Ночной цветок

Слэш
NC-17
Закончен
0
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 19 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
В Шидо приезжает Ямагата-сенсей, новый преподаватель-красавчик. Ходят слухи, что его отвергла американская возлюбленная, но кое-кто считает, что сенсею нравятся парни. Интернат в ожидании: на кого из парней упадет взгляд сенсея? Или, скорее, кто из богатых оболтусов соблазнит невинного Ямагату?
Посвящение:
Это трибьют
Примечания автора:
Главные герои: Саки Гичи/Хаяма Такуми, Ятсу/Ягура, также Ямагата-сенсей, Акайке, секретарь Шимаока. Последнние известны по манге "Такуми-кун".
Это второй фанфик, который выставляю здесь. Первый называется "Обещание".
Предполагается, что читатель посмотрел сериал (версия DaiMao), поэтому я не даю описание школы, интерната, комнат в общежитии и внешности моих персонажей.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Вещи не таковы, какими они кажутся (Крайон) Вселенная Шидо В начале учебного года в Шидо произошло знаменательное событие. Учительский состав пополнился еще одним преподавателем. Женщин среди преподавателей традиционно не было, потому приняли молодого человека по имени Ямагата, бывшего ученика Шидо, который прибыл прямиком из-за границы после аспирантуры в американском университете. Он изучал в США экономику и отлично говорил по-английски. Было загадкой, почему он вернулся в Шидо, хотя и в элитный интернат, но достаточно провинциальный по меркам людей, привыкших к американскому кампусу и элитарной профессуре, среди которой были и нобелевские лауреаты. Самое место Ямагаты — это должность менеджера высшего звена в каком-нибудь японском концерне. Или в исследовательском институте. Несмотря на свою молодость, Ямагата успел засветиться в научных кругах своими статьями по интеграции и конвергенции финансовых рынков восточной Азии, и мог бы с легкостью выиграть грант под научный проект... С любопытством разглядывали Ямагату его будущие ученики, когда директор представлял нового преподавателя в первый день учебного года на общем собрании. Он был старше их лет на восемь, сдержанный и вежливый. И, конечно же, по Шидо поползли слухи. Так как никто не знал, почему Ямагата приехал в Шидо, начали строить предположения, и предположения эти были от наивных до самых безумных. Никто не верил, что Ямагата просто приехал работать, это в Шидо-то, Богом забытый Шидо высоко в горах? До которого нужно было добираться сначала на электричке, а потом, наверх, на автобусе... Что вводило еще больше в недоумение, так это не образование Ямагаты, а его внешность... Почему этот красавчик решил похоронить себя в Шидо, обучая, нет, не тупоголовых, - таких здесь не было, их не пропускал вступительный экзамен, - но избалованных, недисциплинированных, эгоцентричных, неуправляемых парней? - вот это было непонятно... Шидо не мог жить без слухов и тайн... Здесь и стены выдавали, и воздух нашептывал. Вот где рано или поздно тайное становилось явным. А пока две главные версии получили распространение. Первая говорила: у Ямагаты был роман с американской девушкой, но ее родители отказали... Он, с разбитым сердцем, вернулся в Японию и, не зная теперь, чем заняться, решил податься в Шидо, поработать здесь пару лет, пока не затянутся раны сердца. Вторая версия была смелой и одновременно банальной: Ямагате-сенсею нравились... Э... Ну, обычная история для Шидо... И вот теперь все с интересом ждали развития событий, на кого из них падет несмелый взгляд красавчика или, скорее, кто из богатых оболтусов первым соблазнит невинного Ямагату... Непонятно, о чем думал директор Шидо и какими вопросами задавался он... Обычно в школе держали старых преподавателей, но и старые преподаватели уходили на пенсию или умирали, так что без свежей крови было никак не обойтись. А пока что были сделаны ставки в пользу одной версии и в пользу другой. В субботу вечером однокурсники собрались у комнаты Саки. Они решили спросить, что ему известно о новом преподавателе. Почему-то он всегда знал больше остальных. Парни остановились у двери и прислушались, кто-то уже находился в комнате Саки и разговор шел на английском. Ничего непонятно было сначала. Потом наступило молчание, через пару минут дверь внезапно распахнулась и из комнаты в спешке вышел Ямагата-сенсей. Э? Сенсей в общаге? - ученики поклонились ему, а потом проводили недоуменными взглядами. О чем они с Саки беседовали, осталось неизвестным, этот хитрый Саки не распространялся. И Ямагата еще несколько раз приходил к Ги, отчего Такуми начал волноваться и поник. Ямагата принадлежал миру Саки Гичи. Они говорили на одном языке и читали одни и те же книги. По вторникам Хаяме Такуми стоило больших усилий подняться с постели, одеться и дотащить себя до школы, на урок к Ямагате-сенсею. Если б его не будил Мису, с которым его распределили в последний год жить в одной комнате, если бы Мису не подгонял его по утрам, он бы каждый раз пропускал урок. Он больше не хотел видеть Ямагату. Внезапный поцелуй Тот день был вообще странным. Хаяма ничего не запомнил с урока. Он сидел с опущенной головой, чтоб не встречаться взглядом с преподавателем. Прозвенел звонок и Ямагата-сан вышел из класса, а Акайке, который сидел позади, слегка дотронулся плеча Хаямы и спросил: Где сегодня Ги, почему он не пришел? Откуда ж мне знать? - отозвался Такуми. Он и сам себе задавал этот вопрос... Тебе нужно получше дрессировать его, Хаяма, - сказал Акайке, и непонятно было, шутит ли он или говорит серьезно. Такуми опустил голову. Он не дрессировщик. И Ги делает только то, что сам решил. Он не позволит никому на себя влиять. Хаяма никак не мог привыкнуть, что они больше не вместе, не в одной комнате, как раньше. Саки был теперь ответственным по этажу и жил наверху, а Хаяму поселили с Мису на втором. И это было всем известно, что меж Саки и Мису негласная конкуренция, два альфы: кто кого... У кого больше приверженцев, фанатов, у кого больше популярность. Такуми не выдержал, он поднялся с места, накинул рюкзак и решил сбежать с уроков. Он еще не знал, пойдет ли в общежитие или скроется в оранжерее. Подальше от шума и суеты. В окна коридора ярко светило солнце, воздух был прогретым, пылинки зависали в лучах. На перемене все высыпали на школьный двор, галдеж со школьного двора был слышен в пустом коридоре, хотя и приглушенный. Хаяма вышел на крыльцо и на мгновение прикрыл глаза, солнце слепило, нужно было несколько секунд, чтобы к нему привыкнуть. Он стоял, прикрыв лицо ладонью и отдернул руку, когда услышал свое имя. Такуми! И снова прозвучало: Такуми! У Хаямы закружилась голова, еще немного, и он бы присел, наверное, на корточки... Это что, опять анемия? Хаяма всмотрелся в толпу, нет, это был не Ги... Это был Ятсу-кун, тот сделал шаг навстречу. Такуми, я хочу быть с тобой, ты можешь ответить на мои чувства? И, не дожидаясь ответа, Ятсу схватил Хаяму и прижал к себе: Ты можешь ответить на мои чувства? У Хаямы потемнело в глазах. Он слышал улюлюканье одноклассников. И чувствовал дыхание Ятсу-куна на своей правой щеке, а потом его губы слегка коснулись губ Хаямы, который совсем был сбит с толку... Он хотел после уроков добраться до оранжереи и побыть в одиночестве, отдохнуть и собраться с мыслями. Все это было похоже на сон. Ги, где ты, наконец! Ги стоял в коридоре на первом этаже, в коридоре, который солнце утопило в свете, по которому еще несколько минут назад прошел Хаяма Такуми, его возлюбленный, а теперь... Теперь Ятсу держал его в объятиях и не отпускал, а оконное стекло не позволяло расслышать, что Ятсу сказал Хаяме, он ведь что-то произнес. Саки стоял перед окном, как столб, и не мог сдвинуться с места, и не замечал, как кулаки его медленно сжимаются и как напряглась нижняя челюсть. Он сглотнул. На третьем этаже, в коридоре, стоял Ямагата-сенсей. Он смотрел из окна и видел, как его ученик Ятсу-кун обнял его другого ученика Хаяму Такуми и поцеловал у всех на глазах и что-то ему сказал. Папка с распечатанными к следующему уроку заданиями выпала из рук сенсея и задания рассыпались. Сквозняк, гулявший по коридору, разнес их, но Ямагата не замечал, он стоял у окна и не мог оторваться от происходившего внизу. И был еще некто, кто стоял с застывшим лицом посреди школьного двора и не мог произнести ни слова. Это был Ягура-кун. И он не мог сдвинуться с места несколько секунд. Потому что слышал ту фразу, и она застряла в его голове: «Если ты больше не нужен Саки, можно я буду с тобой?» Ягуре хотелось плакать, но он не позволил себе выказать чувства. Он вообще больше не знал, каковы его чувства, потому что слишком давно их скрывал и сдерживал. Это был действительно странный день. Хаяма еле добрался до комнаты. Он переоделся в пижаму и сразу же лег в постель. Мису все знал и ни о чем не спрашивал, и Такуми был ему благодарен. Жалюзи На этом события дня не закончились. Вечером в комнату номер двести семьдесят кто-то постучал. Я сам открою, - произнес Мису и не спеша поднялся с места. Он открыл дверь, Хаяма видел из своего угла: на пороге стоял Шин. Он принес Мису журналы, прошел неспешно по комнате, подошел к окну, выглянул из окна и, пока Мису убирал журналы в шкаф, незаметно бросил записку на постель Такуми. Такуми подобрал записку, он продолжал сидеть неподвижно, сжав клочок бумаги в кулаке. Мису и Шин перебросились парой фраз и Шин исчез. Глядя на них, не только Хаяма задавался вопросом, почему их иногда видят в городе вместе и что этих двоих может связывать. Хаяма поднялся с постели и вышел в коридор, ему не терпелось прочитать записку, она была от Ги. Саки ждал его вечером «у камня». Это было место встреч и место расставаний в Шидо. В тот миг Хаяме хотелось кричать, прыгать и смеяться от радости. Он вздохнул глубоко и медленно выдохнул и с отстраненным видом вошел обратно в комнату. Неожиданно вечер превращался в праздник и встреча была тем желаннее, что была неожиданной, такие внезапные возможности скрашивали унылые будни. Телефоны в интернате были запрещены, был лишь общий телефон, к которому могли позвать дежурные, если звонили родители. Приходилось придумывать другие способы «общения». Хаяма вернулся в комнату, чтобы переодеться. Хаяма, ты куда? - Мису оторвался от учебника, заметил, что Такуми одевается. Я выйду ненадолго, - отозвался тот и скрылся побыстрее за дверью, он не хотел, чтоб Мису задавал вопросы. Гичи уже ждал у камня. Такуми, пойдем в беседку, она сейчас пуста, - сказал Саки и схватил Хаяму за руку. Гии, - мы так давно не держались за руки, - воскликнул Хаяма, еле успевая за ним, - я так соскучился по тебе. Нет, до беседки слишком далеко. Саки остановился и положил руку на плечо Такуми. Такуми, скажи мне, что сегодня произошло? Ты про Ятсу-куна? - спросил Хаяма, краснея. - Гиии, я сам не понимаю... Мне кажется, я просто попал под руку... Как это может быть? - взгляд был строгим и пронзительным, но руки его... Он прижал Хаяму к себе и тот почувствовал, как дрожит Саки. Ему было достаточно положить руки на талию Хаямы и прижать к себе, почувствовать его бедра, прижатые к своим, как он возбуждался и не мог остановиться... Я и так долго ждал, - пробормотал Гичи, прижимая Хаяму к себе... Гиии, - воскликнул Хаяма, - потише, у меня снова будут болеть ребра! Сначала поцелуи, разговоры потом, - пробормотал Гичи и скинул пиджак, он бросил его на траву, чтоб Такуми мог сесть. Потом стянул с Такуми свитер. Они стояли друг перед другом на коленях и помогали друг другу раздеваться. Такуми, тебе не холодно? - шептал Гичи. Неееет, Гиии, - прошептал Хаяма, прикрывая глаза, его тело тряслось, но не от холода. Он любил запах, который исходил от Гичи и его прикосновения. Гии был горячий, замерзнуть было невозможно. Такуми казалось, кровь пульсирует в висках и голова кружится, и ноги ватные, и тело все вибрирует, и звуков больше нет вокруг, все вертится и кружится, в глазах какая-то карусель, прикрыть их... Глаза от наслаждения слипаются, слипаются, слипаются... Ноги словно сводит судорогой... Аааааааа! Возвращение в реальность... Медленное... Нет, Хаяме нужно больше времени... Тело расслабленное. Он лежит на пиджаке Гичи, а Ги накрывает его свитером. Ноги ватные. Саки наклоняется над ним и говорит с улыбкой: Мне нравится твой голос... Э? - Хаяма медленно открывает глаза, вопросительно смотрит и удивляется, причем тут голос? Когда ты стонешь, - пояснил Гичи. - Такуми, ты можешь встать? Да, сейчас, постараюсь... - Хаяма медленно сел и начал одеваться. Я б не хотел, чтоб ты простудился, погоди, я помогу тебе, так будет быстрее... Ги, я правда не знаю, что происходит с Ятсу, - проговорил Хаяма. Думаю, я позабочусь об этом, - отозвался Гичи, помогая застегивать Хаяме рубашку. Ты и так о многом заботишься, у тебя много обязанностей, я бы не хотел доставлять тебе неудобства, - возразил Хаяма. - Я чувствую тебя все время за своей спиной, ты словно моя тень и я в безопасности, чувствую это, даже когда по тебе скучаю и мне грустно. Но сейчас ведь тебе было хорошо? - спросил Гичи. Да, но это не надолго, - ответил Хаяма, смутившись. Гичи довольно засмеялся. Я хочу заботиться о тебе. Когда мы получим аттестаты, мои руки будут развязаны. Тогда я смогу заботиться о тебе открыто. Тогда нам не нужно будет расставаться. Тогда мы сможем жить так, как хотим. Вот к чему я стремлюсь! - добавил Гичи. Я тоже этого хочу, Гиии! - и Такуми прижался к своему возлюбленному. Я помню слова Ягуры очень хорошо, - продолжал Гичи, - он сказал это в первый год в Шидо... Он сказал: «Хочу быстрее стать взрослым и свободным. Как можно быстрее». И тогда я подумал, это и мое желание... Потому что уже тогда я в тебя влюбился, но не знал, с какой стороны к тебе подойти... О, Ги! - воскликнул Хаяма и чмокнул его в щеку, он был благодарен за это воспоминание. Но... Разве Ягура тогда не встречался с Ятсу? - спросил Хаяма, - ведь ходили слухи, что они вместе? Но потом были слухи, что Ягура бросил его из-за девушки. Что он ненадежный и ветреный... С Ягурой не так все просто, - проговорил Саки, - но я обещаю тебе разобраться, я не хочу, чтоб тебя беспокоили. Да, Ги, - попросил Хаяма, - иногда мне хочется стать невидимым, - чтоб меня замечал только ты и чтоб я спокойно мог играть на скрипке, больше мне ничего не нужно... Саки и Хаяме пришлось раздельно возвращаться в общежитие, они успели вернуться до того, как его закрыли. Мису не спал, когда Хаяма вернулся, он продолжал сидеть за письменным столом как ни в чем ни бывало. Его выносливости и усидчивости завидовали, он мог учиться с утра до вечера и спал очень мало. Мису молча проводил взглядом Такуми, наблюдая, как тот садится на постель и стягивает свитер. Не успел одеться, как снова раздеваться, - произнес Мису с ироничной улыбкой и отвернулся снова к учебнику. Хаяма замер на мгновение. Мису, я видел сегодня Шина в оранжерее... Он сказал... - Хаяма медлил, - кажется, он пришел, чтоб принести журналы, но... На самом деле он хотел тебя увидеть... Почему ты так холоден с ним? Не лезь не в свои дела, Хаяма, - ответил Мису и дальше он еще час занимался, а Такуми переоделся в пижаму, отвернулся к стене, укрылся с головой и уснул. Утром, перед уроками, к Хаяме подошел Ягура, его хмурое лицо бросилось в глаза одноклассникам, очевидно, что он не спал в ту ночь. И Ягура сказал, что хочет поговорить... А Хаяма сразу же согласился. Акайке, сидевший за партой позади, слышал их разговор. В первый год Хаяму избивали, даже закрыли на ночь в музыкальном холле, но Ягура был не из тех, кто бьет слабых, - так рассуждал Акайке, - кроме того, все знали в Шидо, что с Ги лучше не связываться. Встречались или нет Саки с Хаямой, над этим можно было шутить или за спиной смеяться, но никто не смел больше трогать Такуми... Так выглядело, что и сам Хаяма не против был поговорить с Ягурой. После уроков они оба отправились в оранжерею, Акайке проводил их задумчивым взглядом, спрашивая себя, сообщить ли об этом Саки. На всякий случай. Сам Акайке отправился в столовую, надеясь найти там своего лучшего друга. В оранжерее было пусто, им повезло. Хаяма снял рюкзак и положил его на скамью. Как можно было бросить такого, как Ятсу? - спросил Хаяма и в упор посмотрел на Ягуру. От неожиданности тот замер на мгновение, казалось, это он будет здесь задавать вопросы. Такуми терпеливо ждал ответа. У Ягуры были волосы до плеч и выше он был на полторы головы, и шире в плечах. Симпатичный, сильный и дерзкий. Что ты об этом знаешь? - спросил, наконец, Ягура, - ты что-то чувствуешь к нему, если сейчас защищаешь? Что между вами происходит? А между вами — что? - спросил Хаяма. - Вы ведь встречались, а ты бросил его ради девушки... - это прозвучал упрек. Хаяма упрекал. Это тебе ведь лучше знать — о чувствах Ятсу, - продолжал Хаяма, - я-то здесь причем? Согласись, никто не будет признаваться в любви у всех на глазах, особенно здесь, в Шидо. Это какая-то игра, на моем месте мог быть любой, да кто угодно! Надо же дойти до такого отчаяния, чтоб сказать такое первому встречному! - воскликнул Хаяма. Лицо Ягуры становилось каменным, казалось, он слушает и одновременно он отсутствовал, был не в оранжерее, а где-то далеко. Между нами ничего нет, - продолжал Хаяма после некоторого молчания, - тебе нужно говорить не со мной, а с ним... Хироми не хочет говорить со мной, он ненавидит меня, - проговорил Ягура, опуская взгляд. Да, он ненавидит меня с тех пор. Вам нужно разобраться, - начал было Хаяма. Нечего разбираться, - отозвался Ягура, - Хаяма, спасибо тебе... Они стояли молча некоторое время. Тогда я пошел, - сказал Хаяма, надевая рюкзак, у него громко заурчало в животе. Ягура улыбнулся. Хаяма, пошли в столовую, я тебя угощаю, - проговорил Ягура. Хорошо, - согласился Такуми. Они вошли в столовую и там оказалось многолюдно. Конечно же, их заметили. И понеслось! Ягура, теперь ты подкатываешь к Хаяме? Хаяма, ты такой популярный! Хаяма, ты правда такой невинный или прикидываешься? К тебе все время кто-то клеится! Кто сверху? Да ясное дело, кто... Нет, Ягура, не в его вкусе... Ягура, ты не боишься Саки? Не зли Саки! Что Саки, Саки в пролете... Они же больше не встречаются! Не обращай на них внимания, - проговорил Ягура, подавая поднос Хаяме. Да, - пробормотал Хаяма, опуская голову. Ему хотелось побыстрее найти место и сесть. Они шли с Ягурой вдоль столов, пока не заметили Акайке с Тошихисой и сели к ним. Хаяма был с утра голоден, но стоило ему пройти сквозь «строй» и услышать все эти дерзкие дебильные фразы, аппетит как рукой сняло, он сидел теперь перед своей тарелкой и тупо смотрел в нее. Есть не хотелось, еда казалось, не имела больше вкуса. Извините, я передумал, я пойду, - проговорил Хаяма, вставая. С тобой все в порядке? - спросил Акайке. Да, - бросил поспешно Хаяма, он сунул булочку в карман и понес поднос с посудой в мойку. Когда Хаяма покинул их, Акайке наклонился к столу и, словно что-то рассматривая в тарелке, тихо произнес: Ятсу и Хаяма не могут быть вместе. Почему это? - оживился Тошихиса. Потому что они слишком похожи, - ответил уклончиво Акайке. Ягура продолжал сидеть с каменным лицом, словно его это не касалось, а ведь это для него произнес фразу Акайке. «А мы, - подумал Тошихиса в тот миг, - мы тоже слишком похожи?» В первый год Тошихиса жил с Хаямой в одной комнате, к его сожалению, им пришлось разлучиться: Хаяму на следующий год переселили, - это была традиция в Шидо. Тошихиса помогал Хаяме укладывать вещи и напоследок спросил: «Такуми, можно я буду твоим другом, когда мы закончим школу?» Быть другом после школы, - это был такой условный код в Шидо. Такуми знал это, он улыбнулся и не ответил. Можно было только догадываться, сколько парней ждали окончания учебы, чтобы, наконец, стать «друзьями». В тот год Тошихиса не мог защитить Хаяму, тем более его исцелить. Он принял от Хаямы его улыбку и его молчание покорно и с признательностью, когда они прощались. Хаяма ничего не сказал, словно он чувствовал: впереди новый виток жизни и появится в жизни тот, кто защитит его и от навязчивых одноклассников, и от демонов прошлого. Репутация Прошло несколько недель. В тот день привезли в школу новую мебель, заменили диван и шкафы в учительской. А после уроков Акайке подошел к Саки и протянул ключи. Что это? - спросил Саки. Ключи от чердака, - ответил Акайке. - Сегодня рабочие подняли старые шкафы и диван наверх, так что диван теперь в вашем распоряжении. Почему Саки так медленно соображает? А ключи у тебя откуда? - спросил Саки. Шинске-сенсей попросил меня проводить рабочих на чердак и проверить, что все будет сделано, как надо, а потом закрыть помещение. А ключи ему я завтра занесу. В следующий раз просто отпроситесь по уважительной причине и снимите в городе комнату в отеле, - продолжал Акайке, - Мису так и делает. Мису... Этот хладнокровный Мису... Акайке, я снова должен тебе, - произнес Саки, довольно улыбаясь, выхватывая ключи у него из рук. Ты мне ничего не должен, Гичи, - произнес Акайке, добрая, заботливая мать, задумчиво глядя вслед своему другу, который поспешно удалялся по коридору. Вечером, когда стемнело, Саки и Хаяма встретились у здания школы. Они вошли внутрь и Саки включил фонарик, Хаяма шел позади него. Они поднялись наверх, на третий этаж, с него вела лестница на чердак. В коридоре на третьем этаже они услышали шум, в тот миг Саки выключил фонарик. Они оказались в темноте, замерли и прислушались. Это был разговор, но слишком тихий, чтоб понять. В темноте Саки нащупал руку Хаямы и потащил его за собой. Он шел на голос и Такуми вначале не понял, что Саки задумал. Голос, который они услышали, показался знакомым, а через несколько минут и глаза привыкли к темноте. Они остановились и прислушались. За углом, перед дверью в учительскую, кто-то разговаривал. Эти двое тоже стояли в темноте. Я больше не приду сюда, не вызывай меня, - услышали они, - у меня нет времени, мне нужно готовиться к экзаменам. Хироми, твоя семья не против того, что я сейчас здесь, - произнес второй голос, отчего у Такуми брови поползли наверх и в тот же миг он почувствовал, как Саки крепко сжал его руку: Гичи тоже был удивлен. Я уже сказал, оставь меня в покое... - произнес Ятсу, - прошлое прошло... Хироми, - продолжал голос, - я здесь, чтобы помочь тебе, про экзамены можешь не беспокоиться, в этом году я возьму тебя под свое крыло, тебе не нужно сомневаться... Ты можешь мне доверять. Доверять тебе! Идиот! - крикнул Ятсу. В тот миг Саки дернул Хаяму за руку и они стремительной походкой, но стараясь не шуметь, вернулись назад к лестничной площадке и спустились на второй этаж. Они сели на пол. Опершись спинами о стену, сидели некоторое время и молчали, было темно. Они слышали удаляющиеся шаги и дверь внизу хлопнула, через некоторое время снова послышались шаги и дверь входная снова хлопнула. Теперь можно было выбираться из укрытия. Саки снова включил фонарик и оба в молчании быстро поднялись на чердак. Саки открыл дверь ключами, которые дал ему Акайке и они оказались внутри. Гичи светил по чердаку в разные стороны, чтоб найти обещанный Акайке диван. Оказалось, его уже зачехлили, Саки подошел к дивану и сбросил с него ткань, и оба они словно рухнули на этот диван, и тут Такуми взглянул в лицо Ги и произнес: Это же был Ямагата-сенсей! Ведь да, Ги? Ушам своим не верю. Что он делает в Шидо? Вот и я о том же... Думаю сейчас... Что он делает в Шидо? - отозвался Гичи. - Надо будет попросить Шимаоку, чтоб он собрал на него информацию. Мы чего-то не знаем... Но Ямагата знает Ятсу лучше, чем это положено сенсею. Ты собираешься за ним шпионить? - спросил в замешательстве Такуми. А что остается? Если Ямагата тоже в этом замешан... С каждым днем история становится все запутанней. Надо с этим заканчивать. Теперь они сидели на диване, тесно прижавшись друг к другу плечами. Такуми опустил голову на плечо Ги. Ягура-кун был милым с тобой? - спросил Гичи, беря его за руку. Да, - отозвался Такуми. Он не давил на тебя? - спрашивал дальше Гичи. Нет, он нормальный, - ответил Хаяма, - просто нужно, чтоб он поговорил с Ятсу. Всему свое время, - глубокомысленно заметил Гичи, - а сейчас... И он развернулся к Хаяме и положил ему руку на голову, - а сейчас... Хаяма знал этот пристальный взгляд, и он говорил: ты попался... Никуда от меня не убежишь... Эти пуговицы на рубашке... Ловкие пальцы Гичи быстро справились. Рубашка упала на пол. Он прикоснулся губами к шее Хаямы, к ключицам, провел языком по его верхней губе. Такуми закрыл глаза и качнулся всем телом, и Гичи опрокинул его на диван. В темноте перед диваном на полу белело два пятна: школьные рубашки. В окно на крыше подглядывала луна. Полная ярко-желтая луна. Я сам поговорю с Ямагатой, - сказал Гичи, они лежали в обнимку, - когда у меня будет информация, я встречусь с ним. Так будет быстрее. Ги, как можем мы с кем-то говорить, когда мы сами скрываемся? - спросил Такуми, - я не хочу, чтоб тебе мстили или твоя репутация пострадала... Как она может пострадать, если у меня будет компромат? - спросил Саки. - И я знаю, как им пользоваться и за какие ниточки дергать. Саки сел. Он наклонился и поднял с пола рубашку Хаямы и подал ему. Пора было одеваться, нужно было успеть в общежитие до закрытия. Хаяма тоже сел и начал одеваться. Это только кажется, что я не могу ничего сделать, - продолжал Саки, - если захочу, горы сверну и сравняю. Просто не злоупотребляю, пока не тронули моих друзей. Я знаю, у тебя есть чувство меры, - произнес Такуми и положил руку на обнаженное плечо Саки. Ги, а кто про нас знает? Акайке знает, Шин знает. Мису догадывается... Ягура тоже, - ответил Гичи. Тошихиса тоже догадывается, - произнес Хаяма, - остальные строят предположения, а Ятсу не хочет верить... Он сказал... Что он сказал? - спросил Саки. Он сказал тогда: “если ты не нужен Саки, будь со мной”, - ответил Хаяма, - но это только от того, что у него нет друзей, к нему все хорошо относятся, но друзей у него нет... Это не потому, что у него нет друзей. Но я... Я ни с кем не делюсь своим сокровищем, - проговорил Ги. Хаяма сидел в незастегнутой рубашке и машинально поглаживал его плечо, пребывая в рассеянной задумчивости. Хаяме всегда требовалось больше времени, чтоб вернуться, когда он побывал «на седьмом небе». Он продолжал проводить ладонью по груди Саки, а потом придвинулся и положил голову ему на грудь. И этот жест говорил: я так люблю тебя, обожаю, обожаю. Саки уткнулся носом в шевелюру Хаямы и прошептал: Такуми, ты опять меня соблазняешь? Нееее, - Такуми улыбнулся и тихо про себя засмеялся... Такуми, прекрати, ты заводишь меня! - продолжал шептать Саки. А Хаяма продолжал посмеиваться: Гиии, но я ведь ничего не делаю! Еще как делаешь! - произнес Саки, - хочу еще раз кончить. А! Да... Его малыш был таким чистым и невинным, и оттого еще более соблазнительным... А этот старый учительский диван - таким удобным. Рыцарское предложение Ямагата-сенсей скучал в кафе. Он сидел за столиком и наблюдал из окна за прохожими. Его ученик Саки подошел после уроков и назначил ему в субботу встречу. «Но почему в кафе?» - спросил тогда Ямагата. - «Нейтральная территория», - ответил Саки. В таком случае разговор не предвещал радости. В начале учебного года они вспоминали нью-йоркскую жизнь, прошлая жизнь и ностальгия, - они объединяли. Но когда Ямагата спросил Саки о Ятсу, тот закрылся и прекратил общаться. Ямагата чувствовал себя здесь одиноким, но он знал, что так будет, и заранее, еще перед приездом, с этим смирился. По крайней мере, здесь было спокойно. То, что Ятсу отверг его помощь, было предсказуемо, тем самым он не дал Ямагате возможности избавиться от чувства вины. Ямагата иногда думал, что Шидо — это тупик. Но ведь некоторые люди всю жизнь проживали в тупике и даже не пробовали из него выбраться... И Ямагата не верил, что у него есть силы из него выбраться или есть желание. Шидо был не самым плохим тупиком, для кого-то это была недостижимая мечта и венец всей жизни. «Но что мне остается? - размышлял сенсей дальше, - мне скоро тридцать, у меня простая скучная работа, нет и не будет семьи, простая скучная жизнь. Днем работа, вечером — одиночество”... Не совсем. Исследовательский дух не умирал. Ямагата продолжал исследовать и писать. Из окна увидел Ямагата своего ученика, направляющегося к кафе. Саки пришел вовремя, абсолютная пунктуальность. Они поздоровались, Саки сел напротив него и некоторое время они молчали, а потом Ямагата спросил: Саки, почему мы здесь? Сенсей, я хотел задать вам один вопрос, - ответил ученик. Задавай, - ответил Ямагата, он внезапно почувствовал себя уставшим. Вы были домашним учителем Ятсу, почему вы мне не сказали об этом? Почему вы бросили все и уехали в Америку? А потом, почему вы расторгли помолвку и вернулись домой? Сенсей опустил голову и молчал некоторое время. Это был удар ниже пояса. Он чувствовал, как начинается головная боль и принялся растирать виски. Саки, ты сказал, что задашь один вопрос, - отозвался, наконец, сенсей. - Один. Хорошо, - согласился Саки, - один вопрос: что вас связывает с Ятсу? Четыре года назад я был его домашним учителем, как ты и сказал, - ответил Ямагата. А что вы делаете теперь здесь? - нападал Саки. Я работаю учителем, - ответил Ямагата, головная боль усиливалась. Скажите это директору, - произнес, усмехнувшись Саки. «А что я делаю здесь?» - спросил мысленно Ямагата. Ятсу привязался к вам, а вы его потом бросили, - продолжал Саки. А что я мог тогда поделать, я был его учителем! - воскликнул Ямагата. Вы и сейчас его учитель, - заметил Саки, - так что вы делаете здесь? Вы ему что-то пообещали, когда он станет совершеннолетним? Я сделал ему рыцарское предложение, - произнес Ямагата, - если что-то случится, он может мне позвонить или написать... И он один раз позвонил, но ничего не мог толком сказать по телефону, потом я получил от него три письма, но не ответил на них, потому что я не заметил, чтоб с ним что-то случилось. Теперь я хотел бы помочь ему поступить в университет, как этого хотят родители, его семья, но он отказался от моей помощи. Вы можете оставить его в покое, чтоб он не страдал? - вдруг спросил Саки. Ямагата удивленно поднял голову. Вы даже не представляете, к чему привело ваше появление здесь, - продолжал Саки. - Пожалуйста, оставьте его в покое. Саки положил на стол деньги за кофе, поднялся и вышел. «Ученики влюбляются в учителей, такое часто бывает, - думал Ямагата, наблюдая за пешеходами, - но ведь это быстро проходит...» Даже в тот час он не хотел себе признаться: именно ученик помог ему понять кое-что о нем самом, сенсее, о его природе и наклонностях. Когда Ятсу появился в Шидо, память об учителе, которого он боготворил, начала стираться, а его привязанность к Ямагате казалась теперь детской, наивной и нелепой. Ему было очень стыдно за свои письма... А еще, его сердцем медленно, но верно овладевал другой человек, сильный, терпеливый и преданный. В тот день ученики Шидо видели Ятсу с Хаямой в городе, и это добавило разговоров в школе. Они ходили вместе по магазинам, Ятсу нужно было купить новые кроссовки, а Хаяма помог ему с выбором, не более того, но кто хотел в это верить? (а вот Ямагату с Саки никто не видел вместе) Под конец они сильно устали и возвращались в интернат на автобусе. Ятсу сидел у окна, это было его любимое место. Время от времени автобус обгоняли легковые машины. Вдруг Ятсу напрягся, прильнув к окну. Посмотри, - Ятсу схватил Хаяму за руку и больно сжал ее, - посмотри, это Кусано-семпай в своей новой машине, посмотри, кто сидит с ним рядом... Это Ягура. Машина быстро проскочила мимо. Не может быть! - воскликнул Хаяма. Он не успел ничего рассмотреть. Это был Ягура рядом с ним! - возразил парень. На глазах у Хаямы Ятсу поник, словно согнулся пополам: В третий раз я этого не вынесу, в третий раз не вынесу, - повторял Ятсу, упавшим голосом. И Хаяма положил руку на спину товарищу, и гладил его по спине, пытаясь успокоить. В тот миг Такуми окончательно убедился в том, что сердце Ятсу принадлежало Ягуре: его чувства к Ягуре были свежими и сильными, как в первые дни в Шидо, - ничего не изменилось, ничего не забылось, чувства не исчезли, воспоминания не стерлись, боль выходила наружу... Хаяма продолжал гладить одноклассника по спине. Слезы Ятсу отзывались у Хаямы болью в сердце. Он тоже скучал, теперь они с Гичи учились в параллельных классах, жили в разных комнатах и виделись редко. Мечтательный и пораненный Ятсу... Еще немного, и Такуми сам заплачет. Как они с ним похожи, - Акайке, как всегда, был прав. Ты сможешь идти? - спросил Хаяма, когда они вышли на своей остановке, у Шидо. - Мы можем немного посидеть на свежем воздухе, если тебе тяжело. Я смогу, - проговорил Ятсу. У него была сильная слабость и хотелось спать. Хаяма проводил Ятсу до комнаты и отправился искать Гичи, ему не терпелось узнать, как прошла встреча с Ямагатой-сенсеем. По дороге он встретил Ягуру, тот был в спортивных штанах, разгоряченный и немного уставший. Он шел с тренировки из клуба и никак не мог кататься в тот час на новой машине с Кусано-семпаем. Ночной цветок Это мужской гормон, галюциногенный наркотик, запрещенный на нашей планете (Моя девушка — инопланетянка. Дорама) Такуми, зачем ты надел пижаму? Ты же знал, что я приду, - проговорил Ги, наклоняясь над Хаямой, в спешке расстегивая пуговицы. Я не знал, но очень надеялся и... Ты хотел бы, чтоб я перед Мису ходил голышом? - пошутил Такуми. - Гиии, я так скучал по тебе... От таких шуток можно получить удар... Гичи сглотнул, с пуговицами он справился быстро — это ведь не в первый раз... Ги, я очень скучаю по тебе, - снова проговорил Хаяма. Такуми, я не хочу, чтоб ты плакал из-за меня, - проговорил Саки, обнимая его, - в позапрошлом году ты натерпелся от других, в этом году — из-за меня. Гиии, я только сегодня думал, что прошлый год был самым счастливым, - прошептал Такуми, прижимаясь к нему. Я обязательно что-нибудь придумаю, - ответил Саки, целуя Хаяму в щеку, в шею, прикасаясь губами к его ключицам, - обязательно, обещаю тебе. Хаяма не знал: в тот день, после уроков, Мису остановил Саки в коридоре. Да, Ги как раз шел по коридору, когда услышал его голос за спиной. Эй, Саки, куда направляешься? Что тебе нужно, Мису? - Ги обернулся. Саки, ты можешь делать вид, что тебе наплевать на Хаяму, но если продолжишь в том же духе, ты его потеряешь... Это тебя не касается, - оборвал Гичи. Нууу... - протянул Мису и улыбнулся своей хитрой улыбкой. - Хаяма не умеет играть в наши игры, носить маску на лице, ему это тяжело дается, - продолжал он дальше, - у него на лице все как на листе написано. Сознайся уже, что твой дурацкий план не удался... Да и никто не поверит, что Хаяма тебе безразличен. Если б я не знал тебя, Мису, мог бы подумать, ты сейчас стараешься помочь мне, но нет, вряд ли, - Гичи оставался хладнокровным и спокойным, никак себя не выдавая, - ты меня скорее ненавидишь. Так чего же ты хочешь? Мису улыбнулся, медля с ответом. Чего хочу? - переспросил он, - ты мне безразличен, Саки. Живи, как знаешь... Я беспокоюсь о Хаяме. Саки пристально глядел Мису в лицо, никак себя не выдавая. Он ждал. Непонятно, сколько еще Хаяма продержится, - продолжал Мису равнодушным голосом, - у него нервы на пределе от вашей игры... Если продолжишь в том же духе, я сам позабочусь о малыше, - закончил Мису. Он развернулся и медленно пошел прочь, сунув руки в карманы и откинув назад голову, и Саки знал, что Мису... Это он серьезно... Это про него: в тихом омуте черти водятся. Саки стоял посреди коридора с непроницаемым лицом, сжав кулаки. Но это продолжалось недолго. Он первым делом рванул в оранжерею. Такуми часто оставался там после уроков, играл на скрипке. Но там он наткнулся на Шина, он сидел с кошкой на коленях, которую подобрал на улице и теперь прятал ее от Мису: в интернате были запрещены кошки-собаки, а Мису был в школьном совете. Пулей выскочил Гичи из оранжереи и побежал к беседке, но беседка оказалась пуста. Из беседки он устремился к музыкальному холлу, но тот был закрыт. Затем он побежал обратно в школу, стремительно поднялся на второй этаж, в библиотеку, но там он нашел лишь дежурного первокурсника. Гичи вернулся в класс, который был конечно же пустым, ведь занятия закончились полчаса назад... Гичи спустился вниз и наткнулся на Акайке. Он присел на корточки, стараясь отдышаться, а Акайке терпеливо ждал, пока Саки заговорит. Саки обливался потом и был похож на дикого пса, рыскающего по окрестностям в поисках добычи... И Акайке улыбнулся этому образу, возникшему в его голове. Что с тобой, Гичи? - наконец, спросил он друга. Не могу найти Такуми, - выдавил из себя Саки. Хаяма отправился в общежитие, - ответил с улыбкой Акайке, - я видел его минут десять назад. И, словно добрая и заботливая мать, Акайке наклонился и положил Гичи руку на плечо. Успокойся, - произнес он. Не знаю, что на меня нашло, - произнес Саки, поднимаясь. Сегодня вечером собрание старост, лови момент, - проговорил Акайке и направился дальше по своим делам. Гичи улыбнулся этому известию. Как он мог забыть? Вечером в комнате номер двести семьдесят было тихо и уютно. Хаяма лежал в пижаме на постели с книжкой в руках. Мису сидел за письменным столом, делал домашнее задание по старояпонскому. Без пяти шесть он захлопнул учебник, натянул свитер, висевший на спинке стула и поднялся с места. Хаяма, я пошел, - сказал Мису, останавливаясь у двери. На собрание? - спросил Такуми, садясь на постели. Им необязательно было говорить друг другу много слов, чтобы понимать, они обменивались короткими фразами. Трудно было представить, что кто-то сможет ужиться с хладнокровным, непреклонным Мису, но вот Хаяма уживался. Ему даже не нужно было для этого стараться. Я вернусь через полтора часа, - медленно проговорил Мису и многозначительно посмотрел Такуми в лицо. - Так что... Этого времени будет достаточно? Хаяма смущенно кивнул и улыбнулся, и отложил книжку в сторону, а Мису вышел из комнаты. Через пять минут в дверь постучали. Хаяма зажмурился, а потом открыл глаза: нет, это был не сон и не галлюцинация, на пороге стоял Ги с букетом белых лилий. Они были огромными и длинноногими. От восхищения и радости Такуми вскрикнул. Ги положил букет на письменный стол Хаямы. Я выключу свет, - проговорил Саки. Да, - отозвался Хаяма, - Мису придет через полтора часа. Мису... Я встретил его в коридоре, после собрания он встречается с Шином, сегодня не вернется, - сказал Саки, садясь к Такуми на постель. - Он просил после проветрить комнату. О, боги! - Такуми засмеялся от счастья, - у нас есть время! Ги, я так скучал по тебе... Такуми, зачем же ты так застегнулся? - спросил Гичи, наклоняясь, - ты же знал, что я приду... Запах белых лилий, лежавших на письменном столе, сладковатый и легкий, он был повсюду в этой комнате, освещенной лишь светом луны и фонарем, висевшим снаружи. Сладость разливалась и поднималась до самого потолка, сливалась с шепотом, дыханием и вздохами. Она придавала наслаждению легкое и радостное послевкусие с желанием продолжать и не заканчивать. Пока луна не исчезнет с неба, пока солнце не взойдет, пока не наступит новый день. Резинка Единственное, что хотелось Ятсу в то утро, так это — уронить голову на парту и уснуть до обеда, а не сдавать тесты целый день. Он так интенсивно готовился к ним последний месяц, что за три дня до вступительного экзамена перестал спать, его одолела жуткая бессонница. И теперь он прилагал большие усилия, чтобы держать глаза открытыми. Ятсу пытался смотреть в окно, следить за движением облаков, пока остальные ученики рассаживались по местам. И он почувствовал, что кто-то справа сел, по правую руку от него, словно прежде пустое пространство заполнилось чем большим и теплым, но он не отвел взгляда от окна. Затем в класс вошел преподаватель со старшекурсником. Преподаватель что-то объяснял, но Ятсу слушал в полуха. Ничего важного: правила поступления в Шидо он прочитал несколько раз дома, в брошюре. Затем преподаватель написал время начала и сдачи теста на доске, а старшекурсник начал раздавать листы с заданиями, и Ятсу почувствовал, как большое и теплое справа задвигалось и повернул голову. Его сосед был широкоплечим и крепким, волосы его опускались до плеч, и это было необычно и красиво, и мысль в голове Ятсу пролетела: можно ли в Шидо так, неужели ему придется подстричь их? Он тряхнул головой, чтоб отвязаться от лишних мыслей. Они были совсем не об экзамене. Теперь листы с заданиями лежали у всех на столах. Одну минуту в классе царило полное молчание, оно было напряженным. Можете теперь перевернуть листы и приступить к заданию, - сказал преподаватель. По классу прошел шелест переворачиваемых листов, а затем снова наступила тишина. Над доской висели круглые часы, стрелка неумолимо неслась вперед. Ятсу несколько секунд следил за ней. В тот миг его одолело равнодушие, ему стало все равно, поступит он в Шидо или нет. Он перевернул листок и прочитал первое задание, потом второе, потом третье... И начал с того, которое показалось ему самым легким. Справа послышался легкий вздох и Ятсу скосил глаза. Вертеться по сторонам было нельзя, иначе могли выгнать. Его сосед пытался пальцем затереть неверный ответ. На экзамене пользовались простым карандашом, теперь в задании у него была грязь. Взгляд Ятсу заскользил по парте, он понял: у его соседа не оказалось резинки. Ятсу взял свою и разломил ее, она была старой, высохшей и легко крошилась. Половину резинки он протянул под партой соседу, ткнул его в бок, чтоб тот заметил. Его лохматый сосед опустил голову в бок и заметил резинку. Ятсу сидел с отстраненным видом и смотрел вперед, он почувствовал, как рука соседа легла на его руку. Это длилось несколько секунд, нужно было аккуратно передать резинку, чтоб она не упала на пол. Его руки были большими и теплыми, в тот миг Ятсу снова захотелось спать, - тепло успокаивало и расслабляло. Они не смотрели друг на друга до окончания теста. Передайте работы. Начинайте с задней парты, - произнес преподаватель, когда время вышло. После теста все вышли в коридор, Ятсу был последним, кто покинул класс. Сосед ждал его у двери. Он успел сходить к автомату, купить две колы. Как тебя зовут? - спросил сосед, протягивая колу. Ятсу медлил. Он стоял, опустив глаза, теперь этот парень казался еще выше и сильнее. Можно мне оставить твою резинку у себя? - спросил он. Конечно, - отозвался Ятсу, - у нас же еще один тест после перерыва. Возьми, - сказал сосед и впихнул ему колу в руки. После банки колы Ятсу взбодрился. Потом они снова пошли в класс, сдавать следующий тест. Этот тест показался Ятсу проще, у него даже появился азарт. Несколько раз он искоса поглядывал вправо. После теста тот снова ждал в коридоре и снова спросил: Я — Ягура. А как тебя зовут? Ятсу, меня зовут Ятсу. Пойдем вместе на остановку? - предложил Ягура. Они шли молча, как вдруг Ягура спросил: Можно, я понесу твой рюкзак? Я выгляжу таким слабым? - отозвался Ятсу и прибавил шаг. Да нет, - ответил Ягура, - просто уставшим. Они вошли в подошедший автобус, Ятсу сел у окна, Ягура рядом. Теперь они сидели совсем близко, еще больше тепла шло от соседа, еще больше расслабления. Ятсу старался смотреть в окно, чтоб не уснуть, но в какой-то миг он отключился. Ягура разглядывал спящего. У Ятсу были длинные ресницы, как у девчонки. Лицо расслабленное, рот влажный, чуть приоткрылся. На повороте голова Ятсу наклонилась и упала на его плечо и Ягура замер, но тут же тряхнуло и Ятсу проснулся. Он протер глаза и посмотрел в окно. На следующей выхожу, - произнес он. Дай мне свой номер телефона, - попросил Ягура. У меня нет, - ответил Ятсу. Разве такое может быть? - спросил удивленно Ягура, - тогда домашний. Он сам удивлялся своей наглости. Но если Ятсу сейчас выйдет и кто-то из них не поступит в Шидо, то они больше не увидятся. Ятсу достал ручку из рюкзака и вопросительно посмотрел: на чем записать? И Ягура протянул ему свою руку: запиши на ладони. Ятсу наклонился, записывая номер, в тот миг Ягура почувствовал запах его волос и чуть не уткнулся носом в его макушку. Потом ему пришлось встать, чтоб пропустить Ятсу к выходу. И тот вышел, а Ягура сел на его место, к окну. Свою остановку он давно уже проехал, он мог целый день так кататься, если бы Ятсу сидел рядом и время от времени задевал его своим плечом. Он смотрел на цифры, записанные на ладони, и помнил их уже наизусть. А резинку с экзамена он носил два года подряд в кармане своих школьных штанов. Первый и единственный Ятсу, ты можешь сейчас подойти в беседку? - спросил Такуми. Мы можем поговорить с тобой здесь, - предложил Ятсу-кун. Не со мной, - уклончиво ответил Такуми, - Ягура-кун ждет тебя в беседке, он хотел что-то спросить. Опять? - воскликнул Ятсу. - Когда, наконец, меня оставят в покое? Ятсу, - и Хаяма положил ему руку на плечо, словно хотел своего товарища приободрить, - это последний, самый последний раз. Ну, хорошо, - согласился тот. Хаяма видел, как резко изменилось настроение Ятсу и как внезапно хмурым стало его лицо. Хаяма продолжал оставаться на месте, желая убедиться, что Ятсу дойдет до беседки, издали наблюдал за ним. Спина Ятсу казалась еще более сутулой и поникшей и ноги словно не хотели нести хозяина на встречу. Ятсу вошел в беседку. Ягура тут же вскочил со скамьи. У меня есть три минуты, - сказал он, не поприветствовав Ягуру. Хироми, я хотел задать тебе только один вопрос, - сказал одноклассник. Я тоже все это время хотел задать вопрос, - отозвался Ятсу. - Почему ты расстался с той девушкой? Если верить слухам, вы встречались одну неделю... Но эти слухи не говорят, почему вы расстались... У нас с ней ничего не было, - ответил Ягура, делая шаг навстречу. У вас с ней ничего не было? - переспросил Ятсу, отступая на шаг. Нет, - ответил Ягура, делая еще один шаг, - я же сказал тебе, мы встретились с ней несколько раз, сходили в кино и старбакс, и нас увидели... Она — бывшая одноклассница, мы учились в начальной школе... И потом поползли слухи, ты же знаешь, как это бывает в Шидо... Нет, Ягура, ты рассказываешь сейчас что-то не то, - и Ятсу замотал головой. - Ты столько раз тогда просил прощения, но ни разу не сказал правду. И теперь уже два года мы держимся друг от друга подальше, чтоб обо всем позабыть... Ты бросил меня, потому что встретил ее... Почему ты все время врешь? Сначала ты сказал, мы не можем быть вместе, потому что мы парни, но мне было все равно... Потом ты сказал, что у тебя девушка... Ты отверг меня два раза. Если ты позвал меня, чтоб я снова выслушал эту историю, то напрасно... Я устал от этого. Наша дружба с тобой в прошлом, в прошлом, понимаешь? Я ухожу, я зря сюда пришел, наверное, думал, ты скажешь мне … - и Ятсу горестно махнул рукой и сделал было шаг прочь, он хотел побыстрее исчезнуть из беседки. Но Ягура успел схватить его за руку и дернуть к себе, отчего Ятсу едва не ударился лбом в накачанную грудь Ягуры. А твоя дружба с Ямагатой-сенсеем тоже в прошлом? - воскликнул Ягура, не отпуская его. Ятсу пытался освободиться, но не тут-то было, Ягура был выше и сильнее. Это не твое дело! - крикнул Ятсу и свободной рукой ударил Ягуру по щеке, и еще раз, и еще. Растерянный Ягура выпустил Ятсу и стоял теперь перед ним, опустив руки, безмолвно принимая удары. Я люблю тебя, придурок! - крикнул Ятсу и заплакал. Ягура продолжал растерянно стоять и молчать, если б Ятсу поднял взгляд, он бы заметил, как у того трясутся губы... Ятсу опустился на скамью и сидел теперь, зажав голову руками, и слезы текли у него по щекам. Ты все время делаешь мне больно! - всхлипывал Ятсу. Ты мне тоже, - проговорил медленно Ягура, - а как же Хаяма? А что еще сделать, чтоб Ямагата оставил меня в покое? - воскликнул Ятсу с упреком. Ягура сделал шаг к скамье и буквально рухнул перед ним на колени. Хироми-чан, я не знал, что ты не любишь говорить по телефону, - вдруг произнес он, отчего Ятсу удивленно поднял на него взгляд. - Но твоя мама знала об этом, - продолжал дальше Ягура. Взгляд Ятсу становился все удивленнее, - она не могла представить, что ты можешь говорить часами по телефону, смеяться и быть таким разговорчивым, она подслушала все, о чем мы с тобой говорили, пока ты был дома перед отъездом в Шидо. Через неделю после твоего приезда сюда меня вызвали к телефону. Это была твоя мать. Она сказала, что расскажет обо всем директору, а тебя заберет из Шидо, постарается, чтоб мы никогда не увиделись, оградит тебя от «извращенца». Я не знал тогда об Ямагате-сенсее. Она взяла с меня слово, что я больше не приближусь к тебе. Через неделю она снова позвонила и сказала то же самое, и потом еще раз звонила... Я знал, что она в родительском комитете и все слухи доходят до нее из Шидо. И слух о том, что у меня девушка, он тоже дошел до нее, после она перестала звонить... Прости меня... Ягура стоял перед Ятсу на коленях и молчал. У Ятсу начиналась истерика. Он пытался дышать, но не мог вздохнуть и не мог выговорить ни слова, он повалился на Ягуру, тот обнял его и крепко держал в руках, пока Ятсу трясло. Ягура не умел говорить утешительных слов, он молча обнимал того, кто был ему дороже жизни, и ждал, пока буря в его теле уляжется. Ятсу был совсем ослабевшим. Он лежал теперь на полу беседки, голова — на коленях у Ягуры. Тот гладил его по голове. Помнишь, два года назад, позади беседки? - проговорил, наконец, Ятсу. Да, это был наш первый поцелуй, - отозвался Ягура. Первый и единственный, - прошептал Ятсу. Можно мне поцеловать тебя еще раз? - с надеждой спросил Ягура. Ятсу улыбнулся и закрыл глаза, принимая поцелуй. Ты — мой первый и мой единственный, - прошептал Ягура. И еще, еще, - шептал Хироми в ответ. В той же беседке через несколько дней Такуми: А ты не находишь, Ги, что Ямагата-сенсей и секретарь Шимаока очень подходят друг другу? Гичи: Надо пробить это дело. Если Ямагата уедет обратно в Америку, нам всем станет спокойней. Десерт Вот и вторая часть написана. Я чувствую легкую усталость, но она приятна, а еще внутри удовлетворение. Сохранить текст, выключить ноут. Двенадцатый час ночи, нужно проветриться. Я одеваюсь и иду в Rewe, как всегда, чтобы после хорошей работы побаловать себя. Я люблю ночные, пустынные улицы и безлюдные супермаркеты. На улице прохладно. Осень. Запахи в воздухе изменились. Передо мной по тротуару идет пара, они о чем-то говорят, но не слышно. Ускоряю шаг, приближаюсь, ага, говорят по-французски. Ну, да, у нас же Бельгия под боком. Он такой красивый и утонченный. Мне нравится его аутфит. Его спутник выглядит более крепким и мужественным. Мозг шипперши мгновенно переходит в активный режим существования, команда: соединить несоединимое. Они говорят о чем-то обычном, будничный разговор, бытовые фразы... Но на французском диалог этот звучит словно песенка, словно признание в любви. Ааааааааа. Моему сердцу хочется кричать! Следующая команда: веди себя прилично!! И тогда я, вместо того чтоб прыгать и вопить, задираю голову вверх, к звездам, но хрен тебе! Сегодня облачность... Ну, ладно, я знаю: Ты на небе есть! Благодарю тебя! Эти двое ночью — десерт для шиперши! Это мой десерт к роллам. А что касается песенки... Вдруг вспоминается Танабата но ута... Чем только не завалена моя голова. И тут хладнокровный Мису встает перед глазами. И я спрашиваю его: «Ты хочешь, чтоб и о тебе написала?» И он согласно кивает и исчезает. Понял, - говорю я про себя, - но сегодня ночью я ем роллы и вспоминаю про десерт. Мне нужно отдохнуть. Дормэ бьен, гайз... Спокойной ночи, парни, поспите хорошенько! Конец второй части Лирейн. Октябрь 2020

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты