Со скоростью бесконечность в секунду

Гет
R
Закончен
8
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Описание:
Происходящее можно охарактеризовать лишь одним словом - война. Ты не знаешь, выживешь ли, попадёшь под влияние магии целой армии акуманизированных, лишишься близких или всего Парижа: единственное, что тебе остаётся, так это бороться. И Нуар боролся из последних сил. Ведь было за что.
Примечания автора:
Рекомендую послушать "Snowman" исполнительницы Sia во время прочтения. Драббл был написан под впечатлением от этой песни, поэтому вы точно не ошибётесь.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава первая и последняя

Настройки текста
Париж был похож на грёбаный апокалипсис. По небу летали суперзлодеи, круша всё на своём пути, и сердце Нуара замирало от мелькнувших всего на мгновение картинок чудовищных смертей его близких, друзей… - Кот, помоги! – в панике завизжала Квин Би, отбиваясь от какого-то чудища в три метра ростом, покрытого густой шерстью и отдалённо напоминающим волка. Противников было слишком много. Пятёрка героев не справлялась, и их постепенно теснили к логову самого Бражника. Парень в чёрном латексе бросился к блондинке, мощным ударом сбивая оборотня с ног, но тот, не зная усталости, снова кинулся в атаку. - Их слишком много! – крикнула ЛедиБаг и взглянула на особняк Агрестов. – Они отступят только если убить источник – Моль! Карапас и Рена с готовностью кивнули и хотели было приблизиться к зданию, но их отбросило ветровой волной Непогоды. Квин сцепилась с Фараоном, ловко уворачиваясь от магических лучей, которые, попадая в каких-то несчастных, превращали их в мумий. Леди, не видя другого выхода, схватила Кота за руку и потянула его к дому, чудом обходя акуманизированных. - У тебя есть план?! – не скрывая некоторого ужаса, в который приводила армия злодеев, спросил парень. - Почти! – кинула через плечо героиня. Как можно быстрее пробегая многочисленные коридоры, напарники наконец нашли ту самую гостиную, в которой прятался Габриэль во время нападения Гипнотизёра. Не были бы подростки в данный момент чуть ли не парализованы страхом, то посмеялись бы с ироничности той миссии: они спасали Агреста старшего от его же слуги! Отыскав систему безопасности, которой в тот день воспользовались, герои открыли протокол защиты. - О, нет… - всхлипнула Баг. – Тут нужна его ладонь! Сюда могут ворваться в любую секунду, а в закрытом пространстве мы точно проиграем! Нуар увидел в голубых глазах слёзы и обернулся к экрану. Отчаянным жестом он зубами стянул перчатку и приложил ладонь к панели, которая тут зажглась зелёным и бликом коснулась мокрых глаз шокированной девушки. Она, не веря, глядела на, казалось, так хорошо знакомого ей парня в чёрном костюме. - Да, - не оглядываясь на неё, бросил блондин. – Защита не будет сдерживать их долго. Я знаю, где его убежище. В одно мгновение в помещении стало заметно темнее из-за металлических панелей по окнам. На рыдания, крики и возмущение времени не было, поэтому, следуя за напарником, девушка побежала к заветному портрету.

***

- Она очень красива, правда? – останавливаясь перед портретом матери, отстранённо спросил Кот. - Д-да, - героиню била нервная дрожь. Она всем своим существом предчувствовала битву, которая решит судьбу Парижа. За этим портретом они встретят врага, из-за которого и стали супергероями, который так круто перевернул их жизни и который, возможно, их прервёт. Нуар обернулся и в отчаянном жесте взял ЛедиБаг за руку. Она подняла взгляд и увидела в зелёных глазах отражение собственного страха. - Если я не выживу, пожалуйста… - парень на мгновение зажмурился, словно щипцами вытягивая из себя тайну, - найди Маринетт Дюпен-Чен, - героиня в шоке похлопала ресницами. – Она сейчас дома, в безопасности… - у него вырвался вздох облегчения. – Прошу тебя, скажи ей, что я люблю её. ЛедиБаг потеряла дар речи. Тот, в кого она была так долго влюблена, тот, кто приходил к ней тёплыми вечерами, делая их ещё уютней, тот, кто смешил её, когда, казалось бы, Маринетт была безутешна, и, наконец, тот, о чьей любви она могла лишь мечтать, был на расстоянии одного единственного признания. Так часто она рисовала в своём скетчбуке сцены возможного будущего, полного счастливых свиданий с тем, кто скрывается за маской Кота Нуара, а нужно было лишь сказать несколько слов. - Я… - девушка не могла бы продолжить и под пытками. Как всё могло так обернуться? Разве они не заслуживают спокойной жизни? Не заслуживают быть вместе? Почему из-за какого-то маниакального террориста с магическими способностями они всего этого лишены? И разве могла Баг прямо сейчас стать настолько счастливой, что и представить сложно, просто раскрыв свою личность? Могла ли она почувствовать необъятную любовь, и потом её потерять? Вдруг она погибнет? Вдруг он погибнет? Смогут ли они, вкусив мгновение бесконечного счастья, жить без него всю оставшуюся жизнь? Смогут ли сохранить преданность Парижу и зайти за этот портрет, осознанно рискуя потерять всё, что приобрели? Ответ был очевиден. - Я-я передам, - выдавила из себя девушка, тратя все крупицы самообладания, терпения и надежды на благоприятный исход на то, чтобы не поцеловать Нуара прямо сейчас. - Спасибо, - совершенно серьёзно кивнул он и без предупреждения обнял напарницу. Она вздрогнула, но не отстранилась, а обхватила его торс дрожащими руками в ответ. - Знай, что ты моя лучшая подруга до гроба, - до боли зажмурившись и отказывая себе в таких нужных сейчас слезах, шепнул Кот. - Т-ты тоже мой лучший друг, - всхлипнула брюнетка, держась за парня, как утопающий за спасательный круг, и умоляя всех богов не позволить ей сейчас крикнуть «я люблю тебя». Наконец парень отстранился, яростно стёр упрямую влагу с глаз и, не теряя больше ни секунды, активировал проход в убежище Бражника.

***

Напарники шли по плохо освещаемому коридору: свет мелькал из-за круживших вокруг светодиодов сотен белых бабочек. Если б подросткам не угрожала смертельная опасность, они бы даже признали некоторую красоту полёта этих созданий, пока они чисты и не осквернены демонической магией. Когда супергерои дошли до конца коридора, им открылся вид на огромный зал, подобный бомбоубежищу. - Как вы смогли заметить, я не использовал элемент неожиданности, потому что совершенно уверен в собственной победе. Такими уловками обычно пользуются только дилетанты, подобные вам, - холодным, ровным и практически безжизненным голосом произнёс Бражник, даже не оборачиваясь на вошедших. Его стройная, высокая фигура стояла в самом центре арены, которой суждено было узреть решающее сражение. Подростки мгновенно приняли боевые стойки, готовясь в нападению. Каждый из них молчал, ведь не было необходимости высказывать что-то насквозь прогнившему монстру. - Единственное, что ты должен знать, - обратился вдруг мужчина непосредственно к юноше, даже удостаивая его лёгкого поворота головы, - так это то, что я любил твою мать больше всего на свете, и никогда не смогу простить, что своим рождением ты отнял её у меня. У Адриана что-то треснуло внутри. Вся холодность, скрытая ненависть и ограничения были лишь мелочными актами мести, которую годами Габриэль нёс своему измученному сыну. Вот так разом и до глупости просто решилась головоломка, на которую Агрест младший потратил всю свою жизнь. - Я убью тебя, и ты наконец с ней воссоединишься, - прорычал блондин и кинулся на отца. Тот, в свою очередь, грациозно обнажил клинок, скрытый в трости, и отбил удар шеста противника. Агресты двинулись по невидимому кругу, не упуская из вида ни одного движения друг друга. ЛедиБаг стояла в стороне, держа йо-йо на изготовку, но не вмешивалась, ожидая подходящего момента: в конце концов, гурьбой бросаться на злодея – не лучшая стратегия. - Ты всегда был полнейшим разочарованием, - бросил Бражник, делая выпад, который Адриан легко отбил. – Все занятия, все упражнения, все усилия были впустую, ведь даже искусный скульптор не может сделать статую из грязи, - выплюнув это, мужчина снова бросился в атаку, но Нуар умело увернулся. - Неужели ты вправду думаешь, что ещё можешь задеть меня? Глупец, - усмехнулся блондин и снова ушёл за спину противника. - Признаю, дерёшься ты чуть лучше, чем я предполагал, - выдохнул Габриэль, откидывая назад волосы и с презрением глядя на сына. – Что ж, тогда сразимся в полную силу. Вдруг он звучно стукнул кончиком шпаги по полу, и бабочки, подобно грозовой туче, обрушились с потолка на арену, вполовину снижая видимость действий врага для героев. ЛедиБаг тут же кинулась к Чёрной Моли и метнула йо-йо, но мужчина отбил его. Бабочки нисколько ему не мешали, а вот девушке и юноше приходилось туго. Чёрная тень врага мелькала, прячась за пятнами тысячи белых крылышек, которые, не жалея жизней, кидались на его защиту импровизированным щитом, и, к тому же, лезли напарникам в уши, нос, рот и глаза, провоцируя дрожь отвращения. - СуперШанс! – крикнула Леди, к которой довольно быстро пришло осознание того, что, если ничего не предпринять, эта драка вслепую их скоро измотает. Ей в руки упал огнемёт, довольно прозрачно намекая на то, что ей требовалось сделать прямо сейчас. Струя огня разогнала основную массу насекомых, поэтому обзор значительно расширился, но Бражник, понимая, что на открытой арене ему придётся надеяться лишь на свои навыки и силы, зашёл сбоку и одним ловким движением повредил ствол оружия. Отбрасывая теперь уже ненужный хлам, Баг услышала сигнал серёжек, который оповещал о детрансформации в течение пяти минут, и немедля бросилась на того, кто так долго терроризировал её любимый город. Схватка была поистине ожесточённой. Йо-йо летало подобно пуле, стараясь ранить или связать суперзлодея, шест рассекал воздух со звенящим в ушах свистом, но от каждого выпада героев мужчина умело уходил, в страшном танце передвигаясь от одного конца зала к другому. Гнев разгоралась в груди парня, который так сильно хотел всё это закончить, он дрался всё более жестоко и яростно, пока наконец в порыве чувств не совершил ошибку. Воспользовавшись шансом, Бражник зашёл Адриану за спину и приставил клинок к его горлу. Воздух застыл и ЛедиБаг вместе с ним. Она не дышала, глядя, как жизнь её возлюбленного ложится в лапы этого черствого чудовища, способного убить собственного сына. - Оружие на пол, - медленно, почти что ласково протянул победитель, слегка надавливая на горло блондина так, что на бледной коже выступила капля крови. Маринетт тут же отбросила йо-йо как можно дальше. Шест выпал из руки в чёрной перчатке, и Бражник носком ботинка толкнул его, заставляя откатиться в другой конец помещения. Чёрно-красные серёжки вновь пикнули, сигналя об одной лишь минуте, оставшейся в запасе. - Сейчас мне ничего не стоит заполучить ваши талисманы, не правда ли? – наверное, впервые за 15 лет растягивая губы в зловещей, слегка безумной, но всё же улыбке, промолвил Габриэль, и замолчал, с наслаждением глядя на отчаяние и ужас, написанный на лице героини. – Надеюсь, вы не тешили своё самолюбие предположениями, что побеждали всё это время. Видите ли, каждая акума, каждая душа, полная страданий, лишь добавляла мне мощи, питала мою магию, делала меня всё более неуязвимым, пока я не стал сильнее всех вас, жалких детей, вместе взятых. Честно признаться, чужая боль меня удовлетворяла и радовала даже больше, чем возможность заполучить талисманы, - закончил безумец и разразился хохотом. Резко прекратив его, он подождал, пока утихнет эхо его собственного голоса, получая немыслимое удовольствие, словно от музыки, и уловил последний писк талисмана ЛедиБаг, который значил, что истинная личность героини откроется каждому в этом зале ровно через 10 секунд. - Сейчас ты почувствуешь лишь частичку боли, которая мучала меня 15 лет, - Габриэль качнул кистью, готовясь перерезать сыну глотку. - Нет! – в ужасе закричала Баг, не желая верить в происходящее. Слёзы брызнули из голубых глаз, блестя в солнечных лучах, внезапно пробившихся сквозь тучи в круглое окно за спиной Чёрной Моли. - Смотри, - свистяще шепнул Габриэль прямо в ухо мертвенно бледному сыну. В следующее мгновение произошло слишком много. Бражник одним мощным движением откинул блондина в сторону, сделал шаг вперёд и точным движением рассёк девушке глотку. Нуар смотрел. Не мог дышать, думать, слышать что-либо, но смотрел, как ЛедиБаг, будто не осознав до конца, что происходит, непонимающе сдвинула брови и покачнулась, а кровь неудержимым потоком хлынула из раны; руки в красном латексе метнулись наверх, тщетно пытаясь остановить этот страшный фонтан. Вдруг, сияя розовыми и белыми бликами, неспешно, но в то же время невероятно быстро, костюм героини рассеялся от кончиков стоп до краешка чёрно-красной маски, являя Коту тот ужас, ту катастрофу, которую не смог бы нарисовать его мозг и в самом жутком кошмаре. Маринетт, его милая, добрая, нежная Маринетт, неловко переступила ногами, на которые он любил класть голову после тяжёлого дня, бессильно махнула запачканными кровью руками, которые вытирали его слёзы и чесали за ушами, заставляя мурашки удовольствия бегать по спине, и, падая, взглянула на Нуара своими чертовски голубыми глазами, в которые он влюбился без памяти. Парень в мгновение ока оказался рядом и подхватил брюнетку бережно, аккуратно, осторожно настолько, будто она была хрустальной. Кровь уже пропитала знакомую белую футболку и чёрный пиджак, тёмные волосы растрепались, спадая на девичье лицо, на побелевшей коже которого отчётливо проступила каждая веснушка. - Нет, нет, т-ты… Только не… Я-я же сам о-отнёс тебя в безопасное место! К-как же… - яростно мотал головой блондин, словно его отрицание могло изменить суровую реальность. Вдруг его щеки коснулись тонкие пальцы, заставляя парня сквозь слёзы взглянуть в васильковые глаза возлюбленной. Они буквально светились нежностью. Губы, которые Адриан мечтал целовать каждую секунду своей жизни, дрогнули. Медленно, с усилием, они беззвучно промолвили то, что Кот был готов во всю мощь своих лёгких кричать Маринетт с верхушки башни Монпарнас. - Я люблю тебя, - скорее увидел, чем услышал, Нуар, но и этого было достаточно. Из горла у него вырвался звук, одновременно напоминавший всхлип и поскуливание, а зелёные глаза жадно глядели в голубые, желая оставить эту картинку в голове навсегда. Солёные слёзы стекали по подбородку и капали, капали на футболку любви всей его жизни, смешиваясь с кровью. - И-и я тебя люблю, чертовски люблю, Принцесса, - шепнул он ей, подавляя рыдания и чувствуя тёплую, липкую кровь, которая текла по рукам, не желая остановиться даже на секунду, не оставляя девушке ни одного лишнего мгновения. Васильковые глаза, словно прикованные к зелёным, едва заметно дрогнули и, как если б кто-то дунул на пламя свечи, погасли. Нуар всем своим существом чувствовал, как постепенно слабеет тело у него в руках, как откидывается назад девичья голова, а глаза цвета рассветного неба больше не смотрят с нежностью и любовью, а бессмысленно пялятся в потолок. Ему в грудь будто кто-то поместил квинтэссенцию всех использованных в истории катаклизмов, которая разъедала сердце изнутри, но не настолько быстро, чтобы можно было надеяться на скорое освобождение от боли, а неторопливо, со вкусом. Стоявший в стороне Бражник подошёл ближе и наклонился, как из тумана возникая прямо перед лицом своего сына. - Теперь ты понимаешь меня, - через шум в ушах донёсся до блондина голос отца. - Катаклизм, - безжизненно произнёс Нуар, собирая сконцентрированный мрак у себя на ладони. Габриэль не бежал. Он даже не дрогнул, когда его груди коснулось разрушение в чистом виде. Он принял его, ведь давно понял, что отомстить сыну он хотел даже больше, чем вернуть свою любовь, ведь надежда давно покинула его, и лишь жажда боли заставляла его жить. Что ж, теперь она утолена. Агрест старший принял Катаклизм с улыбкой, как старого друга, встречи с которым так долго, так бесконечно долго ждал. Тело Чёрной Моли начало осыпаться в прах прямо перед Котом, которому по большому счёту было всё равно. Он почти что понимал, что не мстит отцу, а оказывает ему услугу, но это и неважно. Нуар просто не хотел жить с мыслью, что Габриэль Агрест существует, и исправил это одним единственным возможным способом. Бражник рассыпался в пыль, а Адриан остался. Один.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Чудесная божья коровка (Леди Баг и Супер-Кот)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты