Настоящие демоны

Джен
R
Завершён
18
автор
Размер:
147 страниц, 19 частей
Описание:
Фентезийное AU!, в котором Хината и не мечтает взлететь, Дайчи ищет новых членов для своего антидемонического отряда, Сугавара лечит боевые раны товарищей, у Нишинои проблемы с законом, Танака носит в груди разбитое сердце, Асахи мучает совесть, Ойкава слишком заботится о будущем своих подчинённых, а Кагеяма - всё ещё чертовски хороший связующий.
Примечания автора:
Экшн — это явно не моё, но я пишу, потому что... А почему бы и нет, собственно говоря?

Частичный ООС, ибо я не до конца уверена, что попала в каноничные характеры персонажей (вообще не уверена, если честно)

Старалась избавиться от ошибок, но в итоге мы имеем то, что имеем, поэтому публичная бета к вашим услугам
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
18 Нравится 28 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 11. О философии старого губернатора

Настройки текста
Хината отчаянно пытался понять, как так вышло, что они разделились. Шоё снова приходилось следовать по горному склону, к счастью, на этот раз его не тошнило, и он даже мог передвигаться, не цепляясь за стволы деревьев. Однако это никак не облегчало его участь. Хинате нужно было найти что-то. Это что-то, очевидно, было ценным, но не настолько, чтобы его нельзя было безбоязненно припрятать где-то в сыром лесу, полном людей, для которых единственной в мире вещью, имеющей хоть какую-нибудь важность, была причудливая татуировка на коже. Борцы с демонами вообще плохо представляли, что может быть дороже этого и их собственной жизни. Кроме того, Шоё должен был почаще оглядываться по сторонам, чтобы не пасть случайной жертвой вражеского выстрела. Хината шёл, с запредельным вниманием осматривая всё, что попадалось ему на пути, и вдруг заметил вдали красную вспышку и быстро угасший свет. «Началось», — понял Шоё и быстро вытащил пистолет. Рука дрогнула лишь на секунду. А потом начался бой.

༻❀✿❀༺

Цукишима отчаянно не мог понять — на самом деле он даже не пытался — зачем им этот недобой со всеми его последствиями. Задание, которое придумал старый хрыч, губернатор Канто, было до того дурацким, что Кей никак не мог отделаться от мысли, что где-то здесь есть подвох. В совокупности с нежеланием участвовать в этом представлении она перерастала в острое раздражение, и спустя каких-то полчаса бессмысленного блуждания по горному склону Цукишима был готов заживо зарыть в землю любого, кто на него косо посмотрит. Естественно, пачкать руки он не собирался, но вот своё главное уружие — язык — уже привёл в полную боеготовность. Тот, кто попадётся ему на глаза, с нормальной самооценкой и желанием жить не уйдёт — в этом не было никаких сомнений.  — Хей, Акааши, смотри, это же очкарик из Карасуно! Цукишима знал этого человека без году неделю, но уже успел запомнить его голос. Он был слишком громким, чтобы его можно было назвать нераздражающим, слишком наивным, чтобы в нём можно было разглядеть серьёзную угрозу, но Кей всегда помнил, что Бокуто — командир антидемонического отряда и вингер. Худший противник из возможных. Кей нехотя поднял голову, только теперь замечая сидящего на толстой ветке хвойного дерева командира Фукуродани. На той, что была чуть выше, стоял, упираясь одной рукой в ствол, его вечный спутник — Акааши Кейджи. По многим причинам он нравился Цукишиме гораздо больше, чем шумный Бокуто или скользкий и вечно ухмыляющийся Куроо, поэтому Кей обратился преимущественно к нему:  — Полагаю, разойтись мирно в нас не получится.  — Правильно полагаете, — Акааши, кажется, был настроен серьёзно. Цукишима немного, но всё же его уважал, поэтому отправил подальше своё недовольство и молча принял неизбежное. Он тяжело вздохнул и, отбросив в сторону щит, поднял руки.  — Тогда я сдаюсь.

༻❀✿❀༺

Кенма Козуме был упрямым, но — из чистого упрямства, между прочим, — отказывался признавать это, как и многие другие вещи, например, тот факт, что он с нетерпением ждал сегодняшнего дня и самого боя. Ему были интересны Карасуно целиком и их отдельные представители, их тактика ведения битвы, недостатки и преимущества, пределы их способностей и цели, ради которых они были готовы их преодолеть, но неподдельный и совершенно не свойственный Козуме интерес стал частью унылого небытия в тот миг, когда он узнал, что ему придётся работать в паре с Львом — двухметровым воплощением нерешамых проблем, неудобств и страданий. Куроо, очевидно, издевался над ним, когда, отдавая очередной приказ, с фирменной своей ухмылкой выдал: «А ты, Кенма, пойдешь вниз по западному склону вместе с Хайбой». Козуме это запомнил и обещал отомстить при первой же возможности. Лев шёл, непрерывно неся какой-то бред. Он, кажется, совсем не умел молчать, но Кенма его даже не слушал: оберегал свой драгоценный мозг от бесполезной информации. Хайба двигался неторопливо, словно он был на увеселительной прогулке, но Козуме еле за ним поспевал. Стоит ли говорить, что, когда Лев запутался в своих длиннющих ногах и с провалился на землю с таким грохотом, будто его тело было набито железками, Кенма ничуть не огорчился?  — Ай-ай-ай, — Козуме сам удивился тому, каких показателей достигла концентрация иронии в его голосе; годы дружбы с Куроо плохо на него влияли, — как же так? Упал на ровном месте…  — И ничего оно не ровное, — обиженно пробормотал Хайба, поднимаясь и отряхиваясь. — Я обо что-то споткнулся.  — Да обо что-то ты мог… — Кенма напряг ослабшее от длительных ночных посиделок с книгами зрение и тут же осёкся. Земля в том месте, где завалился Лев, была рыхлой, словно её недавно перекопали, и голой, без единой травинки. В одном месте из неё торчал изогнутый край чего-то, что Козуме не смог идентифицировать с первого взгляда. Он наклонился, проводя пальцем по тонкому ребру и отмечая холод металла и загадочный блеск там, где уже не лежала дорожка грязи и пыли. Кенма сначала даже не поверил в свою удачу. Не могло же всё быть настолько просто! Потом он, однако, решил, что судьба вознаградила его за то, что он целых полчаса терпел Льва, и обратился к самой причине своих душевных страданий:  — Копай.  — Что? — не понял Хайба.  — Копай землю. Прямо здесь. Хочешь — руками, хочешь — ковыряй щитом, но вот эту штуку, — Козуме тыкнул в пока безымянный кусок металла, — ты должен вытащить.  — А ты? — Лев в недоверием склонил голову на бок.  — А я буду следить, чтобы тебе в спину не выстрелили. Хайба, кажется, такой ответ принял.

༻❀✿❀༺

Сказать, что дела у Хинаты шли плохо, значило не сказать ничего. За спиной у него был крутой склон, а впереди — пять здоровых, полностью вооружённых бойцов Нэкомы. Почему они выбрали своей целью маленького рыжего мальчишку, который совершенно точно не представлял для них никакой опасности? Об этом Шоё спросить забыл. Он, конечно, пытался отстреливаться, но в итоге всё равно оказался загнанным в тупик.  — Мне нужна помощь, — прошипел Хината в миниатюрный микрофон, с опаской оглядывая нахально усмехающихся нэкомовцев. Удивительно, но ответ прилетел не через небольшой наушник, как того ожидал Шоё, а с вершины склона, в который он упёрся спиной.  — Так и знал, что ты вляпаешься в неприятности. Кагеяма стоял, выпрямившись в полный рост и опустив щит, будто он вовсе не боялся оказаться подстреленным. Несколько пистолетов тут же оказались повернуты дулом в его сторону, но Тобио и бровью не повёл, только всё же решил поднять щит, которым он так удачно поймал вражеский выстрел. Его глаза тут же стали насыщенно-синими, и губы искривились в угрожающем подобии улыбки. В наушнике раздался звонкий голос Нишинои:  — Кагеяма, прими заряд!  — Двойная порция энергии, — хмыкнул Тобио. — Какая удача… Эй, придурок, — он посмотрел прямо на Хинату, и у того внутри всё перевернулось от невозможной синевы его глаз, — ты ведь хочешь победить? Весь мир замер, и воздух пронизали тонкие синие линии. Шоё вспомнил: у него была цель. Пистолет в его руке стал невозможно горячим, и Хината, не целясь, нажал на курок. Горный склон оказался залит пламенем, которое вырвалось из его тела. Бойцы Нэкомы были отброшены куда-то в сторону, а всё вокруг горело ярко-жёлтым огнём. Хината знал, что вскоре это пламя угаснет и лес вернёт себе былой облик. Знал, но не мог перестать дрожать. Когда погасли последние огненные языки, мир вернул себе обычный цвет. Вокруг уже не было той синевы, привычной и надёжной, да и глаза Кагеямы стали почти чёрными. Тобио уже стоял рядом с Хинатой.  — Молодец, — связующий оглядел лежащих на земле нэкомовцев, — вывел их из игры. Не сменив на лице ни единой эмоции, Кагеяма побрёл прочь от этого места.  — Чего встал? — грубо бросил он. — Пойдём.  — Куда? — Хината, до этого момента стоящий столбом, отмер и подавил дрожь.  — Как куда? Искать то, что стоит дороже жизни.

༻❀✿❀༺

Когда вдали блеснул огонёк вражеского выстрела, Цукишима и бровью не повёл. Он ответственно выполнял роль военнопленного, а с такими мелочами, как нэкомовские борцы, слишком рьяно пытающиеся одержать победу в этом глупом поединке, должны были разобраться Акааши и Бокуто. Кей сидел, прижавшись спиной к тому самому дереву, с которого недавно слезло командование Фукуродани, и думал о том, как чудесно он устроился и как хороша жизнь, когда тебя не нагружают невыполнимыми заданиями. Думал, пока не увидел первый выстрел Бокуто. Он был не таким разрушительным, как, например, удар Хинаты, но оказался более точным и эффективным. И сильным. Котаро стрелял куда-то между деревьев, где скрывались бойцы Нэкомы, и Цукишима видел его напряжённую спину и свет, озаривший всё вокруг. Единственная мысль, которая птицей забилась в голове Кея, была: «Хочу отразить его удар». Перед глазами у него промелькнул заряд энергии, тонкий, словно игла, и Цукишима вспомнил, что где-то здесь, на этой чёртовой горе, Ямагучи продолжает сражаться. Выстрел плавно вошёл в щит Акааши, и Кей почувствовал, как горлу подкатило бешенство. Кажется, на мгновение гора погрузилась во тьму и на небе засияла полная луна, но никто, кроме Цукишимы, этого не заметил. Он и сам не понимал, какие силы управляли им в тот момент, но одно стремление оставалось в нём ясным, чётким и невыносимо мощным — показать, что такое истинная сила. Кей знал: в мире нет ничего относительнее этого понятия, и именно поэтому сейчас ему хотелось остановить Бокуто.  — Слабый удар, — бросил Кейджи, отодвигая щит в сторону, и Цукишима представил, как где-то далеко Ямагучи закусывает губу, бурча себе под нос горькое: «Опять промазал». — Бокуто, примите заряд. Котаро свернул ровными, крупными зубами и приготовился нажать на курок. В тот самый миг, когда из увесистого ствола почти вылетел очередной огненный шар, Бокуто увидел перед собой высокую фигуру. Заряд энергии плавно вошёл в плоть да в ней и растворился: Цукишима забыл, что отшвырнул щит.  — Тот удар не был слабым, — пробормотал Кей, падая на колени. Тело вдруг стало тяжёлым и непослушным. Он испытывал то, чего всегда старался избежать, а в голове навязчиво звучало: «Ты не дал его удару достигнуть цели». Цукишима повалился на бок, очки съехали с его лица, но даже так он смог различить широкую улыбку Бокуто. Тот был… доволен?  — Зачем же вы так? — пробурчал Акааши, которому совесть не позволила оставить Кея так просто лежать. Он аккуратно поднял безвольное тело, оттащил его обратно к дереву и усадил спиной к толстому стволу. — Теперь до конца боя так проваляетесь. Цукишима и без чужих нравоучений понимал, что поступил глупо. Что-то подобное мог выкинуть дурачок Хината или помешанный на своём деле Кагеяма. Кей никогда не хотел опускаться до их уровня, но жалел ли он о чём-то сейчас, когда худшее уже случилось?  — Удар не был слабым, — пробормотал Цукишима так тихо, что никто его не услышал. Он был уверен в своих словах. Он испытал это на себе.

༻❀✿❀༺

Когда Лев объявил, что он закончил копать, солнце уже клонилось к закату. Времени до конца испытания оставалось не так уж и много. Кенма сидел на корточках, чувствуя себя совершенно крошечным по сравнению с выпрямившимся в полный рост Хайбой, и осматривал небольшой круглый щит, то ли золотой, то ли просто позолоченный. По краю его тянулась медная кайма, а середине было отчеканено изображение химеры — зверя с львиными когтями, птичьими крыльями и длинным змеиным языком, высунутым из раскрытой клыкастой пасти. Козуме однажды уже видел такое изображение. Оно было отпечатано на одной из сотни бумажек, валяющихся на столе Куроо.  — Возвращаемся на вершину горы, — приказал Козуме, поднимаясь и поднимая за собой оказавшийся непривычно тяжёлым щит. Он точно предназначался не для борцов с демонами и, скорее всего, выполнял исключительно декоративную функцию, но точно стоил немало. Кенма до сих пор не верил, что всё могло быть настолько просто, но ведь губернатор любил простоту, верно? Вашиджо был человеком со специфичной философией и сложным характером, поэтому пытаться понять его Козуме даже не собирался. Всунув Льву тяжеленный щит, он двинулся вверх по склону в надежде, что для него этот бой уже окончен.

༻❀✿❀༺

Оставлять очкастого мальчишку одного Бокуто, скажем прямо, совсем не хотел, но это был именно тот случай, когда выбора нет.  — Не волнуйтесь, — тихо сказал Акааши, видя, что Котаро то и дело оборачивается назад, туда, где осталось то самое дерево. — Я уверен, господин Вашиджо позаботится о том, чтобы бойцы, потерпевшие поражение, благополучно вернулись к своему отряду. А нам с вами стоит побеспокоиться о судьбе Фукуродани. Кейджи запоздало понял, что последней фразе было бы лучше никогда не срываться с его губ. Бокуто, конечно, выглядел большим, сильным и чрезмерно жизнерадостным, но это его состояние было самой хрупкой вещью, которую знал Акааши. Их сегодняшнее задание с большой долей вероятности закончится ничем, и для Котаро это небольшое поражение станет непосильным грузом. Не то чтобы он будет чувствовать ответственность за поражение своего отряда, вовсе нет, просто для Бокуто было важно выделяться и напоминать другим о своём превосходстве, а сегодня он такую возможность так и не получил. Результат был на лицо — Котаро шёл, опустив плечи, и всем своим видом показывал, что жизнь потеряла для него всякую ценность. Акааши сталкивался с подобным почти каждый день и научился вытаскивать командира из эмоциональной ямы, но иногда бесконечная война с меланхолией Бокуто его утомляла и он терял бдительность. Вы не подумайте ничего дурного, Котаро был прекрасным человеком, сильным бойцом и гарантом мирной жизни целого региона, просто у него, как и у любого человека, были свои недостатки.  — Бокуто, — тяжело вздохнул Кеджи, — хватит кукситься. Испытание ещё не закончилось.  — Но ты сам сказал, что все уже должны возвращаться на исходные позиции, — проканючил командир.  — Потому что закат близко, — терпеливо объяснил Акааши. — Близко, — повторил он, — но время ещё есть.  — Закончить задание за это время будет тяжело.  — Но разве это значит невозможно? — Кейджи мягко улыбнулся. Общение с Бокуто делало его слишком мягким, и он часто говорил совсем не свойственные для себя вещи, но это заставляло Котаро возвращаться в нормальное состояние, а значит, имело смысл. Бокуто взбодрился далеко не сразу, но он слушался Акааши в девяти случаях из десяти, и тот единственный случай, который портил статистику, имел место только тогда, когда с ним был Куроо, но того, к величайшему облегчению Кейджи, рядом не наблюдалось, поэтому Котаро постепенно приходил в норму и уже почти верил, что ничего страшного не случилось и у них всё ещё впереди.  — Смотри! — вдруг завопил он, указывая на ближайшие кусты. — Там что-то есть.  — Что? — удивился Акааши. — Там ничего не может быть, — поспешил остановить командира он, но Котаро уже нёсся к своей цели. Каково же было удивление Кейджи, когда Бокуто вышел из зарослей, держа на вытянутой руке… меч? Акааши сначала даже не поверил. Мечи он видел только в иллюстрированных книгах и на выставках в музеях и даже не предполагал, что однажды ему придётся столкнуться с чем-то подобным в реальности. Рукоять, которую сжимал Бокуто, была выполнена из дорогого металла, но Кейджи не решился с уверенностью судить, из какого именно, а по двустороннему лезвию тянулась гравировка — древние и абсолютно не читаемые иероглифы. Акааши не знал, стоила ли эта вещь дороже сотен человеческих жизней, и даже не был уверен, что это было именно то, что они искали, но тут он вспомнил, одну важную вещь, которой его научил Котаро. Поменьше думать. Если что-то кажется правильным, сделай это и не сомневайся.  — Наше задание завершено, — констатировал Кейджи, улыбаясь, но на этот раз облегчённо. — Закат всё ещё не наступил, но нам стоит поспешить. Бокуто шумно с ним согласился, окончательно возвращаясь к образу беззаботного дурачка.

༻❀✿❀༺

Хината и Кагеяма брели по лесу, даже не задумываясь о направлении. Определить его они не могли в силу недостаточных знаний — ну сами посудите, чтобы научиться метко стрелять, север от юга отличать необязательно, — да и не нужно им было это. Вражеские борцы им больше не встречались, но ситуацию это не улучшало. К выполнению задания они даже не приблизились.  — Скоро закат, — пробормотал Кагеяма, глядя туда, где приближалось к горизонту солнце. — Пора возвращаться на вершину. Хината, недовольно поморщившись, кивнул. Он планировал завершить это задание совсем не так…  — И зачем мы так низко спустились? — пробубнил Шоё, смутно осознавая, сколько ещё им придётся пройти. — Мы не успеем подняться до того, как солнце сядет.  — Хватит ныть, придурок, — раздражённо бросил Кагеяма, который тоже понимал, что они встряли.  — Хватит? — возмущённо завопил Хината. — Да я только начал!  — Ну так заканчивай, — Тобио скорчил ту самую рожу, от которой кровь стынет в жилах.  — А ты мне рот не затыкай! — Шоё, очевидно, потерял остатки инстинкта самосохранения. — Между прочим, это ты во всём виноват. Завёл меня в какие-то дебри…  — Я?! — у Кагеямы едва не повалил пар из ушей.  — Ты! — в тон ему ответил Хината и высунул язык. При этом он совсем забыл, что должен смотреть под ноги, за что тут же поплатился. Земля выскользнула у него из-под стоп, и Шоё почувствовал, как внутри всё подскочило от неожиданности. Он упал ничком, наткнувшись спиной на что-то острое, и увидел над собой небо, заключенное в тёмное кольцо. «Я в яме», — понял Хината. Над ним тут же появилась голова Кагеямы.  — Эй, придурок, ты там не убился? — будничным тоном поинтересовался тот.  — Не дождёшься, — фыркнул Шоё, поднимаясь и отряхиваясь. Яма оказалась не такой уж и глубокой, и при помощи Тобио Хината мог легко выбраться, но кое-что его остановило. Он наклонился, находя в полумраке нечто, что вонзилось ему в спину, и несдержанно вскрикнул.  — Что там ещё? — Кагеяма наполовину свесился вниз, рискуя упасть следом за Шоё. Вместо ответа Хината поднял к свету массивную золотую корону. Она была вся в пыли, но даже это не скрывало её роскошную отделку: крупные, но искусно выкованные зубцы с резными краями, на один из которых и упал Шоё, выделяющиеся на фоне других насыщенно-бодовые камни, небольшие, чёрные и совсем маленькие, прозрачные, словно застывшие слёзы. Хината и Кагеяма безусловно не были гениями, но даже им за считанные секунды удалось понять, что такая вещь не будет валяться в яме, вырытой посреди леса, без особой на то причины.  — Как думаешь, — осторожно произнёс Шоё, — если мы побежим очень быстро, успеем вернуться вовремя?

༻❀✿❀༺

Вашиджо для лучшего обзора забрался на машину, возле которой стояли, профессионально имитируя безразличие, Нэкомата и Укай. То, что к закату вернулось гораздо меньше бойцов, чем ушло сразу после начала испытания, было понятно с первого взгляда. Последними на вершину горы влетели мальчишки из Карасуно, шумные и слишком яркие. Вашиджо таких не любил. Он раздражённо фыркнул, принимая из рук самого мелкого и надоедливого из них корону. Хотелось бы ему сказать, что они опоздали, но последние лучи солнца угасли уже после того, как эти двое, крича и препираясь, подбежали к своему начальству, и губернатор не собирался отрицать очевидное.  — Пора подвести итоги, — громко начал он, и Укай совершенно точно поморщился от его старческих хрипов. — Как я уже говорил, по условиях нашего соревнования победителем мог стать только тот отряд, что поднимет на вершину горы три предмета, цена которых выше человеческой жизни. Но же мы с вами имеем? Щит принесли кошки, меч — совы, а корону — вороны. Знаете, что это означает?  — Что мы все одинаково круты? — подал из толпы голос как всегда ухмыляющийся Куроо.  — Это означает, — ответил, не глядя на него, Вашиджо, — что по отдельности никто из вас ничего не стоит.  — Жестоко, — присвистнул Тецуро.  — Сегодня среди вас нет победителя, но в том, что вы сделали, есть огромный смысл, — продолжал губернатор, и бойцы слушали его, затаив дыхание. Было в дряхлом старике, которому исключительно силой воли удалось сохранить в себе остатки былой стати, что-то притягательное, что-то, что может иметь только человек, ежедневно сражающийся с самим временем. — Вы собственными руками подняли на гору символы трёх дражайших человеческих ценностей. Их вес так велик вовсе не потому, что они отлиты из золота, а потому, что на протяжении веков именно они манили к себе людей, заставляли их двигаться вперёд и превозмогать себя. Корона — символ власти. Меч — символ силы. Щит — символ защиты и равновесия. Всякий, кто сможет овладеть всем этим, будет по-настоящему богат.  — А мы, выходит, нищие? — спросил неугомонный Куроо. Он, наверное, был единственным, кто не поддался влиянию старческого голоса и слов, которые всегда казались простыми и обыденными, а теперь неожиданно обрели смысл. Тецуро и сам умел манипулировать людьми при помощи одних разговоров, пусть и получалось это у него не так складно, как у Вашиджо, который наконец посмотрел прямо на него и сказал:  — Вы просто не знаете, что на самом деле имеет цену.  — Странная у вас философия, господин губернатор, — задумчиво протянул Куроо. Вашиджо ему уже не ответил.  — Испытание окончено, — бросил он, с удивительной для своего возраста слезая с машины. — Я не собираюсь больше с вами возиться. Губернатор действительно уехал почти сразу, зная, что с последствиями устроенного им представления разберутся без него. Куроо лишь усмехнулся ему вслед.  — Я тоже был рад вас видеть. Надеюсь, мы ещё не скоро встретимся.
Примечания:
Привет всем, кто ждал новую главу (если, конечно, такие были, во что я бесконечно верю; простите мне самонадеянность, ладно?) Это первый раз, когда я пишу подобное обращение к читателям, и я не знаю, имеет ли это смысл с такой маленькой аудиторией, но всё равно надеюсь получить отклик. Дело в этом что эта работа кажется мне... какой-то не такой? Недостаточно серьёзной? Может быть, проблема в чём-то другом, но я просто этого не вижу, поэтому сейчас мне действительно нужно ваше мнение. Я не прошу бездумной похвалы. Я жду критику, которая поможет мне улучшить работу. Для меня и правда важна эта история, и я не хочу её окончательно испортить. Пишите ваше мнение. И спасибо, что читаете меня)
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты