'(не)маленькая шалость.'

Слэш
NC-17
В процессе
196
Размер:
планируется Макси, написано 165 страниц, 27 частей
Описание:
чимин позволил юнги в детстве из интереса укусить его, но он и понятия не имел, к чему это может привести.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
196 Нравится 177 Отзывы 50 В сборник Скачать

глава одиннадцатая.

Настройки текста
      Одиннадцать вечера. Чимин дождался, пока Тэхен и Чонгук уйдут, а Хосок заснет крепким сном, и, подложив в его объятья подушку вместо себя, вышел из комнаты. Кто знает, что творилось в его голове весь этот чертов день, когда в мыслях папино «поговорим о Минах?», а на предплечье все еще красовался маленький и еле заметный синяк от хватки Юнги. Он не специально тогда так сильно надавил, Чимин это понимал, но фантомная (вероятно) боль снова и снова напоминала о их разговоре. Парень вышел на крышу, закутавшись в пуховик. Пальцы сами с силой сжимали мобильник: он не решался нажать на «вызов».       Правда нужна всем.       Объяснение тоже нужно всем.       Почему он так боится спросить? Узнать?       А что поменяется, если он и поймет истинные причины?       Чимин все эти дни смотрел на спину альфы и думал, думал, думал. Ему хочется (в глубине души) понять чужой поступок, но вот к чему все приведет в итоге? Он же отнюдь не любит Юнги. Он с Хосоком сейчас. Хосок — его парень, альфа. Что будет с ним, если…       Если что?       Любил ли Чимин когда-нибудь Юнги? Полюбит ли? Зачем им лишняя мозготрепка?       Длинные гудки. Омега ждет ответа, кусая и без того пострадавшие за последнее время губы. Нервничает. Как лучше сказать? Как спросить без дрожи в голосе? Что такого важного хотел сказать Сокджин, когда Чимин весь вздрогнул, понимая, что не готов получать ответы на волнующие вопросы. — Сынок? — послышалось из динамика, и Чимин закрыл глаза, набирая побольше воздуха в легкие, — Чимин-и, что-то случилось?.. — Расскажи мне. Пап, расскажите мне о… — он еще раз судорожно потеребил рукав, пряча руку в нем, — О Юнги. — Оу… Ты… ты в порядке? — у Сокджина голос обеспокоенный и мягкий, внушающий и страх, и доверие сразу. Парень нахмурился, не обратив внимание на упавшую на глаза челку. — Нет, я не в порядке, — грубовато, на выдохе, — Мне нужно узнать. Расскажи мне о нем.       Сердце стучало с каждым словом все сильнее, громче, больнее. Чимин молчал и слушал тихий рассказ, смотря пустым взглядом на город, мерцающий и живой. Казалось, весь его мир продолжает спокойно существовать, но нет. Весь мир Чимина рухнул вслед за произнесенным «Минхо умирает» и добивающим «вы истинные». Омега ничего не ответил. После недолгого монолога папы он просто бросил трубку и зарылся пальцами в волосах, больно оттягивая их.       Поменялось ли что-то?       Нет.       Обрело ли хоть какой-то смысл?       О, да, определенно.

***

— Хосок-а, — шепотом произнес Чимин, усаживаясь на парня. Альфа что-то пробурчал и сонно потянулся, продолжая сопеть, — Хе-о-о-он… — Минни, я сплю, — Хосок попытался повернуться на бок, но сделать этого ему не дали, сильно вжимая в постель, — Чими-и-и-ин… — Хен, — в голосе угроза и нотки бунта, Чимин ерзает на чужих бедрах, наклоняясь к лицу альфы и прерывисто вдыхая в его губы, — Просни-и-ись, — омега ведет рукой по груди вниз, к прессу, что рефлекторно напрягся от прикосновения, — Мне нужна твоя помощь… — До утра не подождет? — Йа, — Чимин цокает языком и слезает (старается слезть), спустя секунду оказываясь на прежнем месте. Хосок все еще не потрудился открыть глаза, но судя по сильной хватке, его сон покатился к чертям. Омега бы извинился за это. Но не в этот раз. — Что такое, солнце мое? — ласково, выпрашивая прощение. Альфа приоткрыл один глаз, находя очертания парня. Чимин ухмыльнулся, вновь склоняясь над пересохшими ото сна губами Хосока, и тот удивленно поднял бровь, фокусируя взгляд на красивых глазках напротив. — Нужно кое-что сделать… — Что же нужно сделать моему маленькому мальчику в, — он быстро глянул на часы, стоящие на комоде, — В двенадцать ночи. — Тебя это не расстроит. — Да? — Угу, — омега наконец коснулся губ старшего, сладко выдыхая и расслабляясь. Альфа улыбнулся в поцелуй, отвечая с таким же напором и аккуратно залезая руками под прохладную толстовку Чимина. — Ты был на улице? — Да… — младший ведет носом по горячей шее Хосока, упиваясь хвоей и сладким капучино, — Надо было поговорить с папой. Не хотел тебя разбудить… раньше времени… — Раньше времени? — невольно вспомнив слова Субина о «потрахушках на крыше», альфа незаметно внюхивается и облегченно расслабляет хмурый лоб. От Чимина пахнет только им самим и легкими нотками ландыша — шампунь, — Что же ты собрался делать, м? — Догадайся, — Чимин всасывает кожу около ключицы альфы, окрашивая этот участок в красноватый оттенок. Хосок замирает, прикусывая обратную сторону щеки и смотря на макушку омеги с особой нежностью, — Позволь сегодня побунтовать, хен… — Хоть каждый день, — старший укладывает ладони на чуть порозовевшие щеки, притягивая его к себе и завлекая во влажный и трепетный поцелуй, — Когда хочешь, Чимин-а…       Альфа осторожно свалил с себя тушку, укладывая Чимина на спину и подминая под себя. Он любовно погладил большим пальцем чужие губы, блестящие от влаги, и улыбнулся. Прошло два года, и он наконец может свободно обнимать, целовать, трогать омегу. Ему стоило больших трудов не сорваться за все это время, добиться доверия и… взаимных… чувств. Вероятно, Чимин и не представляет себе, что происходило со страшим все это время.       Не спеша стянув с него толстовку, Хосок вгляделся в худое тело и невесомо прогулялся по нему ладонью, вызывая толпу мурашек и нетерпеливый выдох. Младший сглотнул, потянув за край чоновой футболки, и парень послушно снял ее, взъерошивая и без того гнездо на голове. — Ты такой красивый… — прошептал он и решил поднять взгляд. Старший мягко улыбнулся, целуя чужую метку и тихонько прикусывая это место. Альфа указывает так на свою территорию, Хосок же «залечивает» старую рану, не обязывает ни к чему, расслабляет и дает понять, что ничего «до» не повлияет ни на что «после». Чонов укус полностью заживет, и шрама на оставит, минов же будет гореть (или же нет, но Чимин боится смотреть в такое будущее) на шее до конца жизни, — Сильнее, Хосок-а… — Это ничего не поменяет, — старший произносит это тяжело, будто сам не желает принимать, но омега тянет его к своей шее, хныкая. Хосок выпускает клыки, сдавшись, и миллиметр в миллиметр повторяет давний укус, впиваясь в кожу и задерживаясь ненадолго. Отстранившись, он слизывает капли крови и целует в губы, прося прощение за причиненную боль. Чимина не трясет, как в детстве. Ему просто неприятно жжет кожу, — Прости… — Еще. — Что? — Куси еще раз. В другом месте. — Зачем? — альфа ворошит темные волосы омеги, хмурясь. Ему совсем не хочется вредить парню, — Минни, это… — Мне просто нравится… Еще разок, хен…       Спускаясь короткими поцелуями к ребрам младшего, Хосок отглаживает понравившееся местечко и вонзает в кожу клыки, так же потом бережно зализывая ранки. Он смотрит на Чимина, сжимающего веки и зубы. — Больше не проси… — Хен… — И не думай. — Я про другое. — А, — Хосок внимательно слушает, сведя бровки к переносице, — Что? — Возьми меня, — еле слышно просит омега, отводя взгляд, — Я хочу… хочу тебя…

***

      Тело сковало болью в ночь, когда альфа пришел в комнату с вечерней прогулки и собирался уже ложиться спать. Юнги крепко закрыл глаза, сжимая простынь в кулаке и стараясь не зарычать от неприятных (мягко сказать) ощущений. Он чувствовал уже это однажды, но не так сильно. Парень спрятал лицо в подушке, не пуская вырывающиеся слезы наружу. Он никогда не был сентиментальным и плакал редко, но вот постулат: подавляешь злость — готовься к истерике. Эмоции не уходят в никуда.       К сожалению.       На соседней кровати спокойно спал практически незнакомый бета, а Юнги тихо рыдал в уже давно намокшую ткань от одного осознания того, что Чимин сейчас в чужих руках. Поистине чужих, он не должен там находиться.       Шалость природы?       Почти.       Кара для Юнги.       Альфа поднялся, заправляя кровать и снова уходя из комнаты. Он вырвался на улицу, вдыхая морозный воздух.       Холодно.       Для него это «холодно» уже кажется пожизненным. Юнги обессиленно садится на скамейку, оглядываясь на общежитие. Там, в одной из комнат, Чимину хорошо с другим. Кто же мог подумать, что те двое мальчишек, делившиеся друг с другом любимыми конфетами «Twix» и заседавшие своей компанией в детском домике вдали от остальных, придут к этому?       Что маленький альфа, защищающий куличики друга от хулиганов и смотрящий на омегу с таким восхищением и с такой любовью, будет дырявить пустым взглядом одно из окон в большом здании и понимать, что упустил все. По собственной глупости.       По собственной слабости.       Как же холодно… — А ты чего тут? — хрустя выпавшим снегом, к Юнги подсел розововолосый омега с чересчур ярким запахом лаванды. Противный запах. Видя состояние парня, омега положил руку на его плечо, чуть сжимая, — Что случилось? Ты Юнги, да? Третий курс, факультет экономики. Я Сон Минхек. Первый курс, тоже экономика. Могу чем-то помочь? — Ага. Отойти от меня можешь? — отведя взгляд от общаги, Юнги грубо посмотрел на Минхека, который вопросительно косился на него, не понимая злости. — Ты чего? — Тебя касается? Нет. Исчезни. — Это все из-за того омеги, про которого все говорят? Ходит слух, что ты… — Да господи, — альфа резко вскочил, пугая неожиданностью парня, — Языка что ли и не понимаешь?! Мне похуй, что там говорят. Да, у меня есть омега. И нет, ты ничем помочь не можешь. — Какой ты грубый, — поморщился Минхек, — И правильно сделал этот Чимин, или как его там. Хосок намного лучше, как альфа. — Еще одно слово, и я не посмотрю на то, что ты омега. Проваливай. — Я хотел просто пообщаться! — Я просто хочу… покоя… — кольнуло под сердцем, и Юнги нахмурился, подавившись воздухом. Омега вздрогнул из-за чужого приступа кашля, подходя ближе, — Отвали, говорю же! — Да что с тобой такое, а? — розововолосый попятился назад, опуская руки, — Грубиян…       Он ушел, а альфа сел на корточки, закрывая лицо руками и восстанавливая дыхание. Он вновь взглянул на одно из окон на верхних этажах. Свет там уже горел, было заметно движение, и в большой темной фигуре Юнги узнал Хосока.       Не теплеет.       Ни на каплю не теплеет даже в магазине.

***

      Утро встретило Тэхена ярким солнцем и 13 сообщениями от Чимина, который оповещал о чем-то очень важном. О чем, к слову, он пояснить не подумал. Омега оставил все еще спящего Чонгука и пошел на учебу чуть раньше, ибо друг ясно дал понять, что ждет его в столовой прямо сейчас. Тэхен заволновался. Что такого «сверх» могло произойти за одну ночь? Разве что… — Мы переспали, — признался Чимин, роняя голову на стол, — Йа, Тэхен-а, мы переспали… — В чем проблема? — пепельный свел напрягся, накрывая ладонь друга своей, — Мин-а? Ты не хотел?.. — Нет! Или да… Я не знаю, я просто… я позвонил папе и спросил о Юнги, а потом… я не знаю, мне что-то в голову ударило, я не понимал, как это ужасно… — Что ужасного? — Тэхен посмотрел на вход в столовку и увидел там Юнги, смотрящего прямо на них. Он стоял вдали, не двигался и неотрывно смотрел на Чимина, хныкающего от обиды на столе. Омега решил не говорить об этом, возвращая взгляд к «страдающему». — Ну… я же не… я по сути просто воспользовался Хосоком, и… мне так стыдно. Он этого хотел уже давно, а я не из своего желания… — темноволосый без аппетита посмотрел на свой завтрак. — Он знает? — О чем? — О том, что ты говорил с Сокджином о Юнги? — Нет, конечно! Не думаю, что ему стоит об этом знать… — Стоит, — Тэхен кивнул и глубоко вздохнул, — Что сказал папа? — Юнги уехал, потому что у его папы проблемы со здоровьем, а в нашем городке лечить такое не представлялось возможным. Он прекратил со мной общение, потому что… я не до конца понял… там какие-то захмычки альф, по типу раздражительности и боязни… навредить? — Погоди… вы истинные? — Откуда ты?.. — Ну во-первых, так себя ведут альфы только с предназначенной парой, а во-вторых… я почти сразу заметил, что запахи у вас очень своеобразно друг с другом уживаются. При просто метках, как у моих родителей, запахи смешиваются, образуют совместный, но все же другой. А у вас они как будто… не знаю, конфликтуют? Яблоко впитывалось в тебя даже без особых контактов… — И ты только сейчас об этом сказал? — Я не знал, Чимин. Думал, мне кажется… — Родители Юнги знали это с самого детства. Я без понятия, почему мне никто не сказал… — Знаешь… — Тэхен посмотрел снова на Юнги, который, наткнувшись на его взгляд, нахмурился и мотнул головой в сторону Чимина. Омега вздохнул, понимая, что старший искренне беспокоится о состоянии бывшего друга. Пепельный пожал плечами, и альфа потер виски, проходя к буфету, — Я тебе… советую? Поговорить… — С кем? — С обоими, — Тэхен заправил вылезающую прядь волос за ухо друга и робко улыбнулся, — Хватит бегать. Пора что-то решать. — И что же мне решать? Тэ, я с Хосоком же… — Я тебе сказал уходить от него? Нет. Просто разрешите с Юнги конфликт, а хену расскажи о своих чувствах по поводу всего этого. Он заслуживает этого и поймет конечно, только не утаивай от него ничего…       Чимин несколько раз кивнул, соглашаясь, а после вздрогнул от поцелуя в щеку. Повернувшись, он встретил солнечно улыбающегося Хосока, присевшего рядом с каким-то соком. В голову влетели воспоминания о прошедшей ночи, и омега отвел взгляд, тут же натыкаясь на объект, заставивший сердце сойти с ума окончательно. За соседнем столиком в одиночестве сидел Юнги, отрешенно ковыряющий не очень хорошего вида салат. — Ушел и «доброго утра» не пожелал, тц… — Хосок наигранно надулся, подмигивая Тэхену. Пепельный прыснул в кулачок, и достал телефон, где красовались 3 пропущенных от Чонгука. — Прости… — Все хорошо? — альфа чуть склонил голову в бок, обеспокоенно осмотрев парня, — Нормально себя чувствуешь? — Йа, хен, ты как маленький! — возмутился Тэхен, оторвавшись от разговора с Гуком, — Смутился твой любимый, ну честное слово, все то тебе объяснять надо, а-а… — Сму. Ой, Чимин-а? — Хосок потянулся к омеге, завлекая в объятья. Перетащив младшего на свои колени, он положил подбородок на его плечо и прикрыл глаза, — Уже успел разболтать? — ухмыльнулся он и осторожно погладил чужое бедро. — Нам надо поговорить… — тихо сказал Чимин. Альфа напрягся, но виду не подал, шепча на ушко «вечером».
Примечания:
день добрый, ы)
поделитесь мнением))
спасибо за 75+
люблю вас!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты