Отклонение

Слэш
R
Закончен
9
автор
mrn_zefirka бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Описание:
«Оставался один вариант: задержать твоё дыхание, поцеловав...»

Смотрите заявку°
Посвящение:
Спасибо моей бетушке, которая до сих пор помогает мне ^♡^
Примечания автора:
Оставляю фотографии персов, т. к. хочу, чтобы во время прочтения вы представляли их именно так.
Наверно, атмосфернее будет.
Тэхён:
https://pin.it/5U1yKzK
https://pin.it/6EjUtCQ
https://pin.it/2LGDJqM
Чонгук:
https://pin.it/2ZCOAVo
https://pin.it/1WiLPOC
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
9 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать

♡♡♡

Настройки текста
Примечания:
Антипсихотики или нейролептики* — психотропные препараты, подавляющие психическую (высшую) нервную деятельность, эмоциональное состояние, поведение и способные устранять бред, галлюцинации, другие проявления психоза.
— Нет! — громко выкрикивает Тэхён на всю аудиторию, в которой царила полнейшая тишина, ведь сейчас его новые одногруппники записывали материал, данный преподавателем. — Что? Ким Тэхён, верно? Ты с чем-то не согласен? — недоумевает профессор, сидящий за своим столом, возле доски с множеством формул. — Да, то есть нет. Простите, — уже тише произносит Ким, давая себе мысленную пощёчину, за то, что так опозорился. — Можно выйти? — задаёт вопрос студен и резко смахивает свои принадлежности на пол. По классу сразу послышались смешки и разговоры. — Простите. Ещё раз, — чуть ли не шепчет Тэхён, собирая все с пола. — Ты закончил уже? Если нет, то выйдя из этой аудитории, ты уже не попадёшь в неё обратно. Прости, но такие у меня правила, — оповещает того мужчина, поправляя свои очки с толстыми линзами. — Да, я понял. Я пойду, — уже на выходе говорит парень, дёргая плечами. Ким несётся в туалет, он боясь, оосматривается по сторонам, вдруг кто-то ещё видел, что он вытворял. Просто ужас. Добегая до кабинки, быстро защёлкивает щеколду и кидает рюкзак в сторону. А после опускается по стенке вниз, зарываясь руками в волосы и сильно оттягивая их. Слёзы начинают стекать по щекам, капая на любимый кардиган Тэ. — Ким Тэхён, ты полный неудачник, — сквозь слёзы шепчет он самому себе, откидывая голову назад, тем самым ударяясь о стену, — ты завалил свой первый день в университете. Я ненавижу тебя и твои отклонения, — резко выдыхая, шипит тот, не сдерживая свои слёзы от слова «совсем». Для Тэхёна синдром Туретта, как клеймо, повесившееся на него с самого рождения. Когда-то был совсем малышом, симптомы проявлялись лишь в частом моргании и подёргивании плечей, родители попросту не замечали никаких отклонений у своего сына. Но мальчик рос, и его «Отклонения», как выразился Тэхён, тоже. Он начинал что-то выкрикивать или взмахивать руками, на что родители реагировали довольно спокойно, думая, что это всего лишь проделки маленького сынишки, но Тэ уверял их, что это происходит само, без какого-либо его участия. И тогда его мама решила сводить мальчика к врачу, тот почти сразу выдал диагноз — Синдром Туретта. Казалось бы, это не самая ужасная болезнь, но для Тэхёна это стало тихим ужасом. Ну как тихим, иногда с выкрикиваниями чего-либо. Когда Тэ пошёл в первый класс, естественно над ним начали издеваться и надсмехаться. Лишь его учительница, зная о болезни парнишки, защищала ото всех. И все одиннадцать лет он прожил в издёвках и подколах от одноклассников и просто учеников школы. Тэхён мечтал быстрее закончить школу и пойти в университет, где его бы не знали, и Ким показал бы себя с лучшей стороны. Но и там ничего не получилось. Весь урок парень сдерживал себя, как мог, пытаясь совладать с организмом, и даже лишний раз не дышать, чтобы не провоцировать себя же на необдуманные поступки. Его глаза уже красные, нос полон соплей, а дыхание полностью сбилось. Ким немного успокоившись, роется в рюкзаке, находя пачку с таблетками. С его «Любимыми» нейролептиками*, которые тот начал пить уже с 8 лет. После достаёт из бокового кармашка бутылку воды, открывая, и судорожно засовывает таблетку в рот, запивая. Честно, его уже тошнит от вкуса этого препарата. На языке он держится уже 11 лет. Аж блевать хочется. Поэтому Тэ не заостряет внимание на вкусе и быстро проглатывает. Слёзы текут, но уже не так сильно. В глазах серая пелена, не дающая нормально видеть. Тэхёна это всегда сильно бесило. Он считал, что, когда плачешь, то ты являешься слабым перед людьми, обезоруженным. Да, плакал он часто, но только так, чтобы никто и никогда не видел. Тут дверь туалета открывается с характерным поскрипыванием. Ким сразу же закрывает рот рукой, желая слиться со стеной. Подбирает ноги под себя, ведь сидит на полу, и тот человек, зашедший так не вовремя, может увидеть его. — Ким… Ким Тэхён? — Слышит своё имя парень, выпучивая глаза. Что? Кому он нужен? Что от него хотят? — Ты здесь? Всё в порядке? Нужна помощь или ещё что-то? — звучит негромкий мелодичный голос парня с той стороны кабинки. Посчитав, что молчать будет очень некрасиво, решает подать голос, как можно увереннее произнести, что-то по типу: «Йоу, чувак, всё супер» или «Всё ок. Слегка перенервничал». Но выходит лишь: — Уйди, всё в порядке, — тихим, словно мышка прошептала голосом, кстати достаточно грубо ответив своему безликому собеседнику. — Я не уйду, пока не удостоверюсь, что с тобой все хорошо, и тебе не нужна моя помощь. И если тебе будет так спокойнее, то меня зовут Чонгук, Чон Чонгук, — заявляет парень, присаживаясь по другую сторону двери кабинки. Ну уж нет. Тэхён точно не выйдет в таком состоянии. Ещё засмеёт, начнёт издеваться, а то ещё хуже, пустит слухи о нём. — Всë правда хорошо. Сейчас столовая. Не хочу тебя задерживать, — уже вежливее произносит Чону, складывая все свои вещи в рюкзак. А после просто молчит, дожидаясь, пока тому надоест с ним возиться. — Что с тобой в аудитории было? Это было довольно странно. «Я и сам знаю», — проносится у Тэхёна в голове, в которой уже минут десять была гробовая тишина. — Эй, ты собираешься мне отвечать? Вообще-то, так тянуть с ответами немного неуважительно, — говорит парень, стуча костяшками по двери. — Нет, — лишь это отвечает Тэ, смаргивая остатки слёз. — Что «нет»? — Я не собираюсь отвечать тебе, —поясняет Тэ, собираясь с духом, и встаёт с пола, чтобы открыть дверь. Но лишь сильно сжимает ручку. — Хорошо. Раз с тобой все в порядке, я пойду. Удачи, — прощается благородный рыцарь и хлопает дверью. Тэхён наконец-то вдыхает полной грудью, не боясь, что кто-то застукает его в таком состоянии, и выходит из кабинки, сразу впечатываясь носом в чью-то тёплую шею. — Вот ты и попался, — улыбается тот самый Чонгук, что по идее ушёл. Тэхён вскрикивает, отпрыгивая назад, ударяясь об дверь. Да что ж такое? Постоянно ему не везёт. Ким начинает судорожно дышать, и слёзы собираются в уголках глаз, норовя покатиться прямо вниз. Ах, да. У Тэхёна плохая стрессоустойчивость. Поэтому нередко случаются панические атаки. Вот одна из них. Полный набор неудачника. Тэхёна застукали. — Тэхён, ты чего? Я напугал тебя? Прости, я не хотел… Я. Я. Что мне сделать, чтобы ты успокоился?! —паникует парень, видя состояние Кима. Тэ начинает быстрее дышать, нагоняя на себя страх, самому не понятно из-за чего. Незнакомец резко подталкивается вперёд, прикасаясь своими губами к губам Кима. Лишь прижимается, а после замирает. Тэхён в шоке и понять не может, что происходит, он даже не дышит . Через секунд тридцать Чон отстраняется, смотря тому в глаза. — Видишь, ты успокоился, — заверяет Тэхёну Гук, поправляя взлохмаченные пряди. — Что? Как ты остановил атаку? Я же не успел… — но его перебивают, объясняя: — Я где-то читал, что паническую атаку можно остановить, задержав дыхание. Но не думаю, что в тот момент ты бы меня послушал, если бы я сказал «дыши ровно», а просто заткнуть твой рот рукой тоже не вариант, ты бы начал паниковать ещё сильнее, так что оставался один вариант. Да, ты был в шоке, зато сработало. И прости меня, что я не предупредил, это было лишь в целях помощи. И всё. Честно, — быстро произносит Чон, отходя почти на метр от Тэхёна, показывая, что тот полностью свободен. — Да, спасибо, — Тэхёну ужасно стыдно за всё. Он обходит Чонгука, вырываясь наружу, а после убегает, куда глаза глядят. Забегает за угол, выравнивая дыхание. — Что это, Чёрт возьми, было? — шепчет самому себе Ким, оглядываясь, нет ли того парня. Они же вместе будут учиться. Не то, что в одном университете, а на одном курсе, одной аудитории, в одной группе. Тэхён опять вздёргивает плечами, плетясь к столовой. Так неловко, но кушать хочется. Он просто быстро зайдёт, быстро возьмёт еду, быстро затолкает её в себя, и уйдёт. Вот так. Это легко, на первый взгляд. Тэ заходит в шумную столовую, начиная часто моргать из-за перемены освещения и других факторов. Проходит к столу заказов, хватая поднос, желая побыстрее забрать свою порцию, и сесть за столик. Кладёт всю еду, а после идёт к свободному столику. Усаживается и, включая какой-то сериал через телефон, присоединяет к нему наушники. А после втыкает в уши, принимаясь есть. Ну, такая привычка у Тэхёна. Ему обязательно надо что-то смотреть за любым приёмом пищи. Кадры в телефоне быстро меняются, заставляя парня полностью погрузиться в сюжет серии. Тут кто-то начинает тихо стучать пальцем по его спине, и Тэ по началу даже не замечает, что его кто-то зовёт. Но вскоре из его ушей вытаскивают наушники, на что парень уже не может не обратить внимание. — Эй! — возмущается то и поворачивает голову влево, встречаясь с парой тёмных глаз. — Прости, не хотел тебя испугать, поэтому попытался оторвать тебя от просмотра более менее тихо, — объясняет Киму внезапно появившийся Чонгук. — Да ничего, — произносит Тэ, уже жалея, что попёрся в эту долбанную столовую. — Я могу присесть? — вежливо спрашивает Чон. На что Тэ резко начинает поворачивать головой, будто говоря «Нет». — Нет? Ладно, я тогда пойду,— грустнеет Гук, собираясь сесть за противоположный столик у стены. — Можно, можно. Садись, — говорит Тэ, видя, что почти все места заняты, ведь сейчас самый пик. И посылать Чона на испытания за свободное место, не очень хотелось. — Но ты же сейчас мотал головой, — недоумевает Чон, садясь на место рядом. — Я не мо… То есть, я мотал. В бщем, ты садиться будешь? — спрашивает Тэ, снова засовывая один наушник в ухо. — Что ешь? — пытаясь разбавить неловкость ситуации, задаёт достаточно глупый вопрос Чон. — Посмотри на свой поднос, и твой вопрос будет исчерпан. — А, ну да. — Слушай, — начинает Ким, нечаянно дёргая рукой Чона за футболку, а потом повторяет свои действия, заставляя тем самым Гука наклониться в его сторону, — ой, нет. Сядь обратно. Прости. Я нечаянно, — выдыхает Тэ, поднимая голову вверх, продумывая план действий, как он вообще будет это всё объяснять. — Давай куда-нибудь вместе сходим сегодня? — спокойно спрашивает Чон, садясь обратно на свое место и поправляя футболку. — Ты же вроде из другого города, я бы тебе показал всякие крутые места. «Он ненормальный что-ли?» –спрашивает у самого себя Ким. «Я ж обматерю его нечаянно, а он такой: «Всё ок, пошли в парк» Что? Он? Ко? Мне? Прикопался?». — Нет, я не могу, — резко выкрикивает Ким, ударяя по столу, — блять, — тихо произносит Ким, чтобы слышал лишь Чон. Вообще, лучше бы никто не слышал. — Ладно, если ты так не хочешь. Я не настаиваю, — заверяет того тёмноволосый, смотря на Тэхёна, который закрыл глаза, видимо успокаиваясь. — Хорошо. Давай сходим куда-нибудь, — сдаётся Ким, понимая, что, если тот случай в аудитории уже забыли почти все, то, всё, что творил Ким, Гук долго будет помнить. — Да? Супер. Давай прямо сейчас? — загорается Чон, вставая из-за стола, подходя к Киму. — Сейчас? У нас ещё две пары,— вспоминает Ким, собираясь отказаться. — И? Сегодня первый день, ничего толкового нам не скажут. Пошли? — уверяет того Гук, выходя из столовой, подзывая за собой Кима. — Чёрт. Хорошо. Я иду, — закатывая глаза, произносит Тэхён. Они выходят из столовой, плетясь к выходу. Кима всё же не покидают сомнения по поводу Чон Чонгука. Супер. Первый день, а он уже пропустил две последние пары и половину первой. Если мама узнает, то прибьёт. Она очень волновалась за Тэхёна, поступит он или нет, как его примут новые одногруппники, и примут ли вообще. Она по-любому позвонит сегодня вечером, спрашивая, как прошёл день. И что он ответит? «Всё хорошо, только я опозорился перед одногруппниками, сбежал с одной пары и пропустил ещё две, заперся в туалете, у меня началась паническая атака, но какой-то парень прибежал и поцеловал меня. Но ты ничего не подумай, сделал он это лишь в целях того, чтобы предотвратить атаку. А потом я пошёл с ним, сам не зная куда. И, да. Мы знакомы с ним час. А так, ничего интересного. Обычный день». Так что-ли?! Чон хватает того за руку, ведя за здание университета, но их останавливают три парня, пихая Кима в плечо. — Эй, недоделанный, — обращается грубо один из к Тэ. — Прости, что? — Не понимая, почему его так назвали, говорит Тэхён. — Что слышал. Ты какой-то бракованный. Не находишь этого? — Ты можешь закрыть свой рот? — говорит тому Гук, сжимая руку Тэхёна ещё сильнее. — А то что? — смеётся парень, давая пять своим дружкам. — Ты ведёшь себя, как ребёнок. Ты выглядишь смешно, — огрызается Чон, смотря тому в глаза. — Как ребёнок значи…? — Да, как ребёнок. И если не хочешь проблем с дальнейшим обучением, то захлопни свой рот и открывай его лишь на уровне чьей-нибудь ширинки. — Чонгук быстрым шагом уходит с территории универа, уводя Тэ следом. Отойдя на приличное расстояние от компашки, у Тэхёна обостряется синдром, начиная всего его трясти. Он дёргается и сжимает руки, не зная, как всё это остановить. Чонгук решается его обнять, успокаивая. — Всё хорошо, — Гук сжимает бока Тэ своими руками, поглаживая ладонями. А после Ким поворачивается, утыкаясь тому в плечо. — Что же с тобой происходит? — осторожно задаёт тому вопрос Чон, стараясь, как можно тише все произнести. — Это синдром Туретта. Всё проблемы из-за него, — говорит Тэ, прижимаясь к Чону. — Всё хорошо. Я понимаю. Давай сейчас я отведу тебя домой. Мне кажется, там тебе сейчас будет спокойнее. Ты где живёшь? Тэ отлипает от парня, становясь прямо. — Вот. Всё отлично. Пошли. Они бредут по улице, а Тэ в это время предвкушает сегодняшний разговор по телефону с матерью. Настроение просто на нуле. Нет, ниже нуля. Отрицательное настроение. Но его немного весёлят глупые шутки Чонгука, разбавляя весь коктейль плохих эмоций. Они доходят до подъезда Кима, неловко топчась на месте. — Может зайдёшь? — наверно не спрашивает, а просит Тэхён Гука. — Если ты не против, — улыбается тёмноволосый. Они поднимаются до двери, а Тэ открывает её ключом, включая свет в прихожей. — Прости, у меня немного неубрано. И неуютно, я недавно переселился,— объясняется младший, разуваясь. — Вещи можешь просто на комоде оставить, шкаф, который я заказал, ещё не пришёл. Чон слушается, а после проходит в гостиную. — Да нет. У тебя тут мило. Я живу в своей уже 2 года, а там, будто я вчера заехал. Знаешь, я просто не люблю загроможденные пространства. Вот. — М, проходи в ванную и помой руки. Я вчера приготовил кексы. Ты будешь? — интересуется, проходя на кухню. — Пожалуй. Ким разогревает десерт и ставит воду в чайнике греться. Вскоре подходит и Гук, садясь за стол. — Чонгук. — начинает Тэ. — М? — У меня было одно желание. Оно у меня появилось с самого утра, когда я тебя увидел. — Эм… И какое же? — Можно я твои волосы соберу в хвостик? Просто они у тебя такие длинные и наверняка лезут в глаза. Чон начинает смеяться, прищуриваясь. — Чёрт, не слушай меня. Я несу какой-то бред. Так всегда. Ты скоро привыкнешь и перестанешь на это обращать своё внимание, — тушуется Ким, отламывая кусок, а после засовывая его в рот, нечаянно поперхнувшись. Чон начинает смеяться ещё сильнее, но подрывается, стуча тому по спине. Тэ все проглатывает, чувствуя себя ещё более неловко. — Да нет. Всё нормально. Хочешь — сделай, — говорит Гук, идя в сторону дивана. Глаза Тэ загорелись, он быстро, чуть ли не бегом добирается до комода и хватает первую попавшуюся резинку и расчёску. Устраивается сзади Чона, упираясь коленями в обивку дивана. Аккуратно начинает расчесывать волосы Чона, чувствуя их запах и мягкость. Прочёсывает все колтуны в этих волнистый волосах и начинает собирать их сначала по краям. А после, доходя до центра, сильно дёргает их несколько раз, заставляя Гука откинуть голову назад. — Ой, черт, прости. Это не я. Оно опять само. — Тэ, — тянет старший, хватая руки Тэхёна, сжимая в своей, — я конечно не против лёгкой боли, но не в тот же момент, когда ты мне делаешь хвостик на волосах. — Да я не… Я не имел в виду.Чонгук, блять. Что ты несёшь? — Чон опять начинает смеяться, вставая за своим кексиком. — Гук, останься у меня ночевать. Просто я скачал пару фильмов, и мы можем вместе посмотреть их. А завтра мы вместе пойдём в универ. Можем к тебе заехать, учебники, там, забрать. Ты согласен? Я тебе вещи свои дам. Хотя они могут быть маловаты. Но я найду что-нибудь побольше. Божечки — кошечки. Чонгук сейчас умрёт от его милоты. «Он так сильно привязывается к людям», – пролетает в голове у парня, а после он спрашивает: — А зубы я чем чистить буду? — Эм, у меня есть одноразовые. Вот. — Хорошо. Так уж и быть, я останусь. — состраивает задумчиво лицо старший, будто до сих пор сомневаясь, оставаться или нет, но на самом деле хотел согласиться, как только Тэ произнёс: «Гук, останься…». Ну, а дальше уже не очень важно. Главное, что прозвучало слово «останься» изо рта Кима в адрес Чонгука. Этого достаточно. Тэхён начинает улыбаться, убегая в комнату за ноутбуком. А после возвращается ещё с каким-то журнальчиком в руках. — Давай закажем какую-нибудь еду. Например… пиццу? Или лапшу? — предлагает Тэ, усаживаясь на диван и подключая ноут к телевизору. — Я не против лапши. Давно не ел её,— задумывается Гук, а вскоре спрашивая: — Я могу сходить в душ? — Да, конечно. Полотенца в ванной на полке. Бери любое. Какую лапшу заказать? — кричит Ким, уже уходящему парню. — На твоё усмотрение. Только без грибов. У меня аллергия на них. — произносит Гук, делая из пальцев пистолетик, и нацеливает на Тэхёна, как бы предупреждая. — Понял, принял. Через минут пять младший понимает, что вещи, в которые Гук смог бы переодеться, он не дал. И идёт в сторону своей спальни, чтобы найти что-то большое. В итоге, спустя несколько минут поисков, находит какую-то футболку и спортивные штаны, надеясь на то, что это все налезет на Гука. А после подходит к двери и громко стучит, чтобы тот наверняка услышал. — Гук, я вхожу, — кричит Тэ, и дергая ручку, быстро забегает, закрывая глаза рукой. — Вот твои вещи, наденешь их, как выйдешь. Не уверен, правда, всё ли подойдёт. Если нет, то что-нибудь придумаем. — Тэ, я уже вообще-то вышел из ванной. — говорит Чон, хватая с стиралки вещи, принесённые только что. — А, ой. Всё, я ухожу. Стоп, а почему вода включена до сих пор, если ты вышел? Ах, ты. Не трать воду зря. — Хорошо, выключаю. Ты собираешься выходить или подождёшь? — обращается парень к Киму, поднимая одну бровь вверх. — Всё, я выхожу. Тэ выходит из ванны, заваливаясь на плед, принесённый заранее. А после к нему подходит Чон, заваливаясь рядом. — Доставка будет через минут 20. — Отлично. Без грибов? — Клянусь. Парни одновременно начинают смеяться, а после успокаиваются и включают фильм. Тот вечер и половина ночи были одними из самых уютных моментов их жизни. Он смотрели фильмы, наконец дождались еды, быстро расплачиваясь с курьером, ведь главная героиня очередного фильма переспала с лучшим другом своего мужа, а это ещё какая проблема. Потом они играли в прятки, что очень странно, так как в не до конца обустроенной квартире Кима не так уж и много места, чтобы спрятаться. После Ким пытался по туториалу из инстаграмма заплести Чонгуку крутую, но лёгкую косичку. В итоге психанув и всё растрепав, начал смеяться с внешнего вида старшего. Где-то в часа 3 ночи Чонгук спросил, можно ли покурить на балконе у Кима. А тот сказал, что да, если его тоже научат. На что Гук ответил, цитирую: «Тебе ещё этим ртом много всего делать надо будет, не засоряй его такими гнилыми вещами, как сигареты». Двусмысленно, не правда ли? — А что ещё я могу делать своим ртом? Ты на что намекаешь? Извращённая ты душа, — спрашивает Ким, выхватывая сигарету у парня. — Тэ, я не разрешаю тебе курить. Только через мой труп, — заверяет того Чон, приближаясь и показывая всю свою серьёзность. — Ну, а что такого-то? — начинает ныть Тэ Чону, всё-таки отдавая тому тлеющую сигарету. — Давай хоть кто-то в нашей паре будет с нормальными лёгкими, усёк? — быстро проговаривает темноволосый, туша сигарету о пепельницу. — То есть, мы пара, так? Так вот знай, я не согласен. Ты даже встречаться не предложил, а уже называешь нас парой, — возмущается младший, заходя в обратно в зал. — Ты такой смешной. Я не называл нас парой, мы знакомы-то от силы 12 часов. Милашка, — улыбается Гук, усаживаясь обратно на диван. — Что? — вопит Тэхён, выхватывая миску с чипсами, которую Чон уже успел взять, и наваливается на того сверху, начиная понарошку душить. — А, Тэ. Хватит, ладно, я признаю, я так сказал, но просто так. А ещё, мог бы ты слезть с меня, а то я не хочу потом объясняться или убегать в ванную под предлогом, что скрутило живот, — перестаёт смеяться Гук, замечая, как Тэхён специально проезжается своей задницей по паху старшего. — Тэ, кто у нас тут ещё извращённая душа? М? — произносит Чонгук, кладя руки на бёдра Кима. — Это не я. Оно само, — притворяется младший, пытаясь слезть с Гука, но тот его крепко удерживает, садя сверху. — Даже не думай, сейчас не сработает. — А я надеялся, — говорит Ким, обхватывая шею Гука своими руками. А после хватает леденец со стола, засовывая себе в рот. — Эй! Я вообще-то хотел его. А хоть какой это вкус был? — трагично вздыхает и грустно смотрит на упаковку, в которой секунду назад была его любимая конфета. — Вроде… — хватая обёртку, начинает Ким, — бабл. Да, точно. Бабл-гам. К сожалению, это была последняя. — Не проблема, — заверяет того Чон, и принимая сидячее положение, целует парня. Он начинает перекатывать эту конфетку, смешивая её сладость с запахом недавно выкуренной сигареты. Обнимает Тэхёна, притягивая ближе. Тот в свою очередь сжимает плечи старшего, поддаваясь напору Чонгука. Гук всё же засовывает почти растворившуюся карамельку себе в рот, отлипая от губ Кима, восстанавливает дыхание. — Да, всё-таки это был бабл-гам, — уточняет Чон, вставая вместе с Тэхёном с дивана, плетясь в комнату. А после заваливается на кровать, прижимая Тэхёна своим телом, начиная снова заводить в поцелуй. В голове ни одной адекватной мысли, а все те, что остались, перекручены до невозможности. Все слова нечитаемы, лишь одно предложение никуда не несётся, а стоит на месте, светясь неоновыми лентами. «Я похоже, люблю Ким Тэхёна».

* * *

Утром Чон проснулся от запаха чего-то печёного. Чего-то вкусного. На часах было 06:51, и он хотел умереть, пока не вспомнил, что сейчас он не один, а в квартире его дружбана. Тихо плетётся на кухню, слыша маты на кого-то или на что-то. — Да блять, тупые руки, остановитесь. Придя на кухню, Чон наблюдает такую ситуацию: Тэхён в своей пижаме, не может нормально замесить вторую порцию теста, лишь размахивая венчиком из стороны в сторону, пачкая все вокруг. — О, Гук. Блять, забери эту миску от меня. Иначе все тесто сейчас будет на полу, — бесится Тэ, отдавая чашку в руки Чона, — круговыми движениями меси. Молодец. Они встречаются взглядами, улыбаясь, а после Гук ставит миску на стол, подходя к Тэ, припечатывает того к холодильнику, целуя. Сразу запуская в дело язык, проходится по ровным рядам зубов, проталкиваясь всё глубже. Тэхён умудряется поперхнуться воздухом, но сразу отвечает. Через несколько минут, когда в лёгких окончательно заканчивается кислород, Чон отлипает от Кима, а после, вытирая губы от слюны, говорит: — Это было лишь в целях помощи. И всё. Честно, — улыбается, вовлекая младшего в новый поцелуй. М-да. Пожалуй, такое начало их истории, мы и заслуживаем.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты