Проблемы

Джен
R
Заморожен
1
Размер:
Миди, 25 страниц, 4 части
Описание:
Как на счёт координально отличных от всех возможных проблем? Скажем, падение в иную вселенную?
Примечания автора:
Пытпюсь писать нормально
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 4. Старые знакомые на новой работе

Настройки текста
Просторное помещение сделанное в традициях культуры китая, хотя девушки бы назвали это и любой другой азиатской культурой, отличий на глаз не особо много. В прочем заострять на обстановке внимания они не стали. Перед ними сидел мужчина с прикрытыми глазами, а рядом с ним девушка смотревшая на людей в тряпках молчавших. “Громила” был в напряжении, пока коротышка располагался в холодном спокойствии и выглядел куда более расслабленной. Мужчина по имени Лау Тао Представитель английского отделения китайской внешнеторговой компании, по совместительству член шанхайской мафии ныне распространяющий опиум. Сейчас из его “гарема”, как в прочем и практически всегда, с нии рядом Ран Мао названая его сестра. Хотя это скорее ассасин нежели член “гарема”. Сам мужчина обладает короткими чёрными волосами и карими глазами которые из-под полуприкрытых век разглядеть выйдет разве что в близи. Он носит традиционно китайскую одежду. То как он любит прятать руки в длинные рукава младшей из компании очень знакомо, сама обладает такой заманчивой привычкой, но вместо рукавов использует карманы. – Как на счёт открыться: прошу, снимите ваши накидки. – разрыва затянувшуюся тишину заговорил Лау, коего подруги про себя назвали узкоглазым, желая увидеть лица тех кого собирался нанять как разнорабочих. Старшего из дуэта это не обрадовало. Сама она, по пути к этому месту очень старательно и напористо компостировала мозг своему товарищу, на что коротышка отзывался хоть лениво, но с раздражением. “Громилу” же раздражало внезапное легкомыслие друга. Ему совершенно не хотелось ввязываться в что-то подобное. Когда он услышал кто именно хочет их завербовать в рабочую силу, так он обматерил карманника. Ещё больше его выводило из себя то, что сам меньший товарищ ещё с самого момента попадания в сию ситуацию очень старательно наматывал его же нервы. Он читал правила ему, что бы избегать всех возможных контактов с известным им личностями, чтобы просуществовать хоть сколько-то спокойно. И теперь, этот же человек, пока рядом не было товарища, о чём-то так легко договорился с одним из этих самых личностей и ведёт к нему устраиваться на работу. Он был зол, и на предложение он отреагировал красноречивым взглядом, который описать никак иначе нельзя было, кроме как отборная матерная ругань. Этот взгляд заметили не только сидевшие напротив, но и стоявший рядом друг спокойно снявший с головы ткань. – Вы стесняетесь? — с интонацией едва не обиды и лисьего интереса задаёт вопрос черноволосый склонив легонько в бок голову, — Здесь только мы, не стоит быть застенчивыми. Да и они вам больше не понадобятся. — мелкий ехидно улыбался, едва удерживаясь от едких и колких комментариев насчёт поведения и реакции подруги. Но несмотря на всю свою неприязнь ответила она по иному: – Вы сейчас сказали так, будто мы переспали, и теперь Вы просите меня раздеться. – рывком сбрасывая с головы капюшон с кривой от встревоженных нервов говорит старшая из дуэта. Этот ответ без внимания не могла оставить воришка распутывая себя из ткани. В карих глазах низкой так и плясали танго черти, а сами глаза смотрели в насмешливом прищуре: — Изменять мне вздумала? Я тебе это устрою — точно промурлыкала коротышка с петухами пышных коричневых волос на своей голове скидывая с себя своеобразное подобие мантии и плаща на пол ни о чём не заботясь. На это крупная только цокнула бросив угрожающий взгляд на подругу коим никак её не смутив, а тем более, не напугав, но возражать больше не стала также скинув ткань на пол. Мелкая вдруг изменилась в лице и ухватив “громилу” за мочку уха потянула на себя заставив опуститься на свой уровень. Старшая ойкая добровольно выполнила то чего от неё хотели. Причиной резкой смены настроения стала, как оказалось, татуировка на основании шеи с левой стороны. Татуировка качественная и простыми контурами показывала собой шакала, — Ты когда, блять успела? Меня рядом не было всего ничего, а она уже татухи набила! – Когда ты меня оставила на два дня и я от радости напилась. – пробурчала старшая когда её ухо отпустили и она выпрямилась потирая намученную часть тела обиженно надувшись, – И я вообще хотела её на языке сделать... Как я помню ... — добавила она уже тише, но от слуха кудрявой это не ушло и русоволосая сразу получила размашистого пинка по мягкому месту. Наблюдать за этим было странно и забавно Обе они выглядели странно не только для здешнего люда, но и одежда у них вульгарная и специфическая на взгляд людей века XIX. Младшая из компании была одета в худи серых тонов от тёмного к светлому на некий эффект шума, а поверх широкая полоса чёрного на груди и рукавах. Волосы уходили под худи. На ногах у неё были чёрные штаны плотно облегающие икры, но свободные на бёдрах, а на ногах яркие кроссовки розового и голубого цветов. Не присматриваясь, на лице в глаза бросаются две родинки, а если присмотреться, то их очень даже много, в основном маленькие и не слишком приметные, но их в самом деле было много. Кожа несколько бледновата, а под глазами залегли тени нездорового сна и сбитого режима. Радужка глаз такая же тёмная, как у самого Лау. Та чьим прозвищем стало “громила” же имела русые волосы отросшие до лопаток. На ней была явно не её сероватая потрёпанная мужская рубашка свисавшая, но не скрывавшая фигуры и явно подтянутого спортивного тела. На ногах были классические когда-то чёрные, но посеревшие штаны, и чёрные запылившиеся кроссовки. На переносице же были очки в синей овальной оправе которые она снимала не часто, но и носила не слишком много. На её плечах были лямки большого синего рюкзака, а поверх них ещё и ремень большой сумки в тёмных сиреневых тонах. Обе они явно были чем-то набиты. — Как интересно. Вы в самом деле из далёких и туманных краёв, там где наш мир давно забыт. — начал говорить мужчина в таком тоне, словно вода льётся завораживающим потоком. Ранее перешедшие на противостояние друг с другом девушки, кое состояло из колкостей, едких замечаний и затрещин, резко затихли и встав столбом уставились на китайца. Старшая немного наклонилась к подруге зашептав: – Чувак, он сто пудов под кайфом. Может свалим, а? От греха подальше. Видишь, он уже бред несёт. — младшая бы согласилась со своим товарищем если бы не знала что за персона сидит перед ними на диванчике в компании красивой девушки с хорошей фигурой. — Нет-нет, я в здравом уме – лаконично заверил узкоглазый подняв руки и снова вернув их в рукава. — Да по нему вообще не скажешь когда он в уме, а когда нет — ворчливо пробурчала коротышка пряча руки в карманы штанов и с вздохом вставая в более расслабленную позу не соблюдая осанки. — Но я ведь прав? Вы не из этих краёв, — снова начал мужчина и продолжил бы излагать мысль так, словно он уже знает их секрет, однако его резко обрывает младшая из дуэта: — Ага, да, угадал, молодец. - качая головой и шаркнув ногой откидывая край сброшенной ткани в сторону отозвалась девушка. Ей уже поднадоело это слушать да и ненароком проболтаться совершенно не хотелось. – Так что насчёт работы? – перевела тему высокая, почесав затылок уже успокоившись и подостыв, но всё ещё с недовольством, что на лице, что во взгляде искрящимися молниями. “Молодца коломбо” - похвалила шёпотом младшая скосив взгляд на подругу перешедшую к сути дела. — Я найму вас как чернорабочих. Буду платить и обеспечу вас жильём и едой. Но есть условия. Опуская формальные о не разглашении перейду к главному: вы будете принимать таблетки которые я вам дам – охотно ответил черноволосый, а глаза словно сверкнули огнём не сулившим ничего хорошего. На это отреагировала старшая, а младшая, хоть и заметила, но совершенно никак не отреагировала только пометив для себя, что что-то здесь не ладно. – Надеюсь это не наркота и она нам не повредит? – “громила” хмурилась сощурившись, пытаясь высмотреть в глазах напротив мотив сказанного и поставленного условия не радовавшего подруг. — О нет-нет, уверяю вас, это не наркотик. Это так, для профилактики. — его ни сходящая с лица улыбка приобрела некий иной оттенок который никак неи нравился потенциальным рабочим и в разговор снова включилась воришка: — Что это за “профилактика” такая? — сощурилась в подозрении не надеясь высмотреть, но стараясь понять к чему идёт дело. — Не могу вам рассказать. — с некоторой беззаботностью развёл руками собеседник. Поняв, что ничего толкового узнать не выйдет коротышка вновь расслабился и сменил тему: — Ладно. А заниматься то мы чем будем? Я имею в виду в основном. — почесав шею и поведя плечом от забегавших мурашек из-за неожиданно холодных пальцев интересуется младшая из дуэта. Старшая скосилась на подругу с таким гневным взглядом так и говорящим: - “Ты притащила устраиваться на работу даже не зная чем мы заниматься будем?! ” - а карманник спокойно проигнорировал молчаливое возмущение соратника. — Будете выполнять мои поручения, разгружать грузы и доставлять почту. — лаконично ответил кареглазый с некой усмешкой наблюдая за подругами. – А сколько вы будете нам платить? По сколько часов мы будем работать? Вы будете давать нам выходные?  – вступила в разговор сероглазая хмуро и с некой строгостью устремив взгляд на внезапно появившегося работодателя складывая на груди руки в жесте не желания общаться с ним. — В зависимости от объёма работы; по-разному; будут вам и выходные и свободное время. — быстро отвечал китаец наблюдая за потенциальными рабочими и не только. Старшая промолчала и с некоторой задумчивостью опустила глаза в пол, кажется, что хоть сколько-то удовлетворённая ответом. Младший бросив взгляд на подругу и поняв её мысли перевёл взгляд на Лау отвечая за двоих: — Согласны. — от ответа на лице Тао расползлась с оттенком хитрости довольная улыбка, а руки ловко вытащили из рукава документы. — Хорошо, подпишите эти бумаги и укажите свои имена. — кладя два листа на стол перед диваном и придвигая чернильницу с пером сказал он снова пряча руки в рукавах. Первым к столу подошёл воришка взяв в руки лист исписанной английскими, благо, печатными, буквами. Он пробежался по нему глазами и посмотрел на подошедшего товарища. Отдав ему этот лист бумаги таким жестом сказав: - “Выручай, я нихера не понимаю” - на что ему последовал хмурый и сердитый взгляд русоволосый. Выхватив несчастный лист бумаги она стала его читать, а по ходу прочтения задавать торговцу опиумом вопросы уточняя пункты написанных условий, и походу диалога в курс написанного в контракте был введён и коротышка. Имена написал “громила”, а после ткнул пальцем вместо где нужно было оставить подпись для своего несмышлёного в этом вопросе товарища. – Что же, теперь вы мои подчинённые. — с улыбкой сказал своим новоиспечённым работникам Лау Тао кажется довольный этим фактом. Этим же днём им дали поручение отправится к грущакам и помочь с разгрузкой товара. Очень хорошо, что там не было чего-то что могло легко разбиться, из бьющегося были пожалуй только сами эти ящики. Явившиеся на разгрузки девушки, что странно для работяг и худых и упитанных, что давно этим и не только этим занимаются. Увидеть помощников они конечно были рады, но ровно до того момента когда две фигуры предстали не где-то там, а непосредственно перед их носами. Они успели поспорить кого к ним приведут и все споры проиграли. Никому из коллектива не пришло бы на ум, что прейдут девушки. В прочем ожидание об их женственно поведении разбилось и рассыпалось после дерзкой и насмешливой фразы коротышки спустя несколько минут тишины и бездействия: - “Что уставились, выродки? Баб в первые видите? ” - чего, чего, а такого они точно не ожидали. Старшая мысленно и мельком их пожалела. Им предстояло ещё очень много услышать от такой мелкой, хрупкой, но слишком эмоциональной мелочи с без косным языком. Такому сквернословию и запасу реплик можно было похлопать, а в какие обороты они складываться добавить нечего. Их можно было записывать, если конечно успеешь и не запутаешься. Из этого вышла бы толстенькая книжечка. А всё от того, что ранее не работавшие с подобным периодически роняли тяжёлые ящики которые им давали. Если мелкая брала только по одному, старшая брала по два, когда решила, что одного мало. На общее удивление и под восхищённое матерное выражение подруги она справилась и с двумя ящиками начав таскать их именно так. Конечно и она порой высказывалась насчёт мелочей, но менее выразительно, зато громко на столько, что уши закладывало. Но, как и говорилось, больше всего говорила коротышка ни упускай ни единой возможности. Ругалась она на занозы, острые края, вес, пыль под ногами, на идущих рядом и на себя. Наблюдая за другими краем глаза они отпускали комментарии и в их сторону, ну а похвала, особенно от карманника звучала не как похвала. Совершенно не так. После её похвалы было ощущение, что ты не так что-то сделал. Некоторые посмеивались с подруг, иногда поддерживаемые их же смехом, а иногда получали красноречивое описание пыток, если не умолкнут. В серьёз это никто не воспринимал, но смотря с какой лёгкостью русоволосая таскает по пару ящиков у них пропадало желание проверять их коллективные возможности. Были тем кому было наплевать на новеньких, были те, кому эта парочка понравилась, и не обошлось без тех кто был бы рад их исчезновению с места работы. Но всё-таки они закончили с разгрузкой и стали активно обсуждать, вероятно, первую работу здесь. Вклеиться в их диалог никто не рвался особо, а попытавшегося грубо, но с невозмутимо улыбчивым видом, красноречиво послали куда подальше и никто больше пытаться не стал. — По два таскать проще и быстрее! —заверяла крупная горделиво задирая нос и сложив на груди руки в жесте того, что сказанное не поддаётся возражениям и критике. — Да кто с тобой спорит?! Да, по два их таскать быстрее будет чем по одному! Но! Ты меня видел вообще?! У меня из мышц есть только задница! – говорила с хмурым недовольством кудрявая, чьи волосы, с помощью старшей, были заплетены в растрепавшуюся длинную и пышную косу. — Ну почему же? Если ощупать, то под жирком и мышцы можно нащупать! — со смешком говорила русая собеседница насмешливо поглядывая на низкорослую сверстницу. – Жиром делу не поможешь! – отозвалась возражением кареглазая, — и вообще! Этот жирок - моя гордость! — восклицает она, а в подтверждение, задирает худи и хлопает по немного свисавшему животу отозвавшемуся лёгкой волной. Она сделала это с таким важным и серьёзным видом, словно бахвалилась вовсе не жиром, а накаченными мускулами. Пока этот диалог продолжался, наблюдавшие за этим мужики подавились воздухом. Они конечно полагали, что девчачьи разговоры это темы совершенно не для них, но, чёрт побери, не такие же темы! Они видели только прекрасных дам в корсетах пышных и не очень платьях с важным видом, превосходными манерами, прекрасной и гордой осанкой, походивших на прекрасных лебедей или грациозных кошек. Темы их разговоров городские сплетни, мода, рестораны, выставки и что-то утончённое. А здесь что? Две бабы обсуждают, как лучше таскать ящики набитые опиумом. А о том, во что они одеты говорить вовсе нечего. Думавшие об этом мужчины в своей скромной компании человек из десяти повернулись на громкий хлопок уставившись на девушек. — У тебя просто охуенная задница! – восклицает мелкая с хитрой и довольной мордой убегая от кулаков подруги. — Я это прекрасно знаю, но не трогай больше мою великолепную жопу! — отзывается та с хмурым и важным видом не став гонятся за несносной подругой. Всё-таки она устала после работёнки. А вот мелочь у которой видно шило в пятой точке успокаиваться явно никак не собиралось и напав со спины взяла за груди ошалевшую от такой наглости подругу. — А бидончики значит можно, да? — с хитрым выражением лица, мурлыкая спросила воришка, а в глазах черти плясали, для образа не хватало миниатюрных рожек и хвоста с треугольным наконечником. Порозовевшая то ли от злости, то ли смущения “громила” поперхнувшись словами от возмущения такой наглости с размаху чуть не попала кулаком точно в скулу подруги. Карманник вовремя юркнул из-под руки и под гром отборной и до невозможного громкой ругани помчался прочь, прежде чем схлопочет увесистых и крепких лещей. Компания мужчин согласилась с тем, что с этой парочкой скучать не придётся, а особо недовольные решили смириться и потерпеть их ради таких картин, но от своих убеждений насчёт того как должны себя вести леди отказываться совершенно не были намерены. Проходит ни так много времени которое девушки ни собирались считать, всё равно давно сбились, зачем мучатся с этим сейчас. За время работы в основном грущаком и посыльным донося от других Лау или от китайца другим поручения они немного поладили со своими коллегами по работе, каких-то даже запомнили и встречались не слишком редко. Их рабочий день не слишком редко был относительно свободен чем они пользовались уединяясь в комнате отведённой только под них. В этой комнате царил беспорядок, не полный, но то что было “мусорно” из их же принадлежностей отрицать не стоило. Благо, с подачи коротышки много беспорядка не было, потому как с затрещинами, то что мелкой не нравилось, приходилось убирать, либо рисковал быть выгнанным из комнаты пока сама она не уберётся. То в каком они теперь были положении их вполне устраивало, а потому они вели себя в рамках правил при Лау и многого себе не позволяли при коллегах. Они даже стали по тише в сравнении с первым днём работы. Ругани было по меньше, а в их разговоры порой можно было вклеиться кому-то ещё, не часто, но всё-таки. Сейчас они погружали опиум в повозку в компании ещё трёх мужчин негромко и не слишком часто ругаясь и кидая друг другу колкости. Как погрузка была завершена, а кучер сел в повозку и поехал прочь, подружки устроились у ящиков ожидая следующую, пока мужчины отошли в сторонку начав курить дешёвый табак. От пришедшего с лёгким ветром дыма воришка поморщился скосив взгляд в сторону коллег. – Что? Хочешь прикурить? — усмехнулся один из компании мужчин насмешливо глядя на девушку. Он был из тех людей, кто был не прочь потрепать нервы при случае. Стоявший рядом пихнул его в плечо не очень желая развести между ними конфликт. Слушать больше ругани описания в красках пыток со всем выходящим очень не хотелось. В прошлый раз, когда он попал на “прослушивание” таких рассказов его вырвало. – Вот уж нет, нахуй херня мне эта не сдалась. – с едким призрением и отвращением отозвалась кудрявая фыркнув. Между ними нарастало напряжение, а её оппонента веселила реакция. И их противостояние продолжилось бы, не прейди к ним некий дворецкий разрушивший всю атмосферу тем, что увёл подруг проч, а вместо них пришло двое парней сразу подошедшие к троице. Ровесницы же последовали за пришедшим мужчиной. Он ни начал говорить пока они ни отошли в кладовую, а вернее, он передал записку и вышел, а за ними вышли и подружки, — Ну и чего там такого? – сразу спрашивает младшая пинком ноги открывая перед собой дверь выходя на свет из тёмного помещения. — А может нам это донести надо? — предположила русая не спеша разворачивать сложенный листочек бумаги. — Кому и куда? Нам ничего не сказали, а узкоглазый этот свали ещё дня два назад и до сих пор не вернулся. – раздражённо отозвалась кареглазая поворачиваясь к товарищу с хмурым и как всегда красноречивым и выразительным взглядом говорившим сейчас: - “Ты на столько тупой кретин или тебе реально мозги новые прикупить нужно? ” - закатив глаза и ничего не ответив сероглазая наконец развернула записку пробегаясь по строчкам и стараясь не путаться в подчерке. Подошедшая ближе вскинула бровь смотря на ничто иное, как какие-то каракули, как она их видела. — Короче, нам надо прийти к какому-то дому. — почесав затылок сказала “громила” перечитывая снова написанное. — Что из всех этих каракулей адрес? — поинтересовался коротышка разбирая одну периодически прерываемую линию на английские буквы. Старшая услужливо ткнула пальцем и провела под последней строчкой, — Нам бы очень пригодился GPS навигатор... — с этим “шкаф” молчаливо согласился вздыхая и не представляя, как они этот злополучный дом вообще найдут в этот ненавистном городе называемый “Лондон”. Время шло уже к вечеру, а в зимнюю пору это едва ли не сумерки. Поднялся ветер, а сгустившиеся над городом тучи сделали всё ещё темнее. Понемногу начинался снегопад. Зрелище несомненно красивое, однако, когда ты не слишком тепло одет и пытаешься найти здание, которое прежде ты никогда не видел. Район в который ты забрёл, тебе известен не больше чем единорог из мифа. И погода это последнее чего бы ты хотел видеть. — Пиздец! Мы бродим с самого объёбаного утра! Обошли невъебическое количество улиц и натопали доебинилиард километров! Где это всратое выебанное здание?! – ругался отнюдь далеко ни тихо коротышка едва ни во всю свою глотку, пока “громила” пытался допроситься у стоявшего кучера где же находится этот дом по адресу. Воришка, закончив крыть матом всё и вся так же пошёл допрашивать прохожих, да только их учтиво избегали и раздражённый мелкий подошёл к товарищу. От долгой хоть бы у него сильно болели ноги которые он частично уже и не чувствовал и не знал плакать или радоваться этому. Подойдя к подруге она уткнулась ей в спину с глухим стоном отчаяния и мучения. – Лизун! Отличные новости! – необычно весело и бодро сказала старшая поворачивая голову к мелкой. — Порадуй меня, выходец ГУЛАГ'а... — пробурчала в спину кудрявая закрыв глаза. — Мы совсем близко и я знаю куда идти! — восклицает сероглазая и трясёт кареглазую за плечи. В недоумении и шоке от таких действий с собой младшая почти падает, а после, “шкаф” потащил её за собой взяв за кисть руки. Бежала она резво, а с её широким шагом, коротышка едва поспевал за ней и пытался дышать. Проходит несколько минут непрерывного бега за которые воришка не успевает даже ругаться выкрикивая только что совсем несвязанное между собой до тех пор пока внезапно для себя не врезается в подругу начавшую бить по железным воротам. Кудрявая повисла на руке которую всё ещё держала старшая и пыталась отдышаться надеясь ни умереть от острой боли ни только ног, но и в боку. Это конечно, мало вероятно, но сейчас так совсем не казалось. Сиплое сопение громкого дыхание было совершенно не слышно за боем по железным воротам. Спустя пару минут наконец на это откликнулись и из здания вышел дворецкий. Русоволосая уже обрадовалась, но ровно до тех пор пока не увидела вышедшего в близи сглотнула. — Наконец-то вы здесь! — заговорил подошедший к ним китаец с чёрными волосами, – Мы уже заждались. Вы так долго шли!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты