История одной души

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Слэш
NC-17
Закончен
278
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Миди, 26 страниц, 4 части
Описание:
AU где Ибо переезжает и жалеет. Соседка снизу вывешивает везде чеснок и собирает шабаш, сверху постоянно летит дурманящий дым, а ночью к нему врывается незнакомец и уверяет, что его милый сосед - Сяо Чжань - суккуб, который может лечь под него, охмурить и поминай, как звали.

Пополняющийся сборник историй о любви, магии и спасении души демона.
Примечания автора:
Истории можно читать как самостоятельные зарисовки, которые, однако, объединяет общая сюжетная линия, персонажи, хронология, а также конечная цель.

Ставлю "завершено", так как каждая история имеет завязку и развязку. Пока что сборник дополняется.

Здесь я иногда обитаю: https://twitter.com/asyakhl
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
278 Нравится 24 Отзывы 67 В сборник Скачать

История первая. Начало, или "Так себе новоселье"

Настройки текста
«Новая квартира — новая жизнь», — думал Ван Ибо, разбирая вещи в небольшой комнатке. Дом, надо сказать, был не древний, но достаточно обшарпанный, звукоизоляция явно являлась проблемным местом, а про общий санузел и говорить не стоило. Новая жизнь, конечно, так себе выходила, но что поделать. Тяжела жизнь бедного студента. На самом деле все оказалось немного сложнее. Если с условиями жизни смириться можно было, то соседство оказалось не самым приятным. Соседка со второго этажа повсюду развешивала чеснок и периодически ругалась с болезненно-бледным мальчиком с третьего, из комнаты в самом конце коридора постоянно доносился хор, чем-то напоминающий церковный, на первом этаже обитал целый шабаш, а на крыше постоянно что-то дымилось. От этого дыма безумно хотелось спать и кружилась голова. Ночами из подвала доносилось рычание и это, надо сказать, вообще не напрягало, по сравнению со всем остальным. Ван Ибо уже пять раз проверял, точно ли он не арендует себе палату в психиатрической лечебнице, но карты упорно продолжали называть это место жилым домом. И хорошо если это были карты города, а не таро, которые так настойчиво рекомендовала ему соседка. Вот им-то уж доверять точно не стоило. Ибо очень скептично относился ко всему «волшебному» и «магическому», поэтому никогда не придавал значения происходящему вокруг. Сложно было это делать, когда со всех сторон окружали люди, которые ведут себя как герои какого-то артхаусного фэнтези. Как, например, сегодняшний кадр, который завалился к нему в комнату посреди ночи, выбив дверь с ноги. Ван Ибо оторвал глаза от проекта, устало оглядев незнакомца. За месяц в этой квартире он уже привык к подобного рода ситуациям, и если однажды это окажется не очередной сосед, а маньяк, то парень просто смиренно примет свою участь. По крайней мере, не придется доделывать проект. Тем временем незваный гость, с ног до головы обвешанный талисманами, подбежал к Ибо, встряхивая его за плечи, и закричал: — Будь осторожен! Твой сосед… суккуб… всю душу вытрахает, потом ни один сыщик не найдет, беги ты от него. Видимо, на этот непонятный всплеск ушли все силы незнакомца, и он свалился. «Надеюсь, не замертво», — подумалось Ибо. Он привычным уже жестом оттащил его в коридор и закрыл дверь. Обдумывать слова не было смысла, мало ли что могут наплести. Соседа он знал, его звали Сяо Чжань и казался он самым адекватным из всей этой пестрой толпы. Не проводил сомнительных кровавых ритуалов, не пел песни по ночам, даже руны на двери не вырезал. Ну и самое, наверное, главное — не рычал по ночам, спать можно было спокойно, а это главное. Сяо Чжань с ним здоровался, ярко улыбался, был сам по себе довольно скромным и замкнутым, явно не похожим на человека, который способен «вытрахать всю душу». Ван Ибо решил, что этот парнишка совершенно точно не заслужил быть так нагло оболганным, поэтому решил предупредить Сяо Чжаня о возможном сумасшедшем. Несмотря на позднюю ночь, он направился к соседней комнате. Время — последнее, что волновало жителей дома, здесь его будто вообще не существовало. Тут вообще оказалось чересчур тесно — хор с конца коридора перекочевал сюда, что очень уж не понравилось местным сатанистам. Теперь вся эта дружная компания под суровым взглядом соседки с чесноком и шабашем оттирала огромную пентаграмму на стене, перекидываясь колкостями. Не зря говорят, что неприятности сплочают. Без зазрения совести Ибо подошел к двери соседа, как вдруг из-за нее послышался стон. Нежный, но проникновенный и полный желания. Затем второй, чуть громче. А за ним и ритмичные скрипы. Вспыхнув, Ван Ибо поспешил вернуться в свою обитель. Не узнать в просящих всхлипах голос очаровательного скромного соседа было сложно. Самое ужасное в них было то, что они отдавались в низу живота у него самого. Вновь сидя перед документом с текстом проекта, Ибо старался не вспоминать слова таинственного гостя. «Каждый имеет право на личную жизнь, никакой магии в этом нет», — решил он про себя. В груди что-то неприятно кольнуло.

***

После этого странного случая Сяо Чжань и Ван Ибо сдружились. Они стали чаще проводить время вместе, Ибо периодически тащил друга к себе, чтобы поиграть в приставку и показать новые дополнения, а Сяо Чжань, в свою очередь, сильно помогал тому с учебой. А еще невероятно интересно говорил. Рассказывал обо всем на свете: искусстве, культуре разных стран, поэзии, музыке и науке. Ван Ибо даже с гордостью мог сказать, что теперь он может поддержать почти любую тему для разговора. Не то чтобы подозрительные незнакомцы, чужие стоны и непреднамеренный вуайеризм сближали, но интерес к соседу у Ибо однозначно начал появляться. Порой даже нездоровый. Он слушал очередной задротский монолог с открытым ртом, откровенно залипал на яркую улыбку и родинку под губой, любовался плавными, какими-то даже неземными движениями стройного тела соседа. Ибо чем угодно готов был поклясться, что получасовое рассуждение о том, от каких же обезьян произошел человек: водных или степных — было самым интересным разговором в его жизни, хотя учебник по биологии он последний раз открывал примерно никогда и никогда же об этом не жалел. А потом все стало хуже. Сяо Чжань не был дураком и быстро заметил взгляды Ибо. Что самое ужасное, он начал отвечать такими же. Случайно касаться, задерживаться чуть дольше, шутливо флиртовать и всячески оказывать знаки внимания. Ван Ибо никогда не замечал за собой подобной тактильности — да он же ненавидел прикосновения! — но любой легкий мазок пальцами по руке от соседа рассыпался табуном мурашек. Не выдержав очередного непонятного заигрывания, Ибо, наконец, спросил: — Зачем ты все это делаешь? Если у тебя нет серьезных намерений, то не стоит дразнить других, это может быть очень неприятно. — Кого это я дразню? — легкая улыбка промелькнула на лице Сяо Чжаня. — Да хоть бы и меня, — смело заявил Ван Ибо, который явно жил по принципу «сгорел сарай — гори и хата». — Ты мне симпатичен и ты заигрываешь со мной, но при этом состоишь в отношениях. — С чего ты взял? — счастливая улыбка стала какой-то натянутой, или ему показалось? — Я… слышал, — пробурчал Ибо себе под нос. — Я не хотел, правда, просто так вышло. — Ибо, я… — впервые Сяо Чжань выглядел настолько виноватым и растерянным. — Я бы на твоем месте хорошо подумал, прежде чем говорить такое. — Что ты имеешь ввиду? — Разве ты еще не слышал? Никто из моих… никто странный не врывался по ночам? — голос становился все тише. — Ну было дело, да только какой-то неадекват был, про каких-то мифических существ втирал, я не особо слушал. Отшил ты его что ли? — фыркнул Ибо. — Мог бы и нормально отказать. — Нет же. Присядь. Посмотри на меня. И Ван Ибо сел. И посмотрел. Он вообще все что угодно готов был сделать, если Сяо Чжань продолжит говорить подобные вещи своим сладким голосом. Только сам Сяо Чжань, судя по выражению лица, был не особо рад этому. Ибо вскинул взгляд и посмотрел прямо в глаза соседу. Как вдруг в них мелькнуло что-то… совершенно нечеловеческое. Они как будто налились кровью, став красными, вводя в транс, захватывая собой все пространство, вызывая только бурю эмоций и желания, откровенного и не прикрытого. Сяо Чжань моргнул и наваждение тут же спало. Ван Ибо ошеломленно поднял взгляд в молчаливом вопросе. — Я суккуб, Ибо. Будь они в каком-то фанфике, сейчас было бы самое время для удивления, неприятия, обмороков и безудержного отрицания. Но прожить столько времени в этом безумном доме и не свыкнуться с этой мыслью, как с должным, было нереально. Ибо намного больше удивился бы словам о полной нормальности соседа. — Так это же отлично, значит с тем человеком было не по любви? А со мной по любви будет, я же вижу, что не один горю. Пожалуйста. Прозвучало как-то совсем жалко, а от долгого молчания вся уверенность и вовсе сошла на нет. Теперь Ибо больше напоминал нашкодившего щенка в ожидании наказания за свое баловство. — Как же ты не понимаешь, ребенок? — вдруг вскипел Сяо Чжань. Он не кричал, никогда не кричал, но раздражение явно слышалось в голосе, смешиваясь с чем-то еще не очень понятным. — Вся твоя влюбленность — всего лишь чары. Как и у него, как и у всех остальных до этого. — Ты хочешь сказать, что наложил на меня какие-то там чары, а теперь обвиняешь во всех грехах мира? — сам Ибо уже начинал выходить из себя. — Нет, это обычно возникает… в процессе, — раздражение окончательно ушло из голоса, оставив только то самое неизвестное. — Я не специально делал это, я думал, что ты сам, но… так действуют мои… — Я понял, — оборвал его Ван Ибо. Иначе это смущенное хождение вокруг да около продолжалось бы вечно. — Только я вот уверен, что это не чары, чары не умеют… вот так. Сяо Чжань лишь улыбнулся. Так нежно, что в груди что-то неумолимо начало стягиваться в плотный узел. А потом он тихо произнес — добил: — Могут, Ибо. Именно так как раз могут. И ушел.

***

С тех пор Сяо Чжань не попадался ему на глаза. Сначала Ибо наплевал на все свои принципы и гордость, высматривая его постоянно, карауля под дверью, как побитый щенок, намеренно искал встречи. Но вскоре он понял, что сосед, судя по всему, просто отшил его, а теперь избегает. Мысль неприятно отозвалась в груди, но раздражение взяло верх, и больше Ван Ибо не интересовался судьбой суккуба. По крайней мере, упорно это отрицал, особенно когда просыпался с щемящей тоской на сердце. Потому что во сне был Сяо Чжань. Ласковый, нежный, который много улыбался и признавался в любви. А в жизни его не было. Никакого. Даже обиженного и расстроенного. И это давило, нагнетало с каждым днем все сильнее, до ломоты в кистях, до скрежета зубов в попытке уснуть. Ибо с отчаянным мазохизмом вслушивался в звуки из комнаты соседа по ночам, надеясь услышать хоть какое-то доказательство того, что он вообще существует, но ни одного вздоха, ни одного скрипа так и не доносилось. И Ван Ибо не знал, радоваться ли этому. Прошло уже около полумесяца. За эти две недели он вернулся к своему предыдущему режиму, перестал спать, загрузил себя учебой и работой, чтобы как можно меньше проводить времени в этом сумасшедшем доме. Он солжет, если скажет, что не надеялся вновь увидеть безумца, вломившегося в его комнату с до дрожи уморительной жалобой о каких-то там суккубах. А еще он солжет, если скажет, что ничего не узнал о суккубах за это время. Его познания, ограничивавшиеся чем-то вроде «ну они спят с другими и убивают», значительно расширились. Особенно удивился он, когда прочитал об отличиях между суккубами и инкубами. Еще никогда так сложно не было унять свое смущение. Ван Ибо уже с ума сходить начал. В каждом силуэте видел его, ошибаясь, вновь теряя надежду, разбиваясь о суровую реальность. Но, кажется, в этот раз слух его не подвел. — Малыш Чжань-Чжань совсем зачах, — без своего привычного шарма произнесла та самая женщина с таро, сидя на общей кухне. — Из комнаты совсем не выходит, мальчиков перестал водить. А не умер ли он там случаем? Им же и месяца без подпитки не протянуть. — Да какое тебе дело, дорогая, — мужчина со странными длинными белыми волосами раздраженно протирал тарелки. — Ты, может, и любишь его, а меня звуки эти по ночам совсем уже довели. Тишине рад. Проведет, надеюсь, скоро его брат мой в царство подземное. — А-Мань, притормози, — взмолилась гадалка. — Негоже так про доброго дьяволенка. У него же душа нараспашку, заходи кто хочет. Дальше Ибо уже не слушал. Он яростно колотил в дверь Сяо Чжаня, умоляя всех богов — в таких условиях жизни грех не поверить — чтобы с ним все было в порядке. Естественно, ему никто не открыл. Тогда Ван Ибо попробовал сильно толкнуть дверь — на поверку она оказалась даже не запертой. Он вбежал, оглядываясь, не обращая внимания на обстановку, хоть и долго мечтал здесь оказаться. Сейчас было не до этого Сяо Чжань оказался на дальнем неразложенном диване. Лицо посерело, щеки впали, как у мертвеца, глаза были едва приоткрыты, а дыхание судорожным. — Чжань-гэ! — Ибо встал на колени, положив руки тому на лоб. — Ты совсем ледяной. Что случилось? Тебе нужна помощь? Вызвать врача? Чжань-гэ, не засыпай, пожалуйста, ответь, гэ, пожалуйста, посмотри на меня… — Ван Ибо, — прошептал юноша, прерывая поток бессмыслицы. — Ты же знаешь, кто я. Ни один… врач не… поможет. Слова чередовались с хрипами, что заставляло Ибо паниковать еще сильнее. — Тогда я помогу, гэ, что же ты так с собой… Ван Ибо уверенно придвинулся к соседу и поцеловал. Крепко, смело. Не было времени на то, чтобы сомневаться и думать. В поцелуй ему раздался смешок. — Как мертвому припарка. Не поможет. Ибо поднял голову, оглядев почти трупный вид Сяо Чжаня, позволил себе минутную заминку и потянулся к пряжке ремня. — Что ты делаешь, безумный? — возмущение вышло совсем тухлым, сил не хватало даже на это. — Спасаю твою задницу, гэ. Во всех смыслах, — от неловкой шутки груз на плечах показался в разы легче и движения рук стали более точными. Ван Ибо старательно облизал свои пальцы и ввел один. Не почувствовав никакого сопротивления мышц — тело, что ли, у суккубов под это подстроенно? — он добавил второй и третий. Сяо Чжаня начал инстинктивно откликаться. Так, как было предназначено таким существам природой. Но при этом сознание все еще было расплывчатым. — Раз так, ты уже знаешь, что… — и как только в таком состоянии у него оставались силы на смущение? — Все. Все знаю. Не трать энергию, — прошептал Ибо. Он сам неосознанно откликался на жар вокруг пальцев и желание юноши. Аккуратно приподняв того за лодыжки, Ван Ибо медленно и аккуратно вошел в податливое тело, которое тут же изогнулось, откровенно подставляясь. Ощущения были необычные. Он не знал, дело в природе Сяо Чжаня или в нем самом, но Ибо точно бы не променял это на что-то другое. Размеренно двигаясь, он чувствовал, как сосед постепенно теплеет и оживает в его руках. От этого к физическому удовольствию прибавлялось моральное. Такое сильное, что хотелось заплакать. — Ибо… — тихий стон, от которого мурашки прошлись по загривку, а в низу живота нещадно тянуло еще сильнее. — Бо-ди. Ван Ибо приостановился, увидев, что глаза суккуба были полностью открыты. В них все еще читалась усталость, синяки и бледность никуда не делись, но разум вернулся полностью. — Все равно в последний раз, — Ибо даже не был уверен, что правильно расслышал, как вдруг Сяо Чжань резко сменил положение, подминая его под себя, насаживаясь до конца и ускоряясь. — Ты выглядишь, как ангел, Бо-ди, — отчаянно выдыхал суккуб ему в губы, периодически их облизывая, но не целуя. — Так не бывает. Тебе нельзя пачкаться о подобных существ. От вида выгибающегося тела, своих рук на чужих бедрах и талии, изломанного в удовольствии лица соседа, Ван Ибо почувствовал, что не выдержит больше ни секунды и умрет от разрыва сердца. Он услышал мелодичный стон, ощутил чужую руку на волосах и… отключился.

***

Утро началось кошмарно. Даже после самой дикой пьянки Ибо не чувствовал себя так отвратительно. Все тело будто превратилось в желе, не было сил даже пошевелить пальцем. Слабость ощущалась физически, мышцы превратились в сплошную кашу. С трудом разлепив глаза, он почувствовал, что потратил на это движение последние силы. Ван Ибо медленно скосил их в сторону и увидел на прикроватной тумбочке стакан воды и непонятную темную алую капсулу. Собрав всю волю в кулак, он слегка приподнялся на локтях и проглотил ее. Во рту ощущался явный металлический привкус, а по телу начала разливаться сила. Состояние вернулось в норму так быстро, как никогда в жизни. Стало даже лучше, чем когда-либо. Ибо словно выспался впервые в жизни. Однако, вместе с силой вернулось и чувство голода. Приняв сидячее положение, он уже собрался идти на общую кухню, но увидел на столе небольшую плошку риса и несколько паровых булочек. Судя по посуде и необычной форме булочек, все это готовил его сосед. Надкусив одну, Ибо с удивлением обнаружил внутри сладкие бобы. «Он и это запомнил», — пронеслась мысль. Совсем недавно, еще до ссоры, Ван Ибо говорил, как любит мамины домашние баоцзы с бобами. На углу кровати он обнаружил скомканное одеяло, словно его использовали вместо подушки. Быстро осматривая пространство вокруг, он увидел и чужую шаль на полу. «Он сидел рядом всю ночь?» — мысль была слишком хороша, как и все утро, поэтому Ибо не спешил отгонять ее, смакуя в сознании. Грудь затопила нежность, а в голове всплыли воспоминания о вчерашнем вечере. Сейчас не было того прилива адреналина, а следственно и нужной смелости, чтобы думать о своих действиях, не смущаясь. Отчаянно убеждая себя в том, что это было не насилие, а спасение жизни, да и сам Сяо Чжань был не против, Ибо потер шею, сгоняя румянец. Кровь охотно ушла от лица, зато прилила совсем в иное место, благодаря слишком ярким воспоминаниям о слишком активных ответных действиях суккуба. Он мысленно влепил себе пощечину. Нечего думать о подобных вещах, когда человек дотащил тебя до комнаты, вытер, переодел, оставил воду, лекарство, завтрак, да еще и просидел всю ночь на полу подле! От осознания полного масштаба полученной заботы кружилась голова, а любовь струилась по венам, расцветая в области легких и глотки. «Нужно срочно его поблагодарить», — решил для себя Ибо и твердо направился к комнате суккуба. В этот раз стучал аккуратно, не врывался с ноги, а покорно ждал ответа. Очень долго ждал, но открывать ему явно не спешили. Не успел Ибо подумать, что сосед ушел по делам, как за дверью предательски заскрипело. Видимо, то была дверца шкафа или какого-нибудь ящика. «Не дождешься моего ухода, гэ», — мысленно ухмыльнулся он. — «В этот раз я не дам тебе от меня бегать». Спустя самые нудные полтора часа — серьезно, еще бы сутки подержал Ибо у двери, пришлось бы уже его откачивать, — Сяо Чжань наконец открыл, молча пропуская внутрь комнаты. При свете дня ее было проще рассмотреть поподробнее, но, к большому сожалению самого Ибо, было снова не до этого. — Спасибо, Чжань-гэ, — он скромно улыбнулся. — Не за что, — тихо ответил сосед. — Только больше такого не делай. — Не могу. — Что? — Сяо Чжань на секунду позволил изумлению проступить на лице. — Я люблю тебя, гэгэ, — Ибо сам не знал, откуда в нем столько уверенности, вот серьезно. Воистину, булочки со сладкими бобами творят чудеса! Он пришел к выводу, что все дело было именно в булочках. — Мне больше не нужна твоя помощь, я вполне способен питаться самостоятельно, — суккуб устало выдохнул и направился вглубь комнаты. В этот момент Ибо внезапно осознал причину такого поведения и… засмеялся. Нет, серьезно, как можно настолько не уметь общаться словами через рот, чтобы допустить такое? — Я люблю тебя, а не хочу помочь, — пояснил Ибо для совсем сбитого с толку его смехом соседа. — Но как же… чары, — загнанно прошептал себе под нос Сяо Чжань. — Ты до сих пор думаешь, что это дурацкая магия? — Нет, точно нет, они же должны были спасть после близости, я совсем не понимаю, — он словно продолжал общаться с самим собой. — Сяо Чжань, посмотри на меня, — твердо произнес Ибо и, поймав неуверенный взгляд карих глаз, продолжил. — Нет и не было никаких чар, раз не спали, поймешь ты это или нет. Я люблю не твой непонятный образ, я люблю тебя. Люблю задрота Сяо Чжаня, который может три часа распинаться о странных вещах, и это будет интересно слушать. Люблю суккуба Сяо Чжаня, который смотрит так, что ноги подкашиваются и кровь бурлит, такого, как вчера. Люблю заботливого Сяо Чжаня, который сидит около идиотов по ночам и готовит им рис. Люблю хорошего соседа, который не сует мне под нос таро, не дымит на крыше, не пытается пришить мне лошадиный хвост и не крадет у меня выпавшие волосы. Сам Сяо Чжань молчал, глядя на Ибо широко распахнутыми глазами. — А еще я люблю твои баоцзы, поэтому придется тебе делить меня с ними. Сосед улыбнулся. Так, как улыбался раньше — широко, солнечно и до одури нежно. «Душа нараспашку», — невольно вспомнил слова гадалки Ибо. А потом поцеловал, присваивая эту улыбку себе, забирая и отражая в поцелуй. Не вчерашний, отчаянный и мокрый, а медленный, тягучий и сладкий-сладкий. — Я готов готовить тебе баоцзы, когда захочешь, Бо-ди, — выдохнул ему в губы Сяо Чжань. И Ибо подумал, что если Чжань-гэ будет целовать его каждый день, то он готов прожить без булочек всю свою оставшуюся жизнь.

***

— Чжань-гэ, а что это были за чудесные таблетки? — Они делаются из крови суккуба, с которым ты контактировал, чтобы вернуть силы. — Мы больше никогда не будем заниматься сексом, Чжань-гэ.
Примечания:
Начало, которое вы, скорее всего, уже видели.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты