.       Не поднимая одеяла с пола, я улеглась обратно. Подушка была мокрой и холодной из-за пота, поэтому я перевернула её другой стороной, встряхнув. И уже в этот раз я провела сон без каких-либо проблесков картинок в комфорте. А когда проснулась, даже и не вспомнила что именно меня так напугало.       В послеобеденное субботнее время Эмили позвала меня с собой на шоппинг. Поглядев за окно и обнаружив что там отнюдь не солнечно и очень даже сыро, я… согласилась.       Я быстро оделась, нацепив на себя джинсы и молочный свитер с широкими рукавами, и попросила Александра отвезти меня в центр. Спустя пол часа я стояла под навесом тента магазинов, выглядывая Эмили.       Свинцовые тучи придавливали яркие цвета к земле, орашая все серым и унылым. Дождь грубо хлестал по стеклянным лицам магазинов, перемежаясь с воющим ветром. Не самая лучшая погода для вылазки из дома, но я наслаждалась этим мокрым запахом дорог и шуршащим стуком капель об асфальт.       Наконец Эмили ввалилась ко мне, цепляя влажной рукой мою. Она счастливо улыбалась, убирая мокрую светлую порядку со лба.       Мы вошли в торговый центр, и я с возбуждением вдохнула сухой аромат маназинов. Стряхнув воду с кроссовок, я поежилась от холода и огляделась. На возвышении в центре магазина было установлено несколько масляных ароматических диффузоров, они окружили нас терпким экзотическим ароматом. Несколько этажей уносилось ввысь, стремясь к стеклянному куполу. У меня перехватило дыхание, словно бы я была на американской горке. Радостное предвкушение побежало электрическим разрядом по коже.       — Куда пойдем для начала? – спросила я, окидывая витрины с драгоценностями и одеждой.       — Мы пойдем в отдел нижнего белья. Мне нужен новый комплект. – и твердой походкой она направилась к «VICTORIA'S SECRET».       Мы вошли в огромный светлый отдел, где пахло нежной розой и новым бельем. Эмили сразу устремилась к стеллажу с кружевом для совращения. Я усмехнулась в кулак и подошла к ней.       — Намечается что-то горячее? – поинтересовалась я, перебирая комплекты и цепляясь взглядом за красный атласный пеньюар.       — Да, сегодня у нас с парнем годовщина. Хочу для него устроить кое-что грандиозное, – Эмили достала чёрное кружево, которое не прикрывало ровным счётом ничего. – Как тебе? Очень сексуально?       — Очень развратно. Хоть что-нибудь оно прикрывает? – я изогнула бровь, разглядывая вещь.       — Значит однозначно беру. – Я посмеялась и побрела дальше. Рассматривая атлас и шелк, я задумчиво водила пальцами по чашечкам. Уцепившись взглядом за висящий на кронштейне черный бюстгальтер с красными кружевами, что выглядел очень соблазнительно, взяла его. Показала Эмили и та с одобрением подняла большие пальцы. С удовольствием я приложила комплект к себе и поглядела на своё отражение.       Но не стоило мне рассматривать белье. Это наталкивало на всевозможные сексуальные мысли. Вроде мыслей о поцелуях. Мыслях о Владе.       Я раздражённо тряхнула кудрями, сбрасывая с себя волнующую дрожь в области живота. Как ни кстати я вспомнила о сегодняшнем свидании с Владом, что возродило во мне целую бурю эмоций, какая норовила снести всю мою стойкость.       — Эй, дорогуша, тебе идёт, посмотри на меня.       Я обернулась к Эмили, не отнимая рук с бельем. Девушка смотрела с одобрением, а я про себя радовалась, что нашла идеальный вариант. Приятный на ощупь и такой страстный – вот чего не хватало в моей жизни. Но переведя взор на выход, мою улыбку как ветром сдуло.       За прозрачным стеклом стоял Влад. Его изумлённый взгляд блуждал по моей фигуре, оценивающе рассматривая кружева. Медленно, словно издеваясь, его губы тронула улыбка удовольствия, а моё сердце в этот миг стыдливо запорхало невидимыми крыльями. Мне так некомфортно стало! Я готова была сквозь землю провалиться и стереть этот момент из памяти навсегда.       Но не успела я убрать комплект от тела, чтобы не удовлетворять его какие-никакие, но инстинкты, как Влад уже пошел прочь, а я, трясущейся рукой, придерживала стены, пытаясь не упасть. Вот такого витка событий я никак не могла предвидеть, не смотря на то, что городок маленький, и мы можем в любой момент где-нибудь да пересечься.       На не гнущихся ногах я дошла до примерочной, чтобы посмотреть как сидит на мне бюст, а после, в таком же оцепенении – до кассы. Эмили ещё знатно перепугалась моей заторможенности и бледности. Я же пояснила, что такое бывает и все хорошо. Мы расплатились и пошли прочь. В целом я тащила Эмили подальше из торгового центра, убеждая, что нам уже пора и ничего-то нам более не нужно.       Мы вышли в туман. Дождь прекратился, и я сказала, что пойду до дома пешком, перебираясь на маршрутках. Подруга недоуменно кивнула и, обняв на последок, ушла в другую сторону, сославшись на то, что она всё-таки зайдет ещё куда-нибудь. А я села на только что подошедшую маршрутку, что ехала до загородных участков и уткнулась лбом в стекло, унимая сердце.       Что Влад делал в магазине? Он следил за мной? Что за игры вселенной, которая подкинула этого парня мне на голову, злорадствуя над моими самоистязаниями? Будто все было направлено на то, чтобы затравить меня до смерти. Ну хорошо. Может быть Влад пришёл в торговый центр именно с теми же намерениями, что и мы, а если ещё брать в расчет, что «VICTORIA'S SECRET» расположена на первом этаже у главного входа, то никаких оснований думать о попятном наблюдении. Но так ведь не интересно. Тогда совершенно не таинственно и не сказачно это все выглядит.       Но пожалуй разочарования не было. Была приятна та мысль, с какой я ехала в маршрутке. Влад видел моё нижнее белье. Какое-то неведомое возбуждение при этом окатывало меня с ног до головы. И помимо стыда я чувствовала всеобъемлющий озноб предвкушения.       Всю дорогу до дома в серой туманной мгле я чувствовала, что меня преследуют. Невидимая опасность шла по пятам со мной, но оборачиваясь, я не видела никого за исключением шоссе и теней деревьев. Влажность оставляла на моих волосах свои следы, от чего они казались такими прилизанными. И когда казалось, что я не дойду до дома живой, белое здание нарисовалось на горизонте, а паника отступила. И, не смея сдерживаться, я побежала к, теперь показавшемуся, уютному и родному очагу покоя и безопасности.       Как только я добежала до ворот, то увидела припаркованную рядом дорогую машину с тонированными окнами, а рядом с ней, оперевшегося поясницей о капот, стоявшего Влада, крутящего в руках ключи.       Невольно я залюбовалась им, совсем забывая удивится внезапному и неожиданному появлению. Меня будоражило в нем все. Простая поза, в какой он держался, была так соблазнительна. А эта игра мышц под простой черной футболкой? Длинные пальцы взъерошили влажные волосы. Для меня Влад являл себя воплощение бога Зевса с его величаем и харизмой.       — Ну привет, Лайя. – улыбнулся он, подходя ближе. Его длинные ресницы подрагивали, смахивая капли воды. – Долго же тебя пришлось ждать. А уже, нужно сказать, без пятнадцати шесть.       — Извини. Я, э-э, – что было ему ответить? Правду, наверно. – Опоздала. Да-а. Пробки, понимаешь? Решила ехать на маршрутке. Подожди минуту, я забегу переодеться.       И, не дожидаясь ответа, я направилась к дому, слыша за собой неторопливые шаги.       Распахнув дверь, я бросила ключи на комод, стаскивая с ног промокшие кроссы.       — Проходи. Присядь вон там, – я указала пальцем на белый диван напротив камина. – Продрог наверно.       Влад снисходительно улыбнулся. Он твердой рукой развернул меня к себе, вынуждая смотреть прямо в глаза, ибо сталкиваться с ним до этого я опасалась. Он, ласково ведя пальцем по моему подбородку, разглядывал мои губы. Его руки были теплее огня в камине, и от того по моей коже побежали мурашки предвкушения.       — А вот ты продрогла, – констатировал факт Влад, заправляя порядку мне за ухо. – Тебе нужно быстрее переодеться в сухую одежду.       Я почувствовала, как краснею, и потому поскорее отвернула лицо. Как заботливо он смотрел на меня, как ласково гладил… Как я могла испугаться того Влада, что явил себя во сне? Нет, я до сих пор ощущала от него магнитные темные волны, но более они не казались мне пугающими.       Со стороны лестниц послышались шаги и шорох юбок. Мы оба обернулись в ту сторону и увидели, как по ступенькам спускается женщина со строгим пучком на голове.       — Мама? Вы уже приехали?       Я отстранилась от Влада, видя, как напряглось лицо родительницы. Чувствую, что с ней у нас будут большие палки в колесах.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты