Гарри Поттер приносит дожди

Слэш
PG-13
Закончен
75
Размер:
Миди, 46 страниц, 6 частей
Описание:
Война окончена, герои награждены, виновные наказаны. Настало время для создания нового общества, где каждый обязан внести свой посильный вклад. Например, тонну картошки и мешок кабачков, выращенных на полях Малфой-мэнора.

Садово-огородное ау с элементами трудотерапии.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
75 Нравится 14 Отзывы 20 В сборник Скачать

3. Адаптация

Настройки текста
На следующие дни зарядили дожди. Гарри отчитался, что посевные работы выполнялись согласно графику, однако в связи с неблагоприятными погодными условиями частично отложены. Заглянул в свой кабинет, провёл пальцем по столу. За бумагами тот не успел запылиться, и Гарри с неожиданным удовольствием окунулся в рутину Аврората. Дозаполнил брошенные до лучших времён отчеты, получил новую форму и в принудительном порядке был отправлен на лекцию о магических растениях: — Давай, давай, саму Миранду Гуссокл уговорили прийти. А то ставку специалиста по экстренной и магической травологии выбили, теперь ищем, кем занять. Тем более ты у нас к растениям близок. И для службы полезно: получишь и сертификат, и право на преподавание в Хоге. Ты же сам хотел. Плох тот аврор, который не хочет стать Главным, — выдворил его Долиш. — А работа? — заартачился Гарри. — Поттер, мне подписать приказ как Главе департамента магического правопорядка? — возмутился Долиш. — Никак нет, сэр. Прикажете исполнять, сэр? — вытянулся Гарри. — Могу продемонстрировать навыки. В военно-полевых условиях. — Не паясничай. Пока тихо, и парни справляются. Но у нас одно дело в разработке, не приведи Мерлин… — Долиш вытер лоб платком, убрал его обратно в карман мантии. — Без наук, как без рук, в общем, учись, аврор. И хлопнул его по плечу. Магическая травология оказалась далека от картошки, как Малфои от прополки и окучивания. Гарри вспотел к концу занятия, сражаясь под пристальным взглядом мисс Гуссокл. Старушка была на удивление активной и глазастой, а позади неё разворачивал свои щупальца цапень, не давая отвлечься. — Нежнее, нежнее, ну что ты его как девицу за косу тянешь! Это же растения, к ним нужен подход, — и она выдергивала сухими морщинистыми руками асфодель. — Одно небрежное прикосновение, и ты уже не помнишь своего имени. Гарри старался быть нежнее, терпеливее, внимательнее, но выходило плохо. — Гарри, — после третьего часа мисс Гуссокл запомнила его имя, перестав звать «милый мальчик». — Я вижу, ты не понимаешь главного. У вас, авроров, много всего в запасе: заклинания, артефакты, зелья. Вы можете позаимствовать у маглов их защиту и оружие. У них встречаются такие интересные вещи, я даже прихватила с собой. Мисс Гуссокл зарылась в сумку, достала из неё глаз тигра в серебряной оплётке, глаз кровожадно посмотрел на Гарри. Следом полетела пудреница, от неё поднялось облако сухих крыльев фей. — А, нет, это не то, и здесь не то, — приговаривала она, выуживая всё новые и новые вещи: расческу из шерсти единорога, клубок плотно смотанных трав, перламутрово переливающиеся склянки, колдографию маленькой девочки на крыльце старого дома. Девочка надула мыльный пузырь, весело подмигнула Гарри, и тот едва успел отпрянуть, облепленный мыльной пеной. И наконец остановилась в задумчивости: — Забыла, видимо. Ну, не важно. Так вот… Гарри. Может случиться, что ты окажешься без яйца пеплозмея, наростов со спины растопырника, жала веретиницы и много чего ещё. Да что там, слава Мерлину, если при тебе останется волшебная палочка. Маг сух, одет и в безопасности, пока она в руках. Но для аврора этого мало! Когда ты очутишься, как я в семьдесят восьмом, посреди глухой сибирской тайги, единственное спасение — в твоих знаниях. О том, что бадьян залечивает раны, спорыш останавливает кровотечение, а полынь не только сбивает жар, но и унимает истерику. Поэтому ты не получишь сертификат, пока не научишься определять нужные растения на вид, запах и вкус и не зазубришь, что с ними делать! — торжественно закончила мисс Гуссокл, шлёпнула ладонью по столу, задела пудреницу, от неё снова взвилось облако из крыльев фей. Гарри чихнул, а мисс Гуссокл умилённо вздохнула: — Тем более такой хорошенький.

***

Гарри посмотрел на изменённую и уточнённую разнарядку по Малфоям с печатью и подписью Кингсли, и подумал, что ретивые исполнители утрамбовали в считанные часы то, что раньше было растянуто на неделю. Оставаться в стороне точно не получалось, и Гарри решил этим воспользоваться. Со слизеринцами жить, по-змеиному шипеть и всё такое. — И мы это должны успеть за два дня? — спросила Нарцисса, раскручивая пергамент, как египетский папирус. Гарри кивнул. — Без помощи магии и эльфов? Гарри снова кивнул. Он выждал подходящий момент, когда верхняя часть свитка коснулась стола, а нижнюю ещё изучали Малфои, и предложил: — Я могу помочь. В обмен на определённую услугу. — Вам всё мало? — с горечью спросил Люциус. Гарри проигнорировал его гордое смирение побеждённых, и тот быстро сменил тон на деловой: — Быстро учитесь, мистер Поттер. — Кто занимается магическими растениями? Домовики? — Обижаете, — оскорбилась Нарцисса. — Не забывайте, я урождённая Блэк, а тёмные — это не только заклинания и артефакты, даже не столько они. Яды, зелья, масла, благовония. Ручная магия не терпит прикосновений эльфов. Они сильны, но их дар природный. Домовики или не могут, или им запрещено преобразовывать магию. — Тогда мы сможем договориться. Я выполняю часть работы наравне, а вы обучаете меня травологии. Люциус что-то прикинул в уме и быстро поинтересовался: — Непреложный? Обязательство передать вам все необходимые знания — на что вы там набираете баллы? ЖАБА, СОВ? — в обмен на клятву оказывать роду Малфой всестороннюю помощь в делах, касающихся взаимоотношений с Авроратом и… — Мне уже хочется передумать, — предупредил Гарри, не зная, что чувствует сильнее: яростное негодование от изворотливости Люциуса или весёлое удивление его умением проскользнуть в любую лазейку. — Хотя бы просто всестороннюю помощь, — сбавил обороты Малфой. Драко фыркнул из своего угла: — Пап, это же Поттер. Упечёт в Азкабан и скажет, что для нашей пользы. Нарцисса и Люциус выжидающе смотрели на него, словно Гарри был фокусником, обещавшим достать зайца из шляпы перед замершей благодарной публикой. — Вы сами слышали. Наши понятия о помощи, благоденствии и законе расходятся. Люциус развёл руками, будто он сделал всё, что было в его силах: — Поскольку выбора у меня нет, и я вынужден подчиняться гласу победителей, считаю честным разрезать список на две части, по одной Поттеру и Малфой. И Гарри, не выдержав, заржал.

***

С помощью он, конечно, погорячился, подумал Гарри, вытирая пот, заливавший глаза. От травы ботинки промокли насквозь, как и штаны. «Коси коса, пока роса» сбывалось полностью, но после недельных дождей больше походило на пересечение реки вброд. Что делают Малфои, он старательно не интересовался. Их отправили собирать теплицу из промышленных заготовок. Гарри проследил за тем, как они поставили каркас и твердо решил, что если дверь окажется на крыше, а форточка вместо дна, это их личные трудности. К полудню распогодилось, Гарри разделся до майки, закатал штаны. Солнце палило, и от утренней росы и влажного воздуха нечем было дышать. Гарри хотел по привычке наколдовать воды, вовремя вспомнил запрет на магию и с косой наперевес пошел на перерыв. Добрёл до сваленной кучи вещей, поискал в них бутылку. Малфои копошились невдалеке у собранной коробки теплицы. — Как успехи? — крикнул он, откручивая крышку. Запрокинул голову, жадно выпил добрую половину бутылки, с чувством выдохнул и только тогда заметил странную тишину, разбавленную лишь пением птиц и стрёкотом кузнечиков. Люциус замер с листом поликарбоната в руках, Драко и Нарцисса изо всех сил пытались прикрыть собой каркас. А за их спинами покачивалась здоровая крапива. — Та-ак, — протянул Гарри, закрутил крышку, кинул бутылку на кучу, поднял брошенную косу. — Та-ак, — повторил он, нутром чуя, что дело нечисто. Люциус встал плечом к плечу с Драко, и картина семейного единения Малфоев могла бы вызвать умиление, если бы не фривольно опустившийся на голову наследника вьюнок. Гарри подошёл ближе, не поверил своим глазам, обогнул теплицу и ошарашенно уставился на буйную растительность на месте утреннего чернозёма. По рейке каркаса медленно спускался слизняк. — Это что? — спросил он, тыча для верности пальцем. — Живорост, — ответила Нарцисса с гордой непринуждённостью, как будто Гарри спросил её о сорте чая. — Заклинание роста для всего живого. В подтверждение её слов между толстыми стеблями крапивы лениво проползла упитанная ящерица, оглядела собравшихся и скрылась обратно. Гарри воткнул в землю косу черенком вниз, вытер проступившую испарину. — А вот убирать придётся вручную. Живорост явно удавался Нарциссе. Рядом шипел Драко, ругаясь нехорошими словами, — жирная, сочная крапива обжигала сквозь два слоя перчаток и одежду. Гарри натянул на майку рубашку из той же кучи. Так задевало чуть меньше, но припекало сильнее. — Простите, — замявшись, покаялась Нарцисса. — Я хотела побыстрее получить урожай и не рассчитала силу. Гарри и сам принимал, что вряд ли она надеялась на такой результат, но легче от этого не становилось. — И почему я не знал про заклинание раньше? — спросил он, ни к кому не обращаясь. Обед накрывался, как Малфоевский летний отпуск во Франции — дырявым котлом. — Мне бы сильно помогло в саду Дурслей. — Это эльфийская магия. Большинство волшебников её не изучают, а те, кому довелось, редко используют. — А вы откуда его взяли? — Я же рассказывала, — Нарцисса сбилась, с силой выдернула длинный, расползшийся во все стороны корень. Отбросила его в сторону, где уже возвышались крапива, вьюнок, осот и мокрица. Посолить и сжечь, чтобы больше не видеть. — Блэки не доверяли свои растения другим магам или эльфам, а иногда приходилось выполнять срочные заказы. — Быстрее не придумаешь, — мрачно согласился Гарри, предпочитая не знать подробности о Блэковском прошлом Нарциссы. — Мам, — позвал с дальнего края Драко и неуверенно добавил: — Поттер? Вода в бутылке закончилась, Гарри поболтал остатки и допил одним глотком. От пота очки соскальзывали с носа. За непобеждённым участком буйной растительности наследник Малфой брезгливо держал двумя пальцами выпрямленной руки мантию с выражением крайней брезгливости на лице. Гарри хотел пошутить про то, что не тот цвет? Прошлогодняя коллекция? Посмотрел вниз и самому захотелось позвать Мерлина: на траве лежали огромные белые яйца, а между ними сновали муравьи размером с мышь. Он краем глаза успел заметить направленную палочку Люциуса, в один прыжок выбил её из рук: — Стойте! Нельзя! Запрет на магию, забыли разве? — У меня есть зажигалка, — почему-то покраснел Драко. Гарри махнул рукой: давай, пали. Тот достал из кармана обычную магловскую «Бик», поднёс к копошащимся среди яиц муравьям и надавил на кнопку. Остальных добивали, чем придётся.

***

— Я больше не могу, — выдохнул Люциус, когда они наконец добрались до дверей. — Если вы по-прежнему не ставите целью уморить род Малфой, дайте отдышаться. Гарри и сам работал на голом упрямстве, а ещё потому, что бок о бок с ним стоял Драко, такой же взмокший и раскрасневшийся. И остановиться на половине пути из-за усталости означало признаться в том, что он, тренированный аврор, слабее изнеженного наследника, впервые увидевшего лопату, молоток, гвозди, саморезы и огород в целом. — Завтра продолжим, — ответил он Люциусу. — Передай гайки. Драко послушно протянул коробку, Гарри зажал в ладони сколько уместилось. — У вас на речке как, купаются? — Кто? — не понял Драко. — Ну, люди желательно. Хотя мне не принципиально. Там плавать можно? — Наверное. Я не пробовал. — Нифавда? — от удивления Гарри развернулся к нему с зажатым между зубами саморезом. — Зачем? У нас же дом на юге Франции, раньше каждое лето там жили, и просто захотел — аппарировал. В озере утки плавают, лебеди. Утки у него, подумал Гарри. В корыте у Дурслей сам помоешься, в той же воде бельё постираешь, обувь начистишь и под конец ещё и цветы польёшь. Сплошная экономия в домашнем хозяйстве. Гарри спрыгнул с лестницы, осмотрел теплицу. Большая вышла, просторная. Если Нарцисса саженцы не извела и не превратила в монстров, завтра можно переносить. — Веди к своим гусям-лебедям. Они прошли мимо морковных грядок, вспаханного картофельного поля, скошенной травы — Гарри вдохнул её запах, зажмурился. Следом начинался луг, заросший ромашкой, колокольчиками, васильком. Раньше эльфы срезали всё до лужайки, а сейчас растения привольно росли, путались у коленей тимофеевка, тысячелистник и пижма. В мэноре было красиво. Гектары полей, лесов, садов и поместье как сердце их отгороженного магией острова. Гарри остановился на берегу, с наслаждением вытянулся, похрустел шеей и сбежал к воде, на ходу стягивая рубашку. Мельком оглянулся на Драко, тот сидел на земле, зажав во рту травину. Зацепился за его задумчивый, нечитаемый взгляд. Стесняется, что ли? — Пойдёшь, нет? — на всякий случай спросил Гарри. Драко со смешком медленно помотал головой. Как хочет. Гарри бросил штаны к майке и ботинкам, аккуратно положил сверху очки, остался в трусах и с разбега бросился в реку. Напуганные утки вспорхнули из травы, Гарри засмеялся. Кожу, обожжённую крапивой, саднило. Он доплыл до другого берега, развернулся и лёг на спину, позволяя волнам держать себя. Вспомнил про течение, забарахтался, зажал нос и нырнул рыбкой, поплыл обратно. У берега он заметил стайки мальков, протянул руку, пытаясь схватить, но те, шустрые и скользкие, не давались. Хотел спросить про рыбу, повернулся к Драко, и внезапно резануло предчувствием — через сад со стороны главного входа летела сова. Сверху упал красный вопиллер с министерской печатью. — Аврор Поттер! Это Спиннет, что с доступом в поместье? Не могу войти! Зафиксировано несанкционированное применение заклинания! Глава отдела по борьбе с неправомерным использованием магии срочно вызывает на допрос. Всех четверых. Вы поняли? Гарри натянул штаны еще до того, как осыпался вопиллер. Просунул руки в майку, поморщился от неприятного запаха, посмотрел на Драко и поразился тому, как в одно мгновение посерело, осунулось его лицо, остекленел взгляд. Прямое нарушение — допрос, Визенгамот, Азкабан. С Малфоями — неминуемо. — Кого из эльфов не жаль отдать аврорату? — резко спросил Гарри, не давая себе возможности передумать. — Что? — Выберете эльфа, которого можно вызвать на допрос. Лучше из садово-огородных, чтобы владели нужной магией. Или просто из преданных. — И что с ним будет? Гарри удивился его беспокойству. — Сожгут и повесят! Мерлин, Драко, это же эльф! Ничего с ним не будет, опросят и отпустят. Все знают, что эльфы считают себя обязанными служить хозяевам, а тут перестарался. Стресс, волнение, желание помочь. Вот и влез, куда не стоило, пожалел. Разве не помнишь, как Добби меня чуть не уморил, пока охранял? Скажете, что не заметили, как он появился, пообещаете запретить эльфам приближаться к огороду. Вычищали-то сами, — напомнил Гарри и почесал покрытые волдырями руки. — Можно Гудди попробовать, — быстро включился в его план Драко, хлопнул в ладони. Из вспышки перед ними вывалился домашний эльф. — Ты владеешь заклинанием живороста? — уточнил Гарри. — Конечно, сэр. Каждый уважающий себя эльф… — Применяй. — Но, — он растерянно обернулся к Драко. Гарри поднял раскрытую ладонь, чтобы тот не вздумал вмешиваться. — Ты ведь слышал обо мне? — Да, сэр, вы знаменитый Гарри Поттер, — с уважением ответил Гудди, расправляя подол наволочки. — Значит, ты знаешь, что именно я освободил эльфов из рабства, — в другой ситуации Гарри сам лишил бы себя звания героя и аврора за такие слова, но сейчас он ломился самой простой дорогой, как взрывопотам через чахлую рощицу. — Да сэр, — вытаращив глаза, закивал Гудди. — Тогда делай, что я говорю! Эльф от отчаянья скрутил уши, захлюпал носом, беспрестанно оглядываясь на Драко, но слава героя оказалась достаточно велика, чтобы он, стеная и горбясь, кинул короткое заклинание. Куст осоки мгновенно вымахал размером с ольху. — Отлично. На вопрос о применении живороста будешь отвечать, что это я приказал. — Не будет, — возразил Драко. — Ты не скажешь, по чьему указанию, в какое время суток и где именно ты применил заклинание живороста, — приказал он Гудди. — Но можешь отвечать правду, что не по воле никого из Малфоев. И если я прикажу тебе говорить в любом другом месте, кроме этого, ты все равно не должен ничего рассказывать. — Да, хозяин, Гудди понял, хозяин. Гарри кивнул, в очередной раз восхитившись изворотливостью Малфоев. — Передай нашу версию Нарциссе и Люциусу, я в Аврорат.

***

В допросной Гарри битый час на разные лады повторял одно и то же — не слышал, не видел, сам в шоке. Позже подключился Долиш, разыгрывая карту молчаливого полицейского. С Гарри пока все были добры, что вряд ли светило Малфоям. — Где вы видели чистокровных волшебников, владеющих эльфийской магией? — ответил он вопросом на вопрос. — Сами знаете, то ли домовики не спешат делиться, то ли высокородные снобы считают это ниже своего достоинства. Долиш с остальными аврорами важно покивал, соглашаясь. — И вы правда думаете, Малфои решили вырастить лес из крапивы, чтобы героически его выдирать? На этом доводе Долиш сдался, Гарри вышел из допросной, его сменил Люциус. Драко и Нарцисса сидели в коридоре, одинокие и неприкаянные, как перед судом после битвы за Хогвартс. Гарри дошёл до своего кабинета, дежурно пошутил про опасные рубежи садово-огородной службы. Авроры, поначалу косо смотревшие на него за отлынивание от прямых обязанностей, теперь уважительно косились на исцарапанные и покрытые крапивными волдырями руки, расчёсанные комариные укусы и след на лбу от нечаянно заехавшего граблями Драко. Гарри поболтал с Симусом, спросил, где Рон. — Уизли? Сегодня доставлял в Мунго потерпевшего из Беркшира, что-то с головой того, помутилось. Если не в сопровождении, то ест. Кто-то рассмеялся, Гарри с лёгкой грустью посмотрел на любимый уютный стул, забытую чашку, бумаги, оставленные до лучших времён. Ему здесь нравилось, тянуло обратно, как в родной дом, но волнение за Малфоев не давало покоя. Он вернулся к допросной, постоял рядом с Люциусом, сменившим Драко, спустился в столовую. Принюхался к запаху тушёной капусты, кивнул знакомым. — Гарри! — Рон махнул ему, подзывая. Гарри пробрался к столику у окна, сел рядом. — Капуста отпад, почти как мамина, — сказал он с набитым ртом. Рядом дымилась тарелка с тыквой, запечённой под сыром. — Будешь? Попроси Денниса, он ещё у раздачи. Гарри оглянулся назад, нашёл младшего Криви, наколдовал на ладони патронуса, шепнул: — Пирог с патокой и чай. — Зря, — прожевав, укорил его Рон. — Или тебя слизни кормят? Нет, серьёзно, что ли? Это правда, что у них серебряные тарелки с золотыми печатями рода? И после каждой перемены блюд домовики перестилают скатерть. А на веранде поющие белые павлины. Павлины умеют петь? И золотой унитаз. Ты пробовал, как это? Деннис стоял рядом с нагруженным подносом и, открыв рот, смотрел на Гарри, словно тот вместо стула уже восседал на малфоевском золотом унитазе. С соседнего стола, прищурив глаза, его изучающе разглядывала Симсли. — Платиновый! Не знаю, я в кусты хожу, — назло ответил Гарри. Лицо Рона вытянулось, он вдруг расхохотался, сгибаясь пополам, и с силой хлопнул Гарри по плечу. — Так их, правильно, оставь им кучу побольше! Деннис жалко скривился с поднятой вилкой, Гарри отчаянно хотелось прикрыть лицо рукой. Когда он поднялся обратно, вместо Люциуса в коридоре сидела Нарцисса. — Снова допрашивают? — удивился Гарри. Веритасерум, что ли, подвезли. Дверь хлопнула, пружиня шаг, мимо пролетел Долиш, и Гарри, оттолкнувшись от стены, поспешил следом. — А, Поттер, — обернулся он. — Давай за мной. Значит, что-то нарыли. Гарри зашёл за ним в кабинет, прикрыл дверь, на всякий случай кинул лёгкую заглушку. — Сэр, не сочтите, что я вмешиваюсь в расследование, но есть какие-то результаты? — А? — Долиш обернулся на него, посмотрел поверх стакана, поставил обратно. — Ты о чём? Про Малфоев, что ли? Так давно выяснили — эльф Вудди или Мудди или как его там решил проявить инициативу, Люциус обещал выпороть, Грейнджер вынудила написать заверение в непричинении вреда. Всё, дело решено, под лавку брошено. — Шесть часов, — процедил Гарри, свирепея. — Вы допрашивали их шесть часов, когда знали о непричастности с самого начала? В этот момент Гарри был готов настаивать на кристальной честности и младенческой невинности Малфоев. — Пусть посидят, им полезно. Лучше век терпеть, чем вдруг умереть, так сказать, — протянул Долиш, зарывшись в пергаменты. — Так, что тут у нас… Ага, вот. Гарри, мы вместе прошли через войну, и ты не хуже меня понимаешь, что темные маги — это не должность, с которой можно уйти в отставку, и не кружок по интересам. Это род, кровь, глубокие убеждения и личностная вовлечённость, которая не проходит после победы светлых. Гарри снова почувствовал себя направляемым в нужную сторону, как в кабинете Кингсли. Речи Долиша не хватало проникновенности и пафоса, зато он и брал другим. — …раззадоривает желание вернуть власть и наказать обидчиков. У мести нет чести, а есть что? Правильно, наследие, которого не на одну войну хватит. Так что тёмных надо перетряхивать и перетряхивать. И мы, безусловно, лояльны ко всем оправданным и отбывшим наказание, но, как говорится, доверяй и проверяй. — Я думал, меня отправили для ускорения процесса интеграции и консолидации, волшебники всех цветов объединяйтесь путем трудотерапии и всё такое. Долиш сморщился так, что Гарри понял — с показной бравадой и наигранной твердолобостью он переборщил. Но тот только махнул в сторону кабинета министра. — Это у политиков глобальные цели, а у нас, авроров, помельче. Нам нужно сохранить закон и порядок. А риск дело благородное, но неблагодарное, и мне что-то совсем не нравится, как Малфои окопались у себя в поместье и неизвестно что там делают. — Картошку выращивают, — с широкой улыбкой героя ответил Гарри. Помирать, так с музыкой. Затылок, виски, лоб сжимало от плохо сдерживаемого напряжения. — Свеклу, морковку, иногда сорняки, впрочем, вы и сами знаете. Долиш нехорошо прищурился, листы поднялись со стола, слетели, словно задетые ветром. Пока несильным, послушным, но Гарри чувствовал, как в груди закручивается тугая спираль выброса. В дверь постучали, Долиш сморгнул и натужно рассмеялся: — Похоже, мы не с того начали. Ты слышал негласный девиз авроров? Гляди в оба, зри в три. — Это вы сами придумали? — Может быть. Но тебе не мешало бы им воспользоваться. — Приму к сведению. Разрешите идти? — расшаркался Гарри, надеясь исчезнуть до того, как разнесёт половину Министерства. — И барахло Малфоя-младшего забери! — крикнул вслед ему Долиш. У порога Гарри поднял один из улетевших листов — перечень артефактов Малфой, подробный, детальный, бери да требуй выдачи. Остановился в приёмной, методично сложил пергамент в аккуратный самолётик и запустил до ближайшей урны. — Не пригодилось, — улыбнулся ошарашенной секретарше. У допросной он нашёл только Драко. Тот сидел, съехав вниз по неудобной скамейке и уткнувшись затылком в стену. На бледной коже красными точками проступили следы от крапивы. Гарри опустился рядом, протянул его палочку: — Караулишь? Драко глубоко вздохнул, будто просыпаясь, проморгался: — Никак не можем расстаться с бесценным Авроратом. То он ко мне в гости, то я к нему. — Хорошо, что только в гости, — философски заметил Гарри ему в тон. Драко растянул губы в слабом подобии прежней наглой улыбки, убрал палочку в рукав. — Наверное, я должен поблагодарить? — спросил он, поднимаясь в телефонной будке наверх. — Не ожидал. Как же безупречность одежд, непримиримость закона, твёрдость карающей руки? — Ты же говорил, что у меня свои понятия о справедливости, — пожал плечами Гарри. — И вот. — А ты не ищешь лёгких путей, Поттер, — сказал Драко, глядя в сторону, поверх его плеча. — Не ищу? — подавился возмущением Гарри. — Да меня в них спихивают, как Муди мою фамилию в кубок Волшебников. Лифт вздрогнул, остановившись. Гарри пихнул дверь плечом, проходящие мимо женщины с осуждением покосились на двух парней, вывалившихся из телефонной будки. — У тебя всегда есть рыжий Уизли и Грейнджер, готовые прийти на помощь, — возразил Драко. — То-то тебя так раздражала наша дружба, — Гарри без направления побрёл по улице. Аппарирует за ближайшим углом. — Я завидовал! — остановился Драко посреди тротуара. — Вы собирались вместе, что-то делали, разыскивали, прятались. Скрывают ведь интересное. А я болтался с тупицами Крэббом и Гойлом, меня бы вы не позвали точно. Дома уже начинался бардак, возвращаться становилось страшно. — Как будто ты хотел. Дружить, — Гарри наклонил голову и ухмыльнулся, кривя рот в одну сторону. Как же, так он и поверил. Драко внимательно посмотрел на него, губы дернулись, пытаясь сложиться в презрительную насмешку, но он как-то жалко и едва заметно улыбнулся, черты лица смягчились, теряя хищность: — Я же сам предлагал, не помнишь? Гарри растерянно замолчал. Как просто протянуть руку, мирись-мирись и больше не дерись, и с Роном он так бы и сделал. Но с Драко всё было сложнее и обнаженнее. Каждый раз как прямой массаж груди. — Теперь бы согласился, давай свою дружбу, — распахнул объятья Гарри и получил локтем под дых. Хорёк, одно слово.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты