my anchor.

Гет
R
Закончен
34
автор
Amelia_Glass соавтор
Размер:
Драббл, 7 страниц, 1 часть
Описание:
— Меня не надо просить дважды, — она достает из кармана пистолет и, наведя курок прямо на его лоб, принимается неистово сжимать оружие в руке до треска в механизме.
Посвящение:
Александру...
Примечания автора:
Божечки 🥺🤧
Мы с Женей тупо ревëм. Тупо до слёз, ребят... Надеюсь, у вас эта работа вызовет похожие эмоции.

18.11 No 40 по фэндому 💖
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
34 Нравится 4 Отзывы 8 В сборник Скачать

Настройки текста
Примечания:
Долгожданный фит, который мы вынашивали несколько недель 😅
Вот вам такой маленький бонус сразу после обновы)))
Ждём ваши эмоции в отзывах 🥺❤
— У вас есть пятнадцать минут. Держите кнопку, если вдруг он станет вести себя агрессивно, — предупредил доброжелательный брюнет, протягивая Харрис маленькую синюю кнопочку, так удобно помещающуюся в руке. Алекс схватил её за плечо, слегка щурясь. Кажется, снова ревнует. Агата в ответ лишь закатила глаза. Сколько можно?! Это же просто смотритель, и, о господи, они в тюрьме. Точно не время для очередных страстных разборок. Нильсен кивает, явно осознавая всю серьезность происходящего, и берет ее за руку, в которой лежит кнопка. Рука его такая мягкая, крепкая, родная... Ровно то, что сейчас так нужно Агате. Её якорь, её свет во тьме, любовь всей её жизни и главный спаситель. Именно Алекс всегда помогает девушке выползти из болота, в которое она так часто лезет. Если бы не Александр, она бы, может, давно повесилась. Постоянный стресс, сложности с бизнесом, потери, потери, потери... Ссоры с подругами, оставшимися родственниками, коллегами, подчиненными. Чтобы постоянно жить в этом логове змей, тебе определенно пригодится яркая крепкая веревка, за которую в любой момент можно ухватиться и подняться на свежий воздух. Это и есть для нее Александр. Непонятно, почему он вечно такой спокойный. Добрый, веселый, непредвзятый, реальный... Будто у него совсем нет своих проблем и дел. Он всегда может выслушать, высказать свое мнение, наставить на путь истинный, но чтобы самому делиться своими переживаниями... Никогда. То ли у него такая идеальная жизнь, то ли он просто не любит грузить других людей своими делами. Что бы то ни было, Агата не в курсе. Они уже, кажется, дошли до нужной комнаты. Мужчине, которого они собираются навестить, как человеку исключительно богатому, положена отдельная камера и, разумеется, комната для свиданий с родственниками. Конечно, условия всё равно чудовищные, но что уж тут поделать. Он сейчас так злорадно ухмыляется, сидя за столом. Спокойно сложил свои руки впереди, и так спокойно откинулся на спинку, будто это Агата тут в заточении, а не он. И лицо такое самодовольное, такое... Придушить хочется эту крысу. — Здравствуй, Агата, — сощурился, ведь зрение у него, понятное дело, ужасное. Увидев знакомые черты лица, которые он грезил расцарапать последние пять лет в камере, сейчас так хорошо видны на свету. — Рад видеть. — Врешь и не краснеешь, Чарльз. Хотя, это привычное для тебя состояние, — уселась напротив, а Алекс остался стоять у входа, не желая мешать своей красивой даме сердца. — Урыла, — усмехнулся шепотом, вызывая у Харрис довольную улыбку. — Чего лыбишься? Скучала, а? — настолько широко усмехнулся, что пожелтевшие старые зубы аж сверкнули на тусклом свете лампы. — Если бы, — мечтательно закатила глаза, но после снова вернула свой взгляд к Харрису, сосредотачиваясь на деле. — Давай перейдем к делу. Тот с любопытством принялся качаться на стуле, не отводя взгляда от зелёных глаз. Они сейчас излучали только гнев, разочарование и, разумеется, злость. А чего ещё можно было ожидать? — Мне позвонили на прошлой неделе. Тебя выпускают досрочно через два месяца за примерное поведение. Поздравляю, — в каждом её слове чувствуется самый настоящий яд, перетекающий в вены самого Чарльза. — Ну, что уж тут поделать, я нравлюсь людям. Они мне доверяют. Кап, кап. Именно так утекают последние капельки её терпения. Сейчас сорвется. Сорвется же. Давай, Чарльз, добей её, переполни чашу, скинь её со скалы, оборви последние нервы, давай, ты же умеешь это делать лучше любого другого. Это твой талант, твой дар, суперспособность. Так сделай это, просто скажи ещё что-нибудь столь же дерзкое и отвратительное. — И тетушке нравился, — едва сдерживая в горле всхлип, закончила она. — Агата, всё хорошо. Всё будет хорошо, — спокойно и тихо прошептал Алекс, зная, что она его услышит. — Оно того не стоит. Вдох, выдох. Всё будет хорошо. Этого ублюдка ещё накажет судьба. — Я же говорю, — резко перестал качаться и наклонился прямо к её лицу, преодолевая всю поверхность стола, — я всем нравлюсь. Брюнетка глубоко вдыхает через нос, но настолько тихо, чтобы он не услышал. Хотя, Чарльз сейчас, кажется, настолько близко, что услышит что угодно. Именно поэтому он злорадно ухмыляется её реакции и снова садится назад. Смотрит снизу вверх, ведь позвоночник его скривился за столько лет, но высокомерие в его взгляде делает его намного выше, будто на пару метров. — Жаль, ты не обладаешь такой особенностью, Агата, — сжимает ладони в кулаки, а кончики губ ползут вверх, — Никогда мне не нравилась. Стоило сначала прикончить именно тебя. Она молчит. Терпит. Ждет, пока эти глупые десять минут закончатся. Кажется, они длятся бесконечно, ведь часы показывают лишь две минуты, а ощущение, будто вечность. Почему он не может нормально поговорить? Она ведь хотела спросить, хорошо ли его тут кормят. Хорошо ли он спит, много ли у него тут друзей. Но этот подонок просто бросает злобные фразочки в её адрес. Ведёт себя, как ребёнок. — Я ненавижу закрывать глаза, Агата. Как только закрываю, вижу твое сучье лицо. Вижу, как ты указываешь на меня своим тонким, как дряхлая ветка, пальчиком, бормочешь что-то глупое, как и всегда, и я вспоминаю, как из-за тебя моя жизнь превратилась в Ад. Если б не ты, я бы мог жить спокойно. — Забрал бы деньги родной сестры и бросил свою семью, как настоящая крыса, — добавил Александр, стоящий за спиной. — Ты сам в этом виноват, — перебила шведа девушка, не отрывая опустошенного взгляда от мерзавца. — Не стоило проливать столько крови. — О-о-о, — кажется, он понял, на что она злится на самом деле. — Вот ты о чем. Так слушай: я не жалею ни об одной унесенной мною жизни. Я готов сделать это еще, боже, да хоть десяток раз! Просто дайте мне ствол, и... Всё. Сил больше нет. — Меня не надо просить дважды, — она достает из кармана пистолет и, наведя курок прямо на его лоб, принимается неистово сжимать оружие в руке до треска в механизме. — Пули тебе выдам прямо в лоб, чтобы точно не потерял. — Агата! — она резко почувствовала руку на плече, вздрогнув. — Нет, Агата, он того не стоит. Он этого и добивается. Она даже не обернулась. Только печально закрыла глаза, обдумывая всё это. — Тебе нужно его простить. Это необходимо, каттен. Он прав. Он настолько прав... Александр именно тот человек, которого Агата готова слушать. Ради него она готова вообще на всё. Если он попросил её простить этого ублюдка, она простит. Да и в его словах определенно есть какой-то смысл... Она простит. По крайней мере, постарается. Она убрала ствол обратно в сумку, посмотрев на Чарльза. Тот победно улыбнулся. — Знал же, что не сможешь. Слабая, маленькая, избалованная тварь, — кажется, он не собирался останавливаться. Ещё четыре минуты. Да катится оно всё! Уже через пару минут она уже выбегала из здания тюрьмы, игнорируя выкрики своего парня и прикрывая лицо руками. Слёзы так и катились рекой, не оставляя возможности нормально дышать. Бесконечная череда комков в горле просто душили, а последние слова Харриса заели в голове, как старая пластинка. «Слабая-слабая-слабая» Да, блядь, слабая. Кто на этой планете вообще смог бы пережить то, что случилось а ней? Она пыталась. Она старалась пережить это, переступить, как через ступеньку, но все силы она уже потратила, так и не достигнув своей цели. «Маленькая-маленькая-маленькая» Именно так. Сейчас она чувствует себя настолько крошечной относительно этого огромного кома проблем и переживаний, что, боюсь, проигрыш ей обеспечен. Эта неравная борьба, ощущение своей полной беспомощности и слабости, да, именно слабости, просто растут, копятся, как опухоль, а после уничтожают всё тело изнутри. «Избалованная тварь» А именно этот эпитет её пугал больше всего. Ровно то, чего она всегда боялась. Не достигнуть всего, чего ей хочется, самостоятельно. Но она не может ничего. Совсем. Все силы её уже давно истрачены, и всё, что она может — существовать. Не ради себя, а ради Александра, ведь он существует только ради неё. Взаимное сосуществование, которое и помогает ей остаться в живых. Они быстро садятся в машину. Агата хватает руль, быстро нажимая педаль газа, и катит со всей скорости до шоссе. Чем скорее они отсюда свалят, тем лучше. Чем быстрее окажутся дома, забудут об этом ужасном дне и уедут далеко-далеко, тем меньше потом будет переживаний. Но разве просто игнорировать проблему лучше, чем решить её? Харрис попыталась. Но Александр не дал ей. Вскоре они уже подъехали к дому. Как смешно и глупо, что их квартира находится всего в получасе езды от этой злополучной тюрьмы. Конечно, из окна её не видно, но перевозки с преступниками, которые постоянно проезжают мимо, заставляют Агату постоянно вспоминать о Чарльзе и о том, что он совершил. Девушка зашла в квартиру, аккуратно захлопывая за собой железную дверь. Тишина. Как она и любит в последнее время. Только лепет телевизора слышится из гостиной, что означало только одно: Рэйчел дома. Губы расплываются в удовлетворённой улыбке, пока Агата ставит сумочку на столик. Александр нежно касается её плеча, оставляя еле ощутимый поцелуй на тонкой шее, а девушка млеет, замерев в одной позе. — Я буду ждать тебя наверху, — еле шепчет, а та удовлетворительно кивает головой. Агата проходит в комнату, снимая с хрупких плеч кардиган, и тихонько кладёт его на спинку дивана. — Привет, Рэйч, — шепчет Харрис, обнимая подругу. Блондинка провела по волосам девушки, нежно поцеловав её в макушку. После случившегося Линд всячески старается поддерживать бедняжку, даже переехала к ней в квартиру, чтобы во всем помогать и следить за Агатой. — Ты как, моя хорошая? Куда ездила? — она убавила звук, нажав на кнопку пульта, и сосредоточила всё своё внимание на Агате. — К Чарльзу, — Харрис непринуждённо пожала плечами и налила себе стакан воды из стеклянного кувшина, стоявшего на деревянной лакированной поверхности небольшого столика. — Куда?! — Рэйчел вытаращилась и закупила губу. Агата пожала плечами, допивая воду. — Агата, не стоило этого делать... — Прекрати. Я пойду в комнату, ладно? — не дожидаясь ответа подруги, англичанка направилась к лестнице. — Не забудь выпить таблетку, я проверю, — пригрозила блондинка, откинувшись на спинку дивана. Агата ничего не ответила и поднялась в свою комнату, закрыв за собой дверь на замок. Улыбнулась, увидев Александра, который сидел на кровати, перебирая меж пальцев край пушистого пледа. Она присела рядом, коснувшись его руки. — Ты нервничаешь. Всё хорошо? — Я переживаю за тебя. Не хочу, чтобы с тобой случилось тоже самое, что и с... — Молчи! — Агата вздрогнула, сжав его ладонь крепче. Дрожь пробежалась по его телу, пока англичанка смотрела ему в глаза, стараясь успокоить свои бушующие мысли. — Не напоминай... Внутри всё сжалось, а сердце стало биться сильнее. Голос задрожал, а коленки начали подкашиваться, хотя девушка твёрдо сидела на кровати. Пальцы ног онемели, а в уголках глаз собрались первые , самые горькие слёзы. Девушка поджала нижнюю губу и тихо всхлипнула. — Ты можешь меня обнять? — спрашивает это так тихо, но он будто бы в ее голове. Может расслышать любое её слово. — Иди ко мне, — хрипит, раскрывая для неё свои объятия, а та в них засыпает. Кажется, что его руки — спасательный круг для утопающего. Но в один момент всё идёт наперекосяк. Секунда — она не чувствует его объятий, не чувствует его сильных рук, что крепко сжимали хрупкую талию, защищая её от всего ужасного мира. Достаточно нескольких секунд, чтобы вместо Александра почувствовать охладевшую наволочку небольшой подушки, на которую она упала лицом. — Нет-нет-нет... — шепчет девушка, а первая слеза скатывается по щеке. Агата прекрасно понимает, что таблетка, которую дала ей с утра Рэйчел, начинает действовать. Обнимает свои колени, начинаясь биться в истерике. Она с той самой трагедии не может отпустить его. Не хочет даже допускать мысли о том, что любой день в своей жизни может провести без Александра. Внутри все болезненно сжимается, ломая каждый краешек её души. Ломает ребра, ломает все кости. Боль, которая внутри неё, жестоко уничтожает Агату. — Вернись... — хрипит, шепчет, умоляет, но ни одна её мольба не будет услышана, потому что это невозможно. — Где он? — Агата лежала на больничной койке, пока капельница делала своё дело. Рядом сидела Рэйчел, а последним воспоминанием англичанки было лишь то, как Александр передаёт её в руки Сэму, а сам падает на землю, задыхаясь от едкого дыма. — Агаточка... — Рэйчел взяла её за руку, чуть сжимая ледяные пальцы. — Моя хорошая, тебе не стоит думать сейчас об этом. — Нет, Рэйч... — на глазах простурили слёзы, губы дрожали, а пульс учащался с каждой секундой, заставляя аппараты пищать чуть быстрее. — Что с ним? Блондинка подняла голову к потолку, сдерживая подступившие слёзы, чтобы не напугать девушку, но у неё плохо это получилось. Молчание лишь больше добивало и без того слабую Харрис, бледное тело которой чуть содрогалось лишь от одной мысли о том, что с Нильсеном что-то случилось. — Агата, тебе нельзя сейчас переживать, — Линд быстро смахнула слёзы, но подруга убрала руку из ослабленной хватки Рэйчел. — Скажи мне... — одинокая слеза скатывается по щеке, — Прошу тебя, — голос хрипит, сердце колотится, кажется, что сейчас вырвется из груди. — Он пожертвовал своей жизнью ради тебя, Агата. Мир потух. Краски стали тёмными, Агата забыла, как дышать. Начала судорожно глотать ртом воздух, из последних сил сжимая тонкие пальчики в кулачки. Отвернула голову к монитору, чтобы скрыть слёзы, но блондинка всё прекрасно видела. — Моя девочка, успокойся, — голос Рэйчел дрожит, но Агата отрицательно мотает головой. Наступил первый этап истерики, которая могла довести её до пика боли, так как организм очень ослаблен. — Оставь меня, — шептала, но Линд пыталась взять её за руку. — Уйди! В глазах темнеет, а после Агата и вовсе теряет сознание, окунаясь в омут собственного страха, который заставит ее сойти с ума. — Я больше не хочу... Не могу! — встаёт с кровати и подходит к тумбочке, глотая комок слез, подступивших к горлу. — Не могу больше жить без тебя... Открывает запертый на замок шкафчик и достаёт оттуда баночку со снотворным. Она заранее знала, что рано или поздно наступит такой момент, поэтому хранила таблетки под замком, чтобы никто и никогда о них не знал. Сейчас сделает серьёзный шаг в пропасть, чтобы навсегда быть с ним. — Агата, что происходит? — стук в дверь заставил англичанку вздрогнуть, но она не собиралась отступать от своего плана. Судорожно, дрожащими руками открывает баночку и высыпает на ладонь горсть белых таблеток. Подбегает к тумбочке и наливает стакан воды. Пару секунд думает, но лишь очередная мысль об Александре отбрасывает все сомнения в сторону. — Прости, Рэйчел... — плачет, запивая выпитые таблетки водой. — Его я люблю больше всех вас. И больше жизни. Ложится на кровать накрывается одеялом, свернувшись в клубочек, а проходящие в дверь и крики блондинки становятся сильнее и настойчивее. Совсем скоро она будет с ним.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Я охочусь на тебя"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты