А все началось со стаканчика горячего шоколада

Гет
PG-13
В процессе
3
Размер:
планируется Миди, написано 12 страниц, 4 части
Описание:
Как в сумерках огонь становится ярче, так и в жизни во всем плохом есть капля чего-то обжигающе хорошего. Моя история началась с неудачного признания в любви и со стаканчика из-под горячего шоколада, прилетевшего в голову глухому баристе.
Посвящение:
Их тут много. Это и участники изначальной истории, и ребята, попросившие этот фанфик, и те, кто подкидывал мне идеи для него. Но по большей части я хочу посвятить его, во-первых, нашему школьному психологу за ее помощь, тому парню, который не принял мою любовь, и самой себе за силу духа, благодаря которой я, подобно птице-фениксу, после смерти снова воскресаю из пепла.
Примечания автора:
Я решилась написать по просьбе людей из комментариев в ВК, вот и посмотрим, насколько я хорош в копирайтинге. Эту историю я соединила с грустной реальностью моей жизни, так что простите за излишнюю драматичность)
Хэй, ребят, мне бы хотелось прочитать ваше мнение в комментах, так что не стесняйтесь их оставлять) Всем чая из лепестков роз и побольше крабового Лэйса)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 12 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава вторая. Не только удар банкой может согреть

Настройки текста

POV Никиты

       Вроде бы шишки нет. Отработав положенные подростку четыре часа, я стоял в подсобке в своей одежде, стараясь заметить малейшие следы от дневного происшествия. Но нет, все было хорошо, даже белоснежное худи сохранило свой цвет. Хм, какая аккуратная девушка — так шибанула стаканчиком, что ничего не расплескалось и не испачкало. Поблагодарю ее за это, если еще свидимся.        Ну все, попрощавшись с коллегами, я, натянув на голову капюшон и закрыв бесполезные уши, вышел с черного хода на улицу. Правда, задний двор кофейни улицей в первоначальном смысле этого слова не назовешь, но все-таки. Свернув направо и пройдя вдоль стены заведения, я вышел на параллельный набережной тротуар, привычно таращась по сторонам. Слух не самый важный орган мировосприятия, но без него все равно жилось туго. Зато мои зоркие глаза и в этот раз меня не подвели: передо мной была спина той девушки, что случайно запустила в меня стаканчиком из-под горячего шоколада. Конечно, лица ее я не видел, но мужская длинная черная с белыми цифрами кофта, камуфляжные зеленые штаны и черные армейские ботинки узнавались легко, сам не знаю почему. Хотя короткая, а сзади так вообще мальчишеская стрижка сбивала с толку, я почему-то все равно был уверен, что это она. Может, подойти, поздороваться?        Вертя башкой из стороны в сторону, как кот, играющийся с лазером, я перебежал дорогу и аккуратно подошел к девушке. Да, это точно был она, но в те короткие минуты, что мы разговаривали, она была такой живой и яркой, а сейчас голова безвольно лежит на скрещенных руках, что покоятся на перилах набережной. И, когда мне оставалось сделать пару шагов, ее плечи поднялись и тут же резко опали, после этого еще несколько раз дернувшись. Она… Она плачет?        Встав справа от нее, я повернул голову в сторону девушки, но она будто не замечала меня, спрятав лицо в предплечьях. Да, она точно плакала, но как-то не так. Я всего пару раз видел такую ситуацию, но другие почему-то надрывно кричали, что я понимал по выражению их лиц, и стремились как-то досадить обидчику, а эта просто стояла на набережной, почти не выдавая своего настроения.        — Эй, если ты так переживаешь из-за того неудачного броска стаканчиком с горячим шоколадом, то не волнуйся, я чист, цел и невредим. — вот черт! Как же убого это звучало! Ну почему я сначала говорю, а потом уже думаю?        Девушка резко вздернула голову, уставившись на меня удивленными заплаканными глазами. Издалека и в кофейне я не особо обращал внимание, а сейчас просто замер. Сейчас ее радужка была настолько светлой, что едва отличалась от белка, и эта завораживающая белизна в свете фонаря отливала голубым, становясь совсем необычной. Или мне это только чудилось?        — Рада за тебя, но это не из-за стаканчика. — прочитал я по искусанным губам девушки до того, как она отвернулась к реке. При повороте головы челка с выбеленными волосами, что желтели на фоне ее темно-русых прядей, выскочила из-за уха, за которое была заправлена, и закрыла профиль лица девушки, едва дотягиваясь до подбородка. Девушка даже не обратила на это внимания, продолжая все так же глядеть на воду, что колыхалась в берегах реки.        А вдруг она что-то скажет, а я не услышу? Чертова глухота! По старой привычке наклонив голову в бок от сосредоточенности, я поднес руку к ее волосам и гребаными трясущимися пальцами снова заправил челку за ухо. Хотелось сделать все нежно, чтобы еще больше ее не расстроить, но непойми откуда взявшееся волнение все испортило.        И тут она снова повернулась. По ее щекам все так же бежали ручейки слез, а в черных зрачках одинокой звездой отражался свет фонаря. Эта короткая, но при этом необычайно долгая секунда, что девушка в мягкой тишине смотрела на меня снизу вверх, заставила мои внутренности сжаться, выбив из легких весь воздух, и тут же вернуться на место, оставив напоследок тянущую боль где-то под грудиной. А потом она просто сделала неуверенный шажок ближе ко мне, подняла руки, обвивая ими мой торс под рюкзаком, и прижалась щекой к груди.        И я будто обмер. Первую секунду я просто стоял, не зная, как реагировать. И тут меня буквально затопила лавина теплоты и какой-то щемящей сердце нежности к этой незнакомке, что я все теми же трясущимися руками осторожно прижал ее к себе. Пальцы на моей пояснице обхватили предплечья хозяйки, а мои ладони начали едва ощутимо поглаживать девушку по спине. И весь мир перестал существовать. Была лишь она, я, мои руки на ее спине и та доверчивость, с которой девушка льнула ко мне, согреваясь в моих объятиях.        О, не-е-ет… Что, если она начнет рассказывать, что случилось? Как я ее услышу и отвечу? Не могу же я отстраниться! Ей итак плохо, это ее только добьет… Хоть бы не нарушить этот хрупкий, но такой волшебный момент. Никогда не думал, что объятия плачущей незнакомки заставят меня едва ли не скулить от нежности к ней.        Я закрыл глаза и внезапно понял, что впервые в жизни они мне не нужны. Наоборот, они мне даже мешались. Теперь же, еще и без зрения, ощущения стали в разы сильнее. Я чувствовал, как постепенно заканчиваются слезы, как рваное дыхание становится ровным, и щека девушки совсем по-кошачьи едва заметно трется по мокрой ткани худи. Это дарило странное умиротворение, будто все так и должно быть, и ничто другое в мире мне было не нужно.        Но тут девушка медленно отстранилась, смущенно вытирая нос тыльной стороной ладони. Она смотрела себе под ноги, чуть ссутулясь, боясь встретить мой взгляд. А я улыбался как идиот, все еще ощущая толику того тепла, что разлилось внутри меня пока мы обнимались.        — А как тебя зовут? — снова сорвались слова с моего языка прежде, чем я успел подумать, но на этот раз я не жалел. Бледность ее пухленьких щек тут же сменилась розоватым румянцем, и девушка усмехнулась.        — Александра. Можно просто Алекс. — с легкой улыбкой ответила она и все-таки подняла голову. Странная белизна радужки быстро серела, а голубые крапинки, что мне почудились, становились золотыми.        — Никита. Можно просто Ник. — постарался я ее передразнить, но не знаю, как вышло с интонацией. Проклятая глухота! Ее взгляд и улыбка были завораживающими, но Алекс вскоре отвела глаза в сторону, едва заметно хмыкнув. Это будто отрезвило. Я вдруг увидел, что прохожих совсем не осталось, а небо уже начало чернеть. — Давай я провожу тебя до дома, а то уже темно.        Возможно, мой длинный язык не такой уж и плохой. Алекс тут же согласно кивнула и направилась к ближайшему концу набережной. Дорога до ее дома оказалась достаточно длинной, но это было только в плюс — мы много болтали, узнавали друг друга поближе, а в конце прогулки даже шутили и смеялись. Я не решался спросить, почему она плакала, хотя было безумно интересно. Но вдруг ей это не понравится, и она меня оттолкнет? Из-за моей глухоты меня все вечно сторонятся и смотрят с жалостью, пытаются помочь и пожалеть, а она сыпет вопросами, начисто забыв про слезы. И такая Алекс оказалась еще лучше плачущей. Хотя, наверное, странно и эгоистично — умиляться страдающей девушке. Но так хорошо мне не было никогда в жизни.        К сожалению, нет ничего вечного в этом мире, поэтому вскоре мы пришли к девятиэтажке, расположенной в пятнадцати минутах ходьбы от моего дома. И вот мы стоим у подъезда. Алекс в своей манере отводит глаза, — я уже понял, что она не любит прямых взглядов, — поэтому, чтобы не смущать ее, рассматривал серебряный ключик, что висел на кольце во втором проколе ее левого уха.        — Ну, пока? — прервал неловкое молчание голос девушки. Я уже хотел ответить тем же, как вдруг вспомнил: ВКонтакте. Скинув рюкзак с плеч, я порылся в нем, быстро отыскал телефон, включил мобильный интернет, открыл строку поиска в соцсети и протянул гаджет Алекс.        — Найди свою страницу, пожалуйста. Мне хотелось бы пообщаться с тобой еще. — это тот единственный раз, когда я рад, что ничего не слышу. Боже, в моем голосе наверняка эта жалкая надежда! Теперь же взгляд отвел я, а поднял его лишь когда теплая ладонь едва ощутимо дотронулась до моего левого плеча. На моем телефоне был открытый профиль с отправленной заявкой в друзья.        — Отпишись мне, как доберешься до дома. — сказала девушка, смущенно улыбнувшись. — И спасибо.        И, не дожидаясь моего ответа, Алекс молниеносно открыла домофон магниткой и проскользнула в подъезд, проскочив всю лестницу и скрывшись за поворотом. Улыбка не сползала с моего лица вплоть до того момента, пока я не уснул. Родители даже спрашивали, все ли со мной в порядке. Даже не знаю… Она такая милая и веселая, одевается как крутой парень, а на самом деле в минуту слабости такая нежная и маленькая… Вот бы еще с ней увидеться!..
Примечания:
Что ж, вот вам вторая глава. Они будут вот так чередоваться: нечетные от лица Алекс, а четные от лица Никиты. Надеюсь, вам нравится, напишите мне об этом, пожалуйста, в комменты)
Я попытался представить, как живет глухой человек, но не ручаюсь за достоверность. Если кто-то знает - поправьте меня, пожалуйста.
Всем овсяного печенья и ароматного чая)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты