'(не)маленькая шалость.'

Слэш
NC-17
В процессе
196
Размер:
планируется Макси, написано 165 страниц, 27 частей
Описание:
чимин позволил юнги в детстве из интереса укусить его, но он и понятия не имел, к чему это может привести.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
196 Нравится 177 Отзывы 50 В сборник Скачать

глава первая.

Настройки текста
      Тихонько собирая какие-то игрушки в песочнице, Чимин абстрагировался от остальных детей, бегающих рядом и играющих в «пол — это лава». Активности, это вообще не по части Чимина: он лучше спокойно поделает куличики, наблюдая за хаосом, происходящим вокруг, или порисует на песке, что, к слову, у мальчика получается очень даже не плохо. «Пойдешь в школу и сразу запишем тебя в художественный кружок, хорошо, малыш?», — спросил как-то папа Сокджин, омега с приятным шоколадным ароматом. Отец у Чимина, Намджун, обладает терпким запахом коньяка, поэтому предположительно маленький омега имеет весьма вызывающий запах, который обычно складывается из родительских. В любом случае, это станет точно ясно через года три, после первой течки.       Красиво сложив общие детские игрушки со всего двора, мальчик поднялся на ноги, принимаясь отряхивать свою одежду. Чимин оглянулся, хмуро смотря на веселье. У него почти нет друзей, за исключением Юнги, соседского мальчика, но и того другом, наверно, не назовешь. Они иногда играют вместе и обсуждают события во дворе.       Они не ходят друг ко другу в гости, как другие дети. Чимин звал его на свое день рождение, но Юнги не пришел. Обидно не было: мальчик хорошо провел время в окружении других ребят, просто это было не красиво — пообещать быть, но обещание не сдержать.       Юнги сидел на скамейке, вскинув ноги на нее (видимо, тоже играл), Чимин тут же перестал хмуриться, направляясь к нему. Мальчик, увидев омегу, улыбнулся, помахав рукой и уступив немного места. Чимин сел, протягивая конфету, которую достал из кармана (папа сунул перед прогулкой и сказал угостить Юнги). Маленький альфа удивленно взглянул на нее, но принял. — Спасибо, — Юнги осмотрел друга с ног до головы, после поднимая руку и говоря, что больше не играет. Опустив ноги на землю, он зевает, открывая конфету, — Как дела? — Хорошо. Папа сказал, что мы скоро в школу пойдем, — рассказал Чимин, пока Юнги задумчиво жевал сладость. Он облизнул губы, переводя взгляд на омегу. — Ты будешь рисовать, — вспомнил Юнги, легонько улыбнувшись, когда Чимин несколько раз кивнул, — Твои куличи ломают, — альфа указал пальчиком в сторону песочницы. — Пусть, — Чимин пожал плечами. — Я слышал, как ребята говорили что-то про метки. Ты знаешь что-то про это? — альфа наклонил голову в бок, спрашивая друга. Чимин нахмурился, пытаясь вспомнить. Между темными бровками появилась полоска, а щеки сами по себе надулись: мальчик точно знал, что слышал что-то про это, — Я видел метку у папы. Но он мне… ничего не ответил, — поджав губы, Юнги отвел взгляд. — Это укус. Отец говорил, что омег кусают в шею, и тогда на них появляется запах альфы. Не знаю зачем, — Чимин почесал затылок, — Это наверно больно.       Взяв какую-то палочку, омежка начал что-то чертить на земле, а Юнги внимательно за этим наблюдал. Он чувствовал себя спокойно рядом с Чимином, во всяком случае лучше, чем дома. Этот мальчишка единственный, с кем ему по-настоящему интересно, и так было, кажется, с первой встречи. Родители Юнги говорили, чтобы он держался подальше от ребенка Паков, так как не сильно дружили с ними, а вот семья Чимина наоборот, видя плохо скрываемую связь между своим чадом и соседским альфочкой старались хорошо относиться к Юнги, звали к себе и угощали всякими вкусняшками.       Чимин милый и выглядит, по мнению Юнги, очень красиво. Они пока дети, но альфа все равно заинтересованно смотрел на друга, улыбался, когда тот смеялся, и старался помочь по мере своих возможностей: защищал куличики от хулиганов, например. — Хочешь проверить? — спросил альфа, сразу замечая в темных глазках Чимина интерес. Правда, там еще был и страх, — Я не сильно, Чимин-а. Никто и не заметит. Просто интересно как это. — Но у папы она до сих пор видна… — Может, дядя Намджун постоянно кусается? — медленно протянул Юнги, разглядывая утенка, которого нарисовал омега. Странно, но он так напоминал своего художника. — Не знаю, — Чимин никогда не приглядывался, может и правда метка, видневшаяся рядом с ключицами папы, каждый раз разная? — А если увидят? Нас не наругают? — Это же просто укус… мы могли играть, и я нечаянно сделал это.       Чимин посмотрел в глаза альфы, тихо вздыхая. На маленьких ручных часиках показывало полседьмого. В восемь ему надо будет домой. Он встал, хватаясь за руку друга, и потянул за собой. Юнги послушно плелся за мальчиком, идущему к маленькому детскому домику с дверкой. Там ребята прятались во время дождя обычно, а так он всегда пустовал. Закрыв за ними дверь, Чимин повернулся к альфе, прикусив пухленькую губу и заметно волнуясь. — Только не больно, Юнги-я, — робко попросил Чимин. Подойдя к омеге, он немного оттянул воротничок темной футболки, выбирая место на бледной коже. Ключицы у Чимина очень выпирают, а плечики узкие и хрупкие. Юнги чуть старше него, но он — альфа, а потому заметно крупнее и сильнее даже для своих семи. Мальчик дрожал, напрягаясь, поэтому Юнги постарался успокоить его, и это словно заложено на подсознательном уровне: альфа быстро поцеловал мягкую щечку друга, смущенно улыбаясь, — Обещаешь? — Я постараюсь, Чимин-а.       Наклоняясь к чужому плечу, Юнги аккуратно приставляет зубки к коже мальчика, после медленно вонзая клыки в нее и держа Чимина за руки. Омегу начало трясти, и он зашипел, чувствуя, как мышцы на плече заныли, передавая боль по всему телу. Юнги отстранился спустя несколько секунд, чувствуя во рту вкус крови и немного пугаясь этого: Чимин, не в силах стоять на ногах, падает на деревянный пол, держась за укушенное место. — Прости, — шепчет альфа, садясь рядом и обнимая мальчика, что начал хныкать, — Я пытался аккуратно, прости меня, Чимин-а…       Омега сильно сжал в пальчиках кофту Юнги, утыкаясь носиком в его шею. Кряхтя от боли, он позволил обнимать себя очень крепко, Юнги снова поцеловал его в лоб, уложив одну руку на затылок омеги. — Тебе легче? — спросил альфа через несколько секунд, когда друг перестал дрожать, расслабившись в объятьях. — Да?       Часики Чимина запищали, потому что времени осталось около десяти минут. Юнги знал это, поэтому хотел вставать, но омега сильно прижался к нему, отчего-то думая, что ему сейчас не хочется уходить отсюда. — Пора домой, твои родители будут волноваться, — как-то совсем по-взрослому сказал Юнги, а Чимин проскулил, нехотя поднимаясь с помощью альфы. Юнги тщательно спрятал укус, натянув воротник мальчика повыше, — Я думаю, он пройдет… надеюсь. — А если нет? — Не знаю…

***

— Намджун-а, тебе не кажется.? — неприятное предчувствие поселилось в сердце Джина минут десять назад, когда он, напевая что-то под нос, мыл посуду и приготавливал ужин для сына, который должен был вернуться с прогулки с минуты на минуту. Муж перебил его, подозвал к окну, возле которого стоял и указал на калитку. Там Чимин стоял с Юнги, держась за ручку альфы и опустив голову. Намджун нахмурился, также, как и Сокджин ощущая что-то очень странное. Это явно связано с их сыном, но он не мог понять, что не так, — Они мило выглядят вместе, — тихо проговорил Джин, не до конца понимая, радоваться ему или наоборот. Чимин потер плечо, поднимая глаза и кивая Юнги, что-то серьезно говорящему ему. Альфочка вторил кивания, после коротко обнимая друга на прощание и уходя. Маленький омега несколько секунд смотрел вслед Юнги и чему-то улыбнулся, перед тем, как снова скривить личико от саднящего плеча и направится к крыльцу дома. — Мне это не нравится, — хмуро произнес Намджун, идя к входной двери, чтобы встретить сына. Он своих омег знает слишком хорошо, буквально чувствует нутром, и состояние Чимина его не на шутку пугало. Вошедший в дом омежка перепугался, увидев на пороге родителей, — Чимин-и… как погулял, малыш? — Э… — мальчик растерянно посмотрел на папу, который взволнованно рассматривал его. Сокджин видел, что с сыном что-то произошло: опухшие немного глазки говори все за себя, — Хорошо… я… лепил куличики, а потом кушал с Юнги конфеты… — А что с личиком, маленький? — Джин присел перед ребенком, укладывая ладони на теплые щечки и поглаживая их, — Тебя никто не обидел? — Нет, пап, нет! — он опустил взгляд на укус у Джина, прикусив губу, — Юнги-я… он не даст меня в обиду. Все хорошо, правда. Намджун застыл, над чем-то размышляя. Он посмотрел на плечики Чимина, одно из которых было оголено. Честное слово, он так сильно переживал за своего ребенка, что хотелось крушить все вокруг лишь от осознания того, что кто-то мог обидеть его кровинку. Выдохнув, он последовал примеру мужа, опускаясь на коленки. — Я рад, что у тебя есть такой друг, Чимин-а, но ты всегда можешь обратиться к нам с папой, знаешь же? Мы переживаем за тебя, солнышко, — поцеловав лобик мальчика, он стал поправлять футболку на плечах сына. Намджун не сразу понял, почему Чимин шикнул, словно его ущипнули, а вот Сокджин к тому времени, как старший альфа увидел ранки от клыков и воспаленную кожу, уже прижал ладошку ко рту, удивленно округляя глаза, — Ч…Чимин-а… это что такое, цыпленок? — Па-а-ап… — испуганно напрягаясь, мальчик отшатнулся, поджимая губки, а Намджун просто сопоставлял факты, вспоминая объятья сына с Юнги, их сцепленные руки и в принципе интерес к Чимину, всегда исходящий от чада семейства Мин.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты