Душевное бездушие 13

Анна автор
yhpico бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Повествование от первого лица Философия

Награды от читателей:
 
Описание:
Девушка мечтает увидеть Петербург. Неожиданно ей предоставляется такая возможность.
Она встречается с городом, а он не оправдывает её ожиданий. Он не прекрасен? Ей показалось? Или всё на самом деле так?

Посвящение:
Автору заявки.
Всё для Вас!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Может, немного не то, чего ждали, но всё же)

Работа написана по заявке:
14 июля 2013, 00:47
Сегодня теплый июньский день. Яркое летнее солнышко хохочет с высокого голубого неба, подмигивая прохожим. Всё цветёт и благоухает. Где-то в кустах поют свои задушевные песни птицы. После суровой зимы всё приобрело какой-то тайный смысл. Тайну, понятную только одному тебе, а в воздухе так и струится летнее волшебство, летают разноцветные бабочки. Всё наполнено живительными красками и невероятными эмоциями. И я сижу среди этих красок природы в плетеном кресле-качалке, одетая в лёгкий, совсем невесомый сарафан, босая. Густые волосы слегка поднимает ветер. Так приятно… Я сижу и мечтаю. Кажется, совсем о другой планете, о невиданном мире загадок и тайн, о городе на Неве. И всё внутри сжимается от одной мысли, что совсем скоро я увижу великое творение Петра. Я уже многое о нём знаю и предвкушаю нашу встречу, неземное великолепие, роскошь и красоту. Говорят, Петербург очень красивый город. Я не сомневаюсь. Он просто не может быть иным. *** Я уже в поезде, мчусь на всей скорости к городу мечты. Мне уже восемнадцать, а я только впервые посещаю Питер. Кто-то говорит, что мы уже подъезжаем. Жадно всматриваюсь в окно — не хочу пропустить ни малейшей детали. Каждое деревце, куст, домик хочется запомнить, чтобы потом лелеять в мечтах эти картины. Боже, какая же красивая Нева, просто огромная! Сейчас её тёмная гладь спокойна, неспешно колыхается. И маленькие солнечные лучи, соприкасаясь с поверхностью, сверкают и переливаются на синем покрывале воды. И белые чайки, как символ чистоты, вьются у берегов. Так хочется сойти с поезда, пробежаться по мягкому ковру белого клевера, спуститься с пологого берега прямо к воде, зачерпнуть горсть холодной, властной воды, умыться и закричать: «Здравствуй, Нева!» И услышать ответ: «Здравствуй, друг!» Всё мелькали карликовые берёзки, кусты. Кругом болота. Это и неудивительно! Город строился на топи. Как же давно это было… *** Мы заехали в город, осталось ещё чуть-чуть, и я встречусь с мечтой. Поезд остановился, я пробиралась сквозь толпы туристов, чтобы быстрее ощутить питерский ветер. Пришлось закрыть глаза, переступая последнюю ступеньку, отделявшую меня от города. Господи, в лицо мне подул сильный северный ветер, а в воздухе витали холод и отчужденность. И так захотелось расплакаться, закричать: «Ты ли это, Питер?» Всё не то, не так я представляла себе эту встречу! Я же знала, верила, что величественный город не может быть бездушным! А он… он… оказался именно таким. Высокие старинные здания, пологие арки, чугунные ограды… всё было чуждо. Будто душу и сердце города безжалостно, но искусно замуровали в гранит. И ни стука, ни шёпота, лишь серость и бездушность. Я ехала в автобусе и чувствовала себя ужасно. Встретиться с самым величественным городом и обмануться в ожиданиях? Как они могут врать, что это самый красивый город, что его невозможно не любить? Они, наверное, просто сами бездушные, как куклы, и холодные, как лёд. Почти нет деревьев, будто и эти редкие зелёные насаждения посажены на заказ. Похоже, я проговорила это вслух. Пожилая женщина с улыбкой смотрела на меня. — На окраинах города прекрасные парки, обязательно посетите! Я пропустила её слова мимо ушей, но ноги всё равно притащили меня в парк. После целого дня прогулок по городу хотелось присесть. И всё-таки в городе было прекрасное: белые ночи, музеи, набережная, но даже это не скрывало тень бездушия. Всё сильнее хмурились тучи. Большие облака еле ползали по небу, готовые в любую секунду лопнуть, выпустив из себя тысячу струй. Я присела на скамейку. Неожиданно начали падать холодные капли. Всё сильнее, сильнее. Через 5 минут это был уже не дождь, а целый тропический ливень, а я всё не вставала, стало как-то безразлично. Вдруг я услышала стук, волнение, почувствовала тепло, нежность, любовь. Я вскочила. Сразу стало легче дышать, будто оковы гранитного сундука лопнули, и эта трепетная душа оказалась гола, чиста и невинна, как младенец. — Ах вот ты какой, Петербург! И я побежала, несмотря на ливень и лужи, вприпрыжку. Пусть пачкаются белые брюки, пусть всё помокло, зато я чувствую его, чувствую город. Я подняла руки к небу и закричала: «Здравствуй, Петербург!» И услышала в ответ: «Здравствуй, друг!» А я всё бежала, ощущая город каждой клеточкой тела, чувствовала взгляд его глаз, его дыхание. — Я люблю тебя, друг… — А как же я люблю тебя, Петра творение! *** Почти целую неделю лил дождь. Это было чудесно, не чувствовалось никакой пустоты и бездушности. Только перед отъездом я поняла, что душа города в воде. В дожде, фонтанах, Неве. В этой стихии его жизнь, его сердце, его ключ от гранитного сундука. Петербург нельзя не любить, ведь он сам любит тебя всем сердцем. Главное — не потеряться, не принять маску за действительность, попробовать найти волшебный ключик, раскрыть его тайну душевного бездушия.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.