find the answer

Слэш
PG-13
Закончен
13
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Описание:
Донхёк — странноватый сыщик, живущий в уединении. Марк — студент, приехавший к сестре на каникулы и вынужденный помогать ему.
Почти классический детектив.
Примечания автора:
видит бог, я надеюсь, что здесь будет много частей, по крайней мере, больше, чем одна, потому что изначально все это задумывалось как сборник детективных историй, а пока пусть стоит статус завершен

если видите какой-то тупняк, обязательно тыкните меня
или если у вас есть идеи для дел, которые могли бы расследовать маркхеки, то тоже тыкните

пб включена
кидайте тапки, помидоры и все такое
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

исчезнувший ребенок

Настройки текста
Марк впервые в жизни опоздал на свой рейс. Он рассчитывал оказаться у порога старшей сестры примерно в 11:20, а оказался там только в 17:43. Приехать раньше не получилось из-за таксиста, остановившегося в начале улицы и отказавшегося ехать дальше, потому что почти все обозримое пространство было уставлено полицейскими машинами, и сами сотрудники органов сновали между ними, как беспокойно мечущиеся точки. Полицейские обосновались в одном из зданий, они входили туда и выходили, раз за разом рассаживались по машинам, отгоняли любопытных детей, уезжали, приезжали и снова заходили и выходили. Марк пешком добрался до дома сестры почти без происшествий, только у самого крыльца случайно угодил в лужу, отвлекшись на штаб, который, как оказалось, находился в доме через дорогу. Юноша нажал на звонок, раздался глухой свист, а затем — топот, и в широком окне первого этажа появилось счастливое лицо Мины. Дверь открылась, и женщина молча втащила его за порог. — Братишка! — радостно взвизгнула она и обняла Марка. — Наконец-то ты добрался. — Да, наконец-то, — кивнул Марк, взглянув на наручные часы, они показывали 17:51. Юноша оставил вещи и прошел в гостиную, откуда открывался отличный вид на улицу. — В соседнем доме что-то случилось? Почему так много полиции? — спросил Марк, забирая у Мины кружку с чаем. — Не знаю. Вряд ли. Полиция тут бывает довольно часто, — пожала плечами женщина и, задорно улыбнувшись, повернулась всем телом к брату. — Ну что, готов увидеться с моим женихом? Марк замер, уже собираясь сказать что-то о количестве женихов сестры, но в следующий на улице раздалось несколько громких хлопков, подозрительно похожих на выстрелы. Он бросился к окну и заметил, что у дома осталась всего одна машина и к ней быстрым шагом направляются трое полицейских и один гражданский примерно того же возраста, что и Марк. Часы показывали 17:59. Юноша обернулся и увидел, как побледневшая Мина испуганно смотрит в окно. — Я узнаю, что произошло, — обеспокоенно бросил молодой человек и вышел на улицу. Парень возле машины улыбнулся Марку, как только заметил его. Незнакомец был странным: он был достаточно высок и худ, с темной кожей и в целом очень привлекательной наружностью, но одет был так, словно ехать никуда не собирался — растянутая футболка с парой дырок и пятнами непонятного происхождения, спортивные штаны с вытянутыми коленками и видавшие виды резиновые тапки. Перфекционистская натура Марка протестовала против общения с этим недоразумением, но необходимость успокоить сестру была гораздо сильнее. Кажется, это противоречие отразилось у него на лице, потому что незнакомец откровенно забавлялся, глядя, как медленно угасает решимость Марка. — Привет, — все-таки начал юноша, — мы с сестрой тут услышали непонятные звуки. Судя по тому, что в твоем доме полиции было больше, чем обычно бывает в участке, ты можешь знать что это было. Незнакомец искренне рассмеялся, будто услышал лучшую в мире шутку, и, только отсмеявшись, ответил: — Я не знаю, что это было. Но, думаю, ты сможешь узнать, — Марк хохотнул, но лицо незнакомца стало серьезным. — Через час я хочу видеть тебя в розовом двухэтажном доме, принадлежащим семье Пак с информацией о том, что это были за хлопки. Марк перестал улыбаться. — Подожди, ты серьезно? — нервно спросил он, бросая взгляд на наручные часы — 18:06. — Абсолютно. Посмотрим, справишься ли ты, — улыбнулся незнакомец, уже закрывая за собой дверь машины. — Меня, кстати, зовут Ли Донхёк. Увидимся, Марк. Автомобиль резко сорвался с места, оставляя за собой шлейф из пыли и странного запаха, а еще — непонятных ощущений в груди юноши. Он был зол и охвачен азартом. Марк был лучшим студентом в университете, никто не смел сомневаться в его умственных способностях. На часах было 18:18, когда, уверив Мину в том, что бояться нечего и ее любимый братишка скоро вернется, захватив из чемодана свой блокнот, ручку и проверив заряд на телефоне, Марк отправился бродить по окрестностям.

***

Марк рассудил, что хлопки были довольно громкими, поэтому искать источник звука стоило где-то поблизости. Он обошел пару закоулков, заглянул за несколько заборов и почти добрался до того розового дома — окончательной точки путешествия — как увидел тупик, который был совершенно обычным, если не считать пару перевернутых вверх дном дырявых ведер. Он подошел поближе и увидел на земле маленькие, разорванные цилиндры черного цвета — взорванные петарды. Марк присел и принялся рассматривать их. Три штуки. Ровно по количеству хлопков. Юноша сфотографировал петарды и собрался уже уходить, как его взгляд привлекли яркие кусочки резины, валяющиеся то тут, то там. Они выглядели так, будто тоже были взорваны. «Какой дурак станет пихать зажжённые петарды в резиновую игрушку?» — думал Марк, выходя из тупика и рассматривая фотографии. — Дети! — вскрикнул он вслух, осененный своей догадкой. Марк развернулся и отправился в сторону своего дома, где последний раз видел играющих ребят. Кто бы мог подумать, что дети в этом городе окажутся хуже самых знаменитых партизан. Юноше пришлось пообещать, что он никому и ничего не расскажет, иначе ему самому не сказали бы и слова. Милая девочка с искусно заплетенной, но очень уж тонкой косичкой рассказала, что видела там трех мальчиков постарше, один из которых точно был Ли Сонджун из дома 45 на этой же улице. Марк благодарно ей улыбнулся и отправился прямиком по указанному адресу. Родители Сонджуна, как и сам мальчик, были уже дома. Юноша уверил их, что все в порядке, просто ему нужно узнать у Сонджуна кое-что очень важное. Родители с большой неохотой оставили ребенка у двери и ушли в столовую. Мальчику было около 12—13 лет, он был невысокий и тощий, но самой яркой чертой его внешности была умилительная лопоухость. Марк не представлял, как такой очаровательный ребенок мог быть хулиганом. — Дружище, — обратился к нему юноша, — вы сегодня с друзьями взрывали петарды? Как вы смогли их купить? Мальчик, до этого выглядевший заинтересовано, ощетинился и недовольно спросил: — Тебе-то какое дело? Тебе их точно просто так продадут. — Я хочу знать, где вы их достали, — Марк недовольно посмотрел на мальчика, — или мне у твоих родителей спросить? — Нам их отдали просто так, — тихо буркнул Сонджун. — Какой-то дядька в очках и кепке. Он сказал, что если взорвать их в месте, огороженным от ветра, например в ближайшем тупике, взрыв будет громче. Но, вообще-то, они не так уж и громко бахнули. Одну мы засунули в резиновый мячик, вот она взорвалась что надо, — он щербато улыбнулся. Марк улыбнулся в ответ: — Окей, спасибо. Но не советовал бы брать что-либо у незнакомцев в следующий раз.

***

На часах было 18:53, когда Марк наконец добрался до розового дома. Большое двухэтажное здание было оцеплено полицейскими. Они стояли у кованых ворот, в саду, на крыльце, бродили по двору. Марк в нерешительности остановился у входа, окидывая взглядом дом, который теперь был похож на разворошенный улей. В воздухе плавала тревога. Юноша подошел к одному из полицейских и сказал, что у него есть новость для Ли Донхёка. Полицейский молча кивнул и жестом показал следовать за ним внутрь. Донхёк сидел в просторной и светлой гостиной, устремив взгляд на настенные часы. Напротив него сидели мужчина и женщина. Пары секунд было бы достаточно, чтобы осознать — эти люди переживают ужаснейшее горе. Они оба плакали. Женщина, не таясь, рыдала, но мужчина пытался держать лицо, хоть слезы и катились из его глаз. Марк испугался, увидев такую неприкрытую скорбь. Он был чужим в этом доме, и подобное зрелище было не для него. — О, ты вовремя, как и ожидалось, — улыбнулся Донхёк, выдергивая Марка из его мыслей. — Теперь мы можем начинать, — обратился он к паре, — господин и госпожа Пак, расскажите мне, как прошел ваш сегодняшний день. Расскажите все в деталях. Даже самая маленькая может быть важная для поиска вашего ребенка. Мужчина судорожно вдохнул и крепче сжал руку своей жены. Марк достал телефон, чтобы включить диктофон, как часто делал на лекциях, и положил его на стол. Донхёк одобрительно стрельнул глазами. — Сэрен разбудила нас в пять утра. После этого мы решили не ложиться, хотя обычно встаем только в семь. Моя жена покормила дочь, затем мы вместе позавтракали. Я поехал на работу пораньше. День прошел совершенно обычно. Я вернулся домой к четырем. Мы всей семьей перекусили, и жена пошла с Сэрен на задний двор немного погулять, я остался здесь, читал новости, смотрел телевизор. Где-то через полчаса мои девочки вернулись домой, — господин Пак сделал еще один вдох и ненадолго замолчал, поглаживая руку своей притихшей жены, — они вернулись, и Сою пошла укладывать Сэрен наверху. После Сою спустилась, и мы вместе посмотрели телевизор. Потом я поднялся за пледом для жены, у нее немного замерзли ноги, заодно заглянул к дочери, она все еще спала, — господин Пак шмыгнул носом, пытаясь не расплакаться, — я взял плед, спустился вниз. Мы еще немного посмотрели телевизор, а затем Сою поднялась наверх, и я услышал, как она закричала. Сэрен исчезла из своей кроватки, пока мы были дома. Просто исчезла. Осталась только эта проклятая записка с требованием денег и обещанием позвонить. Мы тут же вызвали полицию, а потом просто ждали вас. — Хорошо, все понятно. А вы, госпожа Пак? Как прошел ваш день? — совершенно отстраненно проговорил сыщик. Женщина затравлено взглянула на Донхёка. — Как обычно. Я занималась уборкой и готовкой, играла с Сэрен, пока мой муж не вернулся с работы. Мы поели, я погуляла с малышкой, затем уложила ее в кроватку. А когда зашла в следующий раз, ее уже не было. Была только записка. Голос ее звучал надломлено, будто она сейчас затрещит по швам и распадется на мелкие кусочки, каждый из которых будет состоять из чистого горя. Муж крепко держал ее за руку и обнимал за плечи, продолжая тихо плакать и едва это замечая. — Понятно, — Донхёк задумчиво начал грызть ногти. — И никто странный у дома не крутился? Оба отрицательно покачали головой, не в силах ответить. — Хорошо. Последний вопрос, — Донхёк придвинулся поближе. — Расскажите мне в точности, что вы делали после обнаружения пропажи. — Когда Сою закричала, я побежал наверх, — начал господин Пак, — там я увидел ее, мечущуюся по комнате, и пустую кроватку. Жена протянула мне записку, и я разу же все понял. Я побежал вниз за телефоном, чтобы вызвать полицию. Затем выскочил на улицу, честно говоря, сам не знаю с какой целью. Мне вдруг показалось, что преступник не мог уйти далеко и я смогу догнать его. Когда я вернулся, Сою уже обыскивала первый этаж, а потом до приезда полиции мы обыскивали задний двор. — Что-нибудь нашли? Какие-то следы? — Нет, вообще ничего, — ответила госпожа Пак и снова разрыдалась. — Так я и думал, — шепотом сказал сыщик и, резко поднявшись с места, потянул Марка за рукав, — пойдем осмотрим второй этаж. Марк покорно поплелся следом. На втором этаже располагались спальня родителей, детская, спальня для гостей и туалет. В первую очередь Донхёк побывал в обеих спальнях, он выглядывал через окна и что-то бурчал, перебегая от одного подоконника к другому. — Пластиковые окна не так-то легко открыть снаружи, да? — вдруг обратился он к Марку и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Особенно, если это второй этаж, а ты должен похитить маленького ребенка, пока его родители сидят этажом ниже и внимательно слушают, как бы он не проснулся. Так что там со звуками? — неожиданно сменил тему юноша. — Это были петарды. Я поспрашивал детей, они рассказали, что петарды им дал какой-то мужчина в кепке и очках и предложить взорвать их тупике недалеко от этого дома, — Марк пошел за Донхёком в детскую и был поражен творившимся там беспорядком: обои были ободраны, в стенах и потолке зияли дыры. Он шокировано замолчал, застыв в дверном проеме. Донхёк прошел вглубь комнаты, покивал самому себе и тихо пробурчал: «как и ожидалось». — Что здесь произошло? — спросил Марк, огладывая помещение, которое теперь выглядело разгромленным и разграбленным. — Бравые полицейские поработали, — Донхёк резко развернулся к Марку. — Что думаешь о способе похищения ребенка? Марк стушевался, но ответил: — Как я понял, ребенка похитили из комнаты в присутствии родителей. Похититель не прошел ни через переднюю, ни через заднюю дверь. Остаются только окна. Возможно, он открыл одно из окон, снаружи пробрался через него, но тогда его бы услышали родители или увидели соседи. И маленькие дети просыпаются от малейшего шума. Но если одно из окон уже было открыто, то это существенно бы упростило задачу. Я слабо верю в существование потайных ходов, но, кажется, полиция занималась тут именно их поиском. Донхёк рассмеялся и одобряюще кивнул юноше. — Ты прав, одно из окон действительно было открыто. Но преступник не проникал через него. — Откуда ты знаешь? — Комната с открытым окном находится прямо над гостиной. Господин и госпожа Пак увидели бы, если бы кто-то пытался в этом месте забраться на второй этаж. Из гостиной же выходят двери на задний двор и там же лестница на второй этаж, как ты верно заметил, ни через переднюю, ни через заднюю дверь на второй этаж нельзя было попасть. — Тогда он забрался через другое окно? — предположил Марк. Донхёк резко присел на корточки и одним плавным движением оказался под детской кроваткой, но, не проведя там и минуты, выбрался обратно. — Все как я и предполагал, — Донхёк улыбнулся и взглянул на Марка. Вопросительное выражение на его лице напомнило сыщику об необходимости дать хоть какой-то ответ: — Ах, да. Нет, преступник вообще не пробирался через окна. Под ними нет никаких следов, а сегодня утром, как ты мог заметить, вляпавшись в лужу, шел дождь. — И что тогда остается? Потайные ходы? — Марк развел руками, испытующе глядя на Донхёка, запоздало осознав часть его фразы о луже. — О, не притворяйся глупым, — ответил сыщик, нависший над детской кроваткой. Он аккуратно приподнял детское одеяло и тихо хмыкнул, а затем, с веселой улыбкой, совершенно не вязавшейся со всей ситуацией, Донхёк обернулся к своему спутнику: — Идем на задний двор. Марк молча последовал за сыщиком. Весь сегодняшний день, начиная с самого утра, казался ему безумием. Еще вчера он по настоянию родителей собирался просто погостить у старшей сестры, а теперь он непонятным образом оказался втянут в расследование серьезного преступления с человеком, о котором не знает ничего, кроме его имени. Но даже так — Марку нравилось. Он больше не чувствовал себя одиноким и чувствовал себя полезным. Задний двор дома представлял собой огромную площадку, вплотную примыкавшую к лесу. Ее украшали (если, конечно, можно так сказать) старые качели, беседка и сарай, стоящий в непосредственной близости к концу участка. Донхёк еще раз прошелся под окнами, и Марк убедился, что земля в клумбах под ними мокрая и на ней нет никаких следов. — Значит он действительно не проникал через окна, — тихо сказал Марк, но сыщик его все-таки услышал. — Именно. Как я и сказал, — он обезоруживающе улыбнулся и, резко развернувшись на пятках, направился к сараю. Строение напоминало небольшой одноэтажный амбар, один конец которого утыкался прямо в забор, подпираемый большими деревьями. Донхёк вошел внутрь и принялся осматривать лежащие там инструменты — некоторые его мало интересовали, у других он останавливался, чтобы приглядеться поближе. Особенно его заинтересовал аппарат для выжигания по дереву. Марк тоже остановился рядом. Сыщик бросил немного смущенный взгляд в его сторону: — Люблю делать что-нибудь своими руками, — решил пояснить он, — пару месяцев назад увлекся готовкой. Получается сносно. — А я совершенно не умею готовить. Донхёк улыбнулся так, будто это была самая радостная новость за день и, уже не останавливаясь, стал пробираться ко второму выходу из сарая. Марк следовал за ним как тень. На двери не было замка, и она легко поддалась. Между стеной постройки и забором оказалось пространство в пару метров. Сыщик окинул взглядом ограду и принялся ее ощупывать и шатать отдельные доски, пока одна из них не поддалась и не сдвинулась с места, создавая прямой проход в густой лес. Юноша широко улыбнулся, поворачиваясь к Марку: — Вот так преступник попал на участок. Марк заглянул в прореху между досками, достаточно крупную, чтобы сквозь нее мог пройти взрослый мужчина с ношей в виде ребенка. Мокрая трава была местами примята. — Да, кажется, это так. Донхёк, явно ожидавший более бурной реакции, отпустил доску с кислым лицом и немного зло сказал: — Я уверен в этом. Теперь пойдем поболтаем с соседями. В доме слева жила такая же молодая пара, но без детей. Они совсем недавно переехали, поэтому ничего не могли сказать про семью Пак. Но, что касается дома справа, то он принадлежал пожилой женщине по фамилии Ким. Эта старушка, являясь воплощением типажа всезнающей соседки, с удовольствием проводила молодых людей в столовую и налила им чай. — Вы, ребята, хотите знать, что произошло в соседнем доме, да? — она лукаво улыбнулась, — я, конечно, могла бы вам все рассказать, но сегодня я и видеть ничего не видела. Все было как обычно. Госпожа Пак погуляла с малюткой Сэрен по участку и зашла домой, а через пару часов тут уже повсюду была полиция. — Что можете сказать насчет семьи? Они хорошие люди? — спросил Донхёк, отхлебывая из своей кружки. — Люди как люди, — неожиданно философски ответила старушка, — со своими страстями. Господин Пак Чонхо был с подросткового возраста влюблен в свою будущую жену, а Сою его не замечала, встречалась с другим — с Ким Хену. Пока Хену был в армии, молодые люди как-то сблизились. Сыграли свадьбу, а через пару месяцев госпожа Пак забеременела. Жили они тихо до недавнего времени. — А что произошло недавно? — поинтересовался Марк, игнорируя одобрительный взгляд Донхёка. — Бывший молодой человек госпожи Пак вернулся из армии. Один раз он пришел сюда поговорить, но ему не открыли, хотя Сою была беременна в то время и постоянно была дома. Так и ушел ни с чем. Сыщик, уже некоторое время неотрывно смотревший в окно, через которое было видно задний двор семейства Пак, вдруг неожиданно спросил: — Вы не против, если мы останемся на ночь в вашем доме? Марк подавился, а старушка расплылась в довольной улыбке.

***

— Зачем мы должны остаться у нее ночью? — зло спросил Марк, когда они вышли из дома. — Из окон ее кухни видно и главную улицу, и задний двор супругов Пак. Это очень удобно для слежки за преступником, — бодро ответил Донхёк. — Преступник вернется обратно? — юноша пораженно распахнул глаза. — Нет. Он и не покидал места преступления. — Что это значит? — У тебя есть все детали, Марк, осталось только верно составить красивую картинку, — хохотнул Донхёк и открыл дверь, ведущую в дом семьи Пак, попутно запинаясь о крупную женскую сумку и чертыхаясь во весь голос.

***

В доме все еще сновали полицейские. Команда с аппаратурой и родители сидели в гостиной и ждали звонка от похитителя. Донхёк попросил одного из офицеров собрать всех присутствующих. — Итак, — начал он, стоя в центре комнаты, — я еще не знаю, кто преступник и как он попал в дом, но будьте уверены, в ближайшее время я назову вам все имена. По толпе пронесся вопросительный шепот, все как загипнотизированные повторяли: «имена». Марк недоуменно взглянул на Донхёка. Преступников было несколько? Когда он успел сделать такие выводы? — Но есть кое-что, в чем я уверен на сто процентов, — сыщик сделал паузу, вздохнул и со скорбным лицом обратился к родителям пропавшего ребенка: — Мне жаль, но Сэрен мертва. Она погибла пару часов назад, простите. Господин Пак отрицательно мотнул головой, повторяя: «не правда, не правда». Его жена застыла, побледнела, прижала руки к лицу и громко зарыдала, но в следующую секунду вдруг затихла, обмякла и некрасиво повалилась на пол. Муж и пара офицеров бросились к ней и начали приводить в чувства. Донхёк подошел к детективу Сон, возглавляющему команду, и тихо сказал: — Похититель не позвонит. Полицию можно отпустить. — Ты уверен? — с надеждой спросил детектив. — Да, абсолютно. Детектив вздохнул и неохотно кивнул.

***

— Как ты узнал, что ребенок мертв? — спросил Марк, придя в себя уже в кухне старушки Ким. — Второй преступник подал первому знак, — сыщик сидел рядом и рассматривал собственную кружку. Марк задумался. Пару часов назад он только познакомился с Донхёком и оказался в этом водовороте событий, а теперь они сидят рядом, пьют чай, словно два старых друга. Но когда Донхёк успел заметить знак? Пока Марк разыскивал детей? Вместо этого он спросил: — Ты знал мое имя. Откуда? Донхёк удивленно взглянул на спутника, а затем улыбнулся. — Твоя сестра с огромным удовольствием делится со всеми тем, какой у нее умный и замечательный младший брат. А я очень люблю слушать все, чем делятся люди. Юноша, удовлетворенный ответом, кивнул и вдруг подскочил с дивана: — Петарды! Петарды — это знак! Сыщик рассмеялся и с улыбкой взял Марка за руку, сжав ее. — Я знал, что в итоге ты догадаешься. — Но кому был этот знак? — Надеюсь, что сегодня ночью мы узнаем. Марк кивнул.

***

Время близилось к двум часам ночи. Марк пил уже третью кружку кофе и чувствовал опустошение от усталости. Донхёк же — был бодр и без кофе. Он все время болтал, но не касался работы, как бы Марк не пытался втянуть его в разговор. Спустя полчаса сидения в темной комнате с одним включенным ночником, юноши заметили, как из соседнего дома выскользнула темная фигура. Она двигалась быстро, но нерешительно, боязливо замирая от каждого громкого звука. Донхёк схватил свой телефон и отправил сообщение детективу. Выходя из дома, ребята потеряли немного времени, но фигура двигалась по главной улице, поэтому догнать ее не было проблемой. Большей проблемой было провести слежку незаметно, потому что фигура будто чувствовала, что за ней следят, постоянно оглядывалась, всматриваясь в темноту за спиной. Преследователи прятались за фонарями, передвигаясь перебежками и стараясь не шуметь. Марка удивило то, насколько маленькой была эта фигура. Она могла бы принадлежать подростку или худенькой женщине. Ужасное предположение посетило его голову, но оно никак не желало вставать на отведенное ему место в красивой картинке. Тем временем фигура добралась до темного переулка и застыла, будто ожидая кого-то. Марк и Донхёк остановились за углом и тоже стали ждать. Через пару минут появился еще один человек. Это точно был мужчина — его фигура была высокой и широкоплечей. — Ты пришел, — раздался шепот из переулка, усиленный эхом. — Да. Мне жаль, — раздался надломленный ответ. В следующую секунду Марк вздрогнул — из переулка донесся почти нечеловеческий рев, переходящий в мычание. Он сдвинул Донхёка к себе за спину, краем глаза заметив, как тот начал доставать телефон. Марк выглянул из-за угла и увидел, как мужчина, удерживая одну руку на затылке второй фигуры, другой рукой закрывает ей рот. Вторая фигура начала оседать на землю с трудом сопротивляясь, и стало понятно, что ей закрывают не только рот, но и нос, пытаясь удушить. Нужно было действовать. Марк оглянулся и поймал испуганный взгляд Донхёка. Этот взгляд застал Марка врасплох. Он неожиданно для себя потрепал сыщика по голове, утешая его. И, боясь передумать, выпрыгнул в переулок. Шум испугал преступника, страх заморозил его, но ненадолго. — Стойте и не двигайтесь. Полиция уже близко. Не усугубляйте ситуацию, — крикнул юноша. Преступник не проникся и двинулся вперед, собираясь повалить Марка на землю. Позади зазвучал сигнал полицейской машины, и преступник отвлекся. Марк использовал эту заминку и ударил первым, пнув фигуру между ног. Мужчина скрючился и упал на колени, болезненно стеная. Полиция оказалась на месте в считанные секунды. Они скрутили мужчину. Марк подбежал ко второй фигуре, лежащей на земле. Сняв с нее капюшон, юноша шокировано охнул и взглянул на Донхёка, неожиданно появившегося рядом. Лицо сыщика было необычно серьезным. — Она в порядке? — тихо спросил Донхёк. Марк приложил ухо к груди женщины и услышал глухой стук. — Да, просто без сознания, — позвав офицеров на помощь, юноша отвел сыщика в сторону. — Ты знал, что это госпожа Пак? — Я был уверен в том, что виноват кто-то из родителей еще до того, как попал в дом, — согласно кивнул Донхек. — Почему ты не сказал сразу? — Потому что мы могли бы вспугнуть второго преступника. Марк восторженно взглянул на молодого человека. — Но как ты обо всем догадался? — Я расскажу об этом, когда мы вернемся в дом. Терпение, мой друг, — Донхёк улыбнулся и хлопнул Марка по плечу. Офицеры заканчивали с оформлением документов. Госпожу Пак уже привели в сознание, и она сидела на земле бледная, как полотно, обреченно устремив свой взгляд вниз. — Детектив Сон, — обратился к своему знакомому Донхёк, — мы возвращаемся на место преступления, не могли бы вы отвезти задержанных туда? Детектив насмешливо закатил глаза. — Опять эта твоя театральщина. Донхёк улыбнулся ему, шаркнул ногой и поклонился. Большую часть пути они добирались молча. Марк лениво обдумывал все произошедшее, пытался составить ту самую картину. Донхёк рядом изредка бросал на него обеспокоенные взгляды, но, в конце концов, решил спросить: — Ты в порядке? — Да, в полном. Просто я поражен тем, что ты смог найти преступников так быстро. — Мы смогли, — поправил Донхёк. Марк улыбнулся, молча принимая комплимент.

***

Когда они добрались до места преступления, все действующие лица уже были в гостиной. Господин Пак ошарашенно смотрел на свою жену, закованную в наручники, и на мужчину рядом с ней. На лице его читалось неверие. Марку было его жалко: в один день этот человек потерял ребенка и жену. Марк тихо проскользнул между офицерами и сел на диван, стараясь не привлекать внимание, пока Донхёк проходил к центру комнаты. — Я знаю, что у вас много вопросов, — обратился сыщик ко всем присутствующим, — но позвольте мне начать издалека. Супруги Пак учились в одной школе. Будучи подростком, господин Пак Чонхо уже был влюблен в свою будущую супругу, в то время как юная Сою была всем сердцем предана другому молодому человеку по имени Ким Хену, — задержанный мужчина крупно вздрогнул, но, кажется, только Марк обратил на это внимание. — Молодые люди встречались довольно долго, пока не настала пора Хену отдавать долг своей стране. Во время его пребывания в армии, Сою и Чонхо быстро сблизились и также быстро поженились, а через пару месяцев узнали радостную новость — они станут родителями. Однако с трудом можно сказать, что Сою была счастлива замужем, в конце концов, брак был напоминанием о первой самой сильной любви. Он был построен на предательстве. И госпожа Пак провела эти два года в страшных мучениях. Но тут подошло время демобилизации ее бывшего возлюбленного, который был поражен свалившимися на него новостями и, как только прибыл в родной город, тут же отправился к дому молодой пары. Но ему никто не открыл, хоть госпожа Пак и видела посетителя. Она ничего не сказала мужу, но с бывшим возлюбленным все-таки увиделась. К сожалению, я не могу сказать, как они встретились и как долго длилась их тайная связь, но именно она послужила причиной сговора, результатом которого стало это ужасное похищение с целью выкупа, обернувшееся убийством. Любовники решили, что смогут сбежать вместе, получив деньги и забрав ребенка, но, увы, их планам не суждено было сбыться. Теперь мы должны перейти непосредственно к сегодняшнему дню, — уверенно продолжал Донхёк, — все началось того, что ко мне приехала половина нашего полицейского участка. Как вы знаете, обычно я не занимаюсь похищениями с целью выкупа. Хоть это похищение с самого начала показалось мне странным, хотя бы тем, что было совершенно в середине дня, когда гораздо удобнее и безопаснее было совершить его ночью. Подобный риск и запрашиваемая сумма были несоизмеримы. Таким образом я понял, что дневное время суток обеспечивало алиби одному из присутствующих на момент похищения. Следующее, о чем я подумал, пока меня уговаривали взять это дело, это то, каким образом ребенок мог пропасть из дома, если в дом никто не мог проникнуть. И в этот момент случилось то, чего я совершенно не ожидал. Мы услышали взрывы петард. Я не был уверен в том, что они что-то значат, но в подобном странном деле вполне могла бы появиться еще одна странность. Поэтому я попросил своего напарника, — Донхёк сделал небольшой поклон в сторону Марка, и тот, улыбнувшись склонил голову в ответ, — проверить, что же произошло. И, как ожидалось, он блестяще выполнил свое задание. Пока я проверял место преступления на наличие следов проникновения, Марк выяснил, что незнакомый мужчина дал эти петарды детям и попросил взорвать их в тупике, недалеко от этого дома. Тут вы проявили излишнюю бдительность, господин Ким, — обратился сыщик к мужчине, гневно сверкающему глазами, — если бы вы сами взорвали эти петарды, то я бы не смог связать их с произошедшим и, скорее всего, гораздо дольше не был бы уверен в том, что преступник живет в этом доме. Но, тем не менее, моя интуиция правильно подсказала, что эти взрывы были знаком, говорящим, что что-то пошло не так. Вы появились перед детьми без маленького ребенка на руках, и я понял, что Сэрен, к сожалению, уже мертва, и взрывы должны были предупредить вашего подельника об этом. После осмотра дома я пришел к выводу, что снаружи нельзя было проникнуть в дом незамеченным. Господа полицейские, в свою очередь, осмотрели дом на наличие потайных ходов. И выходило, что ребенок просто испарился из комнаты, чего, конечно же, произойти не могло. Я сделал единственный возможный вывод в данной ситуации — ребенка не было в доме, его похитили раньше. — По комнате пронесся общий вздох, полицейские переглядывались между собой, не веря в то, что слышат. «Как подобное возможно» — слышалось со всех сторон. Но Донхёк будто стал более уверенным от всех этих перешептываний, он самодовольно улыбнулся и продолжил говорить: — Я понимаю, звучит как безумие, ведь родители видели ребенка, лежащим в кроватке. Но, если мы исходим из предположения, что один из родителей является преступником, то наша уверенность в этом факте должна пошатнуться. Взглянув на распорядок дня, мы можем отметить только один промежуток времени, когда Сэрен могла быть похищена, — это время прогулки с матерью, — женщина сокрушенно вздохнула и застонала так, будто ее ударили ножом в самое сердце, слезы покатились у нее из глаз, но взгляд так и остался бессмысленным, — госпожа Пак передала ребенка в сарае, где ее уже ждал Ким Хену с запиской о выкупе и куклой. План был рискованным. Все, что угодно могло пойти не так. Господин Пак мог захотеть взглянуть на малышку поближе, и тогда все пошло бы крахом. Но этот риск был необходим. Именно поэтому госпожа Пак отправила мужа за пледом на второй этаж, хотя днем было довольно тепло. Он должен был заглянуть в комнату к малышке и увидеть, что та спит, тем самым создавая алиби для своей жены. Однако мы можем совершенно увериться в том, что в кроватке была кукла куда более легкая, чем настоящий ребенок. Кукла, не отставляющая глубоких вмятин на подушечке и матрасе, которые мог бы оставить пятикилограммовый ребенок. Совершенно чистая кукла. Думаю, при тщательной экспертизе можно будет доказать, что ребенок в кроватке не лежал. Сэрен была передана второму похитителю в сарае, из которого он выбрался через отодвигающуюся доску в заборе и направился к себе в логово, выжидая время. Своими словами о смерти ребенка, я возбудил подозрения в душе госпожи Пак. Она больше не могла ждать в безызвестности и глубокой ночью отправилась на встречу с любовником, где мы их и нашли. Думаю, теперь многое встало для вас на свои места, и, надеюсь, преступники получат по заслугам. Донхёк устало рухнул рядом с Марком, прижимаясь к нему теплым боком. Марк взял сыщика за руку и сжал ее, выражая поддержку. Они ждали, пока офицеры придут в себя и начнут задавать вопросы, но все молчали. Господин Пак с тоской и презрением смотрел на свою жену, прячущую взгляд. — Зачем? — наконец спросил он шепотом. — Потому что я ненавижу тебя, — не задумываясь, со злостью выплюнула женщина. —Ты мне своей ревностью жить не давал. Не нужно было вестись на пустые обещания и выходить за тебя. Господин Пак начал глотать воздух, словно утопающий, один из офицеров принес ему стакан воды. Детектив Сон отстраненно наблюдал за этой картиной, а затем спросил: — Донхёк, а куда делась кукла? — Она где-то в доме. Госпожа Пак сначала должна была спрятать ее в детской, чтобы убедить мужа, что ребенок исчез, а затем у нее был небольшой промежуток времени, пока господин Пак был на улице, чтобы перепрятать куклу туда, где полиция точно не станет искать. Я думаю, что это где-то на первом этаже, потому что именно здесь застал свою жену господин Пак, когда вернулся. Она где-то в личных вещах, которые не досматривались. Возможно, в сумке, которая стоит прямо у входа. Детектив кивнул одному из полицейских и тот вышел из комнаты, вернувшись через пару минут с куклой-младенцем, помещенной в пластиковый пакет для улик. — Это достаточное подтверждение твоей теории, — детектив подошел к подозреваемым и сказал: — Пора в участок. Нам еще нужно найти тело ребенка. Марк и Донхёк уходили последними. — Спасибо за помощь, — тихо произнес господин Пак. — Нам очень жаль, что все так случилось, — ответил Марк, кивнув хозяину дома на прощание, взял Донхёка под локоть и повел на улицу. Они устало добрели до своих домов, когда было уже засветло. Марк пообещал зайти к Донхёку, когда проснется, и они попрощались.

***

— Когда я вчера ложился спать, я заметил, что все время, проведенное с тобой, я не смотрел на часы, — рассказывал Марк, сидя в просторной гостиной Донхека, обставленной всякими милыми безделушками вроде фигурок персонажей мультфильмов. — Ты был слишком увлечен и не чувствовал давления, поэтому тебе и не нужен был этот ритуал, — ответил юноша, расставляя кружки на столе. — Ты прав. И даже не хочу спрашивать, как ты понял, что это мой ритуал. — Ничего детективного, просто твоя сестра действительно болтушка, — рассмеялся Донхёк. Марк кивнул и улыбнулся. В компании его нового друга было удивительно уютно. Они могли болтать ни о чем или молчать так, чтобы это не напрягало. Проведенные вместе стуки казались Марку самыми насыщенными за все прожитые годы. — Утром звонил детектив Сон, — прервал молчание Донхёк, — они всю ночь работали. Те двое подписали признательные показания, и полиция нашла тело ребенка. Сэрен была в съемной квартире любовников. — Как она погибла? Донхёк тяжело вздохнул и немного неохотно ответил: — Язык запал в горло, пока она плакала. — Боже. — Ужасно. Я надеюсь, что господин Пак будет в порядке. — Да, я тоже, — согласился Марк, глядя на расстроенное лицо Донхёка. — Часто ты так помогаешь полиции? — Довольно часто. И знаешь, иногда мне очень не хватает толкового помощника, — лукаво улыбнулся сыщик.
Примечания:
гайз, если кто-то хочет помочь мне отбетить вторую часть, я была бы очень признательна

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты