7 смертных грехов

Гет
NC-17
В процессе
26
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 12 страниц, 3 части
Описание:
— Я что, принуждал тебя? Заставлял? — он произносит эти слова настолько спокойным голосом, что девушка начинает догадываться, чем все закончится, сжимая губы в нитку и из последних сил стараясь не зареветь. — Ты знала, на что подписываешься, разве нет?
Посвящение:
моей музе stasy.m 💫
Примечания автора:
Эксперимент по фандому Корпса, вроде как первая работа на фикбуке по нему в жанре "гет". Пока не знаю будет это мини, миди или макси. Написанное - всего лишь фантазия автора, поэтому заранее прошу всех причастных и деепричастных не воспринимать близко к сердцу :) Заранее благодарю за фидбэк ♥

upd: Я понимаю, что многим больше нравится Корпс в образе софтбоя, поэтому прошу обращать внимание на метки. На данным момент я не нашла никакой подтвержденной информации о том, что ему не нравится, что о нем пишут фанфики с подобными метками или в целом фанфики сексуального характера, поэтому заранее прошу не раздувать срач в комментах, если только не появилась новая информация. Повторюсь, что написанное - лишь фантазия автора :)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 14 Отзывы 5 В сборник Скачать

Печаль

Настройки текста
      Они познакомились в канун Рождества, на праздничной онлайн-вечеринке ее лучшего друга Фрэнка, с которым они буквально не разлей вода, причем с самых пеленок. Она ворвалась в беседу в самый разгар веселья, немного озадачив всех присутствующих своим появлением, так как оказалась единственной девушкой среди девяти игроков. После тонны абсолютно неуместных и местами даже оскорбительных шуток, девушка решила отойти ненадолго на кухню и налить себе бокал вина, чтобы немного абстрагироваться от довольно душной атмосферы беседы. Следует отметить, что бокал был внушительных размеров — туда с легкостью помещалась половина стандартной бутылки вина, но напиваться у девушки в планах не было, по крайней мере не так. Она не хотела ни с кем ругаться, а учитывая, что за полчаса до этого ее лучшая подружка сообщила ей, что заболела и не сможет пойти на вечеринку в клуб… В общем, ей даже не нужно было искать повод, чтобы вступить с кем-нибудь в как минимум словесную перепалку. Проблемы с самоконтролем и ежедневный стресс вкупе с сорванными планами могли выйти ей боком в тот вечер. Впрочем, как известно, всемирная паутина — лучшее место для того, чтобы безболезненно выпустить пар.       Вернувшись к экрану уже в легком подпитии, девушка заметила, что к видеочату присоединился еще один участник со странным никнеймом и абсолютно черным экраном. «Странно, конечно, ну да ладно…» — подумала она про себя и безэмоционально пожала плечами, продолжая осушать уже полупустой бокал. Алкоголь сделал свое дело и девушка стала активно участвовать в беседе, чувствуя себя гораздо увереннее. Неожиданно значок микрофона на черной картинке перестал быть перечеркнутым и она услышала очень низкий мужской голос, от чего рука непроизвольно дернулась и содержимое бокала вылилось на белоснежную футболку. Остальные парни начали шутить про «пятна вина на белой футболке» и про то, как голос незнакомца действует на «телочек». Несмотря на уже немного заплетающийся язык, девушка ответила, что они вообще должны радоваться, что до их «хреновника» снизошла хоть одна представительница прекрасного пола, причем по собственной воле.       Большие изумрудные глаза, аккуратный маленький нос, пухлые розовые губы и длинные, ниспадающие вдоль маленького тела рыжие локоны — ее мультяшная внешность может легко сбить с толку, но Иви не так мила, как может показаться на первый взгляд. В ее довольно посредственном окружении девушку все зовут «малышка» — это прозвище она получила за милейшее детское личико и миниатюрный рост, причем перекочевало оно за ней прямо из школы. В этом нет ничего удивительного, потому что почти все ее друзья поступили вместе с ней в один колледж, да еще и на один и тот же факультет. Правда, она далеко не всем разрешает так себя называть, лишь близким друзьям. В школе к ней имел неосторожность прилипнуть громила из старших классов, начав грубо приставать к девушке посреди столовой, называя ее «малышкой» через слово и пытаясь облапать. Не растерявшись, Иви двинула ему острым коленом прямо в промежность, а следом вылила на голову горячий кофе, пригрозив отцом-адвокатом и показав напоследок свой безупречный маникюр на среднем пальце. С тех пор остальные зовут девушку по имени, правда только при личном общении с ней, ведь сплетни никто не отменял, верно?       — Малышка, успокойся, чего ты завелась так? — Фрэнк может и хотел как лучше, но получилось как всегда. Остальных парней это лишь раззадорило и они вернулись к пошлым шуткам и грязным подколам.       — Малышка, ну правда, расслабься! Ты чего такая злая? Такая милая и такая… — чат гудел, но все же девушка вполне могла разобрать, кто что говорил, и единственным, кто промолчал, оказался незнакомец с приятным голосом. Иви воспользовалась этим и обратилась к нему:       — Эй, безликий, а что за шутка про вино на футболке? — она кокетливо улыбнулась в камеру, обнажая концы своих красноватых клыков. — Кстати, как тебя зовут?       — Ооооо! — парни завыли в унисон, присвистывая.       — Эм… кхм-кхм… — незнакомец растерялся, делая вид, что ему надо прокашляться. Он словно специально пытался тянуть время, ожидая, что кто-нибудь сменит тему.       — Да это одна из его песен, Ивс, — Фрэнк ответил за него, а после снова заговорил на первобытном языке со своими сородичами.       — О, так ты музыкант? А можно послушать твои треки? — девушка заверещала, театрально хлопая в ладошки и чуть ли не падая со стула. Она и не заметила, как вино в бокале закончилось, причем так некстати. — Я сейчас вернусь!       «Ни имени, ни фотографии — какая интрига! Его голос… еще и музыкант…», — мысли неслись в голове Иви со скоростью света, или, точнее, со скоростью осушения еще одного бокала вина по пути из кухни в комнату. Сев обратно в кресло, девушка заметила, что число участников беседы изменилось — восемь человек вместо девяти. Таинственный незнакомец покинул видеочат, ровно как и мысли нетрезвой девушки, оставив легкий шлейф досады с предчувствием жуткого похмелья, которое поджидало ее следующим утром.       Шум от работающей кофемашины продолжал трещать отбойным молотком в голове Иви, пока она смывала остатки въевшейся в кожу косметики, которую забыла смыть перед сном. Мысленно коря себя за это, она закончила утренний туалет, наспех вытерла лицо сухим теплым полотенцем и принялась чистить зубы, чтобы поскорее вернуться на кухню за заветным эликсиром бодрости. Помимо болезненного гула в голове девушки обрывками проносились события вечера: сорванные планы, скучный видеочат, и, как следствие, поганое настроение.       Какой отстой, бл… — вернувшись на кухню, девушка краем глаза заметила пустую бутылку из-под вина в мусорке, интуитивно переводя взгляд на свою грудь — любимая белая футболка была вся в позорных пятнах от самого благородного напитка в мире. Закончить мысль ей не дал звук вибрирующего смартфона на кофемашине.       [Центр уведомлений: у вас 1 непрочитанное сообщение]

***

      — Ну же, давай! Это уже наше, наверное, сотое по счету свидание, а я видела только твои глаза, и то, лишь один! — она клацала кнопками джойстика, не отрывая глаз от экрана телевизора, попутно игриво пихая локтем брюнета в бок. — Ты даже Фрэнку показал свое лицо, а мне все еще нет! Разве это честно, ммм?       — А с чего ты взяла, что это свидание? — вслед за его вопросом повисла неловкая тишина, и до Иви начало доходить, какую глупость она сморозила. Улыбка на ее лице превратилась в испуг, она застыла как мумия с выпученными глазами, забыв как дышать. Из-за маски на лице, которую брюнет никогда не снимал при девушке, ей было трудно уловить его эмоции, но хаотично дергающаяся нога все же выдавала его волнение. Правда, это ей ничем не помогло, напротив, лишь ухудшило ситуацию, заставив девушку покраснеть еще больше. Она так небрежно и даже нелепо обронила эту фразу, что из ее уст это прозвучало как мысли вслух, которые она тщательно удерживала внутри. Самое смешное — это было вовсе недалеко от правды, просто пока что она еще не осознала это.       С первой же встречи между ними образовалась невидимая связь, которая крепла с каждым днем. У них оказалось много общего: у обоих было не самое счастливое детство, оба испытывали трудности в общении с людьми, оба страдали от одиночества. Но в отличие от нового друга, Иви умело маскировала все это мнимой общительностью и задушевностью, подкрепляемой в нужные моменты алкоголем. Ни одна душа в мире не знала, что у нее на самом деле было на душе — таинственный незнакомец без лица стал первым, кто без слов дал девушке понять, что с ним ей вовсе необязательно притворяться. Она не знала, как он выглядит без маски, но тем не менее ей он позволил увидеть больше, чем другим, согласившись встретиться вживую. Все их встречи проходили у него дома, где он проводил большую часть времени. Тот факт, что он пригласил ее сразу к себе домой, а не в какое-нибудь общественное место почему-то не испугал девушку, напротив, ее это заинтриговало. И еще больше заинтриговало то, что по его словам он прятал лицо не только в интернете, но в и жизни. Правда, причину он так и не назвал, а учитывая, что они только познакомились, настаивать с ее стороны было бы явным моветоном.       Сидя в припаркованной машине около непримечательного четырехэтажного здания на окраине города, она перепроверила десять раз, что тушь не потекла, помада не стерлась, а румян на щеках достаточно на случай, если ей придется врать, чтобы побыстрее свалить оттуда. Дверь открыл парень ростом выше среднего, с черными волнистыми волосами, в черной тканевой маске, закрывающей лицо и такой же черной повязкой на глазу. На нем были обычные черные джинсы и черное худи — ничего примечательного, правда весь образ был довольно мрачным, поэтому Иви на его фоне выглядела как кукла Барби: белые кроссовки, синие джинсы, порванные на коленках и плюшевая розовая толстовка с заячьими ушами — вместе они смотрелись довольно комично. Ловким движением руки она расстегнула молнию толстовки, демонстрируя ту самую белую футболку с бордовыми пятнами вина на груди. Она не могла видеть лицо брюнета из-за маски, но по морщинкам в уголках глаз поняла, что он улыбнулся.       Сердцу не прикажешь, а в этом случае и приказывать не пришлось — они проводили слишком много времени вместе. Всего несколько месяцев, но таких насыщенных, что девушке начало казаться, будто они знакомы целую вечность. Они часто понимали друг друга даже без слов, и иногда Иви думала, что Фрэнку пора начинать беспокоиться. Несмотря на свою замкнутость и скрытность, с ней он был другим — открытым и жизнерадостным, без единого намека на депрессию или суицидальные мысли, о которых он ей рассказывал в переписке. Тем не менее, его рассказы о вспышках гнева немного пугали ее. Однажды она застала одну, причем, по его словам, далеко не самую страшную. В тот летний вечер они захотели выпить вина, но у него никак не получалось открыть бутылку. Психанув, он взял нож и начал кромсать винную пробку, в результате чего порезал палец. От злости он швырнул бутылку в стену, громко выругавшись и зашипев, словно змея. Иви и сама была вспыльчивой, но рядом с ним у нее не было ни желания, ни повода показать свои острые коготки. Обрабатывая его рану, девушка впервые оказалась так близко к его лицу и впервые так долго касалась его кожи. Именно тогда она впервые почувствовала физическое влечение, но силой подавила это чувство, вспомнив его слова о том, что он не ищет никаких отношений, кроме дружеских. Конечно, он и сам оказывал ей знаки внимания: говорил комплименты, всегда пропускал вперед и придвигал за ней стул, а однажды даже подарил розу, шутливо обыграв тот факт, что все это он проделывает дома, а не в каком-нибудь ресторане, как это принято. Со временем девушка стала все чаще смотреть на него не как на друга, задумываясь о том, что могло у них получиться если не в этой, так в параллельной вселенной. Ну, а его шуточные ухаживания лишь подстегивали фантазию Иви, и, как следствие, усугубляли положение дел. Она все чаще замечала, как он не похож на других парней, включая обоих ее бывших — несмотря на относительную «нормальность» по сравнению с ним, они были поверхностными и совершенно неискренними. С ним же она чувствовала что-то другое, что-то, чего не испытывала прежде ни на эмоциональном, ни на физическом уровнях. Так сложилось, что она всегда уходила от него незадолго до полуночи, и так как была уже ночь, он мог ненадолго покинуть дом, чтобы проводить ее хотя бы до машины. Их прощания были неловкими, особенно после того случая, но все же не настолько неловкими, как ее вопрос в тот осенний вечер.       Тягостная тишина висела в воздухе, словно тяжелый мешок с камнями, который вот-вот упадет ей на голову. Впрочем, Иви было так стыдно, что в тот момент она и рада была бы такому исходу. Одной из суперспособностей девушки было умение разряжать обстановку в любой ситуации, вне зависимости от степени неловкости или абсурдности. Судорожно перебирая в голове стандартные заготовки фраз, выручавшие ее не раз в трудные минуты, она с ужасом обнаружила, что ни одна из них не помогла бы, потому что она почувствовала то же, что и в тот момент, когда заклеивала его палец пластырем. И контролировать она это не только не могла, но и не хотела. Щеки девушки полыхали предательским огнем, от волнения во рту пересохло, а ладошки стали холодными и липкими. «Либо остановит, либо позволит уйти. Будь, что будет… Похуй» — кое-как сглотнув вставшую в горле слюну, она поднялась с дивана, аккуратно положив джойстик на подлокотник, и молча направилась к выходу, положившись всецело на волю судьбы.       — Ты куда? — брюнет, наконец, отвлекся от игры, но все же остался на диване, развернувшись вполоборота. Иви почувствовала, как он сверлит взглядом ее спину, нервно ожидая ответа от нее.       — Я лучше пойду, — пока девушка засовывала ступню в левый кроссовок, она услышала шум за дверью, но не придала этому значения. Застегнув молнию куртки, она открыла дверь и увидела, что на улице вовсю шел ливень. Внезапно сверкнувшая поблизости молния напугала ее, но она так и не закрыла дверь, продолжая стоять на пороге дома.       [… в ближайшие часы ожидается сильный ветер с порывами до 25 метров в секунду, дожди и грозы. Не покидайте помещения без экстренной необходимо…] — брюнет выключил телевизор, встав с дивана. — Ты не можешь ехать в такую погоду.       — Я на машине, ничего страшного. Дождь скоро кончится… — резкий порыв ветра силой захлопнул дверь прямо перед носом девушки, которая от неожиданности отпрыгнула назад, оказавшись прямо перед ним. Их лица оказались слишком близко, заставив ее замереть от испуга. Его взгляд задержался на ее губах лишь на секунду, но этого было достаточно, чтобы вынудить девушку позорно поджать их. Стоя перед ним с красными щеками и опущенными в пол глазами, сгорая от стыда, она была готова провалиться под землю и с великой радостью бы приняла эту смерть.       — Можешь сегодня остаться у меня, — брюнет произнес это совершенно спокойным тоном. Одна мысль о том, что она останется у него на ночь выбивала ее из колеи, превращая лицо в спелый томат. Его голос звучал ниже обычного, вызывая миллионы мурашек, сползающих с затылка на спину девушки.       — Я не могу, мне правда пора, извини, — собрав волю в кулак, она развернулась и пошла обратно к выходу, схватившись за ручку двери. Через мгновение, она почувствовала тяжелое дыхание у себя на затылке, и тепло его ладони, которой он накрыл ее пальцы, не давая открыть дверь.       — Ты дура? Там ураган вообще-то, куда ты собралась? — он силой развернул ее к себе, удерживая руками за плечи. Она подняла голову, посмотрев на него и снова стыдливо опустила глаза, закусывая губу. — Ты думаешь я не понимаю, что происходит? Давай я избавлю нас обоих от ненужной неловкости.       Будучи сконцентрированной на подавлении собственных чувств, Иви не замечала, что не только ей одной стала трудно даваться эта дружба. Ей было невдомек, что все эти шуточные ухаживания были не просто забавы ради. К счастью или к сожалению, но большего он не мог себе позволить — все его романтические связи молниеносно разрывались из-за его характера, причем далеко не на самой позитивной ноте. Он даже и не рассчитывал на большее, поэтому сублимировал свои запретные желания, отшучиваясь на тему их отношений. Она понравилась ему еще на той самой онлайн-вечеринке, когда он впервые увидел ее на экране своего ноутбука, и он знал, что будет непросто, но дал самому себе зеленый свет и положился на волю не судьбы, но случая. Но этот ее вопрос про свидание и то, как она смотрела на него… В ее взгляде было нечто большее, чем он привык видеть, или в чем он себя сумел со временем убедить. Он не хотел терять ее и был готов оставаться ее другом столько, сколько им отведено, даже если для этого ему нужно будет сначала оттолкнуть ее.       Он поднес руку к своему лицу, опуская маску на подбородок. За время их знакомства она успела построить в голове множество теорий, почему он скрывает свое лицо от других: проблемы с кожей, родимое пятно, опухоль, или банально проблемы с восприятием своей внешности, то есть, простыми словами беды с башкой. Иногда ей очень хотелось, чтобы он оказался уродом — так было-бы проще. В ту же секунду, как он снял маску, она прокляла себя за то, что вообще заикнулась об этом. Все чувства, что она подавляла в себе все это время, вспыхнули с новой силой, как только она увидела его лицо. Вся проблема оказалась в шраме, но это был не тот шрам, который украшает мужчину, а грубый широкий рубец, тянущийся по диагонали от закрытого повязкой правого глаза до левой части подбородка. Он стыдился того, чего не стоило, как она считала. Уставившись на нее в ожидании реакции, он нахмурил брови еще сильнее и поджал губы. Ее взгляд скользил по его лицу, заставляя его психовать еще больше. Время замерло, и в тот момент все зависело только от того, что она скажет или сделает — он ждал, что она закричит и убежит, и он еще сто раз пожалеет, что сделал это. Последней надеждой было то, что она рассмеется ему прямо в лицо и они смогут замять это маленькое недоразумение.       Сердце пропустило удар и через секунду ее губы накрыли его, застав врасплох. Она проскользила руками вдоль его спины, прижимаясь сильнее и обвивая руками его шею. Они стояли в полумраке, не в силах оторваться друг от друга — он целовал ее болезненно нежно, словно боялся, что она передумает, что это лишь секундная слабость из-за пожирающего ее изнутри одиночества. В его голове пронеслись миллионы вариантов исхода этой ночи и каждый из них был хуже предыдущего. Разорвав поцелуй, он схватил испуганную девушку за руки, срывая их со своей шеи и выкручивая ей запястья.       — Зачем ты это сделала? На хрена ты все испортила? — он выплевывал эти слова с такой злобой, что внутри девушки все сжалось тугой пружиной, лишив ее возможности дышать. — Блядь…       Иви никогда не позволяла себе плакать при ком-либо, особенно при мужчинах, даже при собственном отце. Она считала слезы проявлением слабости и зареклась плакать только в гордом одиночестве, без свидетелей. Но после слов брюнета девушке стало так больно, что предательские соленые ручейки вырвались на волю без разрешения и покатились градом по ее полыхающим щекам, спускаясь к дрожащим от обиды губам. Он отпустил ее кисти, позволяя ей сделать шаг назад, и, продолжая материться, ушел в комнату, громко хлопнув дверью. Через минуту дверь открылась и брюнет вышел с одеялом и подушкой, бросая их на диван. Несмотря на маску, которую он натянул обратно на пол-лица, Иви чувствовала, как он злится.       — Я буду спать на диване, а ты у меня, — он жестом указал ей на дверь своей комнаты, а сам удалился на кухню, нервно разминая кулаки.       Девушка молча проследовала в его спальню, и, прикрыв дверь, легла на край кровати, прямо на заправленное одеяло, не снимая одежды. Свернувшись калачиком и подложив сложенные ладони под щеку, она занялась мысленным самобичеванием, стараясь забыть то, что она сделала, пока не провалилась от усталости и стресса в объятия Морфея, который уже вовсю ее поджидал в своем царстве.       Протяжный скрип открывающейся двери разбудил девушку, но спросонья она не сразу сообразила, что это был за звук, к тому же в комнате было темно. Повернувшись на другой бок, она уставилась в окно, наблюдая за каплями дождя, медленно стекающими по стеклу. Ветер на улице терзал несчастное дерево, мотая его ветви из стороны в сторону, а потоки дождя лениво кружили вокруг, словно рои глупых пчел, которые не знали, куда им деться. Она чувствовала себя одним из этих глупых насекомых, пока события вечера постепенно всплывали неприятными флэшбэками в голове девушки. Одновременно с обидой внутри разливалось незнакомое, но приятное чувство, когда она вспоминала поцелуй — сердце забилось чаще, заставив девушку на мгновение улыбнуться. Но как только она вспомнила, что было дальше, улыбка сошла с ее лица, а на глазах вновь проступили позорные слезы, которые она не могла контролировать, как бы не хотела.       Дверь снова скрипнула, заставив Иви застыть и задержать дыхание. Послышались шаги, и она почувствовала, как другой край кровати немного прогнулся. Она знала, что это он и из последних сил пыталась сдержать слезы, но гадкое чувство, засевшее в груди, оказалось сильнее. Она начала реветь, закрыв ладошками лицо и поджав ноги к груди, без остановки повторяя вслух «прости». Мужская рука легла на ее предплечье, а теплое тело прижалось к ней сзади, соединяясь с ее фигурой в идеальный пазл. Мысленно наступив себе на горло, она прекратила истерику, продолжая тихонько всхлипывать.       — Ничем хорошим это не кончится, — он прижался к ней сильнее, упираясь лбом в ее затылок и тяжело выдыхая ей между лопаток. — Блядь.
Примечания:
Lil Peep - Star Shopping

Не знаю, что сказать, но пока что так.
Настроение — говно, состояние — говно. Вот и результат.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты