В этом мире нас двое

Слэш
PG-13
В процессе
4
«Горячие работы» 7
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 29 страниц, 2 части
Описание:
Знаешь… только с тобой я живой. По-настоящему. Этот мир, который приходилось регулярно спасать… эти большие города и вечно спешащая толпа… бесконечные задания, порой не самые адекватные распоряжения Фьюри и толпа взрослых детей, которыми я должен был управлять… и я, забывший, когда последний раз был дома. Я устал. От себя, от них всех и от жизни. И только ты меня спас. Ты вытянул меня обратно к свету… Но ты знаешь, что ты тоже был не один. В это же время я спасал тебя. Ведь в этом мире нас двое.
Посвящение:
Автору заявки 💜
И всем, кто заглянет на огонек в мою работу) 💜
Примечания автора:
Не совсем саундтрек и, возможно, смысл разнится, но отчасти он сюда подходит:

«Зато я точно знаю, что ты пришёл, когда я был на самом дне,
Ты подхватил меня, вдохнул в меня жизнь — именно тебе я обязан ею…
И до того, как я ожил, я не понимал: почему же ты не смотришь на мир так же, как я?»
© Dr. Dre feat. Eminem, Skylar Grey — «I Need A Doctor»

https://www.youtube.com/watch?v=HvpWP6Y7WDo

Ну и конечно, нельзя было не вспомнить и про этот шедевр (считай, классика):

«Теперь, когда я знаю, чего мне не хватает, ты не можешь просто уйти.
Вдохни в меня жизнь… верни меня в реальность,
Верни меня к жизни».
© Evanescence — «Bring me to life»

Честно говоря, этот микс понравился больше оригинала, и, имхо, он тоже подходит, хд К тому же и ЛП и Лану я тоже люблю :)
https://www.youtube.com/watch?v=Oi1HmGdnY90

небольшой спин-офф, где-то между 3 и 4 главами: https://ficbook.net/readfic/10059746
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 7 Отзывы 2 В сборник Скачать

Пролог — Челябинск

Настройки текста

***

      Челябинск, серое и промозглое утро, едва-едва рассвело… осень в этом году мало чем отличается от предыдущих — такая же дождливая, холодная, сырая и противная (не для всех, впрочем). Накрапывает мелкий дождик, в луже рядом со скамейкой около самой обычной челябинской панельной пятиэтажки отражается сгорбленный, согнутый фонарь, похожий на седого старичка, зияющий выбитым стеклом на том месте, откуда раньше светила лампочка. На улице ни одной живой души, кажется, разбежались даже бездомные коты и попрятались птицы в теплые гнезда и чердаки домов… на мокрой скамейке, видимо, ничуть не боясь замерзнуть и заболеть, с меланхоличным видом сидит человек, рассеянно глядя куда-то вдаль района стеклянными, будто застывшими глазами. Каждый, кто прошел бы сейчас мимо, быстро бы догадался, что он не из местных. Уж на сырой скамейке прямо около дома не будут мокнуть под дождем даже вечные страдальцы из-за несчастной любви — и те спрячутся в подъезды или, на крайний случай, будут шататься по улицам в наушниках, слушая грустные песенки и пряча сигарету под рукавом, чтобы не загасил дождь… Его легкая толстовка намокла, как и волосы, влажные пряди липли ко лбу, а с ресниц стекали мелкие капли дождя, будто бы он вдруг решил заплакать. Но нет, впрочем, это была лишь иллюзия, такие, как он, не привыкли проявлять слабость и их слезы не видит даже дождь… Засунув руки в карманы, он смотрел вдаль и думал о своем, казалось, совершенно не замечая, что происходит вокруг. События последних дней выбили его из колеи, затем долгий перелет в Москву и наугад выбранный город на казавшимся далеком Урале, трехчасовой перелет и слабые попытки понять, где он находится и какой черт его вообще сюда занес. Почему он выбрал именно Россию — он не понял до сих пор. Просто после последних месяцев, его ссоры с командой, камнем тянущего его на дно одиночества и спешного ухода… отчаянно хотелось скрыться от всего мира, куда — неважно, просто скрыться… что он и сделал, купив билет до Москвы и попав в суровую, холодную, враждебную Россию, как твердят им СМИ. И теперь он не особенно понимал, что он здесь делает, и главное, что будет делать дальше. Хотелось слиться с этим серым городом, настолько мало похожим на родной Нью-Йорк, что казалось, будто он где-то в параллельном мире, с этим пустынным, угрюмым районом и с этой скамейкой, чтобы больше никто и никогда его не видел и не слышал. Это было странно для человека, которого знает весь мир и статус которого значит гораздо больше, чем доброго большинства населения планеты, но… в свете последних событий ему действительно хотелось послать всех лесом, исчезнуть и хоть на день забыть, кто он такой.       За своими невеселыми размышлениями он не заметил, как стало светлее. Впрочем, несмотря на рассвет и то, что дождь почти прекратился, люди выходить на улицу все равно не торопились, и только большой полосатый кот смотрел на него из окна на первом этаже, жмуря сонные глаза и всем своим видом как бы выражая сомнение — мерещится ли ему этот странный человек на лавочке около их подъезда или он действительно сидит там в такую рань, намокший и какой-то жалкий, что на какие-то секунды даже захотелось поделиться с ним оставленной в миске еще теплой сосиской, которую туда положила заботливая хозяйка… И наверное, так сидеть он мог бы еще очень долго, пока первые лучи тускловатого уральского солнца и выбравшиеся на улицу ворчливые бабушки не прогнали бы его подальше от их дома, бурча себе под нос, что, мол, «ходят тут всякие»… если бы чуткий слух не уловил легкие шаги по тротуару где-то за его спиной и голос парня, что-то говорящего на русском, по всей видимости, в телефон.       — Дём, ты нормальный? Я не пойму, ты там накурился что ли, пока я домой шел? Сегодня воскресенье, какая матеша? Да и завтра вроде ее нет по расписанию… короче, вали давай спать, ты сегодня перепил, я смотрю. Вечером позвоню.       Стив, выдернутый из своих мыслей, вздрагивает. Он не так хорошо знает русский, чтобы вот так на ходу вслушиваться в чужую речь и понимать, о чем говорят люди в чужой ему стране. В поле его зрения появляется худенький паренек на вид лет 15-16, в спортивных, чуть укороченных штанах, кедах и легкой куртке с наброшенным на голову капюшоном, бодрой походкой направляющийся к подъезду и насвистывающий себе под нос какую-то песню. Вот он остановился буквально в паре метров от скамейки, где сидит Стив, и пока не заметил его, уткнувшись в экран своего телефона и что-то быстро там печатающий, невзирая на продолжающий моросить противный дождик, судя по всему, нисколько его не смущающий… судя по его бодрому и вполне довольному жизнью виду. И это в 6 часов утра, холодным и сырым октябрьским днем… у Стива в голове мельком проносится мысль о сумасшедших русских, которых не смутить ни самым суровым морозом, ни медведями, бродящими по улицам, ни количеством выпитой накануне водки, после которой они спокойно пойдут устраивать всемирный переворот и распевать в голос народные песни под аккомпанировку Киркорова… он хмыкает себе под нос, косясь на парня, показавшегося ему забавным и разбавившим своим появлением скучный уральский городской пейзаж этого утра.       — Я посвящаю строки этому городууу, его центру, каждому метрууу… — Напевал он себе под нос, а из-под капюшона его куртки Стив заметил свисающий шнур ярко-красных наушников, из которых громко играла какая-то русская песня. — Я посвящаю строки белой дорогеее… Блять, Демченко! — Прервавшись, раздраженно сказал он динамику. — Заебал, вали спать! Не знаю я, когда контрольная… В 6 утра в воскресенье это последнее, что тебя должно ебать! Все, отвали! Вечером напишешь, живой ты или сдох. Я посвящаю строки этому городууу…       Тут он повернул голову влево и наконец заметил Стива. Какое-то время он тупо смотрел в его сторону и моргал глазами, как будто не вполне понимал, мерещится он ему или нет — точно тому коту на окне… уж больно странно вписывался этот человек в картину утреннего Челябинска в 6 утра в конце октября. Стив слегка смутился и отвернулся, а парень нахмурился, еще с несколько секунд смотрел на него, морщил лоб, будто соображал — подойти или нет, потом вытащил наушники из ушей, сунул их в карман вместе с телефоном и подошел ближе. Стив поднял глаза, и на какие-то секунды на лице паренька мелькнуло удивление, его глаза расширились — будто он узнал, кто перед ним, но затем его взгляд стал задумчивым и сочувственным, то ли он умело скрыл, что удивлен, то ли действительно не узнал… да и с чего бы? Этот город и район всем своим видом, серыми пятиэтажками, разбитыми фонарями, лужами на раздробленном тротуаре, бродячими облезлыми уличными котами… уже говорил, что знать не знает ни о каких супергероях вместе взятых, Мстители для них это далекие персонажи из красочных страниц комиксов, а Капитан Америка и вовсе не реальнее домовых и бабаек, которыми пугают непослушных детишек.       — Эй, парень, ты чего тут сидишь на мокром? С ума сошел, такая холодина! — Впрочем, его вид, небрежно застегнутая до середины груди легкая куртка, подвернутые штаны, открывающие голые лодыжки, и почти тряпочные кеды говорили об обратном. — Тебя домой что ли не пускают? — Не дожидаясь ответа, он склонил голову набок, будто оценивая, выражение его лица стало еще более задумчивым. — Ну родители вряд ли — ты кажешься старше, с девушкой поругались?       — Я не… — Попытался вставить Стив, которому совершенно не хотелось ни с кем вступать в разговор, а тем более с этим странным русским, который по неведомой ему, Роджерсу, причине не смог пройти мимо.       — Давай вставай, — продолжил паренек, нахмурившись, — отморозишь же себе все. Ты не похож на местного… — Он снова задумался, продолжая хмуриться. — Да и в нашем районе я тебя не видел. Ты приезжий?       — Я… — Нерешительно начал Стив, толком не зная, что ему сказать. — В общем, да. Приезжий. — В конце концов это правда.       Он поднялся со своего места, и намокшие джинсы и толстовка противно прилипли к коже, он почувствовал, что порядком замерз, не замечая этого, пока сидел, погрузившись в свои мысли.       — Так тебе пойти некуда? — Догадался парень. — Как ты вообще оказался в нашем районе? И где твои вещи?       — Я только сегодня прилетел, — Стив пожал плечами и вздохнул. — Еще ничего у вас не знаю, да и в России, если честно, мне редко доводилось бывать.       Русский посмотрел на него скептично, будто засомневался в его адекватности — и действительно, какого нормального человека издалека занесет в Россию, да не просто куда-нибудь в Москву или Питер — отдельный мир внутри страны — а в суровый Челябинск, да еще в самый «веселый» его район? Он помолчал, и по его непроницаемому лицу в этот момент было сложно понять, о чем он сейчас подумал. Но затем его лицо просветлело, и он усмехнулся.       — Да, парень, ты попал. Что ты вообще забыл в Че? Это тебе не Москва. — Он хмыкнул, а Стив опять пожал плечами, снова не зная, что тут можно ответить. Он и сам не имел ни малейшего понятия, какой черт его занес именно сюда, почему в аэропорту он купил билет именно в Россию и что вообще дальше делать со всей его дурацкой жизнью. — Кстати, я Женя. — Улыбнулся парень и протянул ему руку. Стив снова вздрогнул, вглядываясь в лицо случайного знакомого в этом странном, обособленном от всего мира городе и районе, веющими пока только холодом и унынием, которых в его жизни итак хватало с головой.       — Стив, — он пожал его ладонь, мельком подумав, что несмотря на холод, его рука оказалась теплой и почти сухой — а ведь он по меньшей мере минуты три стоял под дождем, копаясь в телефоне.       — Стив… — Задумчиво повторил паренек его имя. И на русском, подумал Роджерс, это звучало странновато. — Иностранец, значит?       — Ну, на русского я вряд ли похож, — невольно улыбнулся Стив уголками губ. — Я из Бруклина, Нью-Йорк. — Он подумал, что если этот русский его не узнал, все равно бессмысленно врать и придумывать легенды о своем происхождении и прочем.       Женя снова как-то странно на него посмотрел, прищурив глаза, но затем снова усмехнулся.       — Ну я так и понял, что американец. Что ты вообще здесь забыл? — Повторил он вопрос, в его голос снова проникло удивление. — Да и по русски, я смотрю, неплохо говоришь… — Он посмотрел на него с подозрением, а Стив подумал, что кажется, ему сейчас будет плевать, даже если он его узнает. Он настолько задолбался, устал от жизни и всего того, чем жил до этого — задания, идиотские поручения Фьюри, вечные пререкания с Тони, подколки Бартона, целая команда взрослых детей, которые способы довести до белого каления за какие-то 5 минут… от мира, который бесконечно надо спасать… а сейчас еще порядком замерз, промок и вдобавок вспомнил, что не ел уже два дня. Какое ему дело, если его узнает этот русский мальчишка, на вид совсем еще школьник, не старше Паркера? Женя, кажется, прочитал его мысли. — В общем, ладно. — На его лице появилось решительное выражение. — Если захочешь, потом все расскажешь, а сейчас пошли домой, а то я тоже уже почти замерз, пока шел и с тобой разговаривал. — Он поежился и посмотрел на закрытую дверь подъезда, а Стив опять вздрогнул. — От дома Дёмы так-то не близко, и…       — В смысле пошли? Куда домой? — Не понял Стив, попытавшись включить заднюю. — Я не…       — Возражения не принимаются! — Решительно заявил Женя, снова нахмурившись и доставая из кармана ключи. — Остатки моей совести не позволят оставить тебя здесь под дождем, ты и без того промок, хочешь заболеть что ли? Не лучшее начало твоих приключений в России, ты не находишь? — Он посмотрел на него с сомнением, поджав губы. — Согреешься, поешь, передохнешь и уже потом будешь думать, что тебе делать дальше. Я так понял, ты и сам не знаешь, какая нелегкая тебя сюда занесла, и…       — Это неудобно, — попытался поспорить Роджерс, уже пожалев, что его занесло именно в его район, — я лучше тут пока посижу, а потом…       — Неудобно спать на потолке, — фыркнул Женька и потащил его за локоть к подъезду под вялые упирания Стива. — Ну, так говорят у нас в России… — Хмыкнул он в ответ на смущенно-недоуменный взгляд последнего.       — А как же твои родители? Они будут против, я… — Снова попытался заспорить Стив, про себя удивляясь парадоксу — он, Капитан Америка, суперсолдат и один из сильнейших людей мира не может противостоять какому-то мальчишке, младше его на вид вдвое, легче настолько же и ниже на целую голову, как не больше.       — Не будут против, — отмахнулся тот, — и девушка тоже не будет, я один живу, — нетерпеливо перебил он, устав спорить, — хотя у меня вообще ее нет, так что расслабься. — Он усмехнулся и закатил глаза, заталкивая его перед собой в подъезд и закрывая за собой дверь. — Уф, здесь теплее, думал, окоченею, пока от Васька шел… приспичило ведь этому идиоту отмечать победу Трактора над Магниткой, как будто мы их раньше не рвали… — Бурчал он себе под нос, поднимаясь по лестнице вслед за Стивом. — Четвертый этаж, прости, лифта нет, придется на своих двоих. — Стив подумал, что ему настолько все равно, что он бы дополз пешком даже до 92 этажа, не то что до четвертого, и только плечами пожал, мельком разглядывая облупившуюся зеленую краску на стенах подъезда, вдыхая спертый запах, исходящий здесь, кажется, даже от перил, и морщась, когда сквозняк из разбитого окна между этажами пролез под и без того мокрую толстовку. — А мне потом шатайся по району в 6 утра, пока этот придурок вдруг решил вспомнить, что в школе надо не только просиживать штаны и играть в танки на уроках, — он фыркнул и остановился возле простенькой деревянной двери на четвертом этаже, где примерно на уровне их глаз еще можно было разглядеть выцветший номер квартиры — 16. — Пришли.       Их встретило тепло маленькой хрущевки, тесный коридор, стены с обоями в классический цветочек — привет из 90-х, приятный полумрак и полосатый коврик у двери. Возле небольшого шкафчика для обуви были беспорядочно свалены несколько пар кроссовок, какие-то пакеты, рюкзак с учебниками, футбольный мяч… в ту же кучу полетели и кеды — Женя явно порядком не заморачивался. «Ну без родителей-то живя, еще бы» — мельком подумал Стив, аккуратно ставя свои кроссовки у самой двери. — «Мечта любого школьника, свобода, отдельное жилье и отсутствие контроля». — Он хмыкнул и прошел вслед за хозяином квартиры в небольшой зал, где ремонт и обстановка ушли не далеко от прихожей и «лихих» в России 90-х. Старый бабушкин сервант с посудой, шведская стенка с книгами, продавленный диван на ножках со сваленной на нем горой шмоток, журнальный столик с оставленной на нем парой грязных тарелок, валяющийся рядом джойстик от приставки, какие-то книги, светящаяся в полумраке комнаты зарядка от телефона, на стенах плакаты с какими-то группами и парой хоккейных команд… на кресле под цвет дивана мирно спит толстый рыжий кот, который, заслышав шаги, поднимает сонную морду от лап и смотрит на них долгим, непонимающим взглядом.       — Данька, проснулся? Наглая твоя морда… — Хмыкает Женька, проходя к креслу и потрепав кота по голове. — Я забыл тебя покормить, когда к Дёме ушел, сейчас найду что-нибудь в холодильнике, не ворчи… — Виновато добавил он, когда кот недовольно заурчал, словно выговаривая хозяину за такую вопиющую безответственность по отношению к его персоне. — Ты располагайся, я сейчас быстро тут уберусь и принесу тебе сухие шмотки. — Он обернулся к застывшему Стиву, озирающемуся по комнате с таким видом, будто попал в другой мир. Хотя, если подумать, это так и было — он конечно, человек из прошлого века, но хрущевка в старом панельном доме в самом суровом районе Челябинска… это, конечно, не Нью-Йорк и уж тем более не ультрасовременный комплекс Мстителей в Башне Тони. — Правда, вот налезут ли они на тебя… — С сомнением добавил Женя, оглядев внушительную мускулатуру Роджерса, широкие плечи и рост, на целую голову больше его собственного.       Стив только рукой машет в ответ на это. Сейчас ему настолько все равно, что он согласен хоть голым ходить, лишь бы в тепле и подальше от всего остального мира, оставшегося за пределами этой квартиры.       Через десять минут Женя, переодевшись, приносит чистые штаны и футболку, простенькое байковое одеяло и тарелку с бутербродами, свалив кучу вещей с дивана на соседнее кресло и ничуть не уменьшая этим общий бардак. Стив к тому времени сел прямо на пол у кресла со спящим питомцем русского и неторопливо гладил кота по мягкой шерстке, разомлев от тепла и полумрака квартиры, немного согревшись и слушая тихое мурчание животного, сменившего гнев на милость после того, как его хозяин пропал из поля его зрения… мысли лениво шевелились в сонном мозге, думать решительно ни о чем не хотелось, и квартира на окраине уральского холодного города, этот странный русский мальчишка, показавшийся ему немного забавным, и по всей видимости, пожалевший его, этот совершенно другой мир и реалии далекой от столицы и привычных ему мегаполисов русской провинции, обои в цветочек и мебель, так напоминающие ему родные 40-е… сейчас казались какой-то странной сказкой, сном, который развеется, стоит ему проснуться и открыть глаза. Просыпаться пока не хотелось, и отчасти он был рад, что его занесло именно сюда. По крайней мере тут его точно искать не будут — а это уже огромный плюс. После всего, что они сделали с ним… пошли б они суровой сибирской тайгой, а не просто лесом.       Женя ушел в душ, а Стив, заглотив показавшиеся необычайно вкусными самые простые бутерброды с докторской колбасой и майонезом — странные вкусовые пристрастия русских его не переставали удивлять, но воротить носом ему показалось неуместным… переоделся, сложив свои вещи в аккуратную стопку на кресло, и забрался под одеяло, с удовольствием вытягивая уставшие ноги. Ему показалось, что только за последние сутки он устал так, будто еще раз прошел войну, сразился против читаури и Локи, стрелял в террористов и вообще за все время ни разу не присел… моральное и физическое истощение, усталость, расшатанные нервы и мучившее последние месяцы его одиночество забирались под кожу и жалили, не давая спокойно дышать. Но теперь неожиданно он почувствовал себя легче. А отогревшись, порядком захотелось спать, и он подумал, что действительно будет лучше подумать о дальнейших планах позже, а сейчас просто поспать… мельком пробежала мысль, что возможно, он своим присутствием стесняет этого парня, свалился на его голову, теперь вот спит на его диване в его вещах, и нафиг ему это надо? Куда-то под лопатки слабо кольнула совесть, а в следующий момент он почувствовал, как что-то теплое и пушистое запрыгнуло ему на грудь, потопталось мягкими лапками и свернулось калачиком, замурчав свою песенку. Он улыбнулся сквозь сон и погладил кота, моментально проваливаясь в сон… последней мыслью стало осознание, что возможно, в его жизни прямо сейчас не так уж все и плохо. Но только возможно…       Женя вышел из душа, напялил на себя домашние штаны и свободную футболку и, лениво вытирая мокрые волосы полотенцем, прошел в зал, удивляясь наступившей, почти звенящей тишине, которая в их районе редко бывает даже ночью. Подойдя к дивану и задумчиво всматриваясь в лицо спящего Стива, он погладил уснувшего у него на груди кота и осторожно присел рядом, забирая его мокрые вещи, чтобы развесить их в ванной.       — Но ты ведь не просто так здесь оказался, — тихо и задумчиво произнес он себе под нос, продолжая удивленно всматриваться в спящего Роджерса, его взгляд стал тревожным. — Интересно, что там у вас случилось за то время, пока я жил здесь, и почему я об этом не слышал? — Бормотал Женя, смотря на Стива тем же странным, удивленно-встревоженным взглядом. — Видимо, этот мир достал не только меня… а жаль.       Он поправил на нем одеяло и, вставая, еще раз погладил кота и затем случайно, почти неуловимо коснулся его руки. Стив дернулся во сне, но не проснулся, а Женя еще раз окинул его тем же странным взглядом, покачал головой и вышел из комнаты. Ему тоже хотелось спать. Он флегматично решил последовать жизненному кредо Скарлетт и подумать обо всем этом завтра… тем более, что было о чем. Но это все завтра.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты