матча-латте

Фемслэш
PG-13
Закончен
13
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Юна влюблена в любовь Рюджин и Джису.
Примечания автора:
ВСЕМ ПОКААА
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 4 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
Примечания:
не стесняйтесь писать в пб это была спонтанная работа!

itzy - nobody like you

      Юна очень любит любовь Рюджин и Джису. Каждое мимолетное прикосновение Рюджин к другой девушке отдается теплым ударом по сердцу Юны, и её это пугает.       Эта атмосфера витает в группе уже несколько месяцев. Никто не решается говорить, потому что все думают, что так будет лучше. Все в курсе о чувствах Рюджин и Джису друг к другу кроме самих Рюджин и Джису. И с каждым днем это становится всё абсурднее и абсурднее. Абсурд превращается в цирк когда Юна влюбляется в них обоих.       Она понимает это далеко не сразу, каждый мимолетный взгляд на великолепное тело Рюджин в гримерке, тихие колыбельные Джису на ночь, когда Юна не может уснуть, общие посиделки и порывы нежности этих двоих в сторону любимой макнэ — всё это капает потихоньку друг за другом, накапливается внутри Юны и в конце концов она это принимает. Сначала она смахивает это на свою неопытность: у нее никогда не было парня или девушки, да и особенно сильных чувств. И когда она осознает что-то настолько сложное и запутанное сразу к двум людям, ее вдруг словно током бьет.       Юна не маленькая, она знает о полиамории и знает о любви между двумя девушками. Или между несколькими. Принятие своей любви не занимает у нее столько времени, сколько занимает тщательное обдумывание этих чувств. Ей становится так страшно от того, что ее не примут другие. Возможно, любовь к себе и полное принятие всех своих особенностей с легкостью даются ей, но смогут ли остальные сделать тоже самое? Она не знает.       Все мемберки любят ее особенной нежной любовью, она разделяет это чувство, безусловно. Но они никогда не говорили внутри группы о таких вещах. Никто из них не говорил об отношениях, об ориентации и своих предпочтениях в партнере. Эта тема была закрыта черной шалью, оставлена на чердаке среди кучи старых вещей, которые было лень разбирать, чтобы затронуть что-то настолько не особо значимое. Однако сейчас это кажется самым значимым для Юны во всем мире. .       В один вечер после особенно трудного рабочего дня Юна проходит мимо комнаты для практик, где они обычно тренируются. Музыка заглавки предстоящего камбэка доносится из комнаты, что сильно настораживает Юну. Ей казалось, что все мемберки уже давно ушли в общежитие, поэтому она думает, что скорее всего в комнате сейчас находится директор, который пытается придумать хореографию для девочек. Она сразу приближается к двери, решая поздороваться с ним, но заглядывает через прозрачное стекло двери и сразу забывает о всех своих догадках. В комнате для практик стоят только Рюджин и Джису. Юна прислушивается к их разговору, когда музыка внезапно затихает.       — Джису, ты в порядке? — обеспокоенно спрашивает Рюджин, проводя ладонью по волосам девушки, заглядывает прямо в глаза.       — Не знаю, что со мной не так. Прости, что утруждаю тебя, ты наверное устала после сегодняшних съемок. Я должна была попросить о помощи сонбэ.       — Джису, — Рюджин хватает ее лицо в обе свои ладони и устанавливает зрительный контакт с девушкой, — ты не утруждаешь меня. Я рада помочь тебе. Мне нравится тебе помогать, особенно в танцах.       Рюджин всегда была такой. Юна вспоминает все те моменты во времена трейни, когда они не могли запомнить движения хореографии, быстро сдавались, а Рюджин всегда была рядом, подавала руку помощи. Ее страсть к танцам передавалась всем мемберкам, даже Йеджи временами набиралась смелости и уверенности в себе только благодаря Шин. Именно это Юна больше всего полюбила в ней.       — Рюджин.       Девушка слегка хмыкает, поднимая свой томный взгляд с губ Джису, пока поглаживает большим пальцем ее щеку в успокаивающем жесте.       — Ты мне нравишься, Шин Рюджин.       Джису краснеет моментально, а Юна удивленно вздыхает, после чего в предвкушении задерживает дыхание. Она уверена, что Рюджин ответит взаимностью, но этот момент все равно становится невероятно прекрасным и волнительным для нее.       Рюджин не говорит ничего, сама теряется в мыслях, внезапно вскруживших голову. Она очень быстро чмокает Джису, и в итоге они обе ошарашенно смотрят друг на друга. Юна еле сдерживает себя от того, чтобы громко засмеяться из-за вида этих двоих. Но две девушки делают это за нее, весело хихикая из-за вышедшей ситуации. Неловкость быстро уходит на второй план, Джису совсем по-доброму улыбается и смотрит на лицо напротив.       — Поцелуй меня еще раз.       И Рюджин не нужно повторять дважды, она легонько приподнимает подбородок Джису и медленно приближает свои губы к чужим. Их дыхание смешивается, приятно опаляя мягкие губы, прежде чем прильнуть друг к другу. Рюджин не торопится, позволяет Джису привыкнуть, даже не напирает. Они обе наслаждаются моментом в тишине, а Юна забывает как дышать. Внутри нее что-то зажигается и одновременно ломается. Ей так хочется сейчас быть с ними рядом. .       Следующую неделю Юна изводит себя чуть ли не до потери пульса. Она наконец выполняет давнее обещание самой себе бегать по утрам, но теперь она бегает еще и вечером и, если получается, днем тоже. В спортзале и комнате для практик она проводит каждую свободную минуту. Рано уходит из общежития, избегает встреч с Рюджин и Джису. Но в итоге ее не видит почти никто из мемберок.       После того поцелуя Юна понимает, что ее чувства отнюдь не так легки и просты, как казалось. Она вдруг думает, что она в этих отношениях лишняя. Никогда она не видела хотя бы какого-то явного намека Рюджин или Джису на симпатию к ней. Они счастливы вдвоем, а Юна просто маленький лишний ребенок, возомнивший о себе слишком многое. И чтобы не оставаться с этими мыслями, она забывается в бесконечном количестве тренировок.       — Ты так сильно похудела. Что-то случилось? — спрашивает у нее Наён, пока они вдвоем сидят в кафе на нижнем этаже компании.       Юна доверяет только онни, она всегда становилась для нее теплым домом и помощью в трудную минуту. Наён по-настоящему мудрая, для Юны она идеал, старшая сестра и родной дом, которого сейчас так не хватает.       — Много тренируюсь в последнее время. Скоро камбэк, — необычно тихо отвечает Юна, отпивая от своего матча-латте.       — Ты и так худая, тебе это не нужно. Просто иногда занимайся, но не переусердствуй, — лицо Наён очень серьезное, она очень переживает за девушек в таких ситуациях, — Если тебе это менеджер сказал, пошли его подальше. А то будешь как—       — Как Момо, да, я знаю. Ты все время мне это говоришь. Не беспокойся за меня или за нее.       Наён немного успокаивается и замолкает, но все равно продолжает свой допрос.       — Послушай, но ты ведь никогда не тренировалась перед камбэками. Может все-таки что-то случилось?       Юна замолкает, перестает перемешивать маленькой пластиковой ложечкой латте. Она не знает, стоит ли ей рассказывать об этом Наён. Это ведь странно, но с другой стороны, она всегда понимающе выслушивает ее. Тем более у Наён отношения с Момо, а значит хотя бы на то, что Юна влюблена не в парня, она отреагирует нормально.       — Я влюблена в кое-кого из мемберок.       Наён на секунду расширяет глаза и удивленно смотрит на девушку напротив. Убедившись, что та не шутит, желая подкольнуть Наён насчет ее отношений, как это часто бывает, она все же отодвигает от себя чашку с кофе.       — Она не в курсе? — Юна мотает головой, — Вы уже с девочками говорили о нетрадиционной ориентации? Ты в курсе о ее отношении к такому?       — Ей нравятся девушки, я знаю это.       — Тогда в чем проблема, что ты так изматываешь себя?       Юна сглатывает, заметно нервничает. Наён замечает это и сжимает чужую ладонь в своей, протягивая руку через стол.       — Всё в порядке, эй, — зовет Наён, — Я всё пойму.       Юна успокаивается от этих слов и собирается с духом.       — Я влюблена в двоих. И недавно они начали встречаться, — выпаливает наконец Юна, старается проследить реакцию на лице Наён.       Но на лице онни ничего особенно не меняется. Она только слишком часто моргает несколько секунд, но даже не отпускает руку, наоборот, протягивает вторую и сжимает ладошку Юны в обеих своих.       — Моя сладкая, — Наён подносит ладонь к губам, слегка чмокает их, — О боже.       И Юна понимает, к чему она все это говорит. Наён может и мудрая, но вряд ли что-то понимает в таких вопросах. Одно дело быть влюбленной в девушку, другое — в двоих.       — Тебе очень больно? — Юна кивает, — Малышка, тебе стоит сказать им об этом. Или сначала внезначай расспросить их об их отношении к полиамории. Тебе так не кажется?       Юна кивает еще раз, и от такого нежного отношения Наён ей хочется разрыдаться прямо здесь. Она вперые понимает, как сильно она истерзала себя не только физически, но и морально за прошедшую неделю. Слезы скапливаются в уголках глаз, и Наён встает с места, чтобы подойти и прижать к своей груди.       — Тише, тише. Я рядом. .       Впервые Юна позволяет себе покушать ночью за эту неделю. Она прокрадывается на кухню в первом часу и старается не шуметь. Достает какие-то остатки риса с ужина и находит на ощупь в темноте палочки. Свет она не зажигает, боясь разбудить остальных.       — Что ты тут так поздно делаешь? — спрашивает ее хриплым шепотом Рюджин, устало потирая глаза.       — Я разбудила тебя?       — Нет, я в туалет ходила. Все в порядке?       Юна в ответ слегка кивает и продолжает есть свой рис. Рюджин садится рядом и смотрит за ней, пока девушка ест.       — Не хочашь пойти спать? — спрашивает ее Юна, когда Шин кладет свою руку на чужое плечо, тихонько поглаживая.       — Я тебя так давно не видела, позволь мне вот так посидеть с тобой.       И Юна позволяет, конечно же. Она позволит Рюджин сделать с ней все что угодно. Даже если она морально не готова к тысячам фейерверков в своем сердце от легких прикосновений Рюджин, но если все, что она может дать Рюджин — это остаться рядом, то она отдаст это.       Внезапно Юна вспоминает слова Наён и откладывает палочки. Ее зрачки искрятся странным огоньком и Рюджин замечает это, ловя ее взгляд своим, готовая внимательно слушать.       — Онни, я могу задать очень странный вопрос?       — Конечно? Спрашивай, что хочешь, — дает добро Рюджин, радуясь в душе, что Юна наконец хочет у нее что-то спросить.       — Что ты думаешь о полиаморных отношениях?       Рюджин этот вопрос мгновенно заставляет проснуться. Она ожидала чего угодно. Но только не того, что макнэ ее группы в час ночи в полной темноте на кухне, где нет никого кроме их двоих и тарелки риса, спросит о полиаморных отношениях. А Юна все продолжает смотреть на нее пристально, с тем же огоньком, и ожидает от старшей ответа. Рюджин не может отказать, она же пообещала.       — Вполне нормально отношусь. Зачем тебе это?       — Я... Не знаю. Мы никогда не говорили о таких вещах. Мы всегда говорим с фанатами на такие темы, поэтому я знаю, что тебе нет дела до чьей-то ориентации, но ведь есть и другие важные вещи, помимо ориентации.       Юна внезапно замолкает и нервно кусает губы, после чего собирает палочки и тарелку с рисом. Тарелка возвращается в холодильник, а палочки летят в раковину.       — Прости, онни. Не стоило мне этого всего говорить. Спокойной ночи, — бросает она, оставляя Рюджин в одиночестве на кухне. .       В последнее время становится модным бисероплетение, и как компания может не обратить на это внимание? Джису серьезно увлекается этим и подает идею о новом вилайве, все неохотно соглашаются, потому что только у Джису на самом деле все это получается. Но она наотрез отказывается проводить трансляцию в одиночку, поэтому она смотрит на Юну и хитро улыбается. У макнэ просто не остается выбора.       — Привет, мидзи! Мы сегодня будем пробовать плести браслеты из бисера, — весело говорит Джису в камеру на английском в начале вилайва.       Юна молча смотрит на Джису, которая с энтузиазмом рассказывает о своем новом хобби, показывает фанатам контейнеры с бисером абсолютно разных цветов. У онни очень редко так ярко горят глаза, ее улыбка почти никогда не становится настолько широкой, поэтому Юна наслаждается этим моментом полностью. Она глазами запоминает каждую морщинку, родинку, смешинку, абсолютно всё-всё-всё, чтобы это осталось с ней на еще очень долгое время.       — Кстати Юна еще ни разу не пробовала это делать. Вообще никто кроме меня в группе не особо заинтересован в этом, — улыбка вдруг угасает, становится совсем слабой, а Джису уже бесцельно перебирает бисер пальцами.       — Мне интересно, — вдруг возражает младшая, чувствуя свою вину во внезапной перемене настроения у Джису, — Просто у меня плохо получается. Но ведь онни поможет мне?       И глаза Джису снова загораются, она принимается рассказывать одновременно и фанатам по ту сторону экрана, и своей любимой макнэ рядом. Время лайва проходит незаметно быстро, а Юна впервые за долгое время чувствует необъяснимое тепло, которое дарит ей старшая и которое она уже давно не испытывала. .       Озарение до Юны снисходит в душе, пока она взглядом сверлит дырку в кафельной стене, а потом еще и наблюдает за ползущим маленьким жуком. Надо будет сказать об этом менеджеру.       Она смотрит на воду, стекающую в водосток и задумывается, что ей бы хотелось также смыть свои чувства. Раньше хотелось. Почему-то время проведенное с Рюджин и Джису после ее самоизоляции от всех мемберок вдруг дало ей больше уверенности в себе и своих чувствах. Каждый момент с ними вдыхал в нее жизнь, поглаживание от Рюджин, улыбка от Джису, редкие моменты, когда они оставались наедине, закрытые от всего мира, но не от Юны. Всё это вдыхало в нее новую жизнь. И вдруг она понимает, что прятаться больше нельзя. Даже если они ее отвергнут, Юна уверена, что они не будут ее ненавидеть.       Она надевает сменную одежду и оставляет полотенце замотанным на своей голове. Выглядит она сейчас до глупого смешной, несмотря на свой высокий рост, но почему-то она решает, что сейчас самый лучший момент пойти и рассказать всё.       Как по щелчку судьбы Рюджин и Джису оказываются только вдвоем на кухне. Но они ничего друг другу не говорят, просто сидят и с потерянным видом смотрят в пол. «Поссорились?» — первое, что думает Юна, но решает не делать поспешных выводов и идет к ним.       — О, Юна, — вдруг поднимает голову Рюджин, мягко улыбаясь, — Мы ждали тебя. Нам нужно с тобой поговорить.       — Мне тоже... Нужно поговорить с вами двумя, — Юна нервно сглатывает, даже не представляя, о чем они могли бы хотеть с ней поговорить. Вдвоем.       — Тогда ты можешь начать? — подает голос Джису, обращаясь к Юне.       — Нет, давайте вы. Вы же ждали меня.       Джису и Рюджин переглядываются, последняя слегка закусывает губу. Напряжение чувствуется между ними двумя и передается даже Юне.       — Мы это обсуждали пару раз, — начинает Джису, — Во-первых, мы должны сказать, что мы с Рюджин встречаемся.       — Я в курсе.       — Что? Откуда? — удивляется Рюджин.       — Вообще-то все в курсе. И все были в курсе ваших чувств к друг другу еще до ваших отношений. Кроме вас двоих конечно, — Юна улыбается, наблюдая за глупыми лицами девочек.       Они вдвоем все-таки смеются над ситуацией, и атмосфера заметно разряжается. Рюджин берет себя в руки, чувствуя большую уверенность, и продолжает.       — И во-вторых. Как уже Джису сказала, мы долго обдумывали это. У нас обеих чувства к тебе. И, возможно, ты могла бы стать нашей девушкой?       У Юны сердце резко падает вниз, глубоко-глубоко под землю, где его никогда не найдут. Все страхи вдруг улетучиваются, она совсем перестает нервничать и срывается на слезы вместе с счастливым смехом. Рюджин беспокойно хватает ее за ладонь, а Джису поглаживает голую коленку. Эти жесты заставляют Юну чувствовать слишком много за раз, особенно когда она еще не согласилась на предоодение. Точно, она все еще ничего не согласилась.       — Да, — только и может она из себя выдавить. Она переплетает пальцы обеих рук с пальцами двух девушек. И впервые она чувствует что-то настолько невесомое и согревающее, что-то, чего ей не хватало всю жизнь.       — Мы теперь встречаемся втроем, — с улыбкой подытоживает Чхве, пытаясь заставить себя поверить в свои слова. Рюджин радостно ей кивает. .       — Давайте попробуем поцеловаться втроем.       Они сидят на кровати в комнате Рюджин и Йеджи, последняя ушла куда-то вместе с Чэрён, оставляя все пространство общежития на трех девушек. Эта идея приходит в голову Юны также быстро, как она ее выпаливает. Джису и Рюджин вдруг перестают играть в уно, и они молча поднимают глаза на Юну.       — Ну а что? Мы ведь до сих пор этого не пробовали.       И Юна права. За два месяца отношений они особо не продвинулись. То из-за графика, то из-за банальной неопытности девушек в отношениях, особенно полиаморных.       — Вообще, можно попробовать, — соглашается Джису.       — И что мне с вами делать? — ворчит несерьезно Рюджин и откладывает свои карты.       — Любить, — кошачьей улыбкой улыбается Юна и смотрит прямо на свою девушку.       — Окей, давайте, идите сюда, — подзывает их обеих Рюджин к себе пальцем.       Юна сразу же приближается ближе к Рюджин. Она всегда так сильно скучает по ее поцелуям, глубоким и страстным, но при этом таким комфортным. У Юны всегда был контроль над Рюджин. С Джису же все было нежнее. Та редко давила на Юну, в основном отдавая всю инициативу в руки макнэ. И Юне так не терпится ощутить сразу двоих девушек, смесь грубого и нежного одновременно.       Джису тоже приближается ближе. Они делят дыхание на троих, стараются сомкнуть губы вместе, но быстро понимают, что это далеко не лучший способ в их случае. Юна высовывает язык, за ней повторяет и две другие девушки. Они сразу втроем понимают весь кайф поцелуя втроем, потому что каждая стремится принести удовольствие двум остальным, взамен получая еще больше. Девушки задыхаются, и в итоге Джису отстраняется, изголодавшись по воздуху. Она наблюдает за тем, как Рюджин и Юна отдают свое внимание уже только друг другу, и Джису откровенно наслаждается видом. Они вдвоем умеют целоваться так, как Джису сама не может. Их касания языком до губ, столкновение зубами, отчаянные попытки приблизиться, даже пальцы на чужое шее — всё это заставляет их девушку не отрывать от них глаз.       Наконец, они отстраняются друг от друга и загнанно дышат, переводя помутненные взгляды на Джису.       — Ха, слабачка, — усмехается над ней Юна, толкая девушку в коленку.       — Самая такая! — возмущается по-детски Джису, заставляя двух девушек рассмеяться.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты