overdose of you

Слэш
PG-13
Закончен
118
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Алишер обнимает Славу настолько крепко, насколько сейчас получается. Сердце наконец-то поймало более ровный ритм.
Примечания автора:
если кто-то не в курсе, обязательно посмотрите интервью с Алишером у Дудя. там он рассказывает про свой первый передоз, случившийся относительно недавно.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
118 Нравится 13 Отзывы 7 В сборник Скачать
Настройки текста
Примечания:
Зараза - Мэри Джейн
Mr.Kitty - After Dark
Славик стоит на коленях возле дивана на первом этаже. У Алишера из руки чуть ниже сгиба локтя торчит трубка капельницы. Откачали. Июль убьет. Прохладная ночь затесалась между крыш частных домов, небо чистое, темно-синее; через окна в пол видно так много этого неба. Слава положил голову Алишеру на бедро и теперь смотрит на его расслабленное лицо. Такой великолепный, исполненный какой-то дикой привлекательности.       — Ты мог умереть… — впервые с того момента, как спустился сюда, вниз, нарушает тишину Славик. Его глаза полны потерянности и страха, он пытается не думать о последствиях, которые могли бы настигнуть Алишера, поэтому проговаривает это вслух, чтобы отпустить. Уже все нормально.       — Мог, — коротко заключает старший. — И что? Слава разочарован. Сильно. Старший так и не понял, так и не осмыслил все, что должен был осмыслить еще давно. Любые его поползновения стать со Славиком немного ближе были похожи лишь на неудачные подколы. Ему было странно понимать, что он не может найти эту точку соприкосновения, после нахождения которой изменилось бы все.       — В смысле «и что»?.. — возмущается Марлов, но так и не сдвигается с места — здесь, совсем рядом с Алишером, ему комфортно несмотря ни на что. — Ты единственный, кто мне настолько важен.       — Единственный, кто может дать тебе столько денег, — хрипло, но беззлобно смеется Моргенштерн, щуря глаза.       — Алише-е-ер, хватит… — обессиленно хнычет Слава. Он всегда такой, этот Моргенштерн. Из-за того, что говорит слишком много правды, кажется вредным и грубым.       — Хватит, — уже увереннее. — Я люблю тебя. Ищет хоть какую-то реакцию в Алишере — Слава очень редко говорил ему такие слова — но ее нет. Только слабая левая рука, свободная от иглы капельницы, мягко ложится на Славину макушку.

Рай.

Темный, пересечённый черными полосами и ночами отчаяния — все еще рай. Пальцы утопают в мягких завитках волос, и Алишер теперь утопленник этого моря.       — Почему я все еще люблю тебя? Если тебе плевать, — вслух загоняет себя Слава. Славу ненавидят за Алишера. За Моргенштерна. И он должен это принимать, находиться всегда в его тени, будучи таким непохожим на него…       — Мне не плевать. С чего ты взял? — продолжает диалог, хотя не видит в нем никакого смысла. — Ты же сам все знаешь. Возможно, Слава знает. Может быть, чувствует. Конкретно сейчас чувствует, как ослабшие пальцы все еще перебирают волосы. Позавчера чувствовал тепло объятий. В прошлый понедельник, кажется, Алишер сказал ему что-то очень милое. Сегодня, пару часов назад, чувствовал, что что-то не так, еще до того, как к дому приехала скорая.       — Нет, — закрывает глаза и поджимает губы, пальцами едва касаясь живота Алишера. — Я ничего не знаю.       — Прекрати, кокетка. И встань с пола уже, я же больше не при смерти. Но Слава не встает, продолжая смотреть на Алишера с такой болью, что старшему становится даже немного неловко. Почему малыш так переживает?       — Давай-давай, иди ко мне, только аккуратнее. Иначе я… Не успевает договорить свою угрозу, потому что Марлов все же поднимается, невесомо присаживается на край дивана. Потом ложится под бок к Алишеру. Не мешают даже трубки, иголки и прочая чепуха. Зачем это все, когда есть он. Алишер обнимает Славу настолько крепко, насколько сейчас получается. Сердце наконец-то поймало более ровный ритм.       — Ты меня напугал, — совсем тихо упрекает Слава. — Я знаю, что никто не сможет тебя остановить, что ты не захочешь остановиться ради кого-то. Но ты должен знать, на какие страдания обречёшь меня, если умрешь, чертов торчок. Ненавижу… Утыкается лицом в грудь; запах Алишера слишком близко, слишком везде. Ему так сложно переступить через свою гордость и непоколебимый похуизм, но ради Славы…       — Я завяжу. Я не хочу больше делать тебе больно. Я слышал, как ты плакал у себя в комнате, и это могло бы быть последним, что я услышал, прежде чем откинуться. Славу душат эти слова и цепочка на шее, которая обхватила ее как чокер. Он поднимает голову, в упор смотрит на Алишера. Такие взгляды, такой бешеный ток. Разъебывает настолько сильно, что хочется повторять этот момент раз за разом, лишь бы ощущать это электричество. Искорка — блик от лампы — в карих радужках, длинные ресницы, отбрасывающие острые тени под глаза, розовые непорочные губы. До чего же красивый…       — Слава, Слав… прости меня, — наконец выжимает из себя Моргенштерн, хотя эти пустые слова Марлову не особо сильно нужны. Конечно, он прощает. Подтягивается немного выше, прижимается губами к сухим губам Алишера. В его глазах не столько удивление, сколько восхищение — Слава такой смелый сейчас. Как вообще решился на такое? Целует, как будто это их привычный ритуал. Откуда кровь, если все раны зажили? Откуда ее терпкий вкус во рту?       — Ты никогда не почувствуешь, что чувствую я, Алишер Тагирович, — полушепотом разочарованно вещает Марлов, едва касаясь с Моргенштерном кончиками носов. Еще бы.       — А что ты чувствуешь? Расскажи. И Слава в ответ только снова целует, потому что ну как еще это описать?.. Слов для этого больше нет; скорее всего, таких просто не существует. После темноты будет день. После ночи отчаяния придет утро освобождения. После признания будет любовь.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Morgenshtern"

Ещё по фэндому "Слава Мэрлоу (Марлоу)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты