Его добрая сестрёнка

Джен
PG-13
Закончен
71
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Пятому кажется, что Ваня даже более безжалостна, чем он сам.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
71 Нравится 9 Отзывы 7 В сборник Скачать
Настройки текста
Пятый закрывает глаза и откидывается на спинку неудобного водительского кресла. Он делает глубокий вдох и медленно выдыхает. Следовало свернуть на обочину, чтобы выпустить пар. Пятый открывает глаза и, крепко стиснув зубы, что есть силы бьёт по рулю кулаками. Услышав протяжный скрип и гудок, дёргает ногой, задевая педали — к счастью, машина заглушена. Пинает ногой воздух и тихо рычит. Утыкается лбом в руль, больно ударяясь. Снова закрывает глаза. Глубокий вдох. Медленный выдох. Он щурится от боли, когда та постепенно усиливается, проникая сквозь всё тело крохотными и словно бы электрическим разрядами. Ему хочется вернуться на перекрёсток. Хочется повернуть время вспять, но он так не умеет. Перед закрытыми глазами, отпечатанный на веках, встаёт образ сестры, смотрящей на него с непоколебимой ненавистью. Пятый судорожно хватает ртом воздух, снова делая глубокий вдох. Это слишком — даже для него. На плечи наваливаются все сделанные им усилия, на душе откладываются все те дни, проведённые в попытках остановить первый конец света. В голове снова и снова звучат слова, которые Ваня произнесла каких-то десять минут назад. «Ведь это ты нас сюда привёл? Из-за тебя мы здесь». Пятый просил её не испытывать его терпение, но честно — что он мог против неё? Нет, не физически. Он знает, что способности Вани безграничны, но только она их в полной мере ещё не освоила, в отличие от него. В таком неравном бою он победил бы сразу. Только вот ему совсем не хочется сражаться с той, ради кого он сражался с самой вселенной. Пятый думает, насколько же, должно быть, приятно иметь такую силу, если из-за неё его сестра готова была пойти на предательство. Глаза Вани всегда смотрят так тепло. Он помнит, как мог прийти к ней в детстве. Помнит слёзы сострадания в её глазах. Теперь Пятому хочется смеяться, потому что, кажется, та Ваня умерла ещё в первый конец света, вместе со всей планетой. Видимо, она даже более безжалостна, жестока, чем даже он сам. Ведь, честное слово, если бы Пятый сжигал к чертям всё каждый раз, когда злится — обижаться, он, к счастью, не умел, — вряд ли кому-то удалось спастись. Он вспоминает её там, в театре. Вспоминает ледяные белые глаза, с безразличием наблюдающие за тем, как из него постепенно уходит жизнь. Она смотрела на всех четверых со спокойной улыбкой, вытягивая энергию, лишая возможности помочь ей. Пятый почти смеётся. Ване не помощь нужна, а курсы по контролю эмоций. Всё, что он сделал этим утром, было для них. Ради спасения их тупых задниц, неужели так трудно просто один-единственный раз послушать его и прийти вовремя туда, куда он просит? Ведь он не ждёт от них ничего сверхъестественного. Пятый надеется, что, будь Бен с ними, он был бы единственным, кто отложил на второй план свои эмоции. Но и то не факт. Слова Вани перекрываются в его голове словами остальных. Обвинениями. Бесконечными, безжалостными, надоевшими. Он знает и понимает многое, уж точно больше, чем все остальные в этой семье. Ему непонятно только, почему при слове «апокалипсис» ни у кого из остальных Харгривзов не включается хотя бы элементарный инстинкт самосохранения? Едва ли способность адекватно мыслить приглушалась наличием социальной и личной жизни. Пятый делает глубокий вдох. Снова откидывается на спинку кресла, забываясь, что в прошлом автомобили и близко не такие удобные изнутри, как в его родном времени. Голова, не ударившись о мягкую спинку, запрокинулась назад. Пятый зажмурился и тихо застонал от неприятного покалывания в шее. Однако упрямо не стал поднимать голову, съехал ниже на сиденье, потому что какая-то там металлическая развалина ему не указ. Он чувствует, как тяжесть последних лет и недель тяжёлым грузом наваливается на него. Ему хочется разделить этот груз хоть с кем-то, но Долорес слишком далеко, а его родные и так считают Пятого конченным эгоистом. Нет, он не эгоист. Просто ему кажется, что это слишком много для одного человека. Всё его тело напряжено до предела. Он всё ещё чувствует лёгкие разряды, покалывающие в каждой клеточке, созданные горькими, обжигающими словами доброй и чуткой Вани. Пятый всегда был один на один с апокалипсисом, но теперь надежды на то, что что-то может измениться, если вернуться обратно, растаяли. Растворились, стёртые за голубым свечением новых сил его любимой сестры. Чья безжалостность, видимо, не уступает его собственной. Не уступает ничьей в этой семье. Пятый слышит, как мимо по дороге проезжает машина, слышит, как шумит ветер в листьях деревьев на обочине. Слышит, как не с мерным звоном, но жутким грохотанием утекает данное им время. Как всё вокруг него медленно рассыпается. Раз за разом. Снова и снова. Как повторяется одна и та же история, временная петля, в ловушку которой он угодил. Лютер швыряет его с лестницы. Раз. Диего испытывает его терпение со своими героическими комплексами. Два. Эллисон выходит замуж. Снова! Три. Клаус… чёрт, Клаус — просто Клаус. Четыре. Бен всё ещё отвратительно предательски мёртв. Шесть. Ваня... Пятому хочется по привычке улыбнуться при мысли о Ване, но сейчас он чувствует лишь, как болит свежая рана, высеченная на душе под мерный звон камертона, навеянная нежными звуками скрипки. Пятый почти ненавидит себя за то, что не может на неё злиться. Даже несмотря на то, что Ваня доказала, что скорее убьёт Пятого, чем сделает то, о чём он просит. Семь. Пятый открывает глаза и смотрит в перепачканный потолок. Тот, кому некогда было даже подумать над собственным именем, делает всё, чтобы спасти вышеперечисленных, отчего-то зовущих себя семьёй засранцев. Пять.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты