Болото.

Фемслэш
NC-17
В процессе
41
Размер:
планируется Макси, написано 69 страниц, 6 частей
Описание:
Послевоенное время. Воландеморт повержен, ученики возвращаются в Хогвартс, но вот, неожиданно для всех, заклятые враги начинают общение, к чему это приведёт?
Примечания автора:
Давно меня интересует этот пейринг и вот решила попробовать написать по нему фанфик.
Призываю не судить строго.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
41 Нравится 17 Отзывы 7 В сборник Скачать

2часть.

Настройки текста
Осталось совсем немного до прибытия в школу. Панси сидела в одном из вагонов Хогвартс Экспресса и погружалась в свои мысли, пока Блейз и Драко где-то ходили, оставив её одну со своими размышлениями. Началось всё с мыслей об её родителях. Пожиратели Смерти. Гнались за Тёмным Лордом и его манией чистой крови, и где они сейчас, где всё их величие. В Азкабане. Ответила она сама себе, при этом крепко вцепившись ногтями в свою руку. Это была её привычка, каждый раз когда неприятные мысли охватывали её разум, она наносила себе некие увечья, чтобы справиться с тяжестью своих мыслей. Девушка была совершенно не такой бесчувственной, какой её все считали. С виду каждый нарекает её ледяной подружкой Малфоя, перед которым она скачет в надежде, понравится. Бесчувственная, жестокая, грубая. Все эти качества приписывают слизеринке, только взглянув на неё. Эта роль ей уже давно приелась. Воспитание родителей, давало о себе знать Они вбивали Панси в голову, что девушка лучше остальных, ведь она чистой крови, из богатой семьи и дружит с потомком Малфоев, но это и означало, что в остальном ей не стоит слишком выделяться. Превосходи кого угодно, но не его. Паркинсон это очень раздражало, она должна была прятать все свои лучшие качества, которые хоть как-то выделяли её на фоне Драко, и слизеринка решила полностью перестать делать хоть какие-то усилия для того, чтобы быть лучше кого-то, ведь по мнению свой семьи, Панси и так всех превосходила. Девушка перестала доказывать, что она отлично усваивает материал и спокойно училась на средний бал, ничем не выделяясь. Слизеринке становилось скучно и она нашла себе забаву, начав издеваться над учениками, которые не были столь богаты и были маглорождёнными. Всю ту энергию, что она хотела пускать в учёбу, Паркинсон начала выплёскивать в агрессию по отношению к людям, которые по заложенному ей в голову мнению своих родителей, были хуже чем она. Всё считали её жёсткой, говорили противные и мерзкие вещи про неё, не задумываясь что слизеринку это уничтожает. На самом деле Панси была ранимой, слишком ранимой, полная противоположность тому образу, который она всем показывала. Стараясь не думать о своей настоящей личности, Паркинсон продолжала играть роль, которую навязали ей родители, показывая себя всем совершенно бесчувственной, но каждый раз Паркинсон ломали те слухи про неё, которые она вновь узнавала. В прошлом году всё усугубилось. Кто-то сказал, что девушка спит с каждым парнем без разбора. Моментально это расползлось по всей школе. Сначала всё было вполне безобидно, многие говорили что это было вполне ожидаемо, подлавливали волшебницу и пытались узнать когда с ней можно «повеселиться», позже это переросло в домогательства. Панси совсем не знала что ей делать, когда вечером, по возвращению в гостиную Слизерина, её поймал какой-то ученик для своих целей, она даже не увидела формы, чтобы узнать с какого он факультета. Девушка кричала, и царапала неизвестного ей человека, в попытке вырываться. Всё было бесполезно, ей не хватало сил, ситуация могла закончиться ужасно, не проходя тогда мимо Драко и Блейз. Они быстро разобрались, даже не пришлось принимать физическое насилие, для того, чтобы тот парень ускакал извиняясь и говоря, что это больше не повторится. Тогда Панси впервые сняла свою маску при Малфое и Забини. Она разревелась упав на пол коридора, выплеснув все свои мысли по поводу всего происходящего. Девушка билась в истерике, не в силах успокоиться. Руки девушки, которыми она закрывала лицо, безудержно тряслись, но парни помогли ей прийти в себя и после того случая слизеринцы не позволяли бродить ей одной вечером по коридорам. Забини и Малфой оказались не такими бесчувственными, какими их считала девушка. На из лицах явно читалось беспокойство, Паркинсон это удивило. В этот же день Блейз и Драко позвали её поговорить, девушка помнила весь диалог наизусть, ведь она снова и снова прокручивала у себя в голове события того дня. – Сколько раз это уже повторяется? – отстранённо спросил Блейз. – Давайте забудем всё что произошло, просто видимо слухи слишком разошлись, - уже успокоившись и вновь вернув себе маску хладнокровия, ответила Паркинсон. Блейз сжал челюсти и набрал в лёгкие воздуха. – Ты же понимаешь что это не нормально? Или тебе доставляет удовольствие когда с тобой обращаются к с шлюхой? – саркастично поинтересовался Забини. Панси лишь вцепилась ногтями в руку. Конечно девушку это не устраивало. Она уже хотела уйти в свою спальню, чтобы провалиться в сон и забыть обо всём происходящем, но у парней видимо были другие планы, они решили разобраться во всём. – Что-то поздновато вы забеспокоились, - ядовито ответила Паркинсон. – А были поводы? – лениво оттянул Драко. – Вы что смеётесь? По школе гуляют слухи о том, что я сплю с кем попало, ко мне постоянно липнут какие-то неудачники с предложениями переспать и только сейчас вы пытаетесь что-то выяснить? Жалко. Брови Драко взлетели вверх. Он всегда делал такой жест, показывая своё недоумение. – Ну только не надо делать вид, что ты не понимаешь о чём речь. – Я не понимаю кое что другое. Раз тебя это волновало, почему ты не сказала об этом нам? – говорил Малфой, при этом пристально рассматривая Паркинсон. – Меня это не волновало, это просто минутная слабость, - пытаясь скрыть дрожь в голосе, ответила Панси, – С чего вы вообще взяли что мне есть какое-то дело до слухов. – Потому что часом ранее ты билась в истерике и это означает, что тебя это явно беспокоит и беспокоило до этого. Ногти Панси сильнее вцепились в кожу. Жест не остался без внимания. Взгляд Блейза скользнул по руке Паркинсон, он открыл рот,чтобы что-то сказать, но видимо передумал. – Слухи, которые про меня ходят, беспокоили бы каждого. – Ну может это не просто слухи. Забини резко посмотрел на Малфоя. – Драко, - предостерегая остановил его Блейз. Девушка из последних сил пыталась сохранить своё хладнокровие, но видимо её сломали. На глаза девушки снова начали наворачиваться слёзы. Панси стало тяжелее дышать, она конечно знала что это не самые лучшие люди для дружбы, но у Паркинсон оставалась надежда на то, что они хотя бы на одной стороне. Она думала что они всё же хоть немного, но дорожат ею, но фраза, произнесённая Драко явно твердила об обратном. В тот момент, обида полностью завладела Панси. – Я спать,- отрезала Паркинсон. – Нет, - скользя по её лицу, ответил Малфой. Парень явно был напряжен. – Я так понимаю весь этот театр со своей безразличностью ко всему и вся, ты разыгрываешь уже долго, - утверждая говорил Забини, – Почему нельзя было сказать что тебя это беспокоит, ты же понимаешь что мы могли повлиять на то, чтобы эти слухи прекратились? - сказал Блейз с ноткой раздражения в голосе. Девушка теряла контроль над своими эмоциями. Маска уничтожена. Паркинсон встала с кресла и начала направляться в сторону спальни, но Забини остановил её лёгким движением руки. – Стой, почему мы с Малфоем, должны угадывать что у тебя там на уме, - уже не скрывая раздражения спрашивал Блейз. Девушка попыталась вернуть самообладание, глубоко вдохнув она посмотрела на Забини и Драко. Её взгляд был пустым. – Я никогда не думала, что вам будет какое-то дело до моих переживаний. Слизеринка сама не понимала, чего хотела добиться этой фразой, ведь Малфою и Блейзу явно всё равно на неё, зачем убеждаться в этом ещё раз.Она дала слабину. – Почему? – как ни в чём не бывало спросил Блейз. – Это мои предубеждения, - ускользнув от прямого ответа, сказала слизеринка. – Ладно, надеюсь если тебя впредь что-то побеспокоит, то ты хотя бы скажешь, - явно расстроенный из-за услышанного, ответил Забини, - Я думал мы дружим, - закончил Блейз, посмотрев при этом на Паркинсон, та смотрела в пол. Девушка собралась уходить, но слизеринец потянул её на себя. Девушка оказалась в объятиях друга. Это было неожиданно. Не описать все те эмоции, которые накрывали её в тот момент. Парень похлопал её по руке, в успокаивающем жесте и положил свою голову на плечо Паркинсон, свободной рукой поглаживая её по голове. – Ты же понимаешь, что не только ты тут цирк хладнокровия разыгрываешь, - спросил Малфой и посмотрел на Панси, теперь уже крепко заключённую в объятия Блейза. – Это что за вечер откровений, - заносчиво спросил Забини. Драко лишь ухмыльнулся оставив вопрос без ответа. С того момента Панси хотя бы в присутствии двух слизеринцев могла немного расслабиться, зная что не ей одной приходится притворяться. Привычка прокручивать ситуацию того вечера не покинула её, наверное это из-за того, что именно после того случая у девушки появилось намного больше доверия к Драко и Блейзу, но всё же ей начинали надоедать постоянные мысли о том дне, хотя воспоминания с того вечера, были намного приятнее, чем воспоминания о родителях. Вернувшись из своих раздумий в реальность, девушка посмотрела вглубь вагона в попытке отыскать друзей. Это было не трудно сделать, ведь белоснежные волосы Малфоя и тёмная кожа Забини сразу бросались в глаза. – Нашла, - шёпотом произнесла Панси. Двое молодых людей приближались к месту, где сидела Паркинсон. Девушка не могла не заметить их приподнятое настроение. Когда Блейз и Драко уже достаточно приблизились к ней, она заговорила. – Вы какие-то слишком радостные, опять поиздевались над грязнокровками? – бодро поинтересовалась Панси. – Ну что-то вроде того, - с ухмылкой ответил Забини. – Оказывается мисс-всезнайка курит, выходила из уборной и забыла забрать сигареты, вот тупица,- с забавой в голосе говорил Малфой, пока садился на сиденье напротив. – Вы серьёзно? – не поверив в услышанное, переспросила девушка. – Конечно серьёзно, такое и в голову-то не придёт если сам не увидишь,- ответил Забини и сел рядом с другом. Слизеринка была в полном шоке, естественно не показав своего истинного удивления она вновь заговорила. – И что вы собираетесь с этой информацией делать? – Ну пока что ничего, вообще думаю попробовать эти магловские штуки, - легко ответил Блейз. – С ума сошёл? – выпалила Панси, уже явно не скрывая удивления. – Что же вы все так категорично-то относитесь к такому, вы же понимаете что это не хуже алкоголя, который мы пили каждые выходные в Хогвартсе. Тишина. – Возможно и так, - немного подумав ответил Драко. Панси недоверчиво перевела взгляд на Малфоя, пытаясь понять по его выражению лица шутит он или нет, но он не изображал никаких эмоций, просто пустое лицо. Да уж, в этом весь Драко. – Вы решили полностью предать свои убеждения? Во-первых, Грейнджер грязнокровка и брать вещи магловского происхож... – Кто говорит про Грейнджер, мы что не сможем сами достать сигареты? - перебил её Забини. – Я не договорила,- грубо ответила Панси. Ей не нравилось то, что её друзья собираются уподобиться маглам, это не то, чему учили их родители. Их всегда призвали не спускаться на уровень маглов и что они делают сейчас? Паркинсон не понимала как они могут так легко забыть все те слова, которые так часто твердили им старшие. – Панс, видимо родители хорошенько промыли тебе мозги, - насмешливым тоном сказал Блейз. – Я не договорила, - вновь гневно повторила слизеринка, – Во-вторых, вы хоть понимаете, что забиваете на всё то, что вкладывали вам ваши родители. Малфой помрачнел. – Тебе напомнить благодаря кому ты сейчас вынуждена терпеть слухи о себе, или напомнить где те люди, которые вбивали нам в голову свои предубеждения?- абсолютно ледяным голосом спросил Малфой младший. Его лицо ожесточалось всё больше с каждой секундной. Видимо Блейз уловил настроение разговора и захотел свернуть в другую сторону, подальше от этой больной точки. – Ну думаю пора сменить тему, - сказал Забини и дружески похлопал Драко по плечу. – Так и есть, - теперь уже с более теплой интонацией ответил Малфой. Паркинсон же в это время уже начала обдумывать слова Драко. Он определённо был прав. Но она не понимала одного, раз он презирает своих родителей, то зачем всё ещё продолжает держаться за заложенные ими стереотипы. Зачем Малфой продолжает измываться над маглорождёнными. Она этого совершенно не понимала, да и разбираться ей не особо хотелось, если хотят курить, пусть курят, это их дело. Остаток времени проведённый в поезде Паркинсон не участвовала в разговоре Блейза и Драко, она полностью ушла в свои мысли, лишь изредка реагировав на какие-либо вопросы со стороны друзей. Снова это самокопание из-за родителей. Почему всё всегда сводилась к ним. Девушка задавалась этим вопросом долгое время. Почему её семья не смогла быть обычной, зачем её родители связались с Тёмным Лордом. Вопросы мучали девушку с новой силой, Панси начинала нервничать. Всю дорогу до Хогвартса волшебница боролась с желанием разреветься, как ей казалось на пустом месте, вдобавок ко всему Панси вспомнила фразу Поттера про её родителей: «А как твои? Хорошо им в Азкабане?» , слова вновь и вновь врезались в её голову, Паркинсон начала думать как вообще она сама туда не попала, ведь все доказательства о том, что она Пожирательница Смерти были приведены. Почему Визенгамот не отправил её и остальных слизеринцев в Азкабан. Девушка так же этого не понимала. – Панси, мы подъезжаем, - отвлекая волшебницу от самокопания, произнёс Блейз. – Понятно, - отстранённо ответила Паркинсон. Блейз счёл это за удовлетворительный ответ и переключился на разговор с Драко. Панси же начала немного приходить в себя и уже более оживлённо поддерживала диалог со своими друзьями. На улице уже стемнело, лицо девушки обдувал ещё по-летнему тёплый ветер. Слизеринцы сидели в каретах и направлялись в Хогвартс. При высадке из поезда волшебница заметила настороженный взгляд Грейнджер, её это позабавило, увидев встречный взгляд от Паркинсон девушка быстро отвела глаза и слилась с толпой, выходящей из Хогвартс Экспресса. После этого слизеринке захотелось сразу же рассказать о вредной привычке Грейнджер её дружкам, но она не стала этого делать, подумав о том, как на это отреагируют Забини с Драко, ведь если бы они хотели об этом рассказать, уже сделали бы это, видимо у них были другие планы, в которые они не посвятили Панси. Только сейчас её начало удивлять то, что Драко и Блейз никому об этом не рассказали, она не находила причин для того, чтобы умалчивать об этом. Паркинсон поняла что сейчас вовсе неуместно спрашивать их об этом и решила дождаться подходящей обстановки. Сидя в большом зале и слушая речь Дамблдора, взгляд Панси невольно метнулся к Гриффиндорскому столу. Она легко отыскала за ним Грейнджер по её волосам. Девушка была слишком скована и явно о чём-то думала, видимо она всё ещё не отпускала ту ситуацию. К такому выводу пришла слизеринка. *** Гермиона сидела в большом зале как на иголках, но уже не из-за ситуации, которая произошла в Хогвартс Экспрессе. Перед входом в большой зал к ней подлетела Макгонагалл, по виду старой ведьмы можно было сказать что она взволнованна. Грейнджер напряглась, не хватало ей ещё больше дурных новостей, но слова что она услышала, несли вовсе не отрицательный характер, скорее обнадёживающий. – Мисс Грейнджер, мне сообщили работники Св.Лоскута, что им скорее всего удалось создать зелье, возвращающее память при неправильном использовании чар забвения, - взволнованно твердила профессор, - сейчас его действие проверяют на нескольких пациентах, пока не известно, точно ли оно возвращает память, этот эксперимент будут проводить месяц, если понадобится, больше. Я буду сообщать вам новую информацию, по мере её поступления. Не дождавшись ответа, Макгонагалл направилась к столам преподавателей. К Гермионе сразу же прилипли с вопросами Гарри и Рон. – Ну, что она сказала? – обеспокоенно спрашивал Рон. Гарри лишь смотрел на Гермиону взглядом, полным переживаний. Девушка улыбнулась, впервые за долгое время её улыбка была настолько яркой. – Профессор сказала, что возможно есть надежда на восстановление памяти моих родителей, в больнице Св.Лоскута создали зелье и теперь будут пробовать его в действии, - радостно ответила Гермиона. Глаза Гарри и Рона засветились искренней радостью за свою подругу. – Хоть и обнадёживает, но надо надеяться на лучшее, - сказал Гарри и тепло обнял Гермиону. – Это же здорово, думаю у тех волшебников из Св.Лоскута и вправду получилось создать действующее зелье. – Надеюсь, - ответила ему Гермиона. Неловкая тишина. – Ну может пойдём? - смущённо спросил Уизли, окидывая взглядом обнимающихся Гермиону и Гарри. – Пойдём, пойдём, - сдерживая смех, ответил ему Поттер. Давно уже Гермиона не чувствовала подобного количества положительных эмоций. Девушка была обнадёжена на лучший исход событий. И теперь сидя в зале, она начала думать о том, что будет с ней, если зелье всё же окажется непригодным. Грейнджер старалась уложить мысли о таком исходе событий в самую глубь своего сознания, но они сами не спрашивая, вновь и вновь всплывали в сознании волшебницы. Речь директора произнесена, пир окончен. Гриффиндорцы и ученики других факультетов начали расползаться по своим гостиным. На удивление Гермионы, ученики находились в приподнятом настроении, что казалось не возможным после событий прошлого года, на самом деле это и хорошо, что многие не стали зацикливаться на негативных мыслях и победили то неизбежное угнетённое настроение, которое казалось бы невозможно победить, волшебнице начинало казаться что и она способна на это.
Примечания:
Опять же надеюсь что всё не так плохо.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты