Проблемы

Джен
R
Заморожен
1
Размер:
Миди, 25 страниц, 4 части
Описание:
Как на счёт координально отличных от всех возможных проблем? Скажем, падение в иную вселенную?
Примечания автора:
Пытпюсь писать нормально
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 3. Первые интересные знакомства

Настройки текста
– Аа-а-а-а-а-а! — чуть ли не завизжал “громила” и от этого визга коротышка испугался больше чем от вылезшего из гроба мужчины, — Не ешь меня прокурор-уборщица тетя Вася с мыльного завода на Титанике в Антарктиде! Я не вкусное! – это прозвучало разборчиво и быстро, как скороговорка, а звучало это до непростительно тонким девичьим голоском со стороны “громилы” который моментально спрятался за тощей и маленькой фигурой своего друга. Второму только и оставалось, что глазами хлопать ведь язык он проглотил только мысленно выражаясь одними из самых крутых своих речевых оборотов. Отошедший от секундного недоумения младший из их дуэта, хотел было возмутиться о том какой же это бред, однако не успел он и рта открыть, как поперхнулся собственными же словами вздрогнув всем телом — его идею повозмущаться прервал истерически громкий смех. От него заложило уши и оглушило звоном в ушах, а ощущая вибрацию под ногами оба поняли, что на улице даже упало что-то от такого порыва. — Твою то мать... – протянул воришка старательно пытаясь избавиться от вакуума в ушах, пока старший пребывал в прострации стоя мраморной статуей. Мужчина же, судя по всему хозяин заведения прямо-таки “растёкся” на рабочем столе ещё тихо посмеиваясь и невнятно что-то говоря пуская слюну точно от невероятного удовольствия, да трепыхаясь в непонятных спазмах и дрожи. Наблюдая эту картину карманник не сдержал языка, высказав своё виденье этому состоянию странного человека, — у меня такое ощущение, будто он испытал нереальный оргазм. – Слушай... – выйдя из транса, “шкаф” подёргал за краешек “одеяния” своего друга наклонившись к его уху, – Давай свалим пока он... Такой... — замявшись не зная как лучше назвать состояние ещё посмеивающегося человека предложил он и ни согласиться с этим предложением младшей никак ни мог. Поскольку у обоих уши заложило, то говорили они совершенно не тихо, их прекрасно слышали. Человек затрепыхался начав подниматься что-то говоря, но совершенно не разборчиво. Но стоило ему только шелохнуться более явственно, чем вздрагивания и дрожь, двое рванули с места выбежав за дверь едва не запнувшись о, как оказалось, упавшую вывеску. Впопыхах переступая внезапное препятствие и бегло озираясь по сторонам, вдруг какие органы рядом снуют ещё, произошло непредвиденное: старший неосторожным движением скинув часть своего “одеяния” себе же под ноги неуклюже стал шататься теряя равновесие. Старая ткань затрещала, а дёрнувшийся на резкий звук коротышка уже намеренный в грубой манере поинтересоваться что это было не успел отойти в сторону только и увидев, что спину товарища падающего на него. Придавленный и злой, карманник горел желанием высказаться самыми громкими ругательствами, но мешал недостаток кислорода и ощущение, что вот-вот косточки затрещат ещё громче чем порванная ткань. Оба пытались встать толкаясь и пихаясь, хватались за края той же самой ткани и путались ещё больше прямо-таки катаясь и кувыркаясь по земле пытаясь высвободиться из внезапной, глупой до смешного и неудобной ситуации. Мужчина уже оклемался и вразвалочку подошёл к дверному проёму открывая ранее прикрытую дверь. Ему взору предстал вид на двух людей и если раньше обозвать их пол было сложновато, ведь выглядели они на манер мужской к тому же укутанные с головы до самых ног и пяток, а голоса так подозрительно женственно звучали, хотя всякая женственность испарялась в грубой ругани сапожника. У обеих ткань на телах перекрутилась, а подобие капюшонов отлетело в сторону и теперь это не было чем-то между больше приближённое к мужскому. Лица были наделены женственными чертами да и волосы у обоих длинные скрывающиеся дальше под тканью. Одна светлая, другая тёмная макушка. Светловолосой оказалась “громила” с серыми глазами так и сверкающими острыми пиками и металлическим блеском. У второй же тёмные шоколадного цвета волосы и едва ли не чёрные глаза да усыпанное мелкими и незаметные в большинстве своём родинками, но выделялись одна под правым глазом и вторая у переносицы с левой стороны. Их “одежда” запуталась на столько сильно, что они оказались в своеобразном коконе из которого торчали и топорщились их конечности и суставы. Картина на столько забавная, что пепельноволосый мужчина вновь разразился до невозможного громким и пронзительным хохотом. До этого грызущиеся друг с другом подружки совершенно позабывшие почему так спешно уходили с этого места переключились с отборной ругани и взаимных оскорблений в сторону друг друга наспех вывернулись. Это действо не прошло без хруста то ли хрящей, то ли даже косточек, чего они свято надеялись избежать, а за одно и острой боли, но позабыв обо всём они вскочили на ноги криво натягивая ткань на свои головы побежали проч словно от огня. Отсмеявшийся человек же продолжая хихикать смотрел им в след опирая о дверной косяк плечом. — Очень интересные гости — снова произнёс серебренноволосый издав ещё один смешок утирая слюну с подбородка и слезинки с глаз. День сменялся днём, за ними шли недели, а там и месяцы. С уходом осенней поры в свои права вступила холодная зима. Это хорошо ощутили те кто не имел крова над головой и наши любимые дамы так же прекрасно ощутили это. За несколько месяцев скитаний по трущобам из края в край прекрасного города они уже обзавелись пониманием где и как идти. Знали места к которым соваться не стоило, стали больше знать о том, как стоит скрывать своё присутствие и как можно безнаказанно уйти от ответственности за их деяния что порой приходили от простой карманной кражи и воровства еды и питья с кабаков до редкого, но значимого взлома с проникновением в чужие даме. Они имели представление у кого красть и каким способом, к значимым людям соваться и не думали. Они не меняли своего облика и спустя долгое время их стали узнавать. Узнавать стали не только в кругах таких же отбросов с коими порой те нарывались на шумные драки, споры и борьбу за краденое что всегда были рады отбирать друг у друга воры. Порой им предлагали работать с кем-то ещё, но они никогда не соглашались. Доверяли исключительно друг другу, а на новые знакомства не шли отвергая практически каждого кто к ним приближался. О них знали и в знаменитом Скотленд-Ярд. Там они были известны через травмы сотрудников. То руку одному сломали, то зуб выбили, то нос сломали, а одному как-то раз ой как крупно не повезло - его нашли избитым до такого состояния, что он ушёл на больничный на долгий срок. Этим они нашумели даже в прессе. Некоторое время о них шли слухи узнав о которых дуэт передёрнуло. Долго они в тот вечер ругались и спорили. Но в конечном итоге не совсем гласно стали вести себя по тише и добились того, что в скоре о них забыли, стоило некому человеку начать повешенье английских граждан. Внимание от мелких сошек в их лицах переключилось на неизвестного “преступника”. Хотя, одно прозвище всё же они имели за счёт на меньшей прессы — шакалы. Так спустя ещё какое-то время когда они вновь обокрали кабак это прозвище и распространилось. Но не делая ничего более шумного этакую “славу” к рукам прибрал новоявленный преступник вешавший людей. Это было и хорошо для дуэта. Зима выдалась достаточно холодной для того чтобы темза покрылась толстым льдом и на счастье друзей они спокойно терпели мороз, но всё-таки тонко граничили с порогом своих возможностей и выдержки. Едва успевали избежать обморожения. И на том спасибо в общем-то. В новый день, перед самым рассветом девушки отлипают друг от друга выдыхая облака пара. Младшему из их компании нравилось наблюдать за этим облачками пара, а потому он делал намеренные большие и затяжные вдохи и выдохи. — Если ты простудишься – начал было “громила”, а продолжение угрозы для карманника не имела значения, не первый раз он угрозы от товарища слышит, а потому и спокойно перебивает его. — Не простужусь. — уверенно отозвалась меньшая снова выдыхая тёплое облачко пара испарившееся в холоде улицы в считанные секунды. – Наличие крепкого иммунитета ещё ничего не значит! – в раздражении возражает старшая из компании. – Вставай, давай. Сегодня мы разделимся и встретимся либо к полудню, либо к вечеру на нашем месте. — меняя тему говорил воришка поднимаясь на ноги с не охотой отлипнув от большей и тёплой тушки, да к тому же и мягкой, особенно в районе груди. – Не меняй темы. — буркнула “громила” поднимаясь следом немного поёжившись. — Смотри не потеряйся. – игнорируя услышанное бурчание сказал коротышка поведя плечами от холода и не дожидаясь уходя проч. – Ничего я не потеряюсь! — обиженно таким недоверием, хоть и оправданным, восклицает старший в спину уходящей подруги. Вздохнув она поправляет ремень сумки и лямки рюкзака на плечах под намотанной несколькими слоями тканью так же покидая место. Прошлым вечером они договорились, что сегодня он будет подслушивать сплетни и разговоры у более близких к торговым улочкам дорог. Там то слухов наслушаешься. Ну а мелкий уйдёт в подобное место и постарается затеряться в толпе. С их внешним видом хоть с тряпками хоть без, но они выделялись, а потому это будет не очень просто, тем не менее нужно пытаться и стараться. Они хотели накопить краденых денег для покупки хотя бы маленького и хлипкого домика. Сами они его уже преобразят по ходу дела. Непримечательная цель, знать бы как к ней прийти. Это было очень сложно. Конечно, они по началу пытались найти работу, но вот держалась она совершенно не долго да и красть получалось куда больше и проще. Они не особо долго думая выбрали путь по легче для себя и вот теперь живут именно так. От честной работы это отличается только тем, что кушают они лучше, а денег как повезёт, а не как кинут лишь бы отвязались да ушли. Старший из компании дошёл до необходимого места быстрее, чем того ожидал сминая в пальцах маленький клочок клетчатой подтёртой бумаги. Когда они договаривались работать раздельно и оговаривали места где будут ходить, коротышка, для безопасности верностью и исходя из собственного страха потеряться, всегда начерчивал маленькую карту подруге. “Громила” по этому поводу всегда возмущался и ворчал, однако бумажечки эти порой очень ему помогали, что он отрицал и признавать не рвался. Только по лицу всегда было видно как оно на самом деле. Вот и сейчас он дошёл до нужного места периодически опираясь на маленькую карту, когда не был уверен верный ли поворот выбрал. Перед ним, чуть дальше по дороге была уже более широкая и полная людей улица, а здания по обе стороны усеяны витринами магазинчиков, да и улица заметно по ухоженней будет. Прошлым днём они обошли эту улицу с разных сторону, а потому старший уже выбрал себе маршрут и стал прислушиваться к разговорам с неё. Периодически он останавливался у углов ресторанчиков и забегаловок. Если уж будет что интересное, то заходил внутрь и садился в неприметный уголок. За таким занятием девушка провела время до самого полудня. Примерно начиная от этого времени они приходили к одному месту и либо ждали, либо сразу уходили. Не услышав ничего интересного больше, “громила” отлип от стены на которую облокотился слушая разные разговоры. Он пошёл к улочке по которой было проще и быстрее дойти до нужного места. На дорогу у него ушло около получаса, а прийдя он оглянулся никого не замечая ни рядом ни вдалеке. Место, коим они активно пользовались было брошенное и заколоченное досками здание. Район и улица на которой оно находилось не казался живым, больше походило на брошенное всеми место, только пьянчуги бедняки, а иногда трупы и валялись на обочине и без того не широкой дороги. За углом этого здание кем-то расставленные ящики и бочки. Они были пустыми, а кто и зачем их оставил было не ясно, да и в общем-то не интересно. Подходя к этим предметам в глаза бросается кирпич лежавший на бочке. Это было знаком в их деятельности и на встречах у этого места. Означал он то, что здесь уже были и ушли, дожидаясь или нет узнаёшь уже при следующей встрече. Однако, что бы не теряться в догадках или не оплошать, для ясности дела, там, у самой земли между камнями щель, а в ней они прятали клочки бумаги друг для друга с короткой информацией что да как. Чаще всего там был мат. И чаще всего от коротышки, потому как он явно долго ждал, но так и не дождался, о чём в следующую уже вечернюю встречу в эмоциях рассказывал. Для таких коротких сообщений много бумаги не было нужно, а особенно с мелким подчерком карманника. Но опускаясь к щели старший замечает, что записочка явно больше обычного. Это был в самом деле не первый раз, когда записка была больше обычного. Однако это означало, что: либо что-то случилось и им придётся пару дней жить по отдельности либо что нужно встретиться. Ни один из вариантов для “громилы” хорошим так или иначе не казался и от этого внутри сжалось всё в ожидании того, что же придётся терпеть: одиночество или нападки друга. Второй вариант развития событий, по мнению старшего было получше первого. Спать одному в холодную пору и без “подушки” не очень хотелось. Укладывая кирпич с бочки на землю рядом с щелью, что бы в последствии не путаться, она вытаскивает записку оставленную в трещине стены. Она взглотнула мысленно помолившись, что бы всё было не в худшем виде и разворачивая неровно оборванный листок бумаги в клетку. К слову на одной его стороне был ответ какого-то примера, значит в ход пошла уже тетрадка математики. Старший был уверен, что его товарищ выругался, скорее всего матом, когда оборвал этот кусочек. Возвращаясь к задаче узнать в чём же дело, а прочитав она выпала в осадок: “Тащи свой зад на место где я ёбнулся когда мы жратву стащили и бегали по улочкам. К той двери на которую я хуёво облокотился” — это сообщение казалась слишком странным для читавшего его. Нет, в том что писала именно подруга “громила” не сомневался, так изъяснялась только она да и карту ещё пририсовала с точностью и описанием. Но смущало то, что место встречи это дверь в закуренное место которые коротышка на дух не переносил о чём постоянно говорил, стоило ему учуять лёгкий запах табака. Такое порой очень надоедало старшему. Да и странно было что место встречи иное при том идти на него нужно было явно прямо сейчас. Предчувствие того, что, если он придёт туда к вечеру, то ему съедят мозги угольным ушком самого мизерного размера его не оставляло. Она помялась на месте ещё с минуту перечитываю послание и рассматривая карту с парой клякс и наконец сдвинувшись с места решила всё-таки идти на встречу. Делать в любом случае нечего, чего терять? По дороге старший всё гадал и мучался вопрос да догадками в чём же дело. Не редко он склонялся к тому, что это какое-то похищение его друга, а самого карманника заставили это писать. Но у этой догадки было слишком много минусов, только волнения от этого меньше не стало. Он так зациклился на этой идее, что ускорил шаг спеша на нужное место. Дошёл он быстро, хоть и пару раз заворачивал не в те улицы и путал повороты. Встретил его коротышка присвистнув весьма звонко, вальяжно опираясь на стену рядом со спуском вниз. “Громила” замер оглядывая товарища придирчивым взглядом, пока тот отлип от стены встав напротив. — Быстро ты. Я думал стоять мне тут до самого вечера. — пряча руки, судя по движениям под тканью, в карманы лениво шаркнул нагой воришка. — Почему место встречи именно здесь? — сразу задал вопрос старший озираясь по сторонам ища подвох в происходящем. Настроение подруги казалось просто непростительно легкомысленным и слишком расслабленным. Это было странно для его обычного напряжённого и постоянно недовольного настроения. — Дело есть. Мы устраиваемся на работу.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты