Теплый ветер перемен

Смешанная направленность
NC-17
В процессе
95
Размер:
планируется Макси, написано 40 страниц, 5 частей
Описание:
Они снова вместе. Впереди непростой путь к новой жизни для всех, даже если кажется, что физически не пострадали. У каждого свой ПТСР, но главное - они снова вместе.
Посвящение:
09.11.2020 - № 3 в топе «Смешанная»
Примечания автора:
Продолжение "Стало холодно на земле"
https://ficbook.net/readfic/9947556
Читать после первой работы.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
95 Нравится 83 Отзывы 31 В сборник Скачать

Часть 3

Настройки текста
      — В порядке, — мягко, но сдержанно поспешила успокоить Хелен появившегося в дверях палаты Брока, короткостью фразы сразу обозначая обратимость ситуации, но и вместе с тем ее сложность. И Брок понял ее: тело всегда излечить проще, чем душу.       — Не фарфоровые куколки, командир, — сдвинул брови Юстас, шрам на лице проявился особенно чётко, и Брока снова кольнуло пониманием, ценой чего близнецов теперь будет легко различать.       — И чего мы вообще тут загораем, а вы без нас… —наигранно насупился второй брат.       — Без вас ни-ни, — поняв мальчишек, мотнул головой Брок. — Прежде чем топить, надо камень на шеи поувесистей найти, да огранить. Стив как раз этим занимается.       — Полковник тот еще… ювелир, — оскалился радостно Алекс.       —  Показатели я сняла, капельницы поменяла, — Хелен поднялась со стоящего между двух кроватей стула. — Пойду посмотрю ночную динамику Никиты.       — Как он, мисс Чо? — приподнялся на локте Юстас.       — Опасности для жизни нет, но вы все должны быть готовы, что он будет вести себя спокойно, и это будет плохой знак.       Замерший удивленно старший Вонг проводил доктора взглядом и, еще не закрылась белая дверь, приподняв бровь, посмотрел на командира.       — Никите ампутировали стопу, — ответил тот на немой вопрос, проходя и занимая освобожденный стул, облокотился локтями о колени. — И я понимаю, о чем говорит Хелен. Никита сильный, как и вы все, но в его случае возможна депрессия, и главное, чтобы он не держал все в себе.       — Мы не оставим его, — решительно нахмурился Юстас.       — Не оставим, — непреклонно кивнул Брок. — Я зашел проведать вас и сказать, что вы сами решите, говорить ли что остальным. Я допускаю ваше право сохранить произошедшее между нами. Стив, Баки и Вацлав тоже будут молчать, если вы так захотите.       — Мы — семья, — не раздумывая, заговорил Юстас, Алекс лишь кивнул, выражая полное и абсолютное согласие с братом. — Мы пошли бы на это ради любого из нее. Было больно и противно, но мы думали лишь о том, чтобы выполнить миссию и не подвести тебя, командир…       — Мы не знали, — вступил Алекс, — жив ли кто-то еще. Кажется, в таком же неведении держали всех…       — Только мне Фьюри рассказал, что вы все живы, — подтвердил догадку Брок.       — … но, — продолжал младший из близнецов, — мы не могли подвести всех, живых или нет…       — Я горжусь вами, — искренне выдохнул Брок, не скрывая, как хрипло дрогнул голос. — Вы все — такие молодцы, что я ощущаю себя не заслужившим ваших жертв.       — Это была миссия, командир, — повторил, качая головой, Юстас, — и мы горды, что справились с ней.       — Горды, что ты горд нами, — добавил Алекс и улыбнулся собственному ляпу.       Брок растрогано хмыкнул. Принесли завтрак, и дальше они просто болтали о том, как все расположились, не взвыл ли еще Старк от энтузиазма Каина и Авеля, можно ли достать для Мэй ее любимых глазированных кедровых орешков и о том, что как-то подозрительно притих Барнс. С последним Брок согласился, надеясь не забыть пристальнее понаблюдать за тем во время встречи с адвокатом — слишком хорошо бывший командир помнил, чем обычно оборачивалось такое непробиваемое спокойствие Зимнего.       Кивнув появившемуся в двери Вацлаву, пришедшему на утренний осмотр, Брок покинул палату близнецов. Этих тоже скорее всего к вечеру выпустят, и максимум через сутки в медблоке останутся только трое. Попросив Вацлава отправить кого-нибудь сменить Ларсона, чтобы тот мог поесть и хоть час поспать, Брок ушел.       Пока что «жильцов» этого, особенно навороченного, этажа Башни было много, и все равно вокруг стояла, Брок назвал бы это, «стерильная тишина». Старкфон завибрировал входящим. Наливая из обычного аппарата вполне сносный кофе, Брок выслушал отчет «Маши», распорядился пока считать частоту икания племянника и передал Гравсу едва не забытое распоряжение Вацлава к полудню явиться на более тщательный осмотр. Рявкнув, впрочем, обеспокоенно, что иначе он обеспечит его каждому прилюдно, Брок кивнул на «есть, командир», отчетливо видя, как его громила закатывает глаза. Маленькую слабость большого техасца знал весь СТРАЙК.       Кофе действительно оказался неплох, как и новости позвонившего, едва Брок нажал отбой связи с «Машей», Роллинса. Джек сказал, что они со Стивом вернулись, и он идет к Старку лично передать просьбу полковника. Брок прикинул, что гений, конечно, гений во многом, но и ему требуется спать, и велел Джеку самого Тони не напрягать, напомнив, что важнее будет его участие в восстановлении Никиты, а попросить у него доступ для того, чтобы самому выполнить задумку Стива.       Сам Стив, судя по словам Роллинса и приблизившимся к десяти стрелкам часов, вскоре должен был позвонить сам — адвокатов Старка ждали между десятью тридцатью и одиннадцатью. Проследив путь смятого бумажного стаканчика в мусорный контейнер, Брок обернулся на последнюю цель утреннего визита.       Мэй действительно спала, как и устроивший бритую голову на сложенных на ее кровати руках Джош. Брок не стал тревожить их — монитор над головой Мэй показывал норму, тонкое одеяло на груди мерно поднималось, и Брок просто постоял, смотря в окошко двери. Левая ладонь Мэй была полностью забинтована, и Брок стиснул кулаки, понимая, что даже при гениальности Хелен для снайпера это приговор. Впрочем, понимал он и то, что даже при полном оправдании дорога им всем в поле впредь закрыта. Ранения, ПТСР, что неминуемо настигнет каждого, еще и возраст не в их пользу. Придется искать себя на гражданке, но чувствовал Брок, что и тогда они не расстанутся.       — Рамлоу, — бодро заговорила стоящая рядом с кофейным аппаратом пальма. Брок моргнул и разглядел в стене небольшое выходное отверстие единой системы связи Башни. — Роллинс как-то странно смотрит на меня. Ты не знаешь, почему?       — Понятия не имею, Старк, — честно откликнулся Брок.       — Угу… — хмыкнула пальма. — Так я и думал. Ладно… Мой латино приехал. Куда супермороженкам спуститься? Я знаю, где ты, там есть небольшая комната для совещаний.       — Отлично, пусть рулят сюда, — кивнул Брок.       — Тебя Пятница проводит. И, может, уже отзовешь своего терьера?       — Джек не любит, когда ему напоминают о природной волнистости, — хмыкнул Брок и отключился.       — Прошу, мистер Рамлоу, — тут же отозвалась Пятница, и пол знакомо замигал приглушенно-тусклыми огоньками.

***

      Указатели привели Брока к одной из дверей кабинетов в конце коридора, противоположном тому, где находился вход в палаты. Только Брок подошел к нему, как открылись двери лифта. «Фьюри пиздец», — понял Брок по лицу Роджерса; Барнс, ясен пень, не спал, о чем говорили быстро исчезающие полоски под глазами — следы очков для стрельбы в тире; главнокомандующий юридической армии Старка Хулио Моралес кому-то по телефону обещал такую же перспективу в карьере.       — Все должно быть оформлено до конца недели, это распоряжение мистера Старка, — непреклонно произнес он и выключил аппарат. Даже при идеальной реакции вторая сторона не успела бы возразить. Да и чревато, если «распоряжение мистера Старка». — Мистер Рамлоу, — подняв на Брока голову, поприветствовал адвокат.       Брок кивнул в ответ и прошел в открытую Баки дверь.       — Начнем, — уверенно произнес Стив, занимая одно из свободно расставленных вдоль стен кресел. Кабинет был больше похож на место для психологических консультаций, чем на кабинет для совещаний.       — Начнем, — ответил ему неожиданный, хотя, если задуматься, тоже не последний в готовящемся обсуждении человек. Орсо спокойно выдержал вскинувшийся на него взгляд брата, кивнул адвокату и сел в занятое было Барнсом кресло рядом с Броком.       — Это касается мистера Мадиро напрямую, — согласно кивнул Стив на немой вопрос адвоката.       — Хорошо, — тут же согласился тот. Броку оставалось лишь подозревать, что Орсо известно все, и он просто не успел рассказать, а не то чтобы хотел скрыть от него. Сам ли догадался или припер кого к стенке тира, например — история явно умолчит. — Итак, — начал адвокат, — мистер Старк поручил мне быстро аннулировать брак, заключенный между мистером Роджерсом, мистером Барнсом и мистером Рамлоу второго мая две тысячи четырнадцатого года.       — Все стороны согласны и добровольно подтверждают шантаж и принуждение мистера Рамлоу к этому браку, — кивнул Стив, соглашаясь с поставленной Тони своим адвокатам задачей. — Мы знаем, что по закону процесс в любом случае требует определенного времени, но хотим быстрее освободить мистера Рамлоу от насильственно взятых на себя обязательств. Мы с мистером Барнсом были введены в заблуждение, но своей вины и слепоты не отрицаем. И хотим исправить то, что в наших силах, придя к соглашению.       — Это не очень повлияет на процесс, но я все же спрошу, есть ли какие-либо доказательства оказанного принуждения? — спросил моментально включившийся в порученную задачу адвокат.       — К сожалению, нет, — мотнул головой Стив. — Тони сказал, что мы можем быть с вами совершенно откровенны, — адвокат не колеблясь кивнул. — Манипулировавший мистером Рамлоу Директор Фьюри путем шантажа жизнями его бойцов принудил Брока согласиться на этот брак. Со своей стороны я пошёл на это ради Баки, видя, как ему важно быть рядом с единственным человеком, проявившим к нему человеческое отношение и сумевшим вытащить его из рабства. В этом я тоже долго был слеп, но, пожалуй, к сути нашего вопроса это не относится.       — Отсутствие доказательств осложнило бы дело, если бы одна из сторон возражала против расторжения брака, — успокоил адвокат, повторив то, что, впрочем, говорил уже и сам Старк. — Я займусь этим лично, только чтобы ускорить процесс, воспользовавшись некоторыми связями и возможностями «СтаркИндастриз».       Стив не любил преференции и обходные пути, но сейчас, не раздумывая, кивнул. Брок физически ощущал испытываемую им вину.       Орсо слушал молча, спокойно и, если и не знал подробностей, то никого не упрекал и не винил. Его пальцы крепко сжали пальцы лежащей на колене руки Брока, не таясь от других, показывая, кто действительно имеет право на их обладателя. Барнс как-то жалко посмотрел на кузенов, почти незаметно сведя брови, видя следы многочисленных ссадин на руке Орсо.       — В таком случае, — продолжал Стив, — я не вижу необходимости долгого обсуждения. Но может вам нужны наши с Баки письменные согласия на расторжение?       — Нет, мистер Роджерс, — отрицательно развел руками адвокат. — Мы используем процедуру, когда инициатива исходит сразу от всех сторон дела. Эта практика больше используется во взаимоотношениях юридических лиц при расторжении контрактов, но я проверил, в законах нет препятствий для ее применения к лицам физическим. Просто практики не было, прецедентов.       — Будет, — впервые за встречу подал голос Барнс.       — Займитесь этим, мистер Моралес, — кивнул Стив. — Брок должен быть свободен максимально быстро.       — Уверен, к понедельнику у меня будут все закрывающие этот вопрос документы, — уверенно произнес адвокат.       — Спасибо, — сдержанно улыбнулся Стив, поднимаясь вместе с ним.       Тот жестом попросил остальных сидеть, с каждым попрощался за руку и покинул кабинет.       — Тебе на осмотр, я видел график, — сразу меняя тему, Брок непреклонно посмотрел на брата. Как-то неловко стало перед ним за то, на что пришлось пойти…       — Ты мне не изменял, — понял все и сам Орсо и, бросив виновато подобравшимся суперсолдатам короткую улыбку, поднялся.       Пошатнувшись, позволив Броку поймать себя и прижать виском к задрожавшим губам, Орсо постоял с пару секунд и, поддерживаемый братом, пошел к двери.       — Мы все исправим. Почти уже исправили, — едва закрылась дверь, Стив в свою очередь притянул к себе молчаливого Баки.       — Как съездили к уроду? — тихо спросил тот. Тихо, но лучше с подробным рассказом не тянуть.

***

      Вторую половину дня Брок оставался в медблоке, не собираясь уходить, пока не дождется главного здесь на текущий момент, а пока Вацлав не позвонил, он побыл сначала у Орсо, которому помог дойти обратно. Брат уверенно ходил сам, но у него периодически кружилась голова. Хелен по общей связи успокоила, что это побочный эффект от заживляющих препаратов и пройдет, как только их отменят. По словам доктора, динамика у Орсо хорошая, и вполне возможно, что можно будет ограничиться всего еще одним днем таких процедур.       Когда кузена уложили под очередную капельницу, и он задремал, Брок оставил с ним «Мамушку» и вышел. Очередная, третья, попытка была успешной. Мэй не спала, но Брок не сразу решился войти, а только когда прервавшая поцелуй, чтобы вдохнуть, Мэй заметила его в стеклянном окошке двери. Таузиг, не дожидаясь начальственного рыка, с порога признался, что уже получил нагоняй от своей невесты и скоро пойдет спать. Сам. Мэй на удивление спокойно заговорила о конце снайперской карьеры, спросив только — не расстанутся ли теперь они.       — Семью СТРАЙК не разрушить никому, — успокоил Брок и оставил влюблённую парочку. И таймер на столике между целующимися влюбленными. Если Таузиг не выметется за отведенное ему время, ему поможет это сделать робот Старка, а их возможности Брок уже испытывал на себе и потому был спокоен.       Выйдя в холл, Брок услышал остаточное эхо шагов. В ожидании очередного бумажного стаканчика он слушал тишину, неожиданно разразившуюся отборным польским матом. Почти тут же раздался хриплый мужской вскрик и последующий всхлип-стон. Догадываясь, что «Маша» что-то скрыл от штатного медика и друга, Брок, однако, был спокоен — Вацлав разрулит, а Гравс как-нибудь уколы переживет. Это будет нелегко, но Брок в него верил.       — Я на тебя мисс Чо спущу! Пшя крэв! — раздалось уже обеспокоенно вперемешку на двух языках. — Дебил! Скрыть, что вас покусали собаки?!       Брок покачал головой, вздохнул, ехидно улыбнулся и достал старкфон.       — Лейтенант Роллинс, — заговорил он тоном, который Джек называл «писец по двенадцатибальной шкале Рамлоу», — немедленно тащите в распоряжение доктора Густава свою тощую задницу. Вякнешь — сам в тебя противостолбнячное засажу, засранец. Выполнять!       Собаки, скорее всего, чисты и здоровы, но, блядь, не хотелось терять друзей после всего, что пережито, после сложного освобождения из-за пропущенной смертельной инфекции.       Зная, что животворящий пиздюль сделает свое дело, Брок вернулся в приглянувшийся ему кабинет для спокойных разговоров и по старкфону обговорил с Алексами их успехи, заказал для Пепс полюбившегося мороженого, услышал от Пятницы, что мистер Чокли с его гостем заняли один из мини-кинозалов, мистер Ларсон пошел спать, а она непрерывно отслеживает состояние его отца, несмотря на оставшуюся дежурить у кровати медсестру.       Все понемногу приходили в себя, но одна тринадцатая сердца Брока продолжала кровоточить.       — Командир… — в первых сумерках прервал затянувшуюся, взрывоопасную тишину голос Вацлава. Брок потер переносицу и тяжело поднялся.

***

      — Привет…       Он замер на пороге. В палате было пусто и тихо, лишь приглушенно гудела климатическая система — тем пронзительнее ощущалось на ее фоне пищание приборов.       — Голова, слава Богу, на месте, — та тут же перекатилась по подушке, на Брока спокойно смотрела пара серо-зеленых, в черных кругах глаз. Пиздец, этого он и боялся…       — У тебя гениальная голова, — кивнул он, проходя и пристраиваясь на стоящем рядом стуле.       — Немного непривычно, — дергано улыбнулся Никита, слегка отводя взгляд.       — Да, это пришлось сделать, — Брок решительно накрыл ладонью его запястье, побуждая снова посмотреть на себя. — Я не буду врать, что понимаю, каково тебе. Но и я, и парни — уверен, тебе уже сказали, что живы и вытащили всех, и Хелен с другими врачами сделаем все, чтобы ты вернулся к нормальной жизни. Ты тоже сможешь, или я нихуя не понимаю в своих людях. Только, пожалуйста, не молчи. Это не слабость…       Никита замер на секунду и, выдыхая, кивнул.       — Очнулся и не сразу понял, где нахожусь… — заговорил он, вздохнув. Немного перекатив голову назад, смотреть все же продолжал на командира, не вырывал своей руки из-под его. — На чертов аул не похоже было, я подумал, что все-таки умер.       — Хрен тебе, — вырвалось из Брока. — За тобой Барнс летал.       — Аул-то хоть на месте? — понимающе хмыкнул Никита.       — Мне насрать!       Никита снова понимающе, теперь уже кивнул.       — Потом, — продолжал он, — понял — больница. И кое-что еще… Странно ощущалось, мысли странные. Вроде понимаю — калека, а внутри сопротивление — нихуя.       — И правильно, — кивнул Брок. — Ты слишком русский, как говорит тот же Барнс, а он вас лучше всех из нас знает.       — Русские — это не национальность, это — диагноз! — рвано засмеялся Никита, резко замолчал, но улыбка задержалась на огрубевших, до кровавых корок покусанных губах.       — Диагнозы позвольте здесь ставить мне, — раздался от двери мелодичный голос.       Брок с готовностью повернулся, добро улыбаясь, но отлипать от бойца пока не спешил.       — Я могу остаться? — спросил он, все же давая Хелен занять место возле пациента.       — Конечно, — кивнула док, включая планшет. — Кардиограмма хорошая, анализы крови тоже. Нам удалось предотвратить заражение, повторной операции не потребуется, как и более серьезной ампутации. Риск был… — помолчав, ответила она на вскинувшиеся на нее глаза. — Я сообщу Тони, как он просил, утром он придёт на замеры. Бегать будешь, — снова непреклонный голос.       — Да я уже понял, что без вариантов, а думал отлежаться… — хрипло смеясь, мотнул головой Никита.       — От меня еще никто не уходил, а ты именно пойдешь, — кивнула Хелен, наклоняясь проверить давление.       — Пойду. Но не уйду… — поднял на нее голову Никита. — Если позволишь…       По идее, это должен был быть вопрос, но интонация Брока заинтересовала, он всегда был наблюдательным.       — Я поставлю тебе капельницу, — прервала странную паузу Хелен, удовлетворенно кивнула на снятые показатели. — Она питает и восстанавливает кровь, ускоряет регенерацию тканей. Имеет, правда, сильный снотворный и немного наркотический эффект, больше похожий на средней тяжести опьянение, но на ночь это нормально.       — Командир, все, что будет сказано… — пошутил Никита.       — Будет использовано, — хмыкнул Брок, внимательно наблюдая. — Я приду утром с Тони.       — Сейчас все равно не получится поговорить, — согласно кивнула Хелен. — Мне надо ставить капельницу, проследить, чтобы Никита нормально уснул и дождаться Кристиана на осмотр и перевязку.       — Твой брат вполне успешно справляется, его кореец за ним едва поспевает. Пятница их спалила, — заговорщицки улыбнулся Брок.       — Мистер Рамлоу… — донеслось с потолка.       — Милая, я любя, — поспешил оправдаться Брок, поднимаясь.       — Какой кореец? — удивленно посмотрел на него и Хелен Никита.       — Все потом, — решительно отрезала Хелен, указывая Броку глазами на дверь.       — Увидимся утром, — тот послушно поднял руки, сдаваясь, но, прежде чем выйти, запустил одну из них в карман джинс. — Не знаю, как Стив это сделал… — с этими словами Брок протянул содержимое сжатых в кулак пальцев Никите. На дрогнувшую ладонь, всю в ссадинах, лег серебряный крест.       — Это он, — глухо выдохнул Попов. — Я думал, потерял его в Трискеллионе…       Брок не стал больше ничего говорить, мягко накрыл сжавшие крестик пальцы, и, улыбнувшись поднявшему на него глаза Никите, вышел.       — Расслабь руку, — Хелен обернулась от закрывшейся двери, придвигаясь ближе. — Мне надо попасть в вену. Не напрягай мышцы.       Никита кивнул, но сначала надел, казалось, навсегда потерянный крестик на шею. Было чувство, что с его возвращением начинается новая жизнь: непростая, полная боли и борьбы, но так странно и спокойно стало на сердце.       Лицо всегда нравившейся ему сестры Кристиана расплывалось, но не исчезало, даря тепло…

***

      Под сменившиеся на электронных часах их этажа «21.59» на «22.00» Кристиан улыбнулся как-то неохотно входящему в выделенную ему комнату Чину и достал из кармана брюк старкфон. Хелен велела ему прийти к девяти, он просрочил целый час, но гневного поторапливания от сестры не было. Тем не менее, Кристиан поспешил к лифту.       В медицинском блоке было по прежнему тихо. У кроватей Ларсона-старшего и Мэй дежурили медсестры, значит, парней все-таки выгнали спать. И правильно, учитывая, что кризис миновал в отношении всех. Слава Богу, что всех…       Кристиан замер напротив реанимационного блока. Никита, окутанный проводами приборов и трубками капельниц, спал. Уже не такое мертвенно-бледное лицо, очищенные от грязи и крови руки, хранящие пока следы глубоких резаных ран. Хелен наносила на них какое-то свое заживляющее средство. Закончив с рукой, Хелен убрала тюбик на прикроватный столик, сама же, наклонившись близко к лицу Никиты, смотрела на него. Он спал и не слышал ее слов. Не слышал их и замерший по другую сторону дверей, осенённый догадкой Кристиан, но по мягко опустившейся на спокойно поднимающуюся во сне мужскую грудь, накрывшей висящий на шее крестик руке был уверен, что знает, о чем беззвучно шепчут тонкие губы.       Хелен молилась о… ком?..
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты