Три имени Грэйс

Гет
NC-17
В процессе
10
«Горячие работы» 8
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Драббл, написано 63 страницы, 19 частей
Описание:
*Грэйс (Grace) – женское имя, широко используемое в англоязычных странах. В переводе на русский язык означает: милость, благодать, милосердие, в некоторых случаях, прощение.

Ему 42, ей всего 20.
Он – агент ФБР, она – дочь заместителя директора ФБР.
Он – эксперт в области искусства, миротворец, докапывающийся до деталей, она – снайпер, хладнокровная наёмная убийца, действующая по первому приказу штаба.
Они оба совершенно одиноки и потеряны в своих жизнях.
Их точка соприкосновения, где?
Посвящение:
Посвящается моим любимым сериалам, которые уже кончились, их создателям и актёрам, воплотившим эти прекрасные образы.
Примечания автора:
Драбблы NC-17, объединённые одной историей любви. Без политики, нудных расследований и лишней психологической воды (совсем капельку).

Перед прочтением рекомендую послушать эту прекрасную песню, которая вдохновила меня на написания этого текста:

Damien Rice – It Takes A Lot To Know A Man
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 8 Отзывы 1 В сборник Скачать

1.3 The needle and Givenchy / Игла и Живанши

Настройки текста
      Примерно 4:15 утра. Я стучу в её дверь. В руках два бумажных стаканчика с кофе не самого лучшего качества, но сейчас кофе — только предлог, чтобы заговорить с ней. В ответ тишина, и я стучу ещё раз. Она точно там, я видел, как она заходила. Я уверен, что она там одна. Я жду ещё несколько минут, и стучу опять.       Она приоткрывает дверь, не так резко, как в прошлый раз.       — Holy fuck, — срывается с её губ, когда она видит меня.       Она пытается закрыть дверь, но я вовремя представляю ногу. Кармен сдаётся и поджимает пересохшие губы. Её лицо изменилось, на нём больше нет азарта, вседозволенности и бескрайнего желания трахнуть первого попавшегося на глаза парня.       — Спасибо, — шепчу я.       Она отходит назад и садится на кровать, простынь которой изрядно запачкана кровью. Очевидно, что кровь её, потому что в прошлый раз её не было.       Я вижу, что она не боится меня. «Ещё бы, ведь у неё есть пистолет, и может, где-то припрятан второй, а под подушкой — третий», — говорит мне сознание федерального агента. Правда, я не спешу выяснять это.       Она одета в тонкое кружевное боди очень хорошего и качественного пошива, сквозь которое видно совершенно всё, всю её сексуальность, каждый изгиб и каждую точку и родинку на её теле. И то, что я это вижу, её не смущает нисколько. Скорее, Кармен даже наслаждается этим. Она не пытается накинуть на себя халат или ещё что-то, и очевидно, надеть халат, выходя на улицу, её заставляли только рамки общественной морали. Я пытаюсь смотреть на неё в целом, преимущественно на лицо, а не пялиться на её грудь или другие места.       — Зачем ты снова припёрся? — более спокойно и ровно спрашивает она, чем в момент нашей первой встречи, и своими зелёными глазами невинно смотрит на меня. Взгляд однозначно стал другим.       — Принёс тебе ещё кофе, — говорю я и то ли улыбаюсь ей, то ли пытаюсь втереться в доверие. Я не знаю, на самом деле, что делать со стаканчиками, и нужны ли они, и ставлю их на стол, а сам прислоняюсь к нему, облокачиваюсь, и скрещиваю руки под грудью.       — Я не знаю, кто ты такой, но тебя не должно быть тут, — говорит она слегка натянутым тоном.       — Несколько часов назад ты так не думала, — тут же парирую я.       — Несколько часов назад я была на диком адреналине и окситоцине. Давай сюда кофе.       Я подаю ей стакан, и она выпивает его содержимое, полностью, залпом и очень быстро.       — Это не моё дело, но зачем ты делаешь это? — спрашиваю я.       — Делаю что? — Кармен делает вид, что не понимает этого вопроса.       — Toys boys, секс с незнакомцами, истязание себя, — уточняю я.       — Я молода и мне нужен секс! — она смеётся, но не потому, что смешно, а потому что таким образом часто мозг закрывает самые болевые точки, разные травмы из прошлого, сводя всё к сарказму и другим проявлениям наигранного безразличия и самообмана.       — Ладно… тогда почему бы не найти постоянного партнёра? — интересуюсь я.       — Ты шутить? — она выгибает бровь, презрительно показывая мне, что, вообще-то, это её дело. В целом, она права. Это я притащился сюда, нарушил её пространство, а теперь задаю подобного рода вопросы. И это явно не те вопросы, которые мужчины и женщины задают при второй встречи.       — Нет.       — Посмотри на меня… ты сам бы хотел иметь такого «постоянного партнёра», как я?       Вопрос откровенно загоняет меня в тупик из-за того, что я ничего не знаю о ней.       — Я… я… эм…       Внутри меня снова война. Я, кажется, перестаю понимать себя, желания смешиваются в густую неразделимую смесь из «помочь», «позаботиться» и «переспать с ней», не думая ни о чём. С другой стороны, если есть такое понятие, как секс без обязательств, то почему моя мораль такая моральная, что не даёт мне сделать это?       — Вот и весь ответ, — говорит она, снова морщит брови, швыряет стаканчик точно в корзину для мусора и… сгибает свою раненую ногу, упираясь ей в кровать. Она слегка поворачивает её, и я вижу, как из раны торчит нить, самая обычная, из мотельного набора crazy hands, а с её конца свисает игла, тоже обычная, не та, которой пользуются врачи для зашивания ран.       Я передёргиваюсь, не веря своим глазам. Мысли о её сексуальности, привлекательности и загадочности относительно того, кто она и во что ввязалась, а так же кружевное чёрное боди исчезают, как мыльные пузыри. Кровь буквально замирает в моих венах, а грудь охватывает жуткая тяжесть. Мои глаза тут же бегают по сторонам, ища хоть что-то, что бы указывалось на то, что она как-то обезболила себя перед тем, как шить. Но ничего нет. Номер пуст.       Как ни в чём ни бывало, она втыкает в свою кожу, а может и в мышцу, иглу. И ещё раз, и ещё, не проронив при этом ни звука. Только морщится, сжимает зубы и закрывает глаза время от времени. Мне дико даже представить, какую боль она испытывает при этом. Я хватаю стул и сажусь перед ней. Ловлю её за руку и останавливаю. Смотреть на это ужасно и больно. Какой-то сюрреализм, потому что мы совсем недалеко от нормального госпиталя, в который ведёт нормальная дорога, и ничто из природно-погодно-территориальных условий не мешает туда поехать немедленно. Это всё очень не правильно.       Она останавливается, поднимает голову и смотрит мне в глаза.       — Мне всё равно, кто ты, но тебе нужно поехать к врачу, — тихо, мягким голосом говорю я.       — Нет, не нужно.       Каждый её ответ меня пугает всё больше.       — Но тебе же больно, и отёк только усиливается, — я сканирую глазами рану и окружающие её ткани.       — Зачем ты озвучиваешь очевидное? — с презрением спрашивает она. — Если пришёл помочь, помогай. Если не можешь — уйди.       — Я могу отвезти тебя, если нужно. Моя машина на парковке, ближайший госпиталь примерно в… — я не успеваю договорить. Позже понимаю, что это уже похоже на занудство, поэтому реакция Кармен соответствующая.       Она пытается отдёрнуть мою руку, но я крепко держу её. В итоге она дёргает нитку, которая затягивается на её коже, и это приносит ей ещё порцию пронзающей острой боли. Теперь это происходит из-за меня. Я вздрагиваю, в мыслях возникает чувство вины, с которым я буду справляться ещё какое-то время, причём длительное, возможно с психотерапевтом, если не смогу сам. У меня есть правило: не делать женщинам больно, и сейчас это правило развалилось в дребезги.       — Damn it, — ругаюсь я.       — Ненавижу тебя, грёбаная ты скотина! Я твоего имени даже не знаю, а уже ненавижу! Лучше бы ты трахнул меня тогда, не задавая лишних тупых вопросов! — вскрикивает она.       Я заглатываю воздух от потрясения.       — Меня зовут Дэниел, — взволнованно говорю я.       — Да хоть Тони Старк, толку от этого?! — нарочито интересуется Кармен.       Наконец, я отпускаю её руку, потому что спорить с ней бесполезно примерно полностью. Она знает, как лучше, и сдаваться — не в её правилах. Она будет стоять до конца.       Она снова берётся за иглу, и опять втыкает её себе в кожу. Мне больно смотреть на это, и я опускаю взгляд. В таких условиях голова соображает быстро, и память способна доставать из глубин многое, что давно забыто. Я вспоминаю, что где-то в машине есть Лидокаин в ампулах, он остался после перестрелки в музее несколько лет назад. Тогда моя бывшая жена, Эприл Шарез, закинула мне туда его вместе с другими супер необходимыми медикаментами на всякий случай. Не думал я, что случай будет такой.       — Будь здесь, никуда не уходи, — говорю я. — Я скоро вернусь. Буквально… пару минут.       Она издаёт тихий смешок, как упрёк мне, и дальше молчит.       Её глаза становятся округлой формы, когда я возвращаюсь в номер, держа в руках заветные ампулы обезболивающего, медицинского спирта и пару шприцов.       — What the hell? — я слышу удивлённый, тихий голос Кармен. — Кто ты? — чуть резче спрашивает она и подскакивает. Я знаю, что сейчас она снова потянется к своему пистолету и полностью готов к этому. Я оставляю медикаменты на месте, куда быстрее всего смог их положить, и перехватываю её руки, крепко сжимая их за запястья.       — Нет, я знаю, что ты хочешь, и не дам тебе этого сделать, — говорю я. Её взгляд с её жакета, который всё так же висит на спинке стула, перемещается на моё лицо.       Кармен напряжена.       — Тогда распечатывай чёртов спирт, и что ты там ещё принёс! — шипит она.       — Лидокаин, — сообщаю я.       — Конечно, Лидокаин, он же у каждого есть в машине посреди ночи в самой дальней точке Лонг-Айленда, как я сразу не догадалась! — довольно издевательски говорит она, выделяя название.       — Это лучше, чем если бы его у меня не было, — говорю я.       Кармен дёргается, заставляя меня отпустить её.       Она берёт Лидокаин и шприц, я наблюдаю.       — Давай я, — предлагаю я, когда она подносит его к своей ноге.       Неожиданно, она отдаёт его мне. Это значит только одно: я добился хоть немного доверия с её стороны, а значит, дальше должно стать легче. Во мне теплится надежда, что я уговорю её поехать к врачам.       Я нежно и аккуратно вкалываю раствор в несколько точек вокруг её раны и замечаю, как её лицо, брови, скулы и мышцы блаженно расслабляются. И сама она становится спокойнее, мягче. Я тянусь к её ране, обрабатывая её спиртом, под внимательный взгляд самой Кармен. Рука легко скользит по ноге. Я замечаю, что крови на ватном диске становится меньше. Хороший знак для нас обоих. Я не предлагаю убирать нитки, там как они какое-то время смогут стягивать рану в отсутствии нормальной медицинской помощи.       Кармен закрывает глаза и глубоко вбирает воздух в лёгкие. По прошествии десяти минут её полностью отпускает. Эффекта хватит примерно на три часа, что в нашем случае совсем не плохо. Она ловит меня за ладонь и останавливает, удерживая мои пальцы на своей коже, будто это как-то может помочь ей. Я замираю. Мы молчим.       — Holy fuck, — снова вырывается у неё, теперь тихо, почти не слышно.       Я поднимаю голову.       — Вообще-то, — говорю я, разрывая это неловкое молчание, — не плохо бы было чем-то перевязать сверху, но бинтов я, к сожалению, не нашёл.       Я начинаю оглядываться по номеру, ища глазами, что бы могло подойти для этой цели. Она встаёт с кровати, открывает встроенный шкаф, в котором висит три или четыре предмета одежды, и резким уверенным движением выдёргивает из шёлковой блузы бело-розовую широкую и длинную ленту воротника с огромными буквами Givenchy на ней, которая так кстати может заменить бинт. К туфлям за 600 долларов добавляется блуза примерно за 1000. И судя по эмоциям и настроению Кармен, она совершенно не заботится о том, что эта лента стоимостью с неплохой компьютер, будет испорчена безвозвратно кровью. Я снова удивлён, но ничего не говорю по этому поводу, только помогаю ей аккуратно перевязать ногу.       — Теперь ты ответишь мне на вопрос, какого дьявола тут происходит и кем были те люди в машине? — не сдаюсь я.       — Ты что, из ФБР, чтобы задавать такие вопросы? — она прищуривает глаз, когда с лентой закончено.       — Да… то есть, нет, — тут же неуверенно говорю я, запинаясь.       — Да или нет? В любом случае принимай мою благодарность, и давай-ка, если не надумал трахнуть меня, убирайся отсюда.
Примечания:
Блузка, о которой идёт речь: https://ibb.co/nfzrRmG
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты