Субординация

Слэш
R
Закончен
1
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
У Паши все было плохо. То есть очень хорошо. То есть очень плохо. Он еще не определился – времени не было. Очередько честно пытался совладать с дыханием.
Примечания автора:
Написано в 2018 году.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Ефрейтор Павел Очередько спал мертвецким сном на своей трухлявой раскладушке в углу Рыковской кухни. И вернулся он сюда в столь непотребном виде тоже с кухни, а вовсе не из штаба чекистов, там он последний раз появлялся ровно неделю назад. А вот за неделю до того, как раз и зачастил с визитами по основному месту службы. Очередько никогда не думал, что с ним такое может случиться. Сам он уже не помнил, но Балор не дал бы соврать, что осознание влечения к Даниле заняло у него два месяца и двенадцать дней, а определение характера этого влечения — один месяц и четыре дня. В тот день он прибыл в штаб, чтобы подремать на номинальном, но обязательном занятии по морально-психологической подготовке. Лекционный материал всегда вычитывал сам Дзержинский, превращая его в настолько монотонную, но мозгодробительную мешанину, что в рядах молодых чекистов ходила догадка о методике преподавания — сам факт сохранение сознания и рассудка после его лекций считался показателем освоения материала, то есть полной устойчивости к психическому воздействию. Но на радость собравшимся, в лекционный, он же заседаний, он же совещаний, он же банкетный, он же траурный зал никто, кроме слушателей не зашел ни ко времени начала занятия, ни через десять, ни через двадцать минут. Памятуя изощренную пунктуальность верховного руководства, собравшиеся решили, что у Дзержинского нашлись дела поважнее и засобирались по своим. Но тут в зал бодрым, но нисколько не строевым шагом вошел капитан Жеглов. Слушателей это удивило настолько, что все встали по стойке смирно. Сидеть остался только Очередько — он всегда отличался парадоксальными реакциями на стресс. — Садитесь, товарищи. Вы не в карауле. Все начали опасливо переглядываться — манера общения с контингентом Жеглова в сравнении с прочими, а уж тем более с Дзержинским, отличалась крайней либеральностью. — Представляться, думаю, не надо? Но я представлюсь. Жеглов Глеб Егорович, капитан магической безопасности. Звание вас смущать не должно. Мы — чекисты, а не какая-нибудь шушера. У нас звание должности соответствовать не должно. Заместитель магкома по оперативной работе. Не Высоцкий. Но, ни в чем не уступаю, даже местами превосхожу. Очередько тем временем смотрел Жеглову в глаза и ощущал, как его мысли стекают с разума ртутью, разделяясь на маленькие токсичные шарики, которые спешат раскатиться по всем углам: «Такие добрые. Какими местами? Интересно, в длину или в ширину? Господи, о чем я думаю? Стыд-то какой! Вот это руки! Такими только на инструменте играть! Да, что со мной, блядь? Музыкальном инструменте — пианино там, арфа… Как-то Мишка мне в школе прикалывал, что по ладон… Стоп! Он меня старше. И по званию и вообще. Бля, да что ж он с кафедры спустился? Надо хоть ногу на ногу положить. За что ж ты сюда идешь?» Ладони ударили Очередько по лицу, по корпусу и по всем остальным местам. Как ему показалось. На самом же деле Жеглов, остановившись напортив, шлепком разместил их на столе, привлекая к себе внимание. Он в третий раз повторил свой вопрос, но в иной формулировке: — Как звать, мальчик? Очередько наконец-то понял, что обращаются к нему и тихо ответил: — Паша. — Так, вот, слушай, Паша. Быстро встал и представился по форме! Вставать Очередько категорически не желал, но выбора у него не было. — Младший оперативный сотрудник ефрейтор магической безопасности Очередько! — Садись, Паша. Не на параде, — вернув тону расхлябанность, сказал Жеглов, возвращаясь за кафедру, — а теперь скажите мне, товарищи чекисты, что там у вас всех должно быть? — Холодная голова, горячее сердце и чистые руки, — донеслось с задних рядов. — Правильно, товарищи. Именно в такой последовательности. Да только, сдается мне, что у вас, бестолочей, с этим большие проблемы — то голова горячая, то сердце холодное. Да, товарищ ефрейтор? — он недвусмысленно посмотрел на Очередько. Тот снова закинул ногу на ногу. — Никак нет, тварщкптан! — Ой, только не надо мне тут эту махровую уставщину разводить. Вежливей надо быть, Паша. Интеллигентней. «По-моему, меня сейчас отчитывают, а мне это нравится», — про себя констатировал Очередько, а вслух выдал: — Нет, Глеб Егорович. — Вот, уже лучше. Какое, товарищи, самое страшное психологическое оружие вы знаете? На секунду в зале стало так тихо, будто бы явился главком и посмотрел в лицо каждому красной склерой. Когда массовое ведение рассеялось, слушатели посыпали вариантами: — Приворотная магия! — Гипнотическое воздействие! — Балор! — Телевизор! — Останешься без премии! — Вечность будешь груши якорем околачивать! Жеглов прервал разгорающийся чемпионат по смехопанораме среди сотрудников МЧК: — Щеглы! Самое страшное психологическое оружие — это обаяние и харизма. Все самые страшные преступления совершаются именно с их помощью. Взять хотя бы Гитлера… Хотя нет, не самый удачный пример. Ладно, далеко ходить не будем. Возьмем меня. Я с одной стороны обаятелен и харизматичен. Да, Паша? Жеглов снова полоснул глазами Очередько, который ужаснулся, осознав, что отсюда надо будет как-то выходить. — … с другой стороны, — на этих словах у Очередько отнялась челюсть, — меня какой-то там харизмачкой не обаять. Запомните, товарищи, чтоб вам кто не говорил, каким бы сахаром по меду не рассыпался, пока объект не обсмотришь, не общупаешь со всех сторон, не изучишь под лупой, доверять преждевременно. И держите оружие всегда наготове. Даже, когда спать ложитесь. У тебя, Паша, как с оружием? У Паши все было плохо. То есть очень хорошо. То есть очень плохо. Он еще не определился — времени не было. Очередько честно пытался совладать с дыханием. — Пистолет я ношу в поясной кобуре, ножи и якоря так же креплю к поясу, — на глубоком вдохе протараторил он. — А ночью что с твоим пистолетом? Чекист в любое время суток должен быть готов вступить в бой! Я табельное огнестрельное оружие держу под подушкой. Чего и вам советую. Только не забудьте, — Жеглов снова уперся взглядом в покрытого странной для прохладного зала испариной Очередько, и, чеканя слог, продолжил, — ставить на предохранитель. Лекция окончена. Все свободны. Пшли вон отсюда. Зал загудел и стремительно начал пустеть. Чекисты, наученные горьким опытом, знали, что уходить в таких ситуациях надо быстро, пока начальство не передумало. Сослуживцы, давно окрестив Очередько «исполнительным тормозом», проходя мимо, не гнушались донести до него, как им казалось, очевидное: «Пизда тебе, Очередько. Выбесил ты Жеглова», «Заебешься теперь рапорты ему носить, опер», «Комиссуют тебя когда-нибудь по двадцатке «. Очередько все так же сидел за столом, никого не видя и не слыша. Предохранители, случается, не срабатывают. Раз в год и палка стреляет. По оружию видно, кому из товарищей стыдно. Оружие — сила бойца, используй его до конца. Очнулся Очередько, когда в зале не осталось ни одной неживой души. Он молнией пересек здание, растолкав кучку курящих у входа курсантов, почти пролетел парковку и прыгнул в свой Москвич. В бардачке нашлась забытая Олегом пачка сигарет. Он затянулся. Откашлялся. И еще раз затянулся. «Так, надо успокоиться. Ничего фатального не произошло. Но, блядь, почти! Сука, стыдно, пиздец! Если б еще хоть что-нибудь, точно бы… Бл-я-я-я-я-я-я-дь! Да что же накрыло так? Домой рвануть или паркануться где-нибудь? Да что я, блядь, несу. Домой. Под холодный душ. Если не поможет, дрочить. Пока не отпустит. А может все-таки…» Москвич вызывающе-красным вихрем сорвался с места и, игнорируя не только ПДД, но и свое техническое состояние, умчал Пашу к ожидаемому просветлению сознания. Ночью Очередько заснуть не мог, поэтому в шесть утра не придумал ничего лучше, чем поехать на утреннее построение, куда его никто не звал. Ему хватило ума не вставать в строй, а лишь понаблюдать за разводом из-за угла здания, но после того, как последний чекист ушел с плаца, разум помахал ручкой и переместил Очередько под дверь кабинета Жеглова. Он постучал. Тишина. Постучал еще раз настойчивее. Нет ответа. Мелькнула мысль уйти, но шуршание сжимаемого в руке пакета ее перебило. И он постучал в третий раз. Ногой. Из-за двери донеслось: — Да зайди ты уже. Не в министерстве. Очередько хрюкнул от неожиданности, вошел в кабинет и тут же положил Жеглову на стол, вынутый из пакета не глядя, исписанный лист бумаги. — Добрый день…в смысле утро, то есть здравствуйте! Вчера я вел себя недостойно. Вот рапорт. Понесу любое взыскание. Обещаю, что больше такого не повторится! — Ты присядь, Паша, — Жеглов с предельно флегматичным лицом попеременно смотрел то на Очередько, то в рапорт, — вижу, что определенные выводы ты для себя сделал. Это хорошо. Но, как ты там сказал? Взыскания. Давай потихонькому тут с тобой все дела порешаем. Без этой вот всей официальщины. Я, знаешь ли, академий не кончал и считаю, что все должно быть по справедливости, а не по форме. Согласен? — Согласен, — ответил Паша, пытаясь сглотнуть отсутствующую слюну. Он уже был на все и прямиком сейчас согласен. — Вот и ладушки. Рапорт я твой сохраню, а то всякое такое случается. А ты свободен. Очередько буквально видел, как трескаются все его предположения и построенные на них планы. Он почувствовал себя полным идиотом. — До свидания! Почти у самой двери Жеглов окликнул. — Паша, а ты так и не понял, о чем лекция была. Нет, мысли у тебя тут правильные, здравые мысли. Но как-то оно однобоко у тебя все. Шире надо мыслить. У чекиста смекалка, считай самое первое достоинство. Перепиши-ка ты рапорт до завтра. — Я и сейчас могу. — Не можешь. Ты приди домой, подумай, повспоминай и завтра жду тебя здесь в это же время. А теперь пошел. — Есть пойти! Очередько сидел на заднем сидении своего автомобиля со стопкой одинаковых исписанных листов в одной руке и бутылкой водки в другой. Он в сотый раз пролистал все двадцать написанных ночью рапортов. Поскольку версий самодепеши было много, он решился положиться на удачу и отдать что попадется. — Я ничего не понимаю, — истерично взвизгнул Паша, не морщась, отхлебнув водки, — что же я ему отдал? Не пустой лист, я видел. Очередько начал вспоминать, как складывал листы в пакет. Он просто собрал все, что было на столе в стопку. — Все, что лежало на столе, — отрывисто озвучил он свою мысль и разжал побелевшие пальцы. Упавшие листы спешно начало заливать водкой, размывая тот самый официоз, что не признавал Жеглов. — Видать, действительно надо комиссоваться по двадцатой. Причем по пункту «А». Жеглов откинулся на спинку кресла, опуская руку с мятым листом вдоль подлокотника. На листе можно было различить «о хуях», «чуть почти не», «пять раз и сейчас опять», «прошу меня». Прочее было замято либо неразборчиво. — Куда ж тебя тащит, Глеб Егорыч? — задал он сам себе риторический вопрос и, поправив ремень и гимнастерку, пошел открывать кабинет. Очередько пришел на полчаса позже назначенного. И это притом, что на такси ехал. Ключи от машины, услышав знакомый выхлоп, у него вчера нагло отобрал Олег, заявив, что мертвому не умирать, а на дорогах полно живых. А еще нужно было помыться и максимально обезопасить себя от поспешного позора. Стучать не стал. — Доброе утро, Глеб Егорыч! Прошу извинить за опоздание, — слова скрипели на губах — он тщетно пытался говорить в меру вежливо, но рефлексы подсказывали «явился для дачи объяснений». — Доброе. Опаздывать, Паша, нехорошо. — Очень нехорошо, — ответил Очередько настолько слабым голосом, что можно было подумать, что он сейчас потеряет сознание. — Зато ты честно признаешь свои ошибки, — Жеглов поднялся из кресла, обошел стол и привалился к нему задом, — ты обещал переписать рапорт. Очередько шаткой походкой поплелся в направлении Жеглова. Остановившись в нескольких сантиметрах, он вынул из-за бронежилета сложенный в пополам листок и пятерней прижал его к Жегловской груди. — Ты быстро учишься, мы бы с тобой сработались. Он развернул лист и прочитал, размашисто выведенное:

Заместителю Генерального комиссара магической безопасности по оперативной работе Капитану магической безопасности Жеглову Глебу Егоровичу

РАПОРТ о воздействии психологического оружия

Докладываю вам, что вчера на занятии по морально-психологической подготовке я, младший оперативный сотрудник ефрейтор магической безопасности Очередько Павел Олександрович, думал исключительно о хуях. И о вас. И чуть почти не кончил прямо там. По этой причине вел себя как кретин. Что и продолжаю делать поныне. Ваше психологическое оружие на меня нихуя не действует — не первый день в органах. Подействовали на меня ваши глаза и руки. И голос, да. Доверия вы у меня не вызываете, поскольку я вас не осмотрел, не общупал и со всех сторон и не изучил. Но очень хочу. Так, что дрочил сегодня три раза (и шесть вчера) и сейчас опять пойду. Вы, как я понял, имеете схожие планы. Я понимаю, что я у вас доверия тоже не вызываю, но вы меня сперва пощупайте и изучите со всех сторон. Можно прямо сейчас. Мне нравится ваш стол. Можно прямо с пистолетами в руках. Вчерашний рапорт я вам отдавать не собирался. Был другой — нормальный. Но уже похуй. Первую форму допуска к государственной тайне имею. Прошу меня уже (тщательно зачеркнуто) начать исследовать на предмет всего.                                      (дата) Младший оперативный сотрудник ефрейтор магической безопасности Очередько П.О.                                           (подпись) — Вот это хороший рапорт. Учел все ошибки, — голос начал сбиваться и у многоопытного Жеглова. Он положил лист на стол текстом вниз и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Очередько будто пнули под оба колена одновременно и он, ища опору, схватил Жеглова за лацканы пиджака. — Такие решительные люди нам и нужны. Очередько охнул и был скомкан настолько жарким поцелуем, что чересчур. Но как только он потянулся к ремню, Жеглов резко отстранился и сбивчиво, но достаточно убедительно произнес: — А теперь пошел отсюда! Первый допуск, а туда же! У меня сегодня! Был! Чтобы! Дома! Семь! Адрес я тебе вышлю. — Пистолет на предохранитель поставить не забудьте! — с ухмылкой крикнул Очередько, закрывая за собой дверь со стороны коридора.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты