De profundis

Слэш
R
Завершён
131
Пэйринг и персонажи:
Размер:
59 страниц, 11 частей
Описание:
По статистике, вероятность каждого из нас внезапно оказаться на улице с голой задницей - от 15 до 60 процентов. От этого никто не застрахован.
Даже умный и проницательный командор, вляпавшийся в таких же умных и проницательных мошенников при покупке жилья.
Посвящение:
осеннему Минску и очаровательнейшей Essi_Daven, моей большой сис.
Примечания автора:
сеттинг - белорусреал, а именно - Минск.
знаю, что правильный вариант имени - "Эрвин", но, уверяю, "Ирвин" он у меня здесь не просто так.

пишется по заявке Essi_Daven: "Хочу русреал, где Эрвин бездомный, с которым в одну осеннюю ночь случается чудо".

смотрите-ка, Ju-sama Ирку нарисовал!
https://twitter.com/suckablya/status/1339290823112974338

... и Льва тоже нарисовал. ля какая цаца, а:
https://twitter.com/suckablya/status/1355621380054786048?s=20

... и сонного, уютного Ирочку. мх-х-х-х-х.
https://twitter.com/suckablya/status/1363548730696335366
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
131 Нравится 170 Отзывы 34 В сборник Скачать

9.

Настройки текста
      Утром первого января идти было особо некуда. Ирвин бесцельно брёл по пустынным улицам, заваленным мусором от взорванных петард и отслуживших своё фейерверков. Коммунальные службы ещё спали. Спустя полчаса неспешной прогулки он замёрз. Небольшие магазинчики, в которых можно было бы погреться, ещё не открылись. Более-менее помогла прийти в чувство выкуренная на мёрзлой лавочке безлюдного сквера сигарета.       Заметив вдалеке что-то, похожее на торговый центр, Ирвин приободрился. Торговые центры спальных районов не отличались роскошью, но Ирвину сошло бы любое место, в котором можно было бы побродить среди стеллажей в течение часа-двух. Открытым оказался не только расположенный внутри супермаркет, но и кофейная точка на входе. Ирвин решил, что на обратном пути разорится на кофе.       Кроме Ирвина, по торговому залу было рассредоточено около двадцати человек. Большинство из них рассматривало стенды с алкоголем. Ирвин направился к игрушкам. Несколько десятков минут он прохаживался туда-сюда среди плюшевых мордочек, блестящих глаз и пёстрых коробок, не останавливаясь взглядом ни на чём конкретном. Время тянулось ужасно медленно.       Лев не потрудился обозначить, в течение какого периода времени он не хотел бы видеть Ирвина. Поэтому Ирвин решил сам для себя, что пары-тройки часов порознь им хватит. Время от времени он бросал быстрый взгляд на экран телефона, но никаких сообщений от Льва не приходило.       Ничего не пришло и к концу второго часа. Ирвин к этому времени успел обойти торговый зал несколько раз, выпить кофе, унеся горячий стаканчик в ближайший к торговому центру двор, и начать движение в обратном направлении — уже не так неспешно из-за сковывающего конечности холода.       Он не знал, застанет ли Льва дома, но Лев был здесь. Заслышав звон ключей в дверях, он выскользнул в прихожую и застыл в полумраке, напряжённо наблюдая за закрывающим за собой дверь Ирвином.       — Между нами всё хорошо? — вдруг резко спросил он, бескомпромиссно скрестив руки на груди.       — Ты меня об этом спрашиваешь? — отозвался Ирвин без особых эмоций, стаскивая ботинки плохо гнущимися пальцами. Вертящаяся под ногами Генриетта не особо способствовала быстрому раздеванию.       — Я не должен был выставлять тебя на мороз. Но мне нужно было побыть одному. Прости, — сухо и отрывисто произнёс Лев, и его пальцы нервно забарабанили по локтям.       — Побыл? — равнодушно уточнил Ирвин, стаскивая пальто.       — Да. Пожалуйста, будем друзьями. Хочешь сердиться — сердись. Мне правда жаль, что ты замёрз, — немного бессвязно отчеканил Лев и шагнул к Ирвину, чтобы суховато, но крепко его обнять. — Прости меня. Я сделаю тебе чай.       Ирвин застыл. Он понимал, что Лев не стал бы обнимать его, если бы действительно не чувствовал себя виноватым. А может, даже разбитым — его спина под рукой Ирвина была подозрительно напряжена и производила довольно несчастное впечатление.       — Я сержусь, — тихо ответил Ирвин. — Я очень на тебя сержусь. И я совсем тебя не понимаю. И не пойму, пока ты не поймёшь сам себя. Слышишь, Лев? — его тон стал строгим и почти что таким же несчастным, как напряжённая спина Льва.       Лев молча кивнул.       — Достаточно, — угрюмо произнёс он и отступил. — Тебе нужен чай, Ирка. А то у меня ощущение, что ты привёл с собой армию ледяных ходоков. Марш греться.       — Говоришь так, будто это не ты собственноручно отправил меня на поиски ледяных ходоков, — проворчал Ирвин и повесил пальто на крючок.       — Да понял я, понял. Виноват, — Лев недовольно цыкнул и отправился ставить чайник.       То ли из-за раскаяния, то ли из-за присущей ему деловитой заботливости Лев заставил Ирвина надеть тёплые носки, накинуть на плечи плед и выпить четыре кружки чая подряд. Ирвин не сопротивлялся, но вместе с этим обнаружил, что внутренности тают исключительно от поступающего в них кипятка. Он больше не мог доверить себя Льву так же безоговорочно, как раньше.       Ближе к вечеру они устроились на диване перед ноутбуком, чтобы занять время просмотром фильма, лениво доедая салатики. Лев компактно уселся в самом углу дивана, подальше от Ирвина. Ирвин понял, что Лев не хочет прикасаться к нему даже случайно. От этого что-то защемило в горле, и Ирвин предпочёл сосредоточиться на сюжете. Спустя час, не удержавшись, он покосился на Льва и обнаружил, что тот смотрит в ноутбук стеклянным взглядом, едва ли вникая в суть происходящего на экране. Ему вдруг нестерпимо захотелось встряхнуть Льва за плечи и спросить, что с ним происходит. Но где плечи — там колени, где колени — там бёдра, где бёдра — там живот… Поджав губы, Ирвин решил проявить солидарность и отложить вопрос физического взаимодействия на потом.       Вместе с рабочими буднями пришла зарплата. Увидев внушительную сумму на своём новом счету, Ирвин жёстко усмехнулся. Радости он не испытал — только глубокое удовлетворение от того, что получил, наконец, то, чего заслуживал.       Заглянув по пути с работы в магазин, он прихватил бутылку вина и несколько упаковок любимых лакомств Генриетты.       Льва дома не оказалось: по всей видимости, он отправился в центр на свой привычный вечерний променад.       Выгуляв Генриетту и от души накормив её, Ирвин залез в интернет, чтобы заказать к вину объёмный суши-сет.       Когда Лев вернулся, в холодильнике уже теснились пластиковые контейнеры.       — Угадай, кто богат, — с порога объявил Ирвин, помогая Льву раздеться. — Пойдём есть суши.       — Не просади всё за несколько дней, — заметил Лев, отбирая у Ирвина своё пальто, чтобы повесить его самостоятельно. — А вообще, конечно, поздравляю.       — Теперь я смогу съехать, — Ирвин довольно усмехнулся.       — Да. Уже думал над тем, в каком районе будешь жить?       — Петровщина кажется мне симпатичным местом.       — Это ведь близко к твоему офису?       — Через одну станцию метро.       — Идеально. Не затягивай с этим, — Лев фыркнул и проследовал в гостиную.       — Мог бы хотя бы сделать вид, что будешь скучать, — ворчливо заметил Ирвин, идя следом.       — А я и буду, — спокойно отозвался Лев. — Просто издалека. У нас чем-то непривычным пахнет.       — Я заказал суши. И взял бутылку вина. Символически, а то нам завтра на работу.       — Звучит заманчиво. Спасибо, Ир.       — Мелочи, — отмахнулся Ирвин и отвернулся, чтобы не смотреть, как Лев переодевается в домашнюю одежду.       — Из мелочей зарплата складывается, — заметил Лев, перемещаясь в футболку.       — Хватит нудеть, я умею обращаться с деньгами. И только попробуй что-нибудь съязвить — придушу поводком, — предупредил Ирвин, прекрасно понимая, сколько возможностей для насмешек он открыл своей фразой про умение обращаться с деньгами — с учётом того, что Лев подобрал его на вокзале.       — О, смотрю, ты у нас любишь пожёстче, — Лев всё же нашёл возможность вставить довольно предсказуемую подколку и вдруг поджал губы, отведя глаза. — Ладно, иди открывай своё вино.       Почти не переговариваясь, они перетащили суши в гостиную и захватили с собой парочку бокалов, решив привычно устроиться за каким-нибудь фильмом.       Несмотря на относительно небольшую дозу выпитого вина, Ирвин почувствовал, что его внутренности согрелись, а ноги слегка замлели. Лев уплетал суши на своём конце дивана. Небольшие икринки и крошечные белые зёрнышки сыпались ему на колени. Забывшись, Ирвин протянул ладонь, чтобы смахнуть их на пол. Лев дёрнулся от сухих, жёстких прикосновений к своим коленям и застыл. Его пальцы легли Ирвину на запястье и крепко его сжали. Ладонь Ирвина оказалась впечатанной в бедро Льва.       Ирвин не шевелился, в глазах резко потемнело. В голове за несколько мгновений пронеслись смутные образы: скрип обивки дивана, домашние джинсы Льва на полу, разлитое по ламинату вино, горячая, дурманящая кожа под губами…       — Да что ты всё лезешь ко мне, — резкий голос Льва прозвучал как пощёчина. — Я больше не буду с тобой спать. В этом нет необходимости. Я отлично знаю своё тело и прекрасно умею доставлять себе удовольствие самостоятельно. Ты-то мне нахрена?       Ирвин отнял ладонь и отодвинулся, не смотря на Льва.       — Я просто стряхивал кунжут, — тихо и ровно произнёс он.       Несколько секунд в его душе ничего не происходило, а потом по грудине изнутри словно резанули скальпелем. Ирвин практически почувствовал, как горячий фонтан свежей крови пытается пробиться наружу и залить собой ламинат.       Этой же ночью он принялся подыскивать приемлемые варианты съёма.       Нахождение комфортной однушки в окрестностях Петровщины оказалось несложной, но энергозатратной задачей. После работы Ирвин ездил осматривать квартиры по предварительной договорённости с владельцами. Два варианта он отмёл сразу по приезде: его не устроило состояние старых панелек, в которых сдавалось жильё. Одна особенно приглянувшаяся ему квартира освобождалась только первого февраля, и Ирвину пришлось отказаться и от этого варианта, поскольку настолько долго ждать он не мог.       Находясь в поисках квартиры, Ирвин заодно раздумывал над тем, как отблагодарить Льва. Добираясь домой после очередного осмотра, он зашёл в крупный торговый центр и застыл над перечнем магазинов. Совет Зойки пришёлся бы очень кстати, но Ирвин не стал звонить ей, интуитивно понимая, что на этот раз это дело касается только его и Льва.       В этот вечер Ирвин встретил Льва с прогулки небольшим подарочным пакетом.       — Это тебе. За всё, — коротко сказал он и скрестил руки на груди, смотря, как не успевший переодеться в домашнее Лев с любопытством разворачивает подарочную упаковку.       Справившись с бумагой, Лев перевёл на Ирвина округлившиеся от удивления глаза.       — Ты нормальный вообще? А жить ты на что будешь? — возмущённо и взволнованно спросил он, сжимая в руках увесистый флакон духов от Сен-Лорана.       — Не переживай, всё под контролем, — спокойно улыбаясь, ответил Ирвин, отдавший за духи шестую часть своей зарплаты.       — Невероятно, — прошептал Лев и завороженно открыл флакон. Закрыв глаза, он поднёс крышечку к носу, тихо вдохнул, а потом брызнул духами на запястье и прижался к нему всем лицом, моментально отпечатав на коже тёмную подводку.       Улыбка Ирвина стала шире и теплее.       — Не стоило. Правда. Не стоило, — подняв глаза, прошептал Лев. Его скулы вдруг порозовели. — Мне было бы достаточно и того, чтобы ты забыл здесь одну из своих футболок.       Дыхание Ирвина сбилось, а сердце споткнулось. Придя в себя, он решил, что совет Зойки всё же пришёлся бы кстати.       В вечерний час пик на Немиге было шумно, но сквер Мицкевича хорошо поглощал звуки.       Зойка опоздала на десять минут. Сидящий на лавочке Ирвин помахал ей рукой.       — Твой кофе почти остыл, — сообщил он и протянул ей стаканчик.       — Значит, это будет айс-латте, — ничуть не расстроилась Зойка и плюхнулась рядом. Поставив стаканчик между коленей, она принялась протирать запотевшие очки.       — Может, в кафе пойдём? — предложил Ирвин.       — Времени нету. Могу потолковать с тобой минут двадцать, потом убегу, — сообщила Зойка и стащила у Ирвина сигарету. — Рассказывай. Что там у вас?       Предложив Зойке зажигалку, Ирвин начал своё сухое повествование, стараясь не вдаваться в слишком уж интимные подробности. Опустив некоторые детали, он вкратце описал на конкретных примерах развитие их со Львом отношений за последний месяц. Зойка слушала, почти не перебивая.       — Ты знаешь его дольше, чем я. Намного дольше. Помоги мне понять его, — сумрачно попросил Ирвин, закончив рассказ, и принялся за вторую сигарету. — Он то отталкивает меня так, словно я вещь, случайно попавшаяся ему под ногу, а потом выдаёт что-нибудь такое… — и он растерянно покачал головой. — Я не знаю, есть ли в нём что-нибудь по отношению ко мне, за что стоит побороться.       — Давай подумаем, — деловито предложила Зойка. — Представь, что ты подарил ему духи не на днях, а месяц назад. Какова была бы его реакция?       — Ну… — Ирвин задумчиво сощурился. — Он бы кратко поблагодарил. Сказал бы, что я идиот. Возможно, приказал бы мне нести их обратно в магазин.       — То есть, он вёл бы себя сдержанно?       — Я в этом уверен, — кивнул Ирвин, вспомнив, каким был Лев в обращении с ним первые недели знакомства.       — А теперь он открыто демонстрирует тебе свою радость. Он позволяет тебе увидеть себя смущённым и тронутым. Он показывает тебе, насколько ценен для него этот подарок. Чёрт возьми, Ирка, я его таким, если честно, не представляю. Он серьёзно просто вмазался носом в запястье, молчал и краснел? — Зойка вдруг звонко рассмеялась.       — Да, — Ирвин серьёзно кивнул.       — Влюбился мой голубчик, — уверенно заявила Зойка. — Так что считай этот вопрос закрытым. Но возникают другие вопросы, правда?       — Да. Например, почему он не может принять этот факт? Я уже не говорю про то, чтобы принять мои чувства к нему, — Ирвин болезненно нахмурился.       — Видишь ли… — Зойка внезапно посерьёзнела. — Заметила я за ним одну вещь. По отношению ко мне он так себя не ведёт, но когда к нему кто-то подкатывает… — она вытрясла из пачки Ирвина ещё одну сигарету, утопив остатки предыдущей в стаканчике. — Любое активное действие в свою сторону он считает манипуляцией. Ему кажется, что его разводят на ответ — положительный или отрицательный, не суть. Его бесит сам факт принуждения к ответным действиям.       — Боже, у меня и в мыслях не было манипулировать…       — А ты попробуй ему это объяснить. Ладно, Ирка, мне пора. Скажи мне только кое-что.       — М-м?       — Ты любишь его?       Ирвин опустил взгляд себе под ноги. Широкий разрез, нанесённый Львом на обратную сторону его грудины, снова начал пульсировать и плеваться кровью.       — Да, — наконец, тихо ответил он.       — Вот и славно! — воскликнула Зойка и приобняла его за шею, наклоняясь ближе. — Потому что если ты добьёшься его и бросишь, я найду тебя, заставлю тебя скурить всю твою грёбаную пачку, а потом сожрать окурки. Всё ясно?       Ирвин коротко усмехнулся.       — Всем бы таких друзей, — спокойно ответил он. — Теперь я понимаю, почему Лев так привязан к тебе.       — Если ты окажешься хорошим парнем — то добро пожаловать в команду. Но до этих пор… — Зойка ослабила хватку на его шее и отправила в стаканчик второй окурок. — Ну, надеюсь, мы подружимся, — она широко улыбнулась неуловимо жуткой улыбкой и поднялась со скамейки, оставив на ней стаканчик. — На связи.       Несколько секунд Ирвин смотрел ей вслед, а потом перевёл отсутствующий взгляд на памятник Мицкевичу. Значит, Лев на дух не выносит манипуляции…       В его голове зрел план.       В субботу было решено выбраться в центр на прогулку сразу после того, как Ирвин съездит на осмотр ещё одной квартиры.       — В принципе, неплохой вариант. Думаю, я остановлюсь на нём, — сообщил Ирвин, когда они со Львом шагали мимо вокзала по направлению к скверу Войниловича.       — Как там внутри? — поинтересовался Лев, слегка разматывая шарф: конец января выдался аномально тёплым.       — Как-нибудь позову в гости — сам глянешь.       — Ну Ир…       — Ну что? — передразнил Ирвин. — Кстати, зайдём в «Галилео»? Мне бы гардероб обновить.       — Да, без проблем, — согласился Лев.       Ирвин едва заметно улыбнулся.       Поднявшись по эскалатору на второй этаж, они остановились перед «De Facto».       — Начнём отсюда, — сообщил Ирвин.       Побродив среди стеллажей, он прихватил несколько приглянувшихся свитеров и рубашек.       — Тебе ничего не надо? — поинтересовался он у Льва, отстранённо следующего за ним.       — Нет, — лаконично ответил Лев.       — Если что-то приглянется — дай знать, — сказал Ирвин и направился в сторону примерочных. Лев поплёлся следом, без особого интереса разглядывая окружающую его одежду.       Очереди в примерочную не было. Негромко играла музыка. Выбрав одну из дальних кабинок, Ирвин проследовал к ней и приоткрыл белоснежную дверцу.       — Возьми мою сумку, — попросил он Льва, заметив, что тот остановился у самого входа в примерочную с явным намерением ждать, убивая время копанием в телефоне.       Лев кивнул и подошёл, чтобы забрать у Ирвина его стильный кожаный портфельчик. Как только Лев оказался рядом, Ирвин втянул его в кабинку и закрыл дверь, бросив сумку на пол.       — Ты чего это? — подозрительно спросил Лев и нахмурился, потирая локоть, на котором всё ещё ощущалась хватка Ирвина.       — Тш-ш-ш, — прошипел Ирвин и, резко развернув Льва за плечи спиной к себе, вжал его в стенку кабинки, принявшись расстёгивать на нём пальто.       — Эй… Эй! — выдохнул Лев, упираясь сжатыми кулаками в стенку. — Какого?..       — Хочу тебя прямо здесь, — шёпотом пояснил Ирвин. Шарф Льва полетел на пол, шею свело от успешной попытки поставить быстрый засос. Через несколько мгновений к шарфу присоединилось пальто.       — Нет уж, — злым шёпотом возразил Лев и вонзил острый локоть Ирвину под бок. — Я не буду сопротивляться, чтобы не привлекать внимание, просто… Просто отойди от меня, — его шёпот стал отчаянным.       — Мы ничего плохого не делаем, — тихо отозвался Ирвин и скользнул рукой Льву под свитер. — Нас никто не услышит. Расслабься и ответь мне.       — Я сказал, нет, — выдохнул Лев, и в его голосе промелькнули нотки паники. — Не здесь… Не в людном месте, ну!       — Это всё, что тебя останавливает? — говоря это, Ирвин гладил его живот, касаясь пальцами края джинсов, а потом пробежался по дорожке тонкого пушка вверх, к диафрагме. Пресс Льва напрягся, а дыхание на несколько секунд сбилось.       — Это всё, что тебя интересует? — справившись с собой, парировал Лев, и вдруг расслабился, выпрямив спину.       Перестав пихать Ирвина локтями, он обернулся. Его взгляд был спокойным и равнодушным.       — На самом деле, мне плевать, — тихо сообщил Лев, принимаясь скупыми движениями расстёгивать пуговицы на пальто Ирвина. — Что, думал, я буду краснеть, хныкать и просить остановиться? Я могу. Но не собираюсь ломать эту комедию только потому, что тебя это заводит.       Ирвин молчал. Что-то пошло не по плану.       — Так вот: ты не представляешь, насколько мне на самом деле похуй. Общественное место? Да пожалуйста, — Лев толкнул Ирвина к стенке и опустился перед ним на колени. — Я не придаю этому никакого значения. Как и тому, что собираюсь тебе отсосать. Хотел — получай, — отчеканил он перед тем, как расстегнуть молнию на клетчатых штанах Ирвина.       Лев действовал сухо, безэмоционально и методично. Закрыв глаза, Ирвин пытался представить, что это не так. Положив ладонь Льву на затылок, он мягко поглаживал тёмные волосы, удерживая себя от того, чтобы надавить. Потребовалось несколько минут для того, чтобы Лев, поперхнувшись, отстранился и полез за влажными салфетками. Сплюнув в них и тщательно вытерев рот, он поднялся на ноги и бросил Ирвину вскрытую упаковку.       — Сам вытирайся.       Ирвин подчинился, смотря перед собой потухшим взглядом. Приведя себя в порядок, он поправил свитер и начал застёгивать пальто, но Лев перехватил его руки.       — Твоя очередь, — жёстко сообщил он.       Лицо Ирвина едва заметно просветлело.       — Я с удовольствием сделаю это для тебя, — тихо ответил он Льву, прежде чем опуститься на колени и крепко обнять его за талию.       — Обойдёмся без соплей, — голос Льва вдруг дрогнул, и ему пришлось отвести взгляд. — Сделай это и пойдём. Я хочу кофе.       Ирвин промолчал, расстёгивая молнию на тёмных джинсах. Его движения были осторожными, мягкими, вдумчивыми и настолько нежными, что у Льва скрутило внутренности.       Крепко сжав руки в кулаки, он скалился, прижавшись затылком к стенке. Казалось, Ирвину было всё равно, что они находятся в тесной кабинке примерочной с отвратительной звукоизоляцией. Он делал всё так, как давно хотел, и для него на несколько минут перестало существовать всё, кроме Льва и его прерывистого дыхания.       Салфетки не понадобились: Ирвин собрал губами всё до последней капли.       — Какой ты хозяйственный, — мрачно бросил Лев, на всякий случай всё же предпочтя пройтись салфетками поверх мокрых разводов.       Закончив, он застегнулся, набросил пальто и поднял с пола шарф. Использованные салфетки он брезгливо запихал обратно в пачку, чтобы выкинуть её на выходе из магазина.       — Ты вроде хотел кофе? Пойдём, — позвал Ирвин и сгрёб в охапку так и оставшуюся на вешалках одежду.       — Ты платишь, — сухо заявил Лев и бегло поправил макияж перед зеркалом.       В небольшой кофейне на третьем этаже Ирвин взял Льву лавандовый раф. Устроившись за столиком, они молчали. Лев втягивал свой кофе через трубочку и на Ирвина не смотрел.       Ирвин продумывал, как лучше будет объясниться. Постукивая пальцами по столу, он формулировал, что его задачей было поставить Льва в ситуацию чёткого выбора без возможности дать ему ускользнуть в привычные полутона…       — А ты почему ничего не взял? — прервал его мысли Лев.       — Да я как-то… уже наелся, — сощурившись, двусмысленно ответил Ирвин.       Лев выпустил трубочку изо рта, его лицо перекосило.       — Знаешь что… Видеть тебя не хочу, — выдавил он сквозь сжатые зубы, подхватил свой рюкзак и быстрым шагом покинул кофейню.       Ирвин остался гипнотизировать взглядом его недопитый кофе.       Всё это время Лев вёлся на вещи, в корне не являвшиеся манипуляцией. Но, столкнувшись с настоящей манипуляцией, Лев на неё не повёлся.       Когда Ирвин вернулся домой, Льва ещё не было. Не появился он и тогда, когда на улицах погасли вечерние фонари. Его телефон был выключен. Генриетта тоскливо лежала на коврике в прихожей. Ирвин курил на балконе, пристально вглядываясь в темень ночного двора.
Примечания:
бонусом - сонный Ирочка от Ju-sama:
https://twitter.com/suckablya/status/1363548730696335366

не знаю, как вам, а мне хочется свалить его на пол.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты