Ходячий замок: мир за пределами

Гет
R
Завершён
134
автор
Размер:
247 страниц, 13 частей
Описание:
Мокрый и с неистово пылающим взглядом Хоул пригвоздил Софи к запотевшему стеклу в ванной, не больно подтолкнув назад.
– Когда вам надоест следить за мной, мисс Проныра?
Софи лениво приподняла брови. Казалось, нагота молодого мужчины не взволновала её вообще. Она сгорала мысленно.
– Я и не думала. Нет здесь на что смотреть, - её взгляд машинально опустился вниз. – Ой!
Брюнет криво улыбнулся. Было. Ещё как!
За дверью послышался громких смех Кальцифера:
– Майкл, здесь перчик Хоула обидели!
Посвящение:
Для тех, кто жаждал увидеть могущественного Хоула, страстного Хоула. И даже раздетого.

Для тех, кому не хватило уверенной Софи. Спорившей, соблазняющей и покоряющей.

А ещё приторного флирта между ними.
Примечания автора:
Старая сказка на новый лад. Где любовь встречается, касательные сталкиваются, страсть скользит между пальцами. Где взгляды горят, а щёки... Щёки и вовсе пылают. Где бывает стыдно, сладко и легко.
Где поцелуи под луной, где ревность до дрожи. Где сладко. Сладко. Сладко.
По коже.

В общем, дарую известную историю в корректированной интерпретации. Сильный Хоул, совсем не трус. Резкий, хитрый, дерзкий.

Смелая, открывающая себя Софи. Совсем уж не верившая в чудеса.

№1 "Гет" в фандоме: 16.02.2021.
Джонс Диана Уинн «Ходячий замок Хоула»
№1 "Гет" в фандоме 16.02.2021.
Hauru no Ugoku Shiro.


Трейлер: https://www.pinterest.com/pin/842384305294212529/?nic_v2=1a2TVXu98

Обложка: https://www.pinterest.com/pin/189221621833779836/?nic_v2=1a2TVXu98

Арты:
https://www.pinterest.com/pin/189221621833779829/?nic_v2=1a2TVXu98
https://www.pinterest.com/pin/539306124128258495/?nic_v2=1a2TVXu98
https://www.pinterest.com/pin/646055509027886964/?nic_v2=1a2TVXu98
https://www.pinterest.com/pin/2674081015401122/?nic_v2=1a2TVXu98
https://www.pinterest.com/pin/827747606495414011/?nic_v2=1a2TVXu98
https://www.pinterest.com/pin/114771490478882881/?nic_v2=1a2TVXu98
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
134 Нравится 265 Отзывы 39 В сборник Скачать

Глава 7. Бросив сапог за спину, не оглядывайся

Настройки текста
Один из самых полезных жизненных навыков — это умение быстро забывать все плохое: не зацикливаться на неприятностях, не жить обидами, не упиваться раздражением, не таить злобу. Не стоит тащить разный хлам в свою душу. Именно так думала Софи, избавляясь от негатива день за днём, час за часом. Шаг за шагом. Она старалась отпускать всё то плохое, что упорно цеплялось за её душу и пыталось пробраться туда. Не желала Софи, чтобы хоть один плод злобы пустил корни в её душе. Не хотелось ей также и того, чтобы мыслями она возвращалась к диалогам с одним ненавязчивым и загадочным колдуном. Софи вздохнула и скептически посмотрела на пенную ванну. Не хотелось возвращаться к странным мыслям, но они всё же были. Как и некоторые привередливые желания. В том числе и сейчас. Она водрузила руку в горячую воду и блаженно прикрыла глаза. Тепло тут же разнеслось по её телу, вынуждая расслабиться даже против воли. Ей в принципе нравилось это ощущение лёгкости и свободы. Она была столь эфемерна и непостижима, что хотелось точно прочувствовать момент, как та скользнет между пальцев и, как и всегда до этого, вновь покинет это бренное тело. Софи была просто уверена в этом. Ей суждено лишиться свободы вновь. И пусть то, что она делала сейчас, — лишь маленькая радость в водовороте событий… Софи её не упустит. Она точно насладится беззаботной лёгкостью. — Да будет так, — едва не мурлыча, проскрежетала Софи в пустоту. Парная комната поглотила её тихонький смешок. И как только Софи откинула голову на бортик ванной, она ощутила нечто чудесное. Её истинный облик вернулся к ней в тот самый миг полного погружения. Это было лучше, чем сладкий пирог и сидровый напиток, который они с Мартой и Летти попивали на каждый праздник перед танцами. Блаженно прикрыв глаза, девушка расплела ленту, что удерживала густые локоны. Затем она взъерошила пряди, вспушив те и раскидала по сторонам. Больше её ничего не заботило. Уходили тревоги, а вместе с ними и куча печалей, что лежали тяжким грузом на старых плечах. А таких ли старых в данный момент? В какой-то момент ничегонеделания Софи поняла, что забыла о счёте времени. Она даже на часы не взглянула, как только сюда зашла. Превратилась в саму себя? Значит за полночь. Ещё не стала старухой? Значит ещё не вечер. — Как-то тяжело открываются эти двери сегодня! — возмущённое сопение раздалось прямо за тоненькой ширмой. Софи резко распахнула глаза и прижала ладони ко рту. Совершенно очевидно, что сюда вломился Хоул. Злой или… захмелевший? Принюхавшись, девушка скривилась. Точно последнее. Алкоголем от молодого мужчины несло за версту. И не надо было выглядывать из своего укрытия, чтобы понять степень опьянения колдуна. Да только сказать она об этом не может! Пока хмельной и ничего не замечающий Хоул шарился по поверхности своего столика с различными банками и склянками, сама Софи решила сидеть так тихо, как только можно. Помогло ли это? Конечно, нет. Конечно, чёрт подери, нет! Спустя томное вздыхание, пять громких ругательств в адрес не открывающейся баночки, три чертыхания, направленных проклёном точно в сторону нерадивой тумбочки с острыми уголками… колдун замер. Выглядело так, будто старый вепрь учуял добычу. Даже сквозь отражение на злополучной ширме. Софи это точно знала. Она видела это раньше. Не добычу, конечно. Вепря. Тот рыл носом землю и со знанием дела принюхивался, выискивая то, чего так жаждал вкусить, чем отлакомиться. Кого напугать. И хотя Хоул носом землю не рыл — пока что не рыл — он всё же пристально вглядывался прямо за тоненькую ширтомочку, что сейчас разделяла их тела. Не нужно было иметь и семи пядей во лбу, чтобы осознать всю обречённость своего положения. Софи мысленно всхлипнула и погладила себя по голове. Ничего, несчастная, ты справишься — сильная ведь, просто подожди, пока тот громила найдёт свои снадобья и уберется восвояси, утешала себя Софи. Но Хоул продолжал пялиться в её сторону, так и не шелохнувшись. — Долго ты там не будешь дышать? — наконец спросил он. Софи поняла, что её раскрыли. Ну конечно! Как можно не заметить её тень? — Столько, сколько потребуется, — тихо сказала Софи, чтобы не было слышно, как ее голос дрожит. — Хм. Хм?! Тёмные брови девушки сузились на переносице. Она чувствовала себя крайне уязвлённой, ведь происходило нечто крайне странное. Она беседовала с Хоулом в ванной, пока сама должна была мирно купаться. И, совершенно очевидно, он был почему-то пьян. А ещё очень «разговорчив». И это притом, что сидела она вся в пене и ею же и прикрывалась. Их разделяла тонкая перегородка, да остатки ясного ума колдуна. И то — не факт, что там в его хмельной голове что-то осталось. — А что ты там делаешь? — после минутного молчания как раз спросил Хоул. — Купаюсь, — левый глаз Софи слегка дёрнулся. Она прижала побольше пены к себе. — Как интересно, — брюнет глупо хихикнул, вызвав волну раздражения у девушки. — Простите, — всё также тихо шепча, сказала Софи. — Не могли бы вы уйти из комнаты, пока я не завершу водные процедуры? Последовало долгое молчание. Очевидно, молодой мужчина решал, приемлем для него такой вариант и почему он вообще, собственно, должен куда-то уходить. — Не хочу, — сказал наконец он. Софи, едва не вскочив с места, всплеснула руками и брызги разлетелись по сторонам. — Что это значит? — воскликнула она. — Не хочу быть один, — незамедлительный ответ. «Что происходит-то? — мысленно вознегодовала девушка. — Что он вообще здесь делает?». — Послушайте, если вы хотите умыться и, как всегда, выпить свои снадобья… То сделайте это сейчас и побыстрее. А затем уходите. Быть здесь с вами не очень комфортно. Хоул молчал, долго молчал. Но вряд ли одобрил слова взволнованной девушки. И это стало очевидным уже через одно мгновение, которое было истрачено на быстрое движение. Рывком брюнет отодвинул ширму, заставив испуганную девушку вскрикнуть. — Тогда умоюсь здесь, — безапелляционно заявил Хоул, глядя прямо в широко распахнутые глаза. Трепыхаясь под водой, словно тонущая птица, Софи обомлела. Он смотрел на неё. В истинном облике. И, кажется, совершенно не был удивлен, так как на его лице не скользнуло и тени озадаченности. Лишь твёрдая решимость елозила по идеальному лицу волшебника с лёгкими нотками бледности. Она же и удивляла Софи, прижимающую к себе горстку пены. — Вы не можете умыться здесь! — Ты же сказала: я должен это сделать, выпить снадобья, а за тем — только за тем — убраться отсюда. Так вот, я готов умываться! — почти радостно, странно глупо. Это было похоже на сон, странный и такой волнующий. И как бы девушке не хотелось провалиться под землю, она так и продолжала сидеть в тёплой воде. Не понимая, почему колдун не удивлен её преображением. Не понимая, почему сама ему ничего об этом не говорит. Вообще ничего не понимая, собственно. — Я имела в виду, что вы должны умыться в раковине, — сердито, её брови сдвинулись на переносице. Хоул лишь небрежно отмахнулся. — Поздно ставить условия, ты этого не говорила. Теперь — всё. — Всё? — глупо переспросила Софи. Колдун загадочно сверкнул взглядом, отчего девушка подобрала ноги поближе к себе. — Да, всё. А теперь двигайся. Вскочив с места, Софи рыкнула: — Да вы вообще рехнулись, что ли? Но, кажется, именно этого Хоул и ждал. Слегка покачиваясь, он сделал шаг вперёд. — Ты смелее, чем кажешься, мисс Проныра. — А вы несносный болван, не знающий чувства стыда и нарушающий границы личного пространства чужого человека! Снова лёгкое пожатие плечами. — Но ты мне не чужая. Софи скрипнула зубами, сжимая кулаки и игнорируя факт того, что стоит полностью обнажённая перед мужчиной. Лишь пена по всему телу была ей хорошим прикрытием. — Тогда кто я для вас? Просто уборщица, у которой нет собственной комнаты и даже жалкой возможности принять ванную, да? — наконец-то всё то, что она так долго копило, полезло наружу, обрушиваясь лавиной. — Просто жалкий человек не в своей тарелке, просто чудовище, обречённое умереть в одиночестве? Которое можно похоронить если не за деревом в саду, то за холмами в горах! Знаете, думайте, как угодно. С меня хватит. Я ухожу! Резко подняв голову в верх, Софи кое-как вылезла из тёплой воды полностью и пошлёпала к выходу из злополучной комнаты. На глаза навернулись слёзы. Было ли это от обиды, было ли это от бессилия — Софи не поняла, просто продолжила идти, сверкая босыми пятками и… всем остальным. — Стоять, — словно раскат грома, прошипел Хоул. Но девушка не успела обернуться, отвесив что-нибудь едкое ответ. Хотя бы потому, что оказалась прижата мокрой грудью к дверной поверхности. Кричать не было смысла, ведь она знала, кто это был. Прижимаясь к девушке всем телом сзади, колдун продолжал стоять неподвижно. Лишь его руки поднялись по обе стороны от головы девушки и лишили её последнего шанса выскочить из капкана. — Уберите руки, — процедила Софи, так и не повернув головы. — Если я уберу руки, то отстранюсь. Если я отстранюсь, то буду смотреть на твою задницу, ты хочешь, чтобы я смотрел на неё? — слегка покачнув бёдрами вперёд, Хоул дал понять степень своего раздражения и… не только. Девушка прикусила губу. — Нет, смотреть не надо, — буркнула она уже тише. — Тогда, может быть ты хочешь развернуться? — обжигающий голос струился мёдом по её плечам и медленно доходил до сознания. Сквозь дымку, сквозь смущение и злость Софи покачала головой. — Тогда вы точно посмотрите на меня. — Зачем? — Сами же сказали — если отстранюсь, будете смотреть. Разве этого не произойдёт, если я повернусь? — Нет, — тихо, в самое ушко. Снова обжигая. — Почему? — Потому что буду смотреть в твои глаза. Софи попыталась отстраниться от столь тесного контакта, но оказалась в ещё более раздражающих тискам, чем раньше. — Так не пойдёт, Софи, — шикнул Хоул. — Я хочу освободиться. — Я тоже. — Но вы свободен, — в её голосе появилась растерянность. — Нет, совершенно точно, нет… — некая обречённость в тоне колдуна была столь интригующей, что Софи сдалась. Она обернулась, надеясь на то, что Хоул действительно будет смотреть в её глаза и только. Куда уж хуже. И он посмотрел. Немного затравлено, немного раздражённо. Было ещё что-то в этом образе, вот только юная Софи и понять не могла, что же за черти пляшут в этих глазах. — Если бы я был свободен, я бы тебя давно отпустил, — прошептал Хоул. — Куда? Я не понимаю… — И не надо, малышка Софи, — колдун снова усмехнулся с очередной долей обречённости. Она была столь сильна, что стало некомфортно. Левой рукой Хоул потянулся к девичьему подбородку и потянул его на себя, вынуждая Софи приосаниться, задирая голову. Его губы мягко коснулись её лба, лишая возможности дышать и здраво мыслить. Софи могла лишь беспомощно хватать ртом воздух, от нахлынувших на её обескураженную душу ощущений. К такому она готова не была. Уж точно нет. А ещё она внезапно осознала, что стоит совершенно голая, а её мокрое тело прижимается к мужской груди. И белая рубашка колдуна точно полностью промокла от данного соприкосновения. Но Хоул слова не нарушил. Он действительно не смотрел ниже её горящих глаз. Ни единого разу. Почему-то стало обидно. Она не красивая? Конечно, Софи не питала надежд, что будет в его глазах красавицей. Но хотя бы привлекать его, хотя бы чуточку. Это было таким странным желанием, что девушка дёрнулась. Её смутили эти мысли больше, чем неловкий поцелуй в лоб. — Даже не думай двигаться, — процедил Хоул, резко изменив тон. Звучало слишком напряжённо. — Потому что, если ты дёрнешься ещё раз, то я точно не сдержусь и сорву с себя эту липкую одежду. — З-зачем? — Тебе бы понравилось, — мрачно сказал Хоул. — Но потом бы ты меня убила. — Я не понимаю. Снова, — Софи казалось, что она в другом мире. Или это сон. Но всё ещё странный. — Вот, почувствуй, мисс Проныра, — Хоул хватил её руку и прижал к напряжённому паху. — Теперь понятно? Софи обомлела. — А теперь ты забудешь всё, что было здесь, за исключением того, что принимала ванную, хорошо провела время и вышла отсюда только спустя два часа. И главным, что ты будешь помнить по утру, так это то, что ты чертовски красивая, Софи. Засыпай… Хоул щёлкнул пальцами и девичье тело обмякло в его руках. — Ещё немного и я бы потерял контроль, — вздохнул Хоул, разглядывая потолок, не желая смотреть на нагое тело в своих руках. — Прости, малышка Софи, я должен был быть внимательнее к твоим желаниям, пока горел в своих. Это было сумасшествие. Он и так проявил просто чудовищную вежливость. Если бы он знал, что за ширмой будет находиться Софи, как раз когда он ввалился сюда, желая вытошнить всё содержимое желудка… то никогда бы больше сюда не зашёл. Увы, пришлось и здесь проявить выдержку. А ещё, кажется, у него появились неотложные дела. Ради своей же безопасности. Наколдовав девушке новую одежду, брюнет пробормотал несколько проклятий в адрес вспыльчивых характеров и женских созданий в целом. А когда вышел из ванной, держа в руках девушку, он и вовсе заставил Кальцифера замолчать одним лишь строгим взглядом. Единственное, что демон услышал после, было сухое: «Делаем ещё одну комнату, поторапливайся!».

***

Софи открыла глаза, удивлённо разглядывая чистый и ровный потолок. — Неужто я так долго парилась вчера в ванной, что померла? Пришлось осмотреться. Просторная, солнечная комната выглядела по-королевски роскошно и стильно. Большой шкаф, высокое зеркало у белого столика с множеством полок, огромная кровать и окно во всю стену сбоку. А ещё маленькие прикроватные тумбочки и картины… Здесь было не так много деталей, но именно это чертовски ей импонировало. Прокряхтев, Софи подобрала низ странного наряда, что висел на ней и прошлёпала дрожащими ногами ко двери. Рядом стояла её обувь. — Точно померла, — решила Софи, натягивая ботиночки и кое-как завязывая шнурки. Нагибаться с утра в этом старом теле было тем ещё наказанием. За дверью слышались шаги и болтовня. Немного поколебавшись, Софи решила потянуть дверную ручку на себя. И… оказалась она в коридоре, рядом с лестницей, ведущей наверх. — Так я в замке? — А где же ещё? — сказал Майкл, приветственно размахивая рукой над своим лицом. — Представляете, Хоул вам собственную комнату сделал! — За какие такие заслуги? — Софи почесала подбородок. — Я вроде не просила… Перед глазами мелькали странные картины её сна, от чего щёки сразу стали пунцовыми. Софи фыркнула. Это было там, за гранью разумного. А здесь всё по-прежнему. Вот только теперь у неё есть действительно своё пристанище. — Не знаю, что вы ему сказали, но комната роскошная, — сказал рыжеволосый юноша, пожёвывая печенье. — Ничего я не говорила, — она начала раздражаться, ведь совсем не помнила вчерашнюю ночь. За исключением тех странностей-миражей, что так и мелькали перед глазами. Она повернула голову в сторону шума. Судя по всему, Хоул вернулся, пока Софи и Майкла дома не было. Он появился из ванной, когда Софи жарила на Кальцифере завтрак, и грациозно уселся в кресло, прихорашиваясь, сияя и благоухая жимолостью. — Ах, милая Софи, — заговорил он. — Вся в трудах. Признайтесь, вы и вчера весь день работали, несмотря на все мои советы. Зачем же вы сделали загадочные картинки из моего лучшего костюма? Софи вспыхнула, вспомнив, как делала себе юбку. — Это уже решённый вопрос, — продолжил колдун. — Теперь у вас целый шкаф вещей. И, похоже, вчера вы трудились даже больше, чем я думал. Поскольку, когда вчера мне наконец удалось на миг отвести взор от прелестного личика Летти, — клянусь — мне померещился за углом ваш длинный нос. — Не понимаю, о чём вы говорите, — с деланным видом возмутилась Софи. К несчастью, она не заметила пристальный взгляд волшебника, направленный прямо на неё. — Миссис Ферфакс — давний друг моего семейства, — ответила Софи. — Кстати, было бы славно навестить её. — Однако же ну и интуиция у вас, Софи, — поразился Хоул. — Нигде от вас не укроешься. Если бы мне довелось ухаживать за девушкой, живущей на айсберге посреди океана, рано или поздно — и скорее рано — я бы заметил, как вы проноситесь у нас над головой на метле. По правде говоря, я узнал вас достаточно и теперь был бы, пожалуй, даже разочарован, не застав вас там. — А что, сегодня вы направляетесь на айсберг? — съехидничала Софи. — Только если с вами — голос у Хоула стал неожиданно низким и бархатным. Софи подозрительно скосила глаза. Майкл вздохнул и сказал, продолжая любоваться свежеиспеченными булочками. — Он сегодня должен увидеться с королем. Вот и буянит. — О, — лицо Софи заполнило понимание, а взгляд тут же смягчился. Хоул действительно отправился в Кингсбери, причем успел сразу отмахнуться от Майкла, попытавшегося задать ему пару вопросов о загадочном заклятье. Делать рыжеволосому тоже стало нечего, и он поспешил уйти к Цезари. Софи осталась одна. — Портхавен, — объявил Кальцифер, улыбнувшись лиловыми зубищами. Вздохнув, она отправилась к выходу, побаиваясь втайне встретиться с Пугалом снова. Однако страхи были напрасны — за дверью ждал мужчина пятидесяти лет, желающий, чтоб миссис Ведьма смогла сделать так, чтобы подковы все время не терялись. — Поглядим, — кивнула Софи и заковыляла к камину. — Что делать-то? — шепотом спросила она. — Желтый порошок, четвертая бутыль на второй полке, — ответил Кальцифер. — Главное — верить. Будешь отдавать — чтобы взгляд был честный, как стеклышко, ясно? Софи скривилась, ведь честный взгляд как раз у неё выходил скверно. Каждый раз всё выглядело так, будто она хочет оболгать даже ребёнка. — Прилепит подковы крепче сотни гвоздей. Слыхала, лошадка? Тебе целый год к кузнецу не надо. С вас пенни. Спасибо. Мужчина уважительно кивнул и сердечно поблагодарил старушку, поклонившись на прощание ещё раз. Из-за постоянных посетителей Софи, в конце концов, пришлось отложить шитьё окончательно. Единственная заминка вышла с клиентом, который колотил в дверь в Кингсбери. — Госпожа Чародейка, сжальтесь! — пробормотал юноша, с пылом и жаром поднимая руки к небу. — У меня завтра на рассвете дуэль. Дайте что-нибудь для точной победы. Вот прям без упрёков, молю вас! Заплачу так, как надо… Софи вздохнула и привычно повернулась к демону, который сегодня был на удивление добр и периодически загадочно поблёскивал глазами. Однако в этот раз Кальцифер почему-то скорчил гримасу. Спустя пару минут покачивающегося со стороны в сторону демона-огня, она поняла: нет у них ничего на случай посещений их лачуги вспыльчивыми парнями. А жаль, помогло бы от нападок Хоула, подумала Софи. Но тут же отмела эту мысль. Уж в собственный дом колдун путь всегда найдёт. Так сказать, откроет любую дверь. Сердце подозрительно застучало быстрее, заставляя саму девушку разволноваться за собственное шаткое здоровье. — А вы уверены, что вам оно надо? — брякнула Софи первое, что пришло в голову, пока юноша очертил очередной круг подле входной двери в дом. — Очень надо, — последовал незамедлительный мрачный ответ. — Без вариантов. Надо и только. — Но это будет нечестно, вы же понимаете? — седые брови выразительно приподнялись. — Тогда дайте что-то, что поможет, чтоб было все по-честному, — рявкнул раздосадованный юнец. Софи оглядела его. Он был совсем мелкотравчатый и на грани истерики от ужаса. У него был безнадежный вид закоренелого неудачника и крайне уставший вид в целом. Причем усталость можно было разглядеть даже за приличным слоем нервных переживаний. — Успокойтесь, молодой человек, — сурово сказала Софи со знанием дела. Уж не ей ли не знать, что истерики до добра не доводят! Она пошла вглубь комнаты, намереваясь поискать что-нибудь для несчастного. Однако из всех снадобий на глаза попался именно пузырёк с приправой. Кайенский перец? Почему бы и нет. Софи высыпала на бумажный квадратик добрую горсть. Череп она переставила поближе, затем взяла нож и помахала над горсткой перца — авось сойдет за магические пассы. Пришлось проделать трюк пару раз, ведь молодой человек начал наблюдать за ней с такой надеждой, что даже спиной приходилось чувствовать этот взгляд. — Пусть поединок будет честным, — пробормотала она. — Честным. Понятно? — Свернув фунтик, Софи заковыляла к двери. — Перед дуэлью распыли в воздухе, — велела она. — Тогда у тебя будет столько же шансов, сколько у противника. После этого только от тебя будет зависеть, победишь ты или нет. Мелкотравчатый преисполнился такой благодарности, что стал совать Софи золотой. Софи наотрез отказалась, так что он заплатил ей два пенса и удалился, весело насвистывая. — Стыд какой. Я же его обдурила, — огорчалась Софи, пряча деньги в очаге. — А хотела бы я поглядеть на эту дуэль! Кальцифер, складывая подобие огненных лапок, развалился на свежих брёвнышках. — Я тоже, — отозвался демон, негромко хохотнув. — А когда ты меня освободишь, чтобы подобные зрелища стали мне наконец доступны? — Когда ты мне хотя бы намекнешь, что у тебя за договор, — ответила Софи. Это было уже привычным ритуалом — обмен колкостями и обсуждение их странного плана. — Намекну, — пообещал Кальцифер. — Нынче же вечером. И спустя пору часов прибыл к ним довольный Майкл. Но счастливый взгляд быстро сменился тревогой — не вернулся ли Хоул со своего путешествия? Не заметив оного в замке, рыжеволосый расслабился и поспешил к столу, напевая бодрую песню.  — Как там Ма… моя племянница? — прокашлявшись, прохрипела Софи. Майкл с радостью вышел из-за стола и пристроился на табурете у очага, чтобы рассказать ей всё от начала до конца. Софи его с удовольствием выслушала, периодически задавая вопросы. А когда Хоул вошёл в дом, открывая плечом дверь — руки у него были заняты целой охапкой разных свертков, — Майкл даже не успел сделать вид, будто занят делом. Он раскачивался на стуле, хохоча над историей про дуэльное зелье. — Вот чёрт, — тихо бросил рыжеволосый, заметив колдуна на пороге. Его светлое личико тут же помрачнело. Хоул спиной захлопнул дверь и привалился к ней с недовольным видом. Привычный опасный блеск в глазах не сулил отлынивающему от задания Майклу ничего хорошего. — Ты, я погляжу, совсем расслабился, дружочек, — Хоул покачал годовой. — Нищета глядит мне в лицо. Я тут тружусь, пока ты совсем от рук отбиваешься. Не порядок. И даже Кальцифер не возьмет на себя труд даже сказать мне «привет»! Вместо деланного приветствия демон возмутился: — Я никогда и никому не говорю «привет»! Фыркнув, Хоул бросил свёртки на стол и медленно осел в любимое кресло Софи. Девушка как раз к этому времени вышла из своей комнаты. — Я ведь так и не поблагодарила вас за комнату, — чуть смущённо пробормотала девушка. — Спасибо. Сияющая искренность в глазах Софи была столь ослепительной, что Хоулу пришлось отвернуться. И лишь внимательный Кальцифер заметил пунцовые щёки на бледном лице колдуна. — Так-то лучше, — закатил глаза Хоул, быстро приходя в себя — Хоть кто-то притворяется, будто заметил меня. Как мило с вашей стороны, Софи. — Что-то случилось? — подал голос Майкл, усердно изображающий бурную деятельность за столом со снадобьями. — Да, случилось. Король обратился ко мне с официальной просьбой разыскать его братца, присовокупив достаточно прозрачный намек на то, что было бы очень славно, если бы я попутно разделался с Болотной Ведьмой. А вы тут сидите и хохочете! Стало ясно, что Хоул в любую минуту готов разразиться потоком зеленой слизи. Софи поспешно подошла к столу. Чем она могла сейчас помочь? Простой мелочью. — Дайте-ка я нажарю гренок с маслом, — сказала она. — И это все, на что вы способны перед лицом трагедии? — поинтересовался Хоул. — Гренки! Xa! Нет, не трудитесь вставать. Я тут притащил вам целый воз всякого добра, так что вы, по крайней мере, могли бы проявить вежливый интерес. Держите. — И он обрушил Софи на колени лавину свертков, а другую гору вручил Майклу. Софи распаковывала свертки и решительно ничего не понимала: там было несколько пар шелковых чулок, две коробки с роскошными батистовыми нижними юбками в оборках и кружевах и с атласными вставками, пара тончайшей выделки башмачков из розовато-серой замши, кружевная шаль и серое муаровое платье, отделанное такими же кружевами, как на шали. Очередная порция одежды, стоящая наверняка целое состояние. — Что это? — изумлённо прошептала она. — Важная часть моего плана.  — Спасибо, но мне к королю что-то не хочется, так что наряды мне ни к чему, — она быстро обо всём догадалась. Хоул цокнул языком и на его лице отчётливо стало видно, как сжалась челюсть. Выпирающие скулы стали более заострёнными, а взгляд колким. — Нет, вы хотите, — с нажимом. — И не подумаю, — с не меньшим напором. Софи гордо приосанилась. — Какая неблагодарность! — воскликнул Хоул, воздев руки. — Что ж, прибегнем к зеленой слизи! После чего я буду вынужден перенести замок на тысячу миль отсюда и больше никогда, никогда не видеться с милой Летти! Какая утрата… Зато ванная с вашим участием мне обеспечена. Софи вспыхнула, что маков цвет. Ей и так покоя тот странный сон не давал. А уж теперь… Майкл умоляюще поглядел на Софи. От чего она нахмурилась. Было очевидно, что счастье обеих ее сестер зависит от того, согласится ли она отправиться к королю. И еще зеленая слизь в запасе. — Вы меня еще ни о чем не просили, — сказала она. — Просто объявили, что я все сделаю. — А вы ведь все сделаете, правда? — обрадовался Хоул, но его взгляд был таким… будто взаправду не прочь оказаться в ванной, полной зелёной слизи. Почему? Софи так и не поняла. — Когда мне идти? — покорилась Софи. — Завтра, — отвечал Хоул. — Майкл изобразит вашего лакея. Король вас ждет. Ей захотелось его отшлепать. Он был негодником, совершенно точно опасным негодником. Но вёл себя рядом с ней так по-детски! Она понимала, что выглядит как старушка, но всё же. Воспитывать взрослого ребёнка… то ещё занятие! — Я прошу вас выполнить дело весьма деликатное, — объяснял Хоул. — Мне нужно, чтобы король по-прежнему давал мне мелкие поручения вроде транспортного заклятья, но не доверял масштабные предприятия наподобие поисков брата. Вы должны объяснить ему, как зла на меня Болотная Ведьма, и рассказать, какой я замечательный сын, но сделать это так, чтобы он понял — проку от меня мало. — От вас действительно мало проку, — цинично подметила Софи, отводя взгляд. Он был могущественным колдуном, но каким же ленивым! Этот тяжёлый на подъем юноша разве сможет когда-то отвергнуть свои слабости, чтобы в растрёпанном виде умчатся за своей любовью? Что-то сомнительное предположение, подумала девушка. Тут он уставился на бумажку. Одна бровь так и взлетела вверх. Он совсем забыл о Майкле, который жаловался на заклинание. — Сначала я думал, что это загадка, потом попробовал исполнить все буквально, — жаловался Майкл. — Только поймать падучую звезду у нас с Софи не получилось… — Бессмертные боги! — воззвал Хоул, помрачнев и скривив лицо. Он едва не рассмеялся и вынужден был прикусить губу. — Майкл, это вовсе не то заклятье. Я его тебе не оставлял. Где ты его взял? — На столе, — растерялся Майкл. — Возле черепа, куда Софи все сгребла. Других новых заклятий там не было, вот я и решил… Хоул вскочил и принялся рыться в груде на столе. — Софи наносит новый удар, — заметил он. Всякий хлам так и разлетался от него в разные стороны. — Как я не подумал! Хотя нужного заклинания тут действительно нет… — Он задумчиво побарабанил пальцами по бурому темени черепа. — Твоя работа, приятель? Подозреваю, что ты оттуда. Да и гитара наверняка тоже. Гм… Софи, милая… — Ну что? — буркнула Софи. — Неугомонная старая дурында, строптивица Софи, — раздельно произнес Хоул. — Прав ли я, полагая, что вы поворачивали ручку на двери вниз черным и совали туда свой длинный нос? — Только палец, — с достоинством отвечала Софи. — Но дверь вы открывали, — сказал Хоул, — и то, что Майкл счел заклинанием, наверняка тогда сюда и влетело. Неужели никому из вас не пришло в голову, что оно совсем не похоже на обычное заклятье? — По-моему, зря мы вчера столько торчали на Топях, — шепнула Софи. Майкл мрачно кивнул. — Майкл, я верно понял, что вы с Софи ходили куда-то ловить падучую звезду? — с подозрением спросил Хоул. — Да. Только она совсем перепугалась, упала в воду и утонула, — ответил Майкл. — Благодарение небу! — выдохнул Хоул и покачал головой. За его спиной согласно фыркнул Кальцифер. — Это было очень грустно, — заметила Софи. — Грустно, да? — взвился Хоул, еще больше расстроившись. — Так это вы придумали, да? Еще бы! Так и вижу, как вы скачете с кочки на кочку, подзуживая Майкла! Позвольте сказать, что Майкл в жизни не совершал большей глупости! Если бы ему удалось поймать звездочку, было бы куда грустнее! А вы… Кальцифер в очаге заискрился пуще прежнего.  — Ты же и сам поймал когда-то звезду, и ничего! Хотя, это как посмотреть… — Да, и я… — начал Хоул, переводя зеленый стеклянный взгляд на Кальцифера. Но тут он взял себя в руки и повернулся к Майклу: — Майкл, дай слово, что больше никогда не будешь ловить звезды. — Честное слово, — с готовностью кивнул Майкл. — А что это, если не заклинание? — Да так, ничего важно. Просто глупая песня. Когда колдун раздражённо отвернулся, Софи подошла к демону, всё ещё озадаченная разительными сменами гримас на лице Хоула. — Кстати, я тебе намекнул, — тихо сказал Кальцифер. — Правда? — Софи так спешила, что тут же и забыла о намеке. Тем временем колдун уже стоял у двери, всем своим видом показывая, что ждёт Майкла и Софи. — Чего встали? — буркнул он. — Со мной пойдёте, любопытные. Пошли! — Так даже колени не согнуть, — растерянно пробормотал он, оказываясь через пару минут на мощёной дорожке. — Привыкнешь, — отмахнулся Хоул. — Идем, Софи. К изумлению Софи, Хоул повел их по дорожке назад к желтому зданию. Она обнаружила, что на спине его мешковатой куртки начертаны таинственные словеса. Майкл семенил за Хоулом, шагая не без труда — такие тесные были у него штаны. — Хоуэлл! — воскликнула женщина, сидевшая перед ящиком с вязаньем в руках. Они прошли всего ничего, а уже встретили кого-то знакомого чародею. Она с несколько раздосадованным видом отложила вязанье, но не успела подняться, как маленькая девочка, которая очень внимательно, положив подбородок на руки, разглядывала волшебные картинки, вскочила и бросилась к Хоулу. — Дядя Хоуэлл! — заверещала она и, подпрыгнув, повисла у Хоула на шее, обхватив его ногами. — Мари! — заорал в ответ Хоул. — Как дела, маму слушаешься? Тут они с девочкой во весь голос затараторили на каком-то чужеземном языке. Софи поняла, что они очень друг друга любят. Интересно, что это за язык, подумала она. Звучал он примерно как песенка Кальцифера про кастрюлечку, но не совсем. — Это моя племянница Мари, а это моя сестра Меган Перри. Меган, это Майкл Фишер и Софи… — Хаттер, — подсказала Софи. Меган сдержанно и неодобрительно пожала им руки. Она оказалась старше Хоула, но очень на него похожа — то же узкое треугольное лицо, — только глаза у нее были голубые и беспокойные, а волосы потемнее, чем у брата. — Ты надолго в гости? — сразу уточнила молодая женщина. — Нет, всего на минуту и по делу, — сдержано ответил колдун. — Гарета еще нет, — с нажимом сказала Меган, явно не желающая задерживаться надолго с братом. — Как жалко! У нас совсем нет времени, — развел руками Хоул, улыбаясь ласково и фальшиво. — Скажи, Нил в последнее время не терял листок, с заданием по литературе? — Ничего себе! Откуда ты знаешь? — воскликнула Меган. — Он и вправду в прошлый четверг все тут вверх дном перевернул! Понимаешь, у них новая учительница литературы, и такая строгая — не просто запятые им исправляет. Он весь четверг места себе не находил, а разыскал всего-то странный клочок бумаги… — Ну мы его нашли, — сухо бросил Хоул. — Я ему посоветовала отдать бумажку этой его мисс Ангориан, — ответила Меган. — Пусть знает, что он, по крайней мере, старался. — А он что? — допытывался Хоул. — Откуда я знаю? Спроси у Нила! Он наверху, в спальне, с этой своей машиной, — фыркнула Меган. — Пошли, — бросил Хоул Майклу и Софи, засмотревшимся на яркие оранжево-коричневые узоры на стенах. Оказавшись в комнате мальчика, беседа выдалась у них довольно короткой: — Да это же моя бумажка с заданием! Я ее потерял! Откуда она у тебя? Так те странные каракули — они что, твои? Мисс Ангориан сказала, что они очень интересные, и забрала их домой. Так что мне повезло. — Спасибо, — улыбнулся Хоул. — А где она живет? — Прямо над Чайной лавкой миссис Филлипс, на Кардифф-роуд, — сказал Нил. Дальнейшую беседу про какие-то игры Софи уже слушать не стала. Через пять минут всё закончилось и они пошли прочь, узнав адрес той женщины. Хоул зашагал по розовым с зеленым ступеням, а Майкл и Софи замешкались у дверей, недоумевая, что бы это все могло значить. — Ты что, с ума сошла — продавать мои книги?! — шипел Хоул, увидев сестру на кухне. — Мне они нужны, особенно одна! Они же не твои, как ты посмела ими распоряжаться?! — Да не перебивай! — тихим яростным голосом ответила Меган. — Послушай меня! Я тебе уже говорила, что мой дом не склад для твоих пожитков! Ты позоришь нас с Гаретом, ходишь неизвестно в чем, якшаешься со всяким отребьем и смеешь приводить их к нам домой! Ты что, хочешь, чтобы мы опустились до твоего уровня? У тебя такое образование, а работу себе искать не желаешь, болтаешься где попало, тебе не жалко ни времени, потраченного на колледж, ни денег, тебе плевать на то, какие жертвы ради тебя приносят… — Закрой свой рот, сестрица, — шикнул Хоул, осадив ту. — Ты, я погляжу, — забыла своё место. Не тебе меня отчитывать. Не тебе судить и лезть в мою жизнь тоже — не тебе. — Да что ты… — взъерепенилась женщина, но была тут же грубо остановлена. Стены в доме подозрительно затрещали. — Я сейчас освобожу место для своих пожитков. Но, боюсь, жить тебе будет негде. Особенно в моём доме, — выделяя последние слова, процедил Хоул. Меган вполне могла потягаться с миссис Ферфакс. Она все говорила и говорила. Софи начала понимать, откуда у Хоула такая страсть к увиливанию. Меган была из тех людей, которые вызывают живейшее желание тихонечко улизнуть в ближайшую дверь. К несчастью, Хоула теснили к лестнице, и Софи с Майклом оказались в ловушке у него за спиной. — Ни дня не работал по-честному, ни разу не нашел себе места, которым я могла бы гордиться, позоришь нас с Гаретом, а еще смеешь приходить сюда и портить мне Мари! — немилосердно наседала Меган. Щёлк! — и ближайшая стена была разрушена. Болтавшая без умолку Меган наконец-то смолкла. — Я тебя предупреждал, — тихо сказал Хоул. — Ты мне надоела. То, что ты моя сестра, не значит, что я буду терпеть тебя и слушать твои стенания. Научись сама работать, а не сидеть на шее мужа, попрекая других. А ещё свой длинный нос, который явно слишком много лезет в чужие дела, давно пора убрать отсюда. — Ты не посмеешь, — рыкнула Меган. — Я всё сказал. Передашь мужу, что я забираю свой дом. Убирайтесь на свои хлеба, куда вам удобно. Вы самостоятельные, можете себя обеспечить. Не то что я, — саркастично подметил Хоул. Софи поняла, что сестра наседала на Хоула лишь потому, что желала прибрать дом к своим рукам, да при этом получать от Хоула больше денег. — Нет, — поражённо брякнула женщина, отступая назад. — Ты правда мне надоела, Меган, — бросил Хоул, склонив голову. Видимо, терпения у колдуна и правда уже не хватало. Софи отпихнула Майкла в сторону и как могла горделиво заковыляла в прихожую. — Идемте, Хоул, — царственно уронила она. — Нам давно пора отправляться. Мы теряем время, а тем временем деньги тают, да и как бы слуги не решили без нас продать золотое блюдо. Приятно было познакомиться, — обратилась она к Меган, добравшись до последней ступеньки. — Надо спешить. Хоул такой занятой человек. Меган едва не поперхнулась и вытаращилась на Софи. Софи надменно кивнула ей и подтолкнула Хоула к двери матового стекла. Майкл залился густой краской. Софи это увидела, потому что Хоул на пороге обернулся и спросил Меган: — А что моя машина? Стоит в гараже или ты и ее продала? — Ключи-то у тебя, — сурово ответствовала Меган. Больше она ничего не сказала на прощание. Зато Хоул сказал: — У тебя неделя. Дальше дом исчезнет от людского глаза. И сюда тебе больше не будет дороги. Прощай. Дверь захлопнулась, и Хоул повел Майкла и Софи к квадратному белому домику в конце ровной черной дороги. О Меган Хоул не произнес ни слова. Отпирая широкие ворота домика, он заметил: — У той свирепой литераторши наверняка есть экземпляр. Похоже, они меняли тему и у Софи не хватало смелости спросить о сцене в доме. Слишком уж личное это было. Все разинули рот, доходя до дома для свирепой литераторши мисс Ангориан оказалась ошеломляюще юной, стройной и прелестной. Гладкие смоляные волосы обрамляли ее оливковое личико сердечком, а глаза были невероятно огромные. Свирепость проявлялась, пожалуй, лишь в том, как пристально и прямо эти огромные глаза оглядывали гостей, словно бы вынося им приговор. — Вы, должно быть, Хоуэлл Дженкинс, — сказала мисс Ангориан Хоулу. Голос у нее был низкий, мелодичный и вместе с тем веселый и уверенный в себе. Хоул был сражен наповал. И тут же включил свою улыбку. И Софи поняла, что это прощальный поклон сладким мечтам Летти и миссис Ферфакс. Ибо мисс Ангориан была как раз из тех женщин, в которых мужчины вроде Хоула влюбляются с первого взгляда. Да что там Хоул! Майкл — и тот глядел на нее с восхищением. — А вы, должно быть, мисс Ангориан, — проговорил Хоул. — Простите, что беспокою вас, но на прошлой неделе я по дурацкой оплошности унес домашнее задание моего племянника вместо важного документа, который был у меня с собой. Я так понимаю, что Нил показал его вам, чтобы вы убедились — он не виноват и не жульничает. — Он так и сделал, — кивнула мисс Ангориан. — Входите, я отдам вам вашу бумагу. — Не хотите ли присесть? — предупредительно обратилась мисс Ангориан к Софи. Она с радостью уселась на один из двух имевшихся в наличии стульев. Он был не очень-то удобный. Да и здесь ей было неуютно. Особенно мысли неприятные кидались в голову каждый раз, когда она думала о красоте девушки и той же заразительной улыбке Хоула. Это же почему-то и раздражало. Софи взглянула на свои тощие руки и стало обидней всего. Они были уродливыми, она была уродливой. Подсознание почему-то вопило противоположное, но девушка упрямо продолжала истязать себя. — Как же вы догадались, кто я такой? — обворожительно улыбнулся Хоул. — Судя по всему, в этом городе вы подаете повод для основной части сплетен, — отозвалась мисс Ангориан, озабоченно роясь в бумагах на столе. — И о чем же вам насплетничали? — проворковал Хоул. Томно облокотившись о край стола, он пытался перехватить взгляд мисс Ангориан. Он не заметил, как Софи, воровато оглянувшись, вышла прочь. Она решила, что рядом с Хоулом будут всегда такие женщины, как молодая мисс. А она… лучше ей этого не видеть. Увы, недогадливая Софи так и не поняла, что обворожительный тон колдуна был не более чем приманкой для женщин. Сам он едва ли питал к кому-либо тёплые чувства. — В основном не к вашей чести, — ответила преподавательница и заставила Майкла вспыхнуть, поглядев сначала на него, дав тем самым понять, что многое другое — не для этих ушей. Она протянула Хоулу желтоватый листок с неровными краями. — Держите, — сурово сказала она. — Вы знаете, что это? — Конечно, — кивнул Хоул. — Тогда объясните мне, — попросила мисс Ангориан. Хоул взял у нее листок. Вместе с листком он попытался прихватить и руку мисс Ангориан, так что имела место некоторая борьба. Верх одержала мисс Ангориан. Она спрятала руки за спиной. Хоул обезоруживающе улыбнулся и передал бумажку Майклу. — Объясни ты, — велел он. Пылающее лицо Майкла так и просияло, стоило ему взглянуть на листок. — Ой, заклятье! А, я его знаю, это заклинание роста… — Так я и думала, — с упреком в голосе перебила его мисс Ангориан. — Мне хотелось бы знать, что вы делаете с подобными текстами. — Мисс Ангориан, — промурлыкал Хоул, — если вы и вправду слушали все то, что обо мне говорят, вы наверняка знаете, что я защитил диссертацию о заклинаниях и чарах. Неужели вы полагаете, будто я практикую черную магию? — Нет, не думаю, — сухо отозвалась женщина, пожав плечиками. Хоул вынул сверкающую бумажку, но держал ее так, чтобы мисс Ангориан было не дотянуться. — Мистер Дженкинс, не знаю, что вам говорили обо мне, но вы наверняка слышали, что я по-прежнему считаю себя невестой Бена Салливана… — неожиданно выпалила женщина. — Не имею чести знать, — отозвался Хоул, блеснув глазами. Он наверняка ждал, когда ему сообщат данное известие. — Он мой жених, — вскинула подбородок мисс Ангориан. — Он пропал несколько лет назад. — А вот весть о пропаже Бена мне известна очень хорошо. Просто хотел убедиться кое в чём. Аккуратные бровки взмыли вверх. Однако беседе не было суждено продолжиться, ведь взгляд Хоула упал на сборник стихов, с которого и было написано то, что он прочёл ранее. Хоул помрачнел. Ты — великий чародей? Зреть незримое рожден? Проскачи сто сотен дней, Сединою убелен, Чтоб, вернувшись, мне поведать И о дивах, и о бедах И принесть Злую весть: Честных женщин в мире несть. Если ты… Сжав кулаки, чародей стиснул зубы. Обычная реакция во время проклёна. Мисс Ангориан опустила книгу, что до этого держала в руках, и пристально взглянула на него. Хоул вымученно улыбнулся: — Нам пора. — Вы хорошо себя чувствуете, мистер Дженкинс? — Просто лучше не бывает, — отозвался Хоул и потащил Майкла к выходу. Софи оказалась на пороге. Молчаливая и тихая. Она пропустила все взгляды Хоула мимо, однако он в свою очередь уловил каждую нотку грусти и тревоги на её старом лице. — Что случилось? — спросил Майкл, когда повозка с ревом и скрежетом взлетела вверх по склону, а Софи изо всех сил вцепилась в сиденье. Хоул притворился, будто не слышит. Поэтому Майкл дождался, когда Хоул запрет повозку в сарай, и повторил вопрос. — Ничего особенного, — легкомысленно отмахнулся Хоул, снова направляясь к желтому зданию под названием «Ривенделл». — Просто-напросто меня настигло проклятие Болотной Ведьмы. Рано или поздно это должно было произойти. — Сто сотен… Десять тысяч… Это примерно день Середины лета… — Что — день Середины лета? — поинтересовалась Софи, выходя из мрачного транса. — Мне стукнет сто сотен дней, — отозвался Хоул. — А это, миссис Проныра, означает, что мне придется вернуться к Болотной Ведьме. — Если держаться подальше от сирен, и не прикасаться к мандрагоре… — А что с вами сделает Болотная Ведьма? — поинтересовалась Софи, испытывая уже не злость, а тревогу. Болотная ведьма давно ей насолила. Да ещё как. — Много чего, вам лучше не знать, — процедил Хоул, избегая взгляда пытливой женщины. Стояли сумерки. Сонный огонек Кальцифера окрашивал стены в бледно-бирюзовые тона. Хоул откинул назад длинные рукава и подбросил Кальциферу полено. — Она меня поймала, синяя ты морда, — раздражённо сказал он. — Знаю, — отозвался демон. — Я почувствовал.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты