лукавый

Гет
NC-17
В процессе
52
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 21 страница, 2 части
Описание:
Парадокс современного мира в том, что люди надевают маски и жалуются, что вокруг карнавал.
Примечания автора:
надеюсь, порчу никто насылать не будет))0)0))))

**ранее не вела группы, считая это чем-то ненужным, но никогда не поздно переосмыслить прошлые высказывания:** https://vk.com/expression_p

**обложка от прекрасной Mil_Milante:** https://sun9-70.userapi.com/OPzfK5EUNj-8PZ_f_OfKTIcfbMWK9tYBMAFtwQ/cqVA1V7PHWs.jpg

*многие детали я переиначила на свой лад;
*не претендую на звание человека, который стопроцентно разбирается в эзотерике. пишу об этом не вникая в подробности - лишняя инфа мне не нужна;
*полное или частичное несовпадение с каноном;
*присутствует публичная бета. заметили ошибку - выделяйте;
*комментарии с дополнением приветствуются.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
52 Нравится 26 Отзывы 16 В сборник Скачать

-1-

Настройки текста
Примечания:
пам пам
приятного прочтения шаблонного фф :)
      Уверенно вышагивая, Хельга твердой поступью направлялась по проросшей колее, глядя себе под ноги. Боковым зрением то и дело мелькали одни за другим стволы лесных деревьев, обрамленные множеством длинных веток с зеленой листвой.       Обоняние еще на парковке уловило все прелести природных запахов. Прокуренные легкие с радостью принимали чистый воздух, бесшумно благодаря хозяйку за столь резкую перемену.       В данный момент ее абсолютно не прельщала идея рассматривать окружающую территорию, хотя, признаться честно, вид доставлял отдельное удовольствие и маленький натуралист, теплящийся внутри грудной клетки, тихо ликовал, хлопая в ладоши.       Хотелось бы сделать привал – просто сесть на утрамбованную подошвой землю, поднять голову к небу и глядеть в никуда сквозь хаотичное переплетение ветвей. Чтобы абстрагироваться от несущих проблем, достичь успокоения, отключиться от круговорота нескончаемого человеческого движения.       Такого в городе нет. Там только извечные люди, спешащие по своим важным делам; густой смог производственного дыма прямо над макушкой; непрекращающаяся трель клаксонов и устоявшийся цикличный ритм жизни.       Еще поодаль она услышала гулкие звуки, эквивалентно отличающиеся друг от друга – бьющие по перепонкам вибрации, исходящие от каких-то шаманских предметов; громкие возгласы, граничащие с истеричным криком; пререкания и уловимые нашептывания мотивов мертвого языка.       Ухмыльнувшись, девушка осознала, что прибыла на место сбора в самый разгар эпилептических концертов людей, которые с пеной у рта доказывают, что обладают внеземным даром экстрасенсорики. И ты хоть усрись, но в диалоге доказать лживость их слов у тебя не получится, зато, отхватить ментальное бешенство от оппонента – раз плюнуть.       Первое, что пронзило тело Луковой – запоздалое, но едкое понимание. Она ввязывается в концертную авантюру, за которой будет следить множество людей. Вильнешь не в ту сторону - сожрут с говном и глазом не моргнут. Людскую симпатию нужно заслужить, потому что в этой энергозатратной битве не получить лавровый венок при помощи слабых внешних аспектов – красивой мордашки и природного обаяния. В этом соперничестве необходим прочный фундамент из победных проб, не пересекающихся с позорными ошибками.       От этих внезапных гнетущих мыслей, вертевших шестеренки в черепной коробке с еще большим усилием, нахлынуло колючие желание остановиться резко, моментально разворачивая тяжелые берцы в противоположную сторону, ускоряясь дальше от махавших на горизонте проблем, пряча голову в песок, как она не брезговала раньше делать.       Одергивая свою еще не до конца пропавшую неуверенность, девушка шикнула на демонов сомнения, чтобы прекратили посылать импульсы растерянности.       Хельга долго и усердно трудилась, нарабатывая в себе решимость, даже если приходилось переступать через жалкие комплексы, взращенные долгими годами самобичевания. Она не для этого медленно, но верно стремилась к тому уровню, которого достигла.       Глубокий вдох наполняет легкие свежестью, давая небольшое количество успокоения и мимолетной передышки.       Девушка стала окрепшей духом, по крайней мере, ее заставило это сделать судьбоносное перепутье.       Лукова должна доказать в первую очередь себе, что то, что она совершит – будет только в помощь, даже если в эту секунду на задворках сознания явственно ощущает, что эта игра не будет стоить ни одной свечи.       Она остановилась лишь в тот момент, когда лица людей стали видны отчетливее, но подходить ближе пока не решалась – почувствовала исполинскую энергетику, источаемую от некоторых персон. Правда, еще не совсем уловила, от кого конкретно так фонит этими импульсами – народу было многовато. Все-таки из кучки шарлатанов, рекламщиков своего сувенирного говна и обычных фриков, жаждущих засветиться на ящике, тут и вправду находятся настоящие экстрасенсы.       Она давно откопала в себе эту восприимчивость к ребятам, которые имели хоть какие-то задатки на сверхспособности. Сразу вспоминается отрезок из ее усердно закопанного в могилу прошлого, когда Хельга впервые испытала невидимый толчок чужой энергетики в общественном месте, напугавших до чертиков. Хочется вернуться в то время, потрясти саму себя за плечи и горячо вымолвить, что в этом нет ничего предосудительного и опасного; что это вшито в ее сущность и останется с ней до последнего вдоха; что проще принять и развивать способность до апогея, чем затравленно поджимать хвост и прятаться по углам.       Передернув резко плечами, скидывая с себя свинцовый морок, девушка огляделась по сторонам, наблюдая уже за неприятной игрой этих второсортных артистов. Припоминаются смешные нарезки русских малобюджетных сериалов, где актеры выплевывают свои реплики с излишней импульсивностью либо прожевывают предложения без тени эмоций и мимики на лице. То, что сейчас открывается взору, будто масштабная фан-встреча таких додиков. Но, по классике жанра, есть и затворники, не участвующие в спектакле.       Тут и там мельтешат операторы, снимая происходящее вокруг, чтобы разнообразить серьезные тирады с чудными высказываниями. Хельга надеется, что при монтаже из этого не выйдет адового коктейля с одиноко плавающей оливкой на дне.       Стремясь абстрагироваться от чужеродных воздействий, девушка приметила укромное местечко недалеко от всей нелепой человеческой воронки, держась в стороне и оставаясь незамеченной.       Она привыкла избегать прямых лучей нежелательного контакта, считая себя в какой-то степени асоциальной. Поэтому, прислонившись лопатками к массивному дереву, скрывающемуся в тени, дала себе право опустить веки, наслаждаясь умственному перерыву.       Ей было необязательно вытаскивать из волшебной шляпы магическую атрибутику, дабы заговорщически поставить напротив себя бабкино зеркало и расставить вокруг своей оси зажженные свечи, наводя обстановке мистическую подоплеку. Утихомириться, войдя в гармонию со своим сознанием и душой, Лукова могла и способом, не нуждающимся в излишествах.       Стоило всего-навсего прикоснуться раскрытой ладонью к месту на грудной клетке, где под бесформенной толстовкой спрятан хитросделанный амулет. Девушка питала из него недостающую ей энергию.       Кому-то он мог показаться безвкусным – незамысловатая цепочка с мелкими звеньями, на которой весит крупный кулон из камня, обрамленный заурядными узорами, но его скрытые качества восполняли с лихвой этот недостаток.       Мудреный подарок даровал ей умиротворение в стрессовой ситуации, когда следует взять под контроль лишние негативные эмоции. Хельга была благодарна мастеру за столь приятный сувенир, который она своими силами доработала до совершенства. Теперь он ее неизменный помощник.       Когда пальцы коснулись предмета, девушку стремительно обволокло мыльной пеленой и окутало безмятежностью, словно наступил долгожданный занавес. Силясь углубиться с головой в этот омут, у нее сперло на миг дыхание и сердце с нервным треском провалилось в пятки. Чистота и покой, затмившие рассудок, даровали неописуемые чувства. Лукова тянулась к ним как к долгожданному лучику в темном подвале или же к искомой воде в палящей пустыне.       Счастье длилось недолго, пока ее силой не вытолкнуло из этого водоворота. Она всеми фибрами души ощутила теплое дуновение, заставившее встать волоски на ее теле дыбом.       Распахнув глаза, девушка неожиданно наткнулась взглядом на светловолосого высокого парня, дерзко поднявшего вверх темную бровь, которая скрылась под курчавой челкой, спадавшей на лоб. Слишком смазливая внешность, ему бы в модели идти с таким багажом данных.       Начальный ступор сменился вяжущим недовольством, таким терпким, что впору хочется выплюнуть.       Немного скривившись от наглости того, что этот незнакомец нарушил ее личное пространство, подойдя на расстояние вытянутой руки, Хельга подняла подбородок, мысленно задавая ему вопрос:       – "Какого хера ты стоишь и пялишь на меня?"       Он лишь дернул уголками пухлых губ, подавляя в себе желание выпустить улыбку наружу. У него были мягкие черты лица, а эта игривость только добавляла какого-то особенного шарма. Парень, похоже, решил пойти тактикой немногословия, сказав лишь:       – Привет, – удовлетворительно и с наслаждением отмечая, как Хельга поджала губы, он с присущей заинтересованностью склонил голову набок, фиксируя ее лицо своими цепкими глазами, напоминающими бездонные черные дыры.       Стало ясно – блондин пытался ее сканировать.       Хельгу аж докучный мандраж пробрал.       Сердито цокая внутри себя, она с облегчением выдохнула, когда вспомнила, что не позабыла нацепить на тонкое запястье защитный оберег. Каждого, кто попытается покопаться в ее голове, ждет горькое разочарование – побрякушка работала исправно, элементарно выстраивая стену на пути к сознанию Луковой.       Шах и мат, придурок.       Ей не понравился скрытый корень диалога, который она пока не успела уловить. Девушка уже явственно ощущала от этого человека какую-то невесомую угрозу, нависшую над ее головой. Наверное, потому что понимала, он сильный экстрасенс. Это стало очевидно, когда он приблизился к ней на близкое расстояние, обдавая щипающим жаром, который намертво облепил эпидермис.       – Привет, – ответ был лаконичен и краток. Любой другой заметил бы, что продолжение разговора со стороны Луковой не одобряется, но блондина не остановила пассивная агрессия, скрытая за маской напускного безразличия.       – Хочешь кусочек? – Хельга непонимающе нахмурилась, но резкое движение оппонента опередило попытку открыть рот – он достал из-за спины целое яблоко, насыщенного алого цвета, крепко держа его в длинных, аристократичных пальцах, напичканных разнообразными кольцами. Почти каждую фалангу обхватывали незаурядные аксессуары, привлекающие к себе особое внимание.       Недоуменно переводя взгляд обратно на лицо этого фокусника, девушка все же утвердилась в его приятной наружности, но внутри нее все прямо-таки булькало и кипело от недоверия, осязания потенциальной опасности.       – Спасибо за предложение, – смерив парня, она засунула руки в карманы накинутой джинсовой куртки. Захотелось испариться. – Но история бедной белоснежки научила меня не брать из рук подозрительных личностей что-то, что выглядит съедобно.       Натянуто улыбнувшись, едва растягивая мимические мышцы, Хельга отвернулась, пресекая дальнейшее развитие событий с участием странного типа.       – Ты смешная, – ничуть не обидевшись на колючее заявление, он ловко опустился на землю, скрещивая ноги по-турецки, не меняя своего местоположения. Похоже, этот человек не брезгал замарать свои светлые рваные джинсы. – Знаешь, что я подумал, как только заметил тебя в толпе?       Она не смогла остановить себя от закатывания глаз – это вышло почти неконтролируемо. Какая же приставучая липучка ей попалась! Теперь, смотря на него сверху вниз, девушку слегка отпустило нависшее напряжение, но до конца расслабляться нельзя – хер его знает, что этот чудик может выкинуть через минуту. В целом, она не боялась – Лукова не хотела попусту тратить силу, истощая свой сосуд.       – Даже боюсь представить.       – Если дословно: эта чертовка – очень даже горячая штучка.       Недовольство накрыло с головой, противной змейкой устраиваясь по-хозяйски на шеи, сдавливая нежную кожу до красных пятен – раздражения. Девушке хотелось, чтобы ей показали набитую дуру, у которой после этого предложения в трусах могло бы сорвать дамбу.       Фривольность и развязное поведение парней ее никогда не притягивало как магнитом. Скорее, чертовски отталкивало.       – Ты перепутал проект, сладкий. Это не Дом-2, чтобы ты так уверенно начинал подкатывать ко мне свои яйца.       Слух резко пронзил глубокий заливистый смех, показавшийся Хельге мягко ласкающим уши. Он не останавливающийся до тех пор, пока парень более-менее не успокоился, стирая под глазами скопившуюся влагу от недавней истерики. Максимально странный.       – Красотка, не принимай близко к сердцу – что у меня на уме, то и на языке. Уж лучше правду говорить, чем скрывать ее под куполом недосказанности, – он слегка прищурил выразительные глаза, обрамленные темными ресницами, а потом озорно подмигнул.       Это что, сейчас была судорога лицевого нерва, непрописанная в сценарии?       – Не во всех ситуациях следует сообщать правду, она бывает иногда ядовито-неприятной. Так, на будущее, – ох, она-то знала, насколько сильно легкие на подъем слова могли тяжело ударить под дых.       – Ты права, – взглянув исподлобья, парень сконцентрировался на одной точке, где-то на левом плече девушки, – но сейчас я не смог сдержаться, – лисья улыбка и не думала спадать с его розовых губ. – От тебя за версту пахло страхом, поэтому я, как рыцарь на белом коне, решил разрядить твою гнетущую обстановку.       Сарказм так прямо и лился по венам Луковой, вызывая зуд на грани безумия:       – Как великодушно с твоей стороны.       – Ладно, – парень, будто утомился, с грацией кошки поднялся со своей импровизированной стоянки и помахал рукой в знак прощания. – Еще увидимся.       Развернулся, открывая вид на широкую спину, обтянутую красной рубашкой, и стал проталкиваться сквозь толпу, пока народ недовольно восклицал на грубые действия, предпринятые с его стороны.       Единственная мысль, промелькнувшая в сознании девушки, была не такой оптимистичной, как у ее нового знакомого, имя которого она даже не удосужилась узнать:       – "Надеюсь, обстоятельства сложатся так, что мы встретили друг друга в первый и последний раз."

<><><>

      К моменту, когда всех стали поочередно подпускать к непроницаемой черной ширме, вечерний небосвод уже обсыпало мелкими светящимися искрами – яркими звездами, будто художник небрежно спрыснул с кисти на черный холст светлую краску. Картина была приятным загляденьем, помогавшим скоротать минуты хоть с капелькой эстетики.       Сетуя на то, что к этому времени на улице стало ощутимо прохладно, Хельга обхватила плечи руками, все так же неотрывно глядя вверх. Моросящий ветер неустанно трепал, щекоча лицо, ее короткие светлые волосы, недавно обстриженные выше плеч. Но это совершенно не напрягало, а, скорее, слегка утешало.       Толпиться единой кучей перед мостиком к беседке перед первым испытанием сразу было ее душе не по нраву, но правила здесь задает не она. Поэтому, досадно зыркнув на организаторов этой вакханалии, она засунула свое мнение чуть глубже, чем планировала.       Несмотря на то, что амулет прибавил ее существу энергии, сознание девушки до сих пор слегка штормило от висящей над территорией энергетикой. Причем, она варьировалась от тщедушной до уловимо мощной. Этот дисбаланс выбивал почву из под ног, дезориентируя.       Все же Лукова, не привыкшая находиться в компании десятка экстрасенсов, нервничала. Она не знала, сможет ли сконцентрироваться на задании и отпихнуть все лишнее на задний план, потому что волны, исходившие от людей, в некоторых случаях заставляли подкашиваться колени.       Скривившись от осознания своей хрупкости, девушка не на шутку разозлилась. Сейчас испытывать слабость от пустяка, не перешагнув даже через отборочные, было настолько жалким и ничтожным, что руки зачесались прописать себе пару оплеух.       – "Соберись в полноценный пазл, тряпка," – было единственное прошептанное самой себе напутствие.       Девушка уже проходила в своем понимании через огонь и через воду, поэтому давить на тормоз преждевременно, не распробовав на кончике языка даже частичный вкус этого пирога, под названием "Битва Экстрасенсов", было равносильно фатальному проигрышу.       Втягивая ноздрями свежий воздух, наполняя легкие до краев запахом леса, Хельга старательно приводила расшатанные эмоции в ровный баланс, пока не почувствовала чей-то заинтересованный колкий взор, старающийся ловко пробраться под ее кожу, выгрызая себе путь острыми зубками.       Остолбенело подумав, что придурочный блондин опять хочет подкинуть какой-нибудь выкрутас, она сердито повернулась в сторону, в которой была уверена, находится сталкер. Но там была лишь кромешная пустота и тьма, абсолютно не освещаемая никаким источником света. Насупившись, девушка резко отвернулась, коря себя за выдуманные ощущения, и сразу уловила на пару человек дальше светлую макушку. Ей стало понятно – кретин пройдет испытание раньше нее и с вероятность сто процентов, это не он занимался гляделками исподтишка.       Стараясь пинками выкинуть из головы все, что гложет Лукову, она мало-мальски пришла в свое обычно состояния, хотя до конца абстрагироваться не получилось.       Толпа в резвом ритме начала двигаться, приближая девушку к крутому обрыву, с которого та, не вздрогнув, должна спрыгнуть в пропасть, в полете выполняя искусные пируэты.       Это было одновременно пугающе и захватывающе. Адреналин так и бурлил алым цветом в предвкушении ансамбля. Все тело немело, наливаясь свинцом с каждой поступью, пока ноги не довели ее к жутковато желаемому – черной перегородке, за которой находилось что-то скрытое от многих зорких глаз.       Не желая хвастаться, Хельга знала, что взглянуть на то, что находилось за завесой, не должно составить труда. Ранее она натаскивала себя на подобного рода развлечения без особой цели, просто оттачивая мастерство.       И, так как в беседку пропускали по четыре человека, девушка не без облегчения осознала, что трое, находящихся слева, никого отношения к сверхспособностям не имеют – значит, фонить и сталкивать с мыслей не будут.       Не теряя время, она резво опустилась на острые колени, решительно доставая из кармана две переплетенные между собой черные свечи. Следом в руки попала антикварная зажигалка в форме черепа, которую Лукова не преминула приобрести за гроши.       Она себе мысленно напомнила еще раз заглянуть в тот неземных красот магазин, который сверху донизу обставлен разнообразными товарами: от мелких безделушек, не привлекающих пристального внимания, до таинственных старых вещиц, прикасаясь к которым, тело пробивает током.       Искусно поджигая фитиль, Хельга опустила тяжелые веки, одурманенная предвкушением.       Пару секунд уходит на то, чтобы попасть под верную волну запальчивого шторма, бьющего по щекам напористыми импульсами. И тут темные глаза девушки мгновенно распахиваются, глядя сквозь ослепляющий огонек.       Она перестает слышать свое тяжелое, размеренное дыхание, чувствовать непрерывное биение сердце, отдающее басами в уши – все это перестает существовать. Зато обостряется зрение, пронзительно устремленное сквозь ткань.       Она словно отделилась от физического тела и сделала шаг через преграду, рассматривая то, что находится там, дальше, такое недоступное, соблазнительное, манящее. Сначала уловила небрежно иссеченные контуры, не сходящиеся в единое изображение, из-за чего остервенело замотала головой, намереваясь привести в порядок картинку.       Перед ней все плыло, таяло на глазах, но, будто по щелчку пальцев, пришло в стабильное состояние.       Наконец, Лукова смогла разглядеть женщину, недвижимую, стоящую во весь рост –длинные темные волосы, ниспадавшие прямо, прикрывали открытые худые плечи; пестрое платье с яркими узорами опоясывало весь фасон. Этот элемент одежды ужасно сильно выделялся на фоне загоревшей кожи.       У Хельги зарябило в глазах, но она не остановилась.       Все нутро говорило о том, что фигура в застывшей позе была неестественна, у нее не было насыщенной ауры, искристого запала, литого жизненного сосуда внутри грудной клетки.       Это что-то неживое, но ужасно сильно напоминающее человеческий образ. Детали были абсолютно четкими, сплетенными воедино, и Хельга поняла, что смотрит на двойника какого-то человека, но кого именно...       Прозвучал оглушающий звук гудок, призывающий всех людей спуститься с мостика обратно на поляну. Испуганно вздрогнув, девушка отошла от транса, тревожно оглядываясь. Во рту пересохло и шею объяла разбитость.       Тихо выругавшись, она суетливо потушила атрибутику и поднялась, следуя за сбродом, обратно на твердую землю.       Луковой заранее птичка на хвосте принесла новость, что после проверки на способности, должно состояться короткое интервью, записанное на камеру, после чего она может быть свободна как ветер.       Лихорадочно теребя край рукава, она размышляла о том, что не прочь сейчас сделать пару протяжных затяжек сигаретного дыма. Хельга не травилась никотином уже добрых три часа. Медленно, но искусно верно наступала подлая ломка.       Девушка даже на миллисекунду не сомневалась в своих ясных видениях. Ничего другого ловить там было нечего, в голову пришли лишь те изображения, что действительно скрывались от зрителей.

<><><>

      Безучастно падая на мягкое кресло, Лукова ненадолго прищурилась, ошеломленная пронзительно ярким светом кольцевой лампы.       Обращая внимание на девушку, сидящую чуть поодаль, но прямо напротив нее, Хельга подняла брови вверх, желая побыстрее закончить начатое.       – Здравствуйте, поздравляю Вас с участием в Битве Экстрасенсов, – утомленная улыбка коснулась потрескавшихся губ интервьюера. – Вы одна из многих, кто сегодня столкнулся с первым испытанием проекта – черной непроницаемой ширмой. Не могли бы кратко рассказать нам всем, что почувствовали по ту сторону баррикады?       Испустив короткий вдох, у Луковой пробежал холод по ногам, пробираясь выше по телу, достигая ушей, в которых тут же зашумело. Запульсировали виски, оглашая чертовски неприятный вердикт – в зоне радиуса появился умерший.       Аккуратно переводя взгляд за плечо Алины – так представилась ей девушка, задающая сейчас вопросы, – она увидела прозрачный фантом, облепленный едва заметной дымкой. Он почти сливался с окружающим миром – значит, старая смерть. Но, как ни странно, умершая душа не желала говорить. Она лишь стояла по стойке смирно, оберегая живую.       – Я увидела женщину, – был ответ Хельги, но она так и не перевела внимание на интервьюера, изучающе разглядывая усопшего. – Но это был не человек, скорее, я бы назвала это копией, точным дубликатом кого-то. Как бюст Ленина, но это не слепок, сделанный посмертно с кого-то.       – Интересно... – протянула девушка, даже не замечая того, что находится рядом с ней по близости. Она что-то резво чиркнула в цветастом блокноте, ненадолго опуская голову. – То есть вы настаиваете на том, что там находилась человекоподобная фигура.       Кивнув, экстрасенс улыбнулась:       – Да, вы верно истрактовали мои слова. Еще я увидела прелестное яркое платье, с необычной цветовой гаммой и рисунками – у меня даже заплясали в глазах мушки.       – Прости меня, доченька... – тихий хрип, как шелест листьев, настиг уши Хельги. Она так и знала, что мертвый начнет вести монолог. Для этого ему понадобилось время, но, по сути, он решил использовать этот шанс.       – Ну, спасибо за Ваши ответы. Вы можете быть...       – Рядом с вами стоит мужчина – ваш отец, – оглушающе заявила Лукова, заставив Алину непонимающе нахмуриться. – Заранее прошу не перебивать, он говорит очень тихо.       Ощущая испуг девушки по напряженным плечам, Хельга продолжила:       – Высокий, с пышными светлыми усами, под которыми всегда присутствует щербатая улыбка. Он просит у Вас прощения...       – Как Вы...       – Помолчите, – шикнув, экстрасенс навострила слух.       – Я так хотел тебя свозить в Анапу на море, помнишь? Обещал же, дурак. Как ты тогда радовалась... Как светились большие глаза, полные надежды на приключения... А я... Так хотел этого, чебурашка... Я не смог... Убили... – фантом со вселенской любовью погладил голову Алины, наклоняясь к щеке лицом, мазнул, будто желая поцеловать.       – Вам знакомо прозвище "чебурашка"? – после этого не несущего в себе негативной подоплеки вопроса, на глаза интервьюера навернулись кристальные слезы понимания и боли от лопнувшей старой раны. – Он говорит, что хотел свозить Вас на море в Анапу, найти там приключения, но... не успел.        Громкий всхлип отрезвил Лукову. Тело напротив стало содрогаться в мелких рыданиях, хотя Алина и прижала ладонь ко рту, но привести себя в состояние покоя уже была не в силах.       – Обними ее, прошу... – это была последняя его фраза, после которой мужчина испарился, как будто его тут никогда и не было.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты