Я не педофил!

Слэш
NC-17
В процессе
269
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
147 страниц, 26 частей
Описание:
Тони Старк пытается доказать друзьям, что его чувства к Питеру никак не связаны с тем, что тот несовершеннолетний. Получается так себе, особенно учитывая, что его уже однажды обвиняли в педофилии.
Работа по заявке.
Примечания автора:
Странное дело, я обычно не пишу по заявкам. Хватает собственной фантазии. Наоборот, сама с завидной частотой генерирую новые идеи. А тут просто не смогла пройти мимо. Особенно после прочтения уже существующего исполнения заявки. Да простит меня автор того исполнения, но первой реакцией было: всё должно быть не так! И тут же в голове сформировались первые пять страниц текста того КАК должно быть.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
269 Нравится 146 Отзывы 113 В сборник Скачать

Часть 23

Настройки текста
Попрощавшись с госсекретарём Россом и приказав Пятнице сбросить видеозвонок, Тони задумчиво потёр лоб, понимая, что либо он ничего не понимает, либо… — Харли, я убью тебя, Кинер, нам надо серьёзно поговорить! — раздался на весь этаж грозный рык, на несколько секунд опережая самого Старка, влетевшего в гостиную, где его почти-сын с Питером, расположившись прямо на полу, убивали время, наперегонки собирая какую-то монструозную конструкцию из невообразимого количества деталей лего. — Упс! Только не бей! Я всё могу объяснить! — стратегически прикрывшись Питером, словно щитом, протараторил Харли, испуганно выглядывая из-за его плеча. Виноватым он ничуть не выглядел, да и испуг в его глазах был по большей части наигранным. Иначе как ещё объяснить наличие в них озорных искорок, да и в целом самодовольный вид парня. Поганец мелкий! — Объясни. Можешь начать с того, почему госсекретарь Росс, вопреки моим ожиданиям, не просто не отчитал меня за самовольный уход в разгар операции, а наоборот, похвалил за отлично проделанную работу и даже выразил официальную благодарность. — Вау, прямо благодарность? Задокументированную или так, на словах? — Харли! — Старк сжал пальцами переносицу, старательно выполняя дыхательные упражнения. — Я, конечно, подозревал, что однажды пожалею о том, что дал тебе неограниченный доступ к костюмам, но надеялся, что это случится не так скоро. О чём ты думал? Ты ведь мог пострадать! Пример Питера для тебя не показателен? А у тебя ведь исцеляющего фактора не имеется. Или я чего-то не знаю? — Ну, а что такого-то? У тебя его тоже нет, но тебе это не мешает каждый раз лезть в самое пекло, — парировал Кинер, гордо вздёрнув подбородок. — И потом, нормально же всё вышло. Вон, поблагодарили даже. Значит, я нигде не накосячил. Вообще-то, то, что в костюме не ты, Мстители поняли хорошо если минут двадцать спустя после того, как я прибыл тебя подменить. — Подменить? И, что значит не поняли? Ну, да ладно, я выскажу ещё Роджерсу по этому поводу, а пока... Ты. Как тебе вообще в голову взбрело «подменять» меня? — Ой, да ладно, — беспечно махнул рукой Харли. — Ты что, зря что ли меня себе на замену натаскиваешь? В чём тогда смысл всех моих тренировок, если я в действительности не могу помочь, когда эта самая помощь тебе явно необходима. Харли насупился и, для успокоения, обнял обеими руками Питера, устроив подбородок на его плече. — Я видел, в каком состоянии ты принёс Пита. И в каком находился сам, когда его увезли в операционную. Тебе явно было не до того. Не знаю, помнишь или нет, но ты сам сбросил наушник, чтобы переговаривающиеся Мстители не отвлекали тебя от волнения за Паучка. А я был рядом, хотя ты, похоже, и этого тоже не заметил. И поднял наушник. Как раз тогда, когда Капитан Роджерс просил подмоги. Тогда ведь выбыл не только ты. Что важнее, уж прости, если задену этим замечанием твоё эго, выбыл Человек-паук. А он, если помнишь, отвечал за эвакуацию гражданских из рушащегося здания. Я же ведь не дурак, хотя ты, вероятно, думаешь иначе. Я даже и не думал влезать в силовое противостояние с террористами. Попросив Пятницу подделать твой голос, я ответил, что беру на себя гражданских и знал бы ты с каким облегчением в голосе Кэп это воспринял. При всём уважении, в структуре Мстителей вот та-а-акенская дырища. Вы все как один силовики. Где что взорвать или разломать, это вы завсегда. И затыкать эту дыру одним Питером, как по мне, нечестно. Это ведь не инопланетный прорыв был, когда кровь износу надо отбросить неприятеля обратно туда, откуда он вылез. Вообще вашей первоочередной задачей должна была стать миссия по спасению. Почему вы всей толпой ломанулись ловить обычных преступников, даже без сверхспособностей, просто где-то надыбавших инопланетные технологии, когда там за глаза хватило бы трёх, максимум четырёх человек? Почему только Человеку-пауку важно не преступника поймать, а спасти людей? Что вообще не так с расстановкой приоритетов в вашей организации? Старк понял, что прорвавшийся нарыв зрел у Харли давно, раз тот от вялых, почти шутливых оправданий, практически моментально перешёл к обвинениям, всё больше и больше распаляясь. Парень уже даже не обращал внимания на то, что давно отпустил Питера, и вообще вскочил на ноги и сейчас стоял перед Тони практически нос к носу, высказывая всё это. — Я горжусь тобой, — удачно вклинился Старк в паузу, когда Харли набирал в грудь воздуха, чтобы разразиться продолжением тирады. Кинер поперхнулся, закашлялся и недоверчиво посмотрел на стоящего напротив него мужчину. — У меня неожиданно начались слуховые галлюцинации, или ты сказал..? — Я сказал, что горжусь тобой, — с улыбкой подтвердил Старк и коротко обнял парня, ласково взлохматив его волосы. — И, ты вероятно прав. Структура Мстителей действительно требует реорганизации. Для этого и нужны вы — молодое поколение. Ты, Питер, Ванда. Вижен, в силу его бессмертности. Будущее Мстителей за вами и именно вам решать, каким оно будет. Каким вы его видите? Составьте проект, план, подберите убедительные аргументы и милости прошу, представляйте свои идеи на общем собрании. — А ты, что, уже на пенсию собрался, старпёр? — ткнул его в бок Харли, преувеличенно стараясь показать, что его вовсе не тронули поддержка и одобрение Старка. — Почему нет? Ты вполне наглядно доказал, что мир вполне может обойтись без меня. И я не обижен, нет. Наоборот, это отлично. Будет время, чтобы, удалившись от забот, погреть свои старые косточки на пляже, в обнимку с молодым любовником. Тони игриво подмигнул Питеру, отчего тот задорно разулыбался, а Харли показательно скривился, отступив на пару шагов. — Уединитесь. Стоит вам оказаться в одном помещении, как сразу начинается ЭТО. — Что именно? — полюбопытствовал Тони. Он поманил к себе Питера и, завернув возлюбленного в свои объятия, уткнулся носом в его волосы, вдыхая чуть терпковатый аромат собственного шампуня, который, в сочетании с естественным запахом самого Питера, сводил с ума, кружа голову возбуждением. — Вот это самое, — взмахнул руками Харли. — Вы начинаете обниматься и тискаться, словно сто лет не виделись, и распускать вокруг себя флюиды милоты и няшности. Тони и Питер переглянулись и синхронно пожали плечами, не видя в своём поведении никакой проблемы и уж точно не собираясь ничего менять. А вот совет Харли обоим пришёлся по душе и Питер, словно извиняясь, улыбнувшись другу, и махнув ему рукой, утащил Тони в свою комнату. Старк нашёл инициативу Питера вдохновляющей, и, на полдороге, подхватил Питера на руки, именно таким образом транспортируя его до места назначения. А что? Пока Мэй отсутствует в Башне, отлучившись по своим делам, стоит, пожалуй, наверстать все те месяцы, за которые ему нельзя было прикасаться к своему Паучку. В спальне, ссаженный на постель Питер, откинулся на спину, раскидывая руки в стороны, и поощряюще улыбнулся любимому. Старк некоторое время просто смотрел на него, взвешивая все «за» и «против». Понимая, что то, что он задумал, находится почти на грани, а то и является ею. Но, чёрт, как же он соскучился. Как сильно хочет вновь ощутить под пальцами нежный шёлк кожи. Услышать тихие застенчивые вздохи удовольствия, срывающиеся с зацелованных губ. Он понимал, что ещё рано. Что нельзя. И вообще, Питер ещё не до конца оправился от тяжёлых повреждений. Но тут Питер, шире разведя ноги и провокационно потеребив кончиком языка нижнюю губу, решил за него всё сам. — Иди ко мне, Тони. Хочу тебя. Старк с голодным не-то стоном, не-то рыком рухнул на него, лишь в последний миг опершись на выставленные по обеим сторонам от головы руки, чтобы не придавить своим весом. Паучок, конечно, способен вынести и большее количество килограммов, чем есть в Старке, но сейчас не лучшее время для экспериментов. Заново сломать только-только поджившие и ещё достаточно хрупкие рёбра, не то, чего хочется в тот момент, когда предаёшься любовным утехам. Губы встретились, соединились, некоторое время танцуя ритуальный танец борьбы за доминирование, а потом забросили это гиблое дело, сойдясь на равноправии. Раздвинулись, открывая путь жаждущим языкам, тут же устремившимся навстречу друг другу, сплетающимся, увлечённо исследуя то одну, то другую пещерку рта. — Господи, Тони! — Питер разорвал поцелуй, хватая ртом воздух, которого явно стало не доставать при участившемся дыхании. Он выгнулся, откидывая голову, подставляя горло под жадные поцелуи-укусы, сам, тем временем, воюя с рубашкой Старка, никак не желающей вытаскиваться из-под пояса брюк. А ведь ему нужно было, просто необходимо, жизненно важно, прикоснуться. Ощутить под ладонями обнажённую кожу, живое тепло. Прижаться сильнее, ближе. Почувствовать под ладонью биение самого любимого сердца. Ах, если бы можно было вообще срастись с Тони в единый организм, тогда Питер точно стал бы самым счастливым на свете. — Пит, малыш. С футболкой Питера разобраться было не в пример проще, поэтому уже скоро Старку было чем заняться, зацеловывая и заласкивая каждый миллиметр кожи возлюбленного. Кое-где всё ещё пестрящей отметинами бывших синяков и от этого вынуждая мужчину быть ещё более нежным. — Тони, ах, Тони, я… Питер перекатился, оказываясь сверху и, оседлав бёдра миллиардера, принялся торопливо расправляться с множеством мелких пуговичек на рубашке. Черт бы побрал эти официальные наряды и дизайнеров, их разрабатывающих. Как подтверждение недовольства, снятая рубашка была демонстративно смята в ком и, словно футбольный мяч, закинута куда-то на другой конец комнаты. Восхищённо оглядев раскинувшегося под ним мужчину, Питер хищно облизнулся и, склонившись, коротко лизнул правый сосок. Старк вскрикнул, не считая нужным сдерживать эмоции, наоборот, всегда в постели с Питером, обнажая их до предела, выставляя на показ. Тем временем Питер уже переместил внимание левее, так же лизнув и второй комочек плоти, а потом ещё и чуть прикусив, вырывая из груди Тони новые поощрительные стоны. Лаская Тони руками и губами, Питер постепенно спустился поцелуями до самого низа живота, упершись подбородком в жёсткий ремень брюк. Некоторое время парень ещё выцеловывал узоры и водил языком вдоль этой разделительной черты, а потом, поднял на любовника просительный взгляд с лёгкими нотками неуверенности. — Тони, можно? — Я сгорю в аду, но…да, — простонал Старк, закрывая лицо руками, когда щёлкнула застёжка ремня, но всё же предупредительно приподымая бёдра, чтобы Питеру было удобнее стаскивать с него брюки прямо с бельём. Глядя на полностью эрегированный, пригибающийся к животу, чуть подрагивающий от нетерпения оказаться в тесной глубине, член, Питер осторожно провёл вдоль ствола кончиками пальцев, в сомнении закусив губу. — Рискую прослыть банальным, озвучивая, наверное, самый популярный вопрос всех девственников, но…ты уверен, что он в меня поместится? Туда и пальцы-то… — Питер, зарумянившись, отвёл взгляд. Старк вцепился пальцами в покрывало на кровати, чтобы не накинуться на мальчишку, который, вероятно, сам не понимал, какое влияние эти слова и этот его невинно-застенчивый вид, оказывают на любовника. — Уверен, Пит, — хрипло, от враз пересохшего горла, отозвался Старк, на последних крохах силы воли стараясь принять правильное решение, ведь стоит Питеру чуть надавить… — Более чем уверен. Но, давай пока не станем проверять данное утверждение эмпирическим путём, ладно? Просто поверь мне на слово. — Хорошо, как скажешь. А что мы тогда будем делать? Питер, тоже разоблачившись до конца, забрался поглубже на кровать и, уселся возле Тони, по-индейски подогнув ноги. Ничуть не смущаясь ни своей наготы, ни того, что его собственный член, так же демонстрируя полную боевую готовность, бесстыдно маячил всего в нескольких дюймах от лица Старка. Тони сглотнул набежавшую слюну при одной только мысли о том, как легко было бы податься чуть вперёд и вобрать в рот этот, наверняка божественно сладкий, леденец, и отвёл взгляд. Нельзя. Чёрт бы их побрал эти законы и собственную совесть, не дающую их нарушить. Ничего, что хочется, пока ещё нельзя. А что тогда можно? — Поговорим? Погода сегодня чудесная, правда? Солнечно и ветра совсем нет. Питер несколько мгновений недоумённо пялился на своего бойфренда, а потом, дотянувшись до ближайшей подушки, огрел ею Старка по голове, вынуждая замолчать и перестать нести абсолютно бессмысленную чушь. Тони рассмеялся и, подхватив вторую подушку, ответил тем же. Завязалась весёлая потасовка. Подушечные бои в обнажённом виде, конечно, пикантное времяпрепровождение, но совершенно не то, чего хотелось обоим. Поэтому, в какой-то миг, обмен шуточными ударами сошёл сам собой на нет и Тони с Питером, в обнимку, устроились на разворошенной постели в центре ими же самими устроенного хаоса, вновь самозабвенно целуясь. Небольшое отвлечение внимания сделало своё дело, чуть разрядив атмосферу и снизив накал обуревавших их желаний. И, хотя их эрекция не опала до конца, но всё же немного ослабла, отодвигая на задний план нестерпимое желание достичь разрядки. — Мда, — отрываясь от губ Питера, глубокомысленно заметил Старк, — малыш, мы, кажется, неудачно выбрали место дислокации. Сомневаюсь, что у тебя в комнате найдётся что-нибудь, что можно использовать в качестве смазки. — Смазка? А зачем тебе..? — глаза Питера лихорадочно забегали, старательно избегая встречаться с Тони взглядом, а на щёки в очередной раз начал выползать предательский румянец. — Для лучшего скольжения, Питер. Смазка, знаешь ли, не только для подготовки к проникновению используется. — Знаю, — буркнул Питер, ещё сильнее краснея, и, потянувшись, вытащил из-под угла матраса ополовиненный тюбик лубриканта. — Хочу ли я знать..? — Нет! — Ладно, — пожал плечами Старк. — Просто уточнил. — Тони! — простонал Питер, пряча своё смущение на груди у Старка. — Просто…просто молчи и делай уже что-нибудь. Старк усмехнулся, усаживая Питера себе на бёдра так, чтобы их члены практически соприкасались друг с другом, и выдавил из тюбика немного смазки на ладонь. Поняв, что тот задумал, Питер тоже смазал руку и их пальцы, встретившись, переплелись, обхватывая оба члена и принимаясь медленно двигаться вверх и вниз. Это была просто дрочка, самая обычная, но сколько не твердил себе этого мысленно Питер, так и не смог поверить. Потому что то, что они делали с Тони, отличалось от того, как он передёргивал под одеялом, словно небо и земля. Возможно, потому что вёл Тони. Он задавал темп, слишком неспешный на вкус Питера, который сам бы уже давно ускорился. Он не позволял усилить хват, лаская члены легко и нежно, почти бережно. А ещё это просто был Он — Тони Старк, а не собственная рука и лишь фантазия о любимом человеке. Нет, он сам, во плоти. И именно поэтому внутри разливалось небывалое тепло, мысли все разлетелись, словно вспугнутые птицы, а в голове шумело, как от алкоголя. Питер действительно был пьян. Пьян близостью Тони. Пьян его руками, губами, нежностью и жаром страсти, в равных пропорциях смешивающихся во взгляде. Хмелел от собственных чувств, от своей влюблённости. Нет. Любви! Любви к самому замечательному из всех людей. — Тони! — немного удивлённо всхлипнул Питер, округлив глаза и чуть приоткрыв рот, когда мягкая и неспешная, такая же, как и ласки Старка, волна наслаждения, омыла с головы до ног, заставив выгнуться в оргазме. Который подступил настолько тихо и неожиданно, что Питер даже не успел заметить, иначе он бы обязательно постарался сдержаться, растянуть удовольствие, отодвинуть финал, чтобы подойти к нему одновременно со Старком. Обессиленно обмякнув, словно из него не сперма вытекла, а все кости разом, вдруг превратившиеся в жидкость, Питер погладил ладонью Тони по груди, спустился на живот и ниже, чтобы удивлённо отметить, что кончил не только он один. — Ты тоже..? — А ты ждал чего-то другого? — хмыкнул Старк, приобнимая Питера и мало заботясь о том, что всё больше частей их тел пачкается в их общей сперме. В конце концов для чего вообще изобрели душ? — Наверное. Я люблю тебя, знаешь? — Уверен в этом так же твёрдо, как и в том, что Я люблю тебя. Питер счастливо вздохнул, но уже пару минут спустя начал ворочаться, морщась от ощущения, остывшей и начинающей стягивать кожу на животе, спермы. — Надо в душ. Пойдёшь со мной? — Пойду, но только в соседний. — Почему? — Боюсь, иначе мы с тобой не скоро оттуда выберемся. — Ну, вообще-то, таков и был план, нет? — Нет, малыш, прости. Я не хочу, чтобы Мэй, застукав нас в непотребном виде, решила, что мы ей солгали о наших отношениях и наложила новый мораторий на прикосновения к тебе. Питер со вздохом кивнул, признавая весомость аргумента. В душ он ушёл в одиночестве.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты