Позаботься обо мне

Слэш
R
Закончен
64
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Хенджин никак не мог помочь своему предназначенному.
Посвящение:
моей депрессии и девушке в полосатой кофте
Примечания автора:
пошло оно все нахуй и спасибо тик ток
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
64 Нравится 12 Отзывы 17 В сборник Скачать
Настройки текста
Слышать мысли своего соулмейта весело, говорили они. Интересно знать, о чем думает твоя родственная душа, говорили они. Хенджин поджимает губы и накрывает ладонью глаза, откидываясь на подушки. Если бы все было так просто, твою мать. Своего предназначенного он впервые услышал в четырнадцать. И если у других это зачастую начиналось с пения, пожелания доброго утра или смеха, то у него - с крика, полного боли. Не физической. Моральной. Хенджин в тот день просто рухнул головой на парту и сжался в маленький комок, едва не плача от эмоций: боль его родственной души пронзала каждую клеточку тела. Его отпустили домой, но легче не стало. Соулмейт кричал, кажется, не переставая, мучая Хенджина еще сильнее. Но бесило больше всего другое. Хенджин никак не мог помочь своему предназначенному. Даже сейчас, спустя пять лет, Хенджин все еще с болью в сердце вслушивается в чужие мысли и понимает, что если он не сделает хоть что-то, его соулмейта может попросту не стать. И эта мысль пугает до холодного липкого пота. Хенджин поворачивается на бок и зарывается носом в подушку, сильно жмурясь. - Бедный мой малыш... *** У Сынмина последние пять лет проходят через какую-то жопу. И ладно бы, если бы это было образное выражение - даже оно иногда имеет прямой смысл. Как только ему исполнилось четырнадцать, мать словно озверела. Сынмин, если честно, думал, что все нормализуется спустя пару-тройку лет, потому что маме тяжело, мама работает на двух работах, чтобы прокормить детей, но нет. Спустя пару-тройку лет стало только хуже. А ее новый любовник сделал жизнь Сынмина поистине невыносимой. В пятнадцать ему заявили, что он - ошибка, и после этого Сынмин думал, что ему вырвали сердце. Не было ни одного вечера, чтобы он не мочил слезами подушку, перебирая в голове варианты его дальнейшей жизни. Сынмин знал, что его соулмейт слышит каждое слово, но ничего не мог сделать с эмоциями и с раздирающей душу болью, топя истерики в подушке и комкая пальцами одеяло в попытке взять себя в руки. В пятнадцать Сынмин узнал, что такое эмоциональное выгорание. В шестнадцать мать вышла замуж и осела дома. Сынмин искренне надеялся, что она начнет отдыхать и их отношения наладятся, но и тут интуиция его подвела: мать начала выискивать изъяны в каждом действии сына, наказывая по поводу и без него. Сынмин искренне старался делать все правильно и быть хорошим и примерным сыном, но любые попытки получить похвалу проваливались с треском: "Ты мог сделать лучше. За что мне такой сын?" Сынмин в ответ только растерянно улыбался, мысленно воя от обиды. Но это было только началом его персонального кошмара. Каким образом мать узнала, что ему нравятся парни, он не в курсе. Однако скандал тогда был знатный. Пожалуй, то, что она говорила ему раньше, было просто безобидной песней. И ладно, если бы все закончилось на криках: мать заперла его в одной комнате с отчимом, захлопнув дверь со словами: "Может хоть так ты поймешь, что быть пидарасом не очень приятно." В шестнадцать лет Сынмин сломался окончательно. В шестнадцать лет, будучи изнасилованным отчимом, Сынмин стоял на краю многоэтажки и кричал в мрак ночи, выплескивая свою боль. В шестнадцать лет он впервые задумался о самоубийстве. В ту же ночь, сидя на крыше, Сынмин подумал, что мир устроен нечестно. Он хотел найти своего соулмейта, хотел его услышать, но знал, что слышать могут только его. И желание встретиться с человеком, который предназначен ему судьбой оказалось сильнее желания умереть. Поэтому он готов терпеть все ужасы, которые ждут его в будущем. Сейчас Сынмину двадцать, и все, что он делает на протяжении дня - старается держаться за ускользающее желание жить. Отчим последние три года трахает его стабильно раз или два в сутки: ему плевать, где Сынмин и что с ним, главное, чтобы он по первому зову отчима стоял перед ним на коленях. Сынмина это раздражает очень сильно, но любые возражения несут за собой последствия, а снова быть избитым ему совершенно не хочется. Сынмин зажимает ладонью рот и содрогаясь в рыданиях. Все, что ему хочется сейчас, это спокойствие. Или умереть. "Пожалуйста, помоги мне," - сдавленно стонет Сынмин, кутаясь в порванную рубашку и чувствуя себя самым отвратительным человеком в этом мире. "Пожалуйста, забери меня отсюда." Сынмина бесит, что он не может услышать ответ своего соулмейта. Сынмина бесит, что он ведет себя как маленький истеричный мальчик. Сынмин нуждается в родном человеке, и это тоже его бесит. "Через час я буду у реки Хан, рядом с мостом Индогё. Надеюсь, ты найдешь меня," - с громким всхлипом думает Сынмин, молясь, чтобы соулмейт его услышал. - "Умоляю, прийди. Ты очень нужен мне." *** Хенджин подскакивает с места, замирая и прислушиваясь к чужим мыслям. Мост Индогё... "Ты очень нужен мне." - Я ему нужен... - тихо шепчет Хенджин, поворачиваясь к Минхо и кусая губы. - Я ему нужен. - Кому? - Хо выгибает бровь, но ответа на свой вопрос не слышит: Хенджин уже застегивает куртку, пулей вылетая из квартиры и забывая захлопнуть дверь. Около моста Хенджин оказывается через два часа, запыхавшийся и взмокший, с торчащими в разные стороны волосами. Он внимательно осматривается и сначала сникает, никого не заметив, но взгляд как-то случайно цепляется за парня, сидящего у самой воды. Хенджин замирает, внимательно рассматривая худую спину и опущенные плечи: парень кажется таким хрупким, что его страшно тронуть - вдруг рассыплется. Хенджин шумно выдыхает и осторожно подходит ближе, садясь рядом на траву и кусая от волнения губы. Он старается рассмотреть незнакомца, который к нему не поворачивается и просто смотрит вперед, не обращая внимания на струящиеся по щекам слезы. У Хенджина сжимается сердце. - Эй... - Хван не знает, как правильнее поступить и шумно выдыхает, когда парнишка поворачивается к нему, показывая покрасневшее от истерики лицо и глаза. Глаза, полные боли, обиды и сильнейшего отчаяния. "Помоги мне..." - Помоги мне... Хенджин не уверен, слышит он это в мыслях или на яву. Хенджин кусает губы и осторожно обнимает парнишку за плечи, чувствуя исходящее от него тепло. Родное тепло. - Пожалуйста, помоги мне, - Хенджин охает, когда незнакомец громко всхлипывает, закрывая лицо ладонями. - Малыш, - Хенджин осторожно обнимает парнишку, прижимая к себе и поглаживая по волосам в попытке успокоить. - Пожалуйста, не плачь. Я рядом, слышишь? Твой соулмейт рядом. Я не оставлю тебя и помогу. Слышишь? Сынмин часто кивает и прижимается к чужой груди, постепенно затихая и переходя с громких рыданий на едва слышные всхлипы. Хенджин шепчет ему на ухо что-то успокаивающее и целует в макушку, и от этого становится тепло-тепло. Непривычно... - Я хочу домой, - тихо шепчет Сынмин, обнимая Хвана и укладывая голову ему на плечо. - Хочешь, я отведу тебя? - У меня нет дома. То место - не мой дом, - Сынмин качает головой, поджимая губы и снова чувствуя на щеках слезы. - Я хочу найти свой дом... Хенджин шумно выдыхает, покрепче обнимая парнишку и прижимаясь губами к виску. - Мой бедный малыш... Можно, я заберу тебя к себе? Обещаю, что буду заботиться и помогать. Честно-честно, - Хенджин тепло улыбается, заглядывая в чужие глаза и видя там отчаянную надежду. Через что же пришлось пройти этому ребенку?.. - Очень хочу, - сорванным шепотом отвечает Сынмин, обнимая Хенджина за шею и снова всхлипывая. - Отлично, мой хороший, - Хван мягко касается губами чужой щеки, вставая и помогая младшему подняться. - Меня зовут Хенджин, и с этого дня я обещаю заботиться о тебе, помогать и всегда быть рядом. - Меня зовут Сынмин, - тихо отвечает Ким, вытирая нос ладошкой. - Позаботься обо мне...
Примечания:
как-то так наверное
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты