Невидимые нити

Слэш
NC-17
В процессе
5
«Горячие работы» 4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 69 страниц, 12 частей
Описание:
Шесть лет Луи и Гарри ходили по коридорам Хогвартса не замечая друг друга. Шесть лет сидели в одних кабинетах погруженные в свои, такие разные, миры. Они могли бы так и окончить школу оставшись чужими людьми, но у судьбы были свои планы. Невидимые нити переплетут их судьбы так тесно, что мальчики смогут разорвать их только если вырвут себе сердца.
Посвящение:
Посвящаю всем тем, кто решит потратить время на мою писанину.
Всем любви! хх
Примечания автора:
Короче, там всякие события происходят. Ходят влюбляются, потом страдают, потом обжимаются, потом опять страдают. Ну, в общем, все как у всех.
ЧЕРНОВИК!!!
Кто хочет помочь с редактурой пишите, пожалуйста.
Критику принимаю в любом виде, без перехода на личности.
Всем любви. xx
...моя первая работа, так что...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 4 Отзывы 4 В сборник Скачать

2. Волшебные пирожки.

Настройки текста
Студенты были в предвкушении первой игры этого сезона, а особо предприимчивые ученики начали прием ставок. Каждый год Гарри неизменно ставил на Пуффендуй, даже если шансы на победу были минимальными. Но сегодня, впервые за все время обучения, заколебался. Что-то внутри противилось ставить на поражение Гриффиндора. С того дня как у Луи и Гарри появился маленький секрет, в виде курения в ванной старост, прошло пару недель и пуффендуец до сих пор не мог поверить, что все это происходит на самом деле. Каждый раз когда они обменивались короткими взглядами в Большом зале, или когда пересекались в коридорах, и Луи хлопал его по плечу, бросая небрежное: «Как оно, Стайлс?», желудок Гарри делал кульбит. Умом он понимал, что влюбляться в самого натурального натурала из всех натуралов кого он знал было очень большой ошибкой, но его сердцу было плевать. Именно его глупое непослушное сердечко отказывалось ставить против Луи, и собиралось сделать кое что опрометчивое. Гарри собирался испечь ему свои фирменые приожки с яйцом, сыром и базиликом. Волшебные пирожки придавали энергии и сил (но не так много, что бы нарушать школьные правила). Найл всегда получал свою порцию перед матчем, вот Гарри и подумал, почему бы не поделиться своей фирменной выпечкой с Луи. — Неужели ты додумался испечь побольше? — Найл налетел на друга, как только тот вернулся из кухни Хогвартса, выхватывая из свертка пару пирожков. — Аккуратней, Найл! Тут не все тебе… — Как так? — блондин так удивился, что даже перестал жевать. — Ты всегда печешь только для меня. — Не в этот раз. Другая половина для Луи. Найл взял театральную паузу, а затем громко проглотил остатки еды у себя во рту. — Гарри, послушай, я не знаю, что ты нарисовал у себя в голове, но я знаю Томлинсона и он… — Это ничего не значит, — нервно перебил его Гарри. — Просто дружеский жест. У меня все под контролем. — У него есть девушка, — предостерегающе заметил Найл, — и они кажутся довольно счастливой парой, так что… — Я тебя понял, Найл. За то короткое время, что они провели вместе, болтая и раскуривая сигареты в ванной старост, Гарри узнал много нового о Луи. О его жизни дома, о его семье, о друзьях, о приключениях в которые он ввязывался вместе с ними, но ни разу грифиндорец не упомянул о своей возлюбленной. Однажды Гарри спросил, правда ли что он уже сделал Ханне предложение (справедливости ради, слухи об их помолвке ходили еще с прошлого года), на что Луи ответил довольно категоричным «Нет» (если быть точным, он повторил это раза четыре, не меньше), и быстро перевел разговор в другое русло. Томлинсон отказывался говорить о Ханне наедине, и, кажется, даже не рассматривал возможность совместного будущего с ней. При этом на публике они всегда бережно держали друг друга в своих объятьях, мило улыбались и обменивались поцелуями. Почему же Гарри казалось, что Луи буквально сбегал к нему от своего привычного круга общения, будто только Гарри мог подарить ему покой в последние дни? А может ему просто хотелось так думать?

***

Теплые лучи солнца грели Луи в прохладный октябрьский полдень, пока ветер ворошил его русые волосы. Укутанный в теплый свитер, мантию и полосатый золотисто-красный шарф, он пытался сосредоточиться на голосе Розы, которая читала сокурсникам параграф о всеевропейских Хартиях волшебников. В последнее время они часто это делали, собирались своей компанией у озера в свободные часы, и устраивали чтение заданных тем или эссе по истории магии. Голос мисс Уизли воспринимался лучше, чем бубнеж профессора Бинса. — Лу, — ухо Томлинсона обдало горячим дыханием его девушки. — Может, сбежим сегодня в Визжащую хижину? Устроим романтический вечер. Как в прошлом году, помнишь? Она говорила шепотом, так что бы слышать мог только Луи, руки ее обвились вокруг шеи парня, а голова опустилась на его плечи. — Прости малышка, завтра игра, мы должны быть в форме. Давай в другой раз. — Раньше тебя это не останавливало, — она оставила легкий поцелуй на его челюсти. — И потом, мы же играем с Пуффендуем, у нас нет никакого шанса на проигрыш. — Это первая игра сезона. Не важно, с кем мы играем. — Луи сказал это резче, чем намеревался. Он сбросил с себя ее руки, и сел прямо отодвигаясь от девушки. Не говоря ни слова, Ханна встала со своего места и направилась в сторону замка. Все взгляды тут же устремились в сторону Луи. Альбус вопросительно изогнул брови, а Роза метнула на него осуждающий взгляд (из всех они одни знали, что у них с Ханной давно что-то не клеится). Тяжело вздохнув, Луи отправился вслед за девушкой. Он правда не понимал, где они свернули не туда. Ханна была для него девушкой мечты, милая, веселая, смелая, и вообще своя в доску. Он был готов разорвать каждого, кто обидит ее, но теперь сам стал частой причиной ее слез. Луи любил Ханну, просто их отношения больше не ощущались такими правильными, как это было в начале. Ни ее смех, ни ее прикосновения больше не отзывались быстрым ритмом в его сердце. Осталась только сильная привязанность и забота. Глубокое чувство вины пожирало Луи каждый раз, когда Ханна пыталась сблизиться. Каждый раз, отдаляясь от нее, он разбивал ей сердце, и это убивало его. Парень не понимал что с ним не так? Почему он просто не может любить ее как прежде? Вся эта драма наслаивалось на бесконечный стресс из-за учебы и экзаменов последнего курса. Луи понятия не имел, что делать дальше. Учиться на мракоборца? Податься в профессиональный квиддич? Вернуться домой, в мир маглов, и стать фокусником? Так много вопросов и так мало ответов. -Ханна! Подожди! — Что?! — Ханна резко обернулась, показывая мокрое от слез лицо, — Я думала, ты этого хотел, что бы я оставила тебя в покое. — Я не это имел в виду. Ты же знаешь, что я всегда немного волнуюсь перед игрой, — Луи сам не верил в свои слова, но сейчас он просто хотел, что бы его девушка прекратила плакать. Он заключил ее в крепкие объятия, бережно поглаживая по голове. — Прости меня. Луи понятия не имел за что извинялся, но был искренним. Если бы ему кто-нибудь сказал раньше, что они дойдут до такой точки, он никогда бы не позволил себе зайти с Ханной так далеко. Они были первыми друг у друга во всем, и от этого все становилось сложнее в тысячу раз. — Мне кажется, я уже ничего не знаю о тебе Луи, — прошептала она куда-то в шею, от чего ее голос был приглушенным и вдвойне усталым. Ханна отстранилась и вытерла слезы. — Ты прав, завтра игра, нам нужны силы. Пара молча продолжила свой путь до общей гостиной, и когда Луи только собрался с духом начать тяжелый для них разговор из-за угла выскочил Гарри. — Ох, я как раз искал тебя, — Гарри выглядел возбужденным, но как только заметил рядом с Луи Ханну, сильно смутился. — Я не вовремя, да? Что ж, я… — Все в порядке, ты не помешал, — прервала его девушка. — Рада, что вы ребята подружились, ты хорошо на него влияешь. — Правда? — Что ты имеешь в виду? — в голос заговорили парни, один удивленно другой возмущенно. — Ну, ты стал менее раздражительным что ли, — блондинка слабо ухмыльнулась, но тут же ее взгляд стал особенно грустным. — Я лучше пойду к себе. — Я скоро подойду, — бросил ей вдогонку Луи, но она одарила его безразличным взглядом. Этот взгляд означал только одно — Ханна все еще обиженна, а момент, когда они могли, наконец, обсудить свои проблемы снова упущен. Может это и к лучшему. Завтра игра, будет ужасно, если они в конец рассорятся прямо перед матчем. — Все в порядке? — осторожно спросил Гарри. — Да, все просто прекрасно, — выдохнул Луи, взбираясь на ближайший подоконник. Стайлс нервно теребил в руке небольшой сверток и неуверенно смотрел себе под ноги. Гриффиндорец не видел его таким с их первой посиделки. — Ты что-то хотел? — Завтра игра и я подумал, э-э, нет, хотел пожелать удачи тебе, и вот, — он протянул ему сверток. Луи с любопытством развернул его и в нос сразу ударил аромат свежей выпечки. — Я всегда пеку их перед матчем Найлу, они хорошо тонизируют, прибавляют энергии. Просто хотел как-нибудь поддержать тебя, все-таки первая игра сезона. Никто никогда ничего не пек специально для Луи. Пока в их жизни не появился Марк, мама Луи была матерью одиночкой. Ей приходилось работать на двух работах, что бы как-то сводить концы с концами. Времени на то, что бы баловать сына не было, а затем, когда она вышла замуж, появились девочки, которые забирали все внимание теперь уже многодетной матери. Луи никогда не жаловался, он любил свою семью больше всего на свете, и неважно, что его день рожденье всегда проходил в рождественской суматохе, оставляя парня без особого внимания. Может поэтому сердце Луи непроизвольно сжалось от этого небольшого, но милого дружеского жеста. — Не бойся, я не отравил его или что-то в этом роде, — Луи слишком долго молчал, и Гарри совсем разнервничался. — Если мы победим вас, то только в честной борьбе. Это глупо на самом деле, я наверно не должен был… — Ты испек их сам? — Да, — просто ответил Гарри. Он уловил благодарный взгляд загонщика, и от сердца немного отлегло. Гарри внимательно наблюдал, как Луи пробует первый пирожок, стараясь угадать по мимике его реакцию. Томлинсон издал протяжный стон, утвердительно закивав головой. — Очень вкусно, Стайлс, ты мог бы работать в пекарне. — Я работал. Луи удивленно вскинул брови. — Я думал твои родители волшебники. — Вообще-то моя мама полукровка, и я кое-что знаю о мире маглов. Этим летом, пока гостил у бабушки, успел поработать в пекарне. — Ты полон сюрпризов, парень. Все чего хотел сейчас Луи, это спрятаться с Гарри в ванной старост, раскурить пару сигарет, расспросить его подробней о лете в мире маглов, бабушке и маме, но он должен быть заботливым парнем, вернуться к своей девушке и поднять ей настроение. Может им с Ханной действительно сбежать в Визжащую хижину? После каникул они занимались сексом только два раза в начале сентября, и дважды у Луи так и не получилось кончить. Он старался не думать об этом. — Я бы с удовольствием еще поболтал, но мне нужно идти. Я запомню это, — он потряс в воздухе пирожком, и игриво подмигнул старосте Пуффендуя. Стайлс смотрел в след стремительно удаляющемуся парню, а его сердце отбивало чечетку. Гарри солгал Найлу, он ничего не держал под контролем. Он по уши влип.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты