Один день из

Слэш
NC-17
В процессе
25
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Драббл, написано 5 страниц, 2 части
Описание:
Сборник драбблов по идее, а по факту я балдаёб
Посвящение:
Кому-то, кому нужна доля насилия, боли и грубой любви в жопу
Примечания автора:
Как добавить метку "и прочий пиздец"
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
25 Нравится 15 Отзывы 0 В сборник Скачать

Наказание

Настройки текста
      По телу стекала тёплая жидкость, разливалась пульсирующая боль. Казалось, возможность вздохнуть исчезла оставляя его попытки глотнуть свежего кислорода безуспешными. Казалось, живым ему уже не выбраться. – Сколько раз я тебе говорил? Сколько?! - резкий, но уже ожидаемый удар приходится по израненному боку, вызывая очередные кровоподтёки. Как он до сих пор стоит? Как он до сих пор жив? – Разве так сложно молчать?! Просто закрыть свою пасть и не издавать звуков! Сложно?! - яростный крик раздаётся прямо рядом с ухом, оглушая и вызывая желание схватиться за болящую голову. Но он терпел, терпел с застывшей гримасой опустошённости, засохшими слезами и каплями крови. – На колени! Раз уж так, буду учить тебя затыкаться, - Но парень никак не среагировал. Он не слушал разъярённые крики, лишь ждал, когда его оставят здесь одного, но хотя бы в спокойствии и тишине. - Я сказал: живо на колени!       По обнажённой, покрытой ранами и ссадинами, ушибами от ударов и костлявой спине приходится сильный пинок, заставляя измученного пасть на разбитые и такие же худые колени на покрытый мелкими камешками, что больно впивались в кожу, пол. Насильник торопливо обходит, становясь перед ним, нервно и злобно порыкивая, расстёгивая вдруг ставший непослушным ремень. – Сейчас ты рот не открываешь. А тогда сложно было? - не успел поляк опомниться, как его рот грубо натянули на налитый кровью член, без предупреждения входя глубже, прямо в глотку, не дав и вздохнуть. На лице вновь ручьями потекли слёзы, а изо рта стекала слюна, капая на грудь, руки, холодный пол. Отвратительно, просто ужасно больно, казалось, что глотка разорвалась изнутри и всё постепенно заполнялось кровью. А может её просто не осталось и она вся вытекла из свежих ран, нанесённых поверх ещё не полностью заживших старых.       Орган хозяина был значительно больше маленького рта, принося ещё больше боли. Как у него ещё не сломалась челюсть? Как зубы до сих пор были на месте? Но несмотря на это, по звукам, доносящимся откуда-то сверху, ему это явно нравилось, да и темп он ничуть не сбавлял, что сходу был бешеным. По стенкам горла долбились, что тоже вызывало не самые приятные чувства. Воздух заканчивался. Вот бы вздохнуть в последний раз.       Он уже закатил глаза, что страшно было смотреть, уже был готов, что на этот раз это точно конец, однако его рот покидают и он в панике и не понимая делает долгожданный вдох. Но следующие резкое действие, с которым его поднимают и швыряют к столу как игрушку, что было слишком не охото просто дотащить, заставляет вскрикнуть и с громким стуком свалиться на пол и взвыть, не смотря на попытки устоять, держась за предательски заскользивший стол, что чуть не свалился вслед за ним. – Даже стоять нормально не можешь, шавка. Потому с тобой ничем больше и не заняться. Мешаешься под ногами и только - парня хватают приложив спиной об стол, с такой силой, что показалось что позвоночник хрустнул. Всего-лишь показалось. Ибо следующие грубые резкие действия, а именно толчки, он очень ярко почувствовал, но кричать не стал. Не имел права на крик.       Польша лишь потянулся руками вниз, прокусывая свои губы до крови от боли, чтобы не вскрикнуть, тем больше разозлив его. – Куда руки?! - недовольный немец схватил его костлявые руки, прижимая к столу над его головой. - идиот, они грязные! Ещё и губы искусал. Грх..       Всё ему было не так. Нацист полоснул острыми когтями по худощавому боку, впиваясь в окровавленные, прокушенные до мяса губы, слизывая с них сладкую кровь, продолжая беспощадно драть худощавое тело, что совсем тихо болезненно постанывало и хрипело, пустыми глазами смотря на своего мучителя, на монстра во плоти. – Прошу, хватит... - хочет сказать парнишка, но получился лишь невнятный звук, прерванный вскриком из-за резкого глубокого толчка, порвавшего его нутро. – Тихо! - требует насильник, ударяя поляка в грудь. Тот кашлянул, выплюнув пару капель железного привкуса крови, после прикусывая запястье и закатывая глаза, из которых нескончаемым потоком лились слёзы от ужасной боли, пронизывающей всё замученное тело, пульсируя. Сердце билось и казалось сломает рёбра, наткнувшись на них и лопаясь, а их осколки прорежут лёгкие и от таких ранений через пару мгновений боли, Польша избавится от мучений.       Но всё продолжалось и продолжалось, казалось, вечность. Но поляк даже не помнит за что его наказывают. Возможно когда-нибудь он и вовсе забудет кто он. А сейчас в него изливаются, от чего рану внутри жжёт солёное семя, в придачу ко всем мучениям. Парень был готов спокойно вздохнуть, но напоследок его кидают в пол, от чего он даже кувырок сделал, после молча ложась на пол. Может он умер? Но почему ему всё ещё больно? Почему он всё ещё чувствует вытекающую из него смесь из крови и вязкой спермы? Значит у него просто не осталось сил. – Hund...Ты жалок. Жалок и отвратителен, слышишь? Ничтожество.. - Немец проходит мимо его полумёртвого тела и выходит из подвала. Затем к лежащему подходит служанка, поднимая его тело и возвращая на его матрас. Он так исхудал..       Парню обрабатывают раны, царапины и укусы, клизмой очищают задний проход и так же обрабатывают. На тело накладывают бинты, что хоть как-то прикрывали и согревали его бледное тело. Он не издаёт звуков, возможно даже не дышит. – Сегодня он был не в настроении. Вам стоило не издавать лишних звуков, - советует служанка.       Неужели Польша и вправду столь глуп, что сам не догадался? Он не помнит. На него надевают те обмотки, что были на нём, чем-то напоминающие шорты, кладут в миску нечто похожее на кашу, что являлось его едой, ошейник цепью закрепляют, но ослабляют, чтобы он не душил слишком сильно и оставляют одного, желая спокойной ночи. Единственное, что помогает ему узнать хотя бы время суток. Было так темно, что не было видно окон. Возможно они просто были закрыты, а возможно и совсем не было. Сейчас он этого не узнает. Дрожащими руками парень с трудом поднимает миску, протягивая к своему лицу, глотая непонятную жижу, что казалась ему вкусной. Наверное он просто давно ничего не ел, по крайней мере, нормального. Он обессиленно падает на нечистый матрас, смотря в тёмный потолок. Как он докатился до этого? Что произошло? Нет сил даже думать. Потому он быстро засыпает, постепенно забывая о боли, отдыхая единственный раз за день.
Примечания:
Никакого флаффа. Только насилие. Только хардкор
Люди ждущие проду, не ешьте меня, настроение убивать, а там прода немного..немного не убийственная. Ьоь👉🏾👈🏾
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты