life on the pages of a diary

Слэш
NC-17
В процессе
9
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 14 страниц, 3 части
Описание:
Хосок пытался взывать к разуму, но совершенно иррационально чувствовал, что это не просто встреча. Что он стоит на пороге чего-то нового, необыкновенного и это новое полностью изменит его жизнь.
Посвящение:
ДЛЯ 8МАНДАРИНКА8

ВСЕ ДЛЯ - ТЕБЯ РАССВЕТЫ И ТУМАНЫ
ДЛЯ ТЕБЯ МОРЯ И ОКЕАНЫ
ДЛЯ ТЕБЯ ЮНСОКИ НА ПОЛЯНЕ
ДЛЯ ТЕБЯ
Примечания автора:
смысл и стиль работы в названии.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
9 Нравится 1 Отзывы 3 В сборник Скачать

you're the only one

Настройки текста

11.05.18

«Я так счастлив! Человек, которого я полюбил сразу же после встречи, наконец-то ответил мне взаимностью. Я ждал три, три мучительных года, во время которых он отталкивал меня, не видел моей любви, не замечал, а может просто не верил. Я твердил каждый день: «Я люблю тебя, Юнги, понимаешь? Лю-блю. Всем сердцем, всей душой, да каждой, блять, клеткой моего тела! Я люблю тебя! Почему ты не видишь?». Он лишь улыбался, и эта улыбка ранила меня изо дня в день. Почему я постоянно ходил за ним, помогал, терпел боль когда видел, как он встречается с другими? Я не знаю, наверное это и называется любовь. Или я дурак. Я готов на все ради него, и умереть тоже. Он для меня не просто самое дорогое, он для меня — все. Моя жизнь, настоящее, будущее и даже прошлое, в котором я встретил его. Он для меня весь мир, природа, космос. Я вдыхаю его запах и пьянею, это самый страшный наркотик, с которым сляжешь в психушку и не вылезешь. Никогда. Даже когда сдохнешь, тебе будет напоминать о нем все. Его глаза, волосы, все лицо, тело, жесты, мимика, характер…воспоминания. Они не исчезнут.»

***

Хосок сидел на подоконнике, поджав под себя ноги, и быстро строчил в дневнике, вкладывая все свои чувства в каждую букву. Так же как композитор, передающий свое душевное состояние аккордами, замедлением и ускорением темпа, каждым штрихом и динамикой, парень пытался выразить свои чувства на бумаге. Вообще, Хосока можно назвать меценатом. Искусство — его единственное увлечение (конечно же после Юнги), вдохновение во всех его проявлениях, будь то скульптура, литература, музыка, хореография, живопись. Он романтичный, веселый, с открытой душой. А еще он очень тактильный, обожает прикосновения и прикасаться. Юнги — его противоположность. Упертый баран, видящий только себя. Нет, на самом деле, все не так плохо. Было. Единственное, что важно знать — это где и с кем ты вырос. Юнги был из тех, у кого период взросления протек не очень благополучно; его били дома, наказывали, ненавидели, не любили. Другие приходили в школу и забывались хотя бы там, отдаваясь друзьям или отношениям полностью, а Юнги был всегда один. Нет, он не серая мышь, точно нет. Его не то что бы недолюбливали, к нему относились нейтрально. Просили о чем-то — он шел на контакт, не общались — он и не рвался. Нет, он не холодный и не нарцисс, наверное только лишь закрытый. Он вырос твердым, как камень, и его сердце стало таким же. Вода камень точит. Этим потоком в его жизни стал Хосок, который за три года сточил его твердую каменную оболочку и дал волю чувствам.

***

13.05.18

«Я сходил с Юнги на первое свидание, это было незабываемо… Никто из моих бывших не возбуждал во мне сразу столько чувств. Почему я был так смущен, если признавался ему тысячи раз перед всеми? Почему стеснялся смотреть в его глаза, если утопал в них каждый день? Почему я не мог к нему прикоснуться, если до этого тянулся к нему при каждом удобном случае? Я тоже не могу ответить на эти вопросы. Видимо, я и вправду влюбился по уши.»

***

Хосок расхаживал по комнате, держа в руках датированный ежедневник, и снова писал в нем, чтобы ничего не забыть, чтобы перечитывать и испытывать то же, что он чувствовал в процессе написания, чтобы если будет грустно, открыть дневник и вспомнить счастье. Он сел на подоконник и укутался пледом, забравшись с ногами. В этом году весна выдалась странной, в мае выпал снег. Подоконник — его любимое место, Хосок даже спал там, когда Юнги уходил подрабатывать в ночную смену. Хосок откинулся на стенку и быстро записал строчки, возникшие у него в голове.

«Цветок завял, рассыпался, поник, Завис в ночи холодной каплей страха. Нет. Не боюсь. А рвусь туда, где ждет меня душа. И мечется, как птаха…»

Хосок включил музыку в наушниках, положил руку на книжку и закрыл глаза.

***

Он сидит с Юнги на последнем ряду в кино. — я купил билеты на девятый ряд не чтобы целоваться с тобой… «Ахах, да ты что?» -…а чтобы было лучше видно, задние места самые лучшие. Я улыбаюсь, а Юнги смотрит на меня довольно серьезно. — если ты захочешь, или если мне вздумается, я засосу тебя прямо здесь, Хосок, — Юнги ухмыльнулся и протянул билеты капильденеру. На экране показывают очередной банальный ужастик, где семья переезжает в дом, в котором творится сущий бред. «Интересно, а этот дом сколько раз уже был в разных хоррорах?» Хосок смотрит на Юнги и видит в его глазах увлечение и заинтересованность. — ты любишь такие фильмы? Почему? — я люблю пощекотать себе нервы и получить адреналин. Пусть даже везде типичные скримеры, иногда я их пугаюсь. Как и ты. В этот же момент на экране показали какого-то мерзкого мертвеца, очень быстро приблизившегося к экрану вплотную. — блять! — Хосок дернул рукой и забыл, что он в зале не один. Посетители захихикали, а щеки немного покраснели, — блять, Юнги! В следующий раз мы пойдем на «Супербобровых», где дед умер, а потом воскрес, там такая крипота, ахуеешь! Ладно шучу, это комедия. Я больше не… Юнги приблизился, затянул Хосока в долгий поцелуй и забрался руками по рубашку. Он начал что-то говорить, но в ушах появился шум, и Сок не мог понять, что сказал ему Мин.

***

— а, ты спишь что-ли? — Юнги отошел от Хосока. — уже нет. Когда ты вернулся? — только что. Зову тебя, зову, а оказалось, что ты вообще уснул. Кстати, стих классный, пиши еще. Хосок быстро закрыл книжку, так как боялся получить осуждение со стороны Юнги, потому что обычно парни вообще не заводят ежедневники, тем более в 20 лет. — эй, пошли кушать, я пришел и ужасно хочу есть. Я купил твою любимую пиццу.

***

20.05.18

«Я начинаю усердно готовиться к экзаменам. Все немного подбешивает, а я еще и не сплю ночами — занимаюсь музыкой. Если честно, хочу остановить время и уйти в царство Морфея на недельку, отдохну, забуду о проблемах. Хорошо, что у меня есть Юнги, который заботится обо мне. Он говорит, что я скоро могу потерять сознание и вырублюсь на день. Почему я не слушаю его… Еще он говорит, что я поменялся. Я не могу смотреть на себя, скулы впали, появились круги под глазами, настроения нет. Все дрожит, надеюсь, в ближайшие дни наконец посплю.»

***

Хосок аккуратно доштриховал тюльпан. Черный тюльпан. Черный поникший тюльпан в разбитой вазе. Вода, разлитая по столу, больше всего напоминала кровь. Он сфотографировал рисунок и оценил его на экране телефона. Штриховка потерялась, но для инсты сойдет. Тюльпан казался еще более черным и еще более мертвым. Ваза бликовала как настоящая. Кровь, то есть вода, тягучим пятном приближалась к краю нарисованного стола. Хосок выложил рисунок в сеть, прикрепив рядом свой недавний стих. Первым, как всегда, откликнулся Тэхен.       Комментарий, 5:34 «Я тоже рвусь. Мы встретимся там. Стихи отличные.»

      Ответ на комментарий, 5:35 «Спс»

Ему тоже нравилось, что получилось. И он все-таки решил лечь спать. Последнее время стихи стали являться все реже и только под утро, после чего Хосок устраивал набег на кухню, лежал, ел и пялился в черное окно. Хорошо, если в голове начинали толкаться рифмы, это отвлекало от пугающей пустоты в душе. И от неотвратимости того, что нужно вставать. Утро. Завтрак. Улица. Учеба. Люди. Ходят. Говорят. Скалятся. Им нужно отвечать, на них нужно смотреть. Потом, дома, можно заткнуть уши, рухнуть и доспать выдранные из сна часы. Несколько блаженных часов покоя. Потому что вечером опять учеба, опять нужно реагировать на внешний мир, который бесит самим фактом своего существования. Жизнь не отвратительна, только если оживают предметы на бумаге. И еще стихи. И еще Юнги. Когда складывается, можно дотянуть до утра. Семь. Нужно вставать. Идти. «Мир — отстой.»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты