Why are you breaking my heart?

Bangtan Boys (BTS), BlackPink (кроссовер)
Гет
PG-13
Закончен
5
Размер:
Мини, 13 страниц, 3 части
Описание:
Любви вашей нет — это глупость и бред.
Посвящение:
Песни (слушать строго по данной последовательности):
Алёна Швец — «Скейтер»
Алёна Швец — «Курение убивает»
Алёна Швец — «Молодая красивая дрянь»
Примечания автора:
Wattpad: https://www.wattpad.com/story/246325602-why-are-you-breaking-my-heart
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
5 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать

Эй, скейтер!

Настройки текста
Примечания:
Алёна Швец — «Скейтер»
      Чон Хосок был скейтером. А ещё он был как раз из тех парней, которые пленяли девушек взглядом и яркой улыбкой, которая, казалось, никогда не слезала с лиц молодых людей. Рыжий парень с изумрудными линзами постоянно мелькал где-то в листве, рассекал на своём деревянном скейте с разными рисунками, созданными его младшим братом — Чон Чонгуком. Он падал каждый раз, однако не прекращал заниматься любимым делом. Юноша редко оголял ноги, покрытые ранами и синяками от постоянных падений, а тощие руки были открыты благодаря коротким рукавам футболок или маек. Как приближённый к его компании человек, я могла утверждать, что больше всего на свете мой знакомый любил яблочный сидр, запивал его обожаемым Спрайтом и закусывал порой бургером. На лице всегда, как уже упоминалось, была улыбка, а смех был настолько заразным, что казалось, являлся вирусом.       Мы не были знакомы очень долго, однако времени, на протяжении которого мы контактировали, хватило для того, чтобы я смогла по уши в него влюбиться и сделать самым идеальным парнем, который подходил под все пункты моего списка шикарного партнёра в отношениях.       И сейчас парень с негромким смехом прикрывал рот ладонью и смотрел на своего друга, который лениво отмахивался от своего сводного брата. Ким Тэхён, тот самый младший брат, приставал к Мин Юнги с допросами о том, встречался ли он с Ким Дженни, но тот лишь неохотно бубнил что-то себе под нос и пил Колу из жестяной баночки. Я держала в руках гитару и немного ёжилась от вечернего ветра наступившего мая. Возле меня сидела Джису, сестра той девушки, о которой громко говорили парни, и выразительно закатывала глаза. Будучи с Тэхёном одногодками и являясь его девушкой, она не понимала, как можно быть порой таким дотошным.       Небо постепенно темнело. Гуляли мы весьма долго, поэтому хотелось поскорее попасть в тёплое помещение, но атмосфера, которая всегда присутствовала во время наших прогулок, заставляла чувствовать себя превосходно даже в морозную погоду, хоть я и не переставала шмыгать красным носом.       — Иногда он ведёт себя подобно ребёнку, — жаловалась мне Ким, на что я лишь улыбалась и согласно кивала, продолжая теребить струны, складывая ноты в определённую мелодию.       Благодаря тому, что сидели мы неподалёку, парни замечание Джису услышали, поэтому Тэхён с громкими возмущениями помчался за смеющейся возлюбленной, которая чуть не столкнула меня со скамейки и всё же была поймана, а наказанием её служил длинный поцелуй, после которого парочка сладко заулыбалась, глядя друг другу в глаза. Я отвернулась от этой приторно-сладкой парочки, тут же встречаясь взглядом с Хосоком.       В последнее время люди использовали слово «краш», чтобы описать человека, который очень сильно нравился. Чон не был моим крашем, потому что он не просто нравился, я его действительно любила. Поэтому сейчас, когда его тёмно-карие глаза внимательно смотрели в мои, я чуть не подавилась слюной и похлопала ресницами. Парень скорчил рожу, показывая своё недовольство выступлением пары, а я улыбнулась в ответ и подавила в себе смех, но так же скорчила лицо. Чон прыснул в кулак и снова посмотрел на Тэхёна и Джису, которые уже возвращались к нам. Я же не могла перестать смотреть на молодого человека.       У него не было очень широких плеч, однако всё равно хотелось к ним прильнуть с самыми тёплыми объятьями, крепко сцепить руки за спиной и уткнуться носом в яремную впадинку под шеей, которую мне так же сильно хотелось расцеловать. В его яркие пряди длинных волос хотелось зарыться пальцами, а розоватые губы долго-долго целовать, чтобы потом увидеть улыбку-сердечко. Однако всё это было под запретом, потому что я до сих пор числилась в списке его друзей-товарищей, но не в списке тех, кому Хосок мог бы отдать своё сердце. Хотя своё я отдала ему даром и навсегда; пусть только не разобьёт.       Юнги спустя некоторое время попрощался с нами, объясняя свой уход тем, что ему позвонила мама, попросившая немного помочь с банками в кладовке дома. Тэхён, ойкнув, помчался за старшим братом, чмокнул на прощание Джису в щёчку и спутал мои волосы на макушке, погладив меня, как какого-то пёсика. Оставшаяся подруга, знавшая о моих чувствах к Хосоку, через недолгое время тоже выдумала причину, по которой ей нужно покинуть нас, и убежала, оставляя меня и Чона одних в заброшенном скейтпарке. Парень предложил мне пройтись по парку, а потом вместе отправиться по домам, поэтому мне пришлось согласиться и с дрожью в коленках пойти за рыжим товарищем.       Последние солнечные лучи пытались схватиться своими тёплыми и тощими ручками с длинными пальцами за верхушки деревьев и за рамы окон многоэтажных домов, однако всё равно были утянуты солнцем куда-то за горизонт. Небо темнело всё упрямее, на нём появлялись яркие звёздочки, сверкающие подобно самым дорогим бриллиантам. Людей становилось всё меньше на улицах засыпающего Кванджу, поэтому в парке стояла почти загробная тишина. На чёрных столбах горели круглые фонари, освещающие длинную асфальтированную дорогу, выводящую прогуливающихся людей к проезжей части. Мы остановились лишь на пешеходном переходе, когда светофор загорелся красным сигналом, а машины возобновили своё движение и продолжили шуметь моторами и колёсами, проходя всё большее и большее расстояние от одного пункта к другому.       — Ты сегодня в джинсах, — заметил Хосок, чтобы прекратить неловкое молчание между нами; неловким, возможно, оно казалось только мне. Я сразу же посмотрела на свои ноги, спрятанные за тканью тёмно-синий джинсов, и согласно кивнула. Обычно на мне были юбки или платья, какой бы погода не была, однако сегодня пришлось надеть штаны, потому что на коленке появился огромный синяк, а оголять его не хотелось. В душе что-то расцвело от понимания того, что Чон заметил такие незначительные перемены в моей одежде. — Удивительно.       — А ты без линз, — взглянув в его глаза, решила отметить в ответ, на что молодой человек тоже кивнул и снова улыбнулся. Ноги задрожали, а руки сильнее сжали лямки чехла для гитары, который находился за спиной. Боже, как же он хорош!       — Потерялись, я предполагаю, — тактично ответив, он отвернулся и безразлично пожал плечами, однако в голосе ощущалась лёгкая грусть, потому что линзы он обожал, особенно те изумрудные, за которые когда-то мне понравился.       Я с каждым днём влюблялась в него всё сильнее. Сначала симпатия появилась из-за внешнего вида: порванная кепка жёлтого цвета и чёрная куртка-анорак выглядели весьма странно, однако привлекали этим внимание и сидели на юноше шикарно. Он не подходил под корейские стандарты, однако очень даже подходил под мои личные. Затем мне стал открываться его характер: общительные и открытые миру люди часто вызывали у общества симпатию, поэтому и мне было тяжело не обращать внимание на забавного парня с долей неуклюжести и морем позитива. Казалось, я знала его вдоль и поперёк, потому что мне были известны почти все его привычки: наклоняться вперёд при смехе или ложиться на кого-то при смехе, если чья-то шутка удалась особенно удачной; курение, которое, вроде как, убивало, а его, казалось, только лучше делало; эгьё, чаще всего вынуждающее смущённо отводить взгляд. Парень нравился мне, поэтому и всё, что он делал, вызывало любовь к его яркой личности.       Мы продолжали идти по улицам, которые постепенно становились всё пустыннее, однако люди всё ещё тут присутствовали. Кто-то возвращался домой, а кто-то, наоборот, спешил на свою ночную смену. Дети капризно убегали от родителей, а кто-то из малышей пока ещё даже ходить не умел, поэтому тихо лежал в коляске, которую родители катили по всё дальше по тротуару. Юные парочки держались за руки, пожилые пары же мягко обнимались, вспоминая свои молодые годы. Рука потянулась в карман куртки, однако Хосок беспардонно её перехватил, переплетая наши пальцы воедино. Я повернула к нему голову, удивлённо округлила глаза и впилась взглядом в профиль молодого человека, который как ни в чём не бывало продолжал вышагивать по улице и поглаживал большим пальцем кожу на моей руке, слабо улыбаясь.       Я резко отвернулась, прикусила нижнюю губу в восторге и бегала взглядом от одного прохожего к другому, мол, посмотрите же, это сам Чон Хосок держит мою руку! Но никто не обращал на нас никакого внимания, потому что были слишком заняты своей личной жизнью, чтобы радоваться за обычную школьницу, которая с ума сходила и пыталась не визжать от счастья.

***

      Когда длинные гудки прекратились и на той стороне провода послышался сонный голос лучшей подруги, я слишком громко завизжала, но родителей дома не было, а значит, никого из близких разбудить я не могла.       Эта ночь была бессонной и слишком эмоциональной для меня, потому что на протяжении нескольких часов мы с Хосоком переписывались, а потом я до семи часов утра бездвижно лежала в постели с самой глупой улыбкой на лице и бесцельно гуляла обезумевшим взглядом по потолку, пытаясь окончательно не сойти с ума от счастья. Чон Хосок, да-да, именно он, человек, которому я так щедро отдала моё сердце и вообще все свои внутренности даром, писал мне так много комплиментов, вынуждающих смущённо улыбаться яркому экрану телефона, а во время возвращения домой даже взял за руку!       Джису, узнав причину моей радости, завизжала подобно мне и чуть не упала с кровати, как сказала сама девушка. Она предложила это отметить, потому что впервые за тысячу лет я нашла человека, который, вроде как, имел ко мне взаимные чувства. Мы договорились встретиться в четыре вечера, потому что сейчас Ким чудовищно хотела спать, да и мне бы сон не помешал. Сбросив трубку, я улеглась под одеяло, сжавшись в какой-то комочек, и прикрыла глаза, но снова заулыбалась.       В голове вырисовывались самые разные картинки моих неисполненных мечтаний: вот мы с Хосоком снова мягко держимся за руки, а вот он обнимает меня так нежно, что улыбка сама напрашивается на лицо. Это ненормально — иметь такую ужасную зависимость от одного человека. Но ведь если у кого-то есть зависимость от алкоголя, то и у меня может быть зависимость от самого пьянящего человека в этом мире — Чон Хосока.

***

      — Эй, скейтер! — заприметив знакомого в толпе прохожих, Джису замахала руками и ярко заулыбалась, вынуждая меня покраснеть, потому что взгляд рыжего парня, повернувшегося к нам лицом и остановившегося посреди дороги, прошёлся по мне, и юноша широко улыбнулся, направляясь прямо к нам.       Паника схватила меня за горло, я же схватилась за руку Ким, которая фыркнула и поздоровалась с Хосоком, что кивнул в ответ и посмотрел в мои глаза, снова устраивая внутри ураган чувств. Этот ураган по нечаянности оторвал сердце и уронил его куда-то вниз, ближе к пяткам. Сердечко, переклеенное пластырями и перемотанное бинтами, встало аккуратно на свои тонкие ножки и медленно, но старательно побежало к Чону, а я чуть в обморок не упала, когда оказалась в его крепких объятьях. Горячее дыхание парня обожгло ухо, когда юноша прошептал негромкое «Привет».       На нас так странно смотрели люди. Наверное, потому что мы остановились посреди дороги и смотрели друг другу в глаза слишком долго. Или из-за того, что оба были в поношенных худи и слегка порванных на носках кедах. А может, потому что обнимались слишком долго, что не выражало особой вежливости к прохожим. Джису поджала губы, пытаясь сдержать свой шипперский писк, и быстро сложила руки за спиной.       — Ты куда это такой красивый? — решила прервать наши гляделки подруга, чему я была действительно благодарна. Хосок недалеко отошёл и отвернулся, быстро вникая в беседу с Джису, а я прикрыла глаза и глубоко вздохнула: главное — не забывать дышать.       После недолгого разговора с подругой Чон снова посмотрел на меня и предложил погулять завтрашним вечером, на что я без раздумий согласилась, растянула губы в яркой улыбке и слегка смутилась того, что парень тоже улыбнулся и почесал затылок. Джису прошептала мне на ухо, что я влюблённая дурочка, а я и не собиралась отрицать. Ну, дурочка и дурочка, что ж тут поделаешь? Возможно, настанет время, когда я стану намного умнее, но явно не сейчас, когда скейтер с широкой улыбкой смотрел в мои глаза и аккуратно держал за руку, словно хотел быть рядом вечно.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты